shkolageo.ru   1 2 3 ... 27 28

* * *


Мои родители живут у судоремонтного завода, на другом конце города. Добираться оттуда в институт неудобно, и во время сессии я обычно переезжаю в маленькую двухкомнатную квартирку моей покойной бабушки. Это и ближе, и не достает никто… Отперев дверь, я заскочила в прихожку, зажгла свет и, отойдя от прохода, любезно произнесла:

— Проходите. Вон гостевые тапочки. Сейчас я что нибудь, приготовлю на ужин. А вы пока располагайтесь. Туалет там, в конце коридора. Ванная рядом. Пользуйтесь. Но… — добавила я, глядя на окончательно проснувшегося котика, — ты не подумай, что Я так вот могу запросто пригласить к себе домой первых встречных. Такое у меня впервые, усек?

— Как скажешь, подруга, буду считать себя избранным, — успокоил меня кот., Он спрыгнул с плеча своего товарища и, переваливаясь, побрел прямиком в гостиную, наверное, в поисках дивана. Алекса я отправила в ванную мыть руки, а сама принялась готовить ужин. Отварила макароны, вылила туда остатки аджики, в холодильнике нашла кусок зачерствелого сыра (он тоже пошел в ход) и, на счастье моих дорогих гостей, три магазинные котлеты, которые оставалось только поджарить. В принципе я могла неделю не покупать продукты, один раз затарившись на рынке. Вопрос, что есть, меня никогда не беспокоил. Я вообще неприхотлива в еде, часто обхожусь парой бутербродов на ужин, не затрудняя себя готовкой. Но другое дело гости! У нас, На Востоке, это святое. Котлеты не слишком сильно подгорели, поэтому я надеялась, что голодные агенты будут удовлетворены моей стряпней и не заметят мелких недостатков. Закипел чайник, я полезла в шкаф за чашками. Вода в ванной перестала шуметь, и через пару минут в кухню заглянул агент Алекс с мокрыми «волосами и встревоженно горящими глазами. Усы и борода также исчезли, наверняка были приклеенными.

— Что то случилось?

— Нет, я хотел только спросить, то есть сказать, — замялся он. — В общем, кушать очень хочется. О, котлетки, сто лет не ел! — Он покосился на плиту, радостно облизнувшись.


— Правда? А сколько тебе тогда лет? — простодушно и с искренним любопытством осведомилась я, отпихивая его от плиты. — На вид не больше тридцати, но, может быть, и все двести?

Он удивленно посмотрел на меня, явно недопонимая…

— Ну, я думала, у вас в будущем вполне могли придумать какую нибудь вакцину против старения, — пояснила я.

— А а… это образное выражение, просто давно не ел мясных котлет, — уклонился он от ответа.

Конечно, не мешало бы дать ему что нибудь переодеть после душа вместо еврейского костюмчика. Да у меня не было ни одного сарафана его размера. Но, похоже, парень и так был доволен. Просто не стал надевать жилетку и пиджак и сразу стал похож на человека, в смысле на современного человека. Ореол таинственности с него сошел вместе с уличной пылью, поэтому я даже испытала некоторое разочарование. Хотя агент все равно оставался очень симпатичным.

Я быстро накрыла стол на кухне. Ну, решила, что к рангу почетных гостей агенты из будущего не относятся, поэтому сойдет и на кухне. Мы с Алексом принялись за ужин, но не подумайте, что я забыла о втором герое.

— Кота будем звать? — поинтересовалась я. — Просто он велел не беспокоить, а в итоге останется голодным. Хотя я не рискну обращать на себя его гнев — буди его ты, если хочешь.

— Он продрыхнет до утра, — ответил Алекс, заедая большим количеством хлеба, видно, они подгорели сильнее, чем я предполагала. Поэтому свою котлету я не стала есть, предложив ее гостю. Парень энергично замотал головой, отказываясь и убеждая, что он и так уже сыт, а ужин был очень вкусным.

— Ну, если вкусным, — сказала я, улыбаясь, — за чем мяться, ведь я вижу, что тебе и вправду понравилось. Кушай на здоровье! — И все таки заставила съесть мою котлету. Приятно было наблюдать за его мучениями, но вскоре я почувствовала укоры совести, с которой примирилась, отпоив спасителя большим количеством чая и кофе.

Когда Алекс немного пришел в себя, мне захотелось поболтать.


— Скажи, а почему ты называешь своего напарника агент 013? У него что, нет своего имени, как у тебя, допустим?

— Напротив, имен у него слишком много, хоть отбавляй, — ответил Алекс, пытаясь держать глаза открытыми. Видимо, его уже сморил сон.

— Что ты имеешь в виду? Какие же это имена, и почему ты не можешь выбрать среди них что то более достойное? Агент 013 — это как номер машины, совершенно безликое прозвище.

— Не подумай, что я его не уважаю. Просто когда ты узнаешь, КАКИЕ у него есть имена, сама поймешь, что лучше называть его так, по простому. Он сам торжественно продиктует тебе весь список…

— А как это получилось, что он стал твоим напарником? — продолжала любопытствовать я. — У вас что, в будущем все животные образованные?

— Нет, пока он единственный в своем роде говорящий кот, — усмехнулся Алекс. — Но он гораздо охотнее сам расскажет тебе свою биографию. Не лишай его этого удовольствия.

— Ладно, — согласилась я и, видя, что Алекс вовсю зевает, задала последний на этот вечер вопрос: — А какая у тебя фамилия?

— Орлов, — почему то страшно смутился он.

— Алекс Орлов? — неуверенно переспросила я. — Что то очень уж знакомое…

— Увы, родители удружили… — Судя по его красной физиономии, никаких вразумительных разъяснений мне не видать. Пришлось встать и прикинуть, где его можно уложить. Котик мирно сопел в кресле. Замечательно. Я боялась, что он уснул на диване, а это было единственное место, которое оставалось для Алекса. Агент 013 был слишком больших размеров для кота и любил спать «раскидисто», чтобы они уместились там вдвоем. И пушистого агента пришлось бы переносить на руках. Это его больное самолюбие вряд ли бы пережило спокойно. Когда господин Орлов наконец смог лечь спать, я выключила в гостиной свет и унесла телефон в прихожую, звонить родителям.

Похоже, они не очень обрадовались, ведь было уже два часа ночи. Наскоро придумала и выложила им историю о том, что предложили вакантное место на курсах с перспективой на аспирантуру. Но это в другом городе, курсы престижные, стипендия приличная, все прочее — за счет приглашающих, поэтому выезжать нужно срочно, иначе место будет занято. Спросонья вроде бы поверили. Институт, видимо, придется просто бросить, временно. Если бы не выпало на эту проклятую сессию, моего отсутствия там могли бы и не заметить. Ничего, восстановиться будет не так трудно.


Немножко пугал завтрашний день. Честно говоря, даже очень пугал, хотя в глубине души я была уверена, что тысячи девчонок моих лет отдали бы все на свете, лишь бы их взяли в спецотряд Будущего по ликвидации монстров прошлого. Да плюс еще в компании такого мужественного красавчика. Алекс Орлов… Интересно, почему он не любит свою фамилию? Что, в крови опаснейший вирус, верилось не очень. По крайней мере, я тешила себя надеждой, что просто понравилась этому сероглазому «еврею». Боже, ну кто додумался убедить его, будто бы в наше время так одеваются очень многие?! Ладно, будем работать вместе, я лично прослежу, куда и как он одевается, — коту такие вещи доверять нельзя. Хотя особенного страха все таки, видимо, не было. Ни слез, да скулежа, ни попыток звать маму…

Разумеется, я понимала, что борьба с нечистью не может быть односторонним делом. Представители этой самой нечисти тоже не дожидаются покорно своей участи, а, наоборот, применяя все подручные Средства, пытаются выжить (а в идеальном варианте — первыми уничтожить охотников), и кто их за это осудит? О мое парадоксальное везение! И почему я не пошла в этот вечер домой другой дорогой? В обход, зайдя к подруге, в магазин и вообще другим маршрутом…

Хотя зачем теперь себе мозги парить, когда ничего уже не изменишь. Тьфу ты, пора спать! Похоже, это действительно реальность.



<< предыдущая страница   следующая страница >>