shkolageo.ru
добавить свой файл
1 2 3

БИБЛЕЙСКИЕ И БОГОСЛОВСКИЕ ТЕКСТЫ (2-я папка)


БИБЛЕЙСКИЕ И БОГОСЛОВСКИЕ ТЕКСТЫ (2-я папка)

Продолжение.


В природе масса отвратительного. Красива она издали, а при глядитесь-ка к ней? В ней всё смерть, разложение и пожирание одними других.

Свентицкий Валентин Павлович, 1879-1931.

Но я не знаю ничего отвратительнее насекомых под названием н а е з д н и к и. Они кладут свои яйца в живых гусениц, других насекомых. Гусеница не умирает, она продолжает жить, но внутри её уже живёт другая личинка, питается, растёт и, наконец, выводится вместо настоящей.

Ну, можно ли придумать что-нибудь более утончённое, более извращённо-жестокое, чем придумала эта природа. Ведь это что-то прямо невероятное, какой-то кошмар, галлюцинация. Один прокалывает другого, живёт там, ест, растёт, а тот... С отвращением чувствует, как внутри его что-то шевелится совсем другое, безобразное, чужое. ... Так позвольте вам заявить следующее: я чувствую, что я именно такая гусеница с лицом человеческим, и что меня про колол другой, и живёт во мне, и ест душу мою. Человек настоящий, говорит, ходит, улыбается, плачет ли – а под кожей-то у него «наездник». Не верят, говорят, что я, мол, сумасшедший.

Там, на постели, после посещения Евлампия, я впервые сознал себя проколотой гусеницей, там впервые понял, что за птица тогда в первый раз во мне шевельнулась, почему таким страхом тогда сжалось моё сердце.

Я понял, кто из меня с мучительным любопытством посматривал на Николая Эдуардовича и кто с такой мукой и торжеством говорил Евлампию о грядущем Антихристе...

Да, я понял всё. Была такая минута... разом исчезли стены, раздвинулся потолок и страх ворвался отовсюду, пополз со всех сторон, холодными иглами вонзаясь в мою душу... Ужас и безумие сливались в одно...

Свершилось! В безумном ужасе, согнувшись, я бросился в тёмный угол комнаты, прижимаясь к холодной стене и, как сквозь сон, слышу свой нечеловеский крик:- Антихрист! Антихрист! Придя в себя, я с поразительной ясностью сознал, что у меня откуда-то явилась стройная, законченная «теория Антихриста»


Откуда она взялась, было совершенно непонятно, так как я никогда не думал об этом отвлечённо. Эту теорию необходимо передать здесь.

В природе из мерзкой гусеницы выходит прелестная бабочка а вот у людей наоборот: из прелестной бабочки выходит мерзкая гусеница. (А. П. Чехов).

«Ты ли Царь Иудейский?» – спрашивал Пилат. - «Заклинаю тебя Богом живым, скажи нам, ты ли Христос Сын Божий?» – спрашивал первосвященник. И эти два вопроса не могут оставаться без ответа. В этих двух вопросах жизнь или смерть.

Кто же был Христос? Сын Божий, искупивший мир, спасший его от зла, страдания и смерти, источник вечной жизни, восставший из гроба, грядущий судить живых и мертвых? Или его создал всё тот же страх смерти, и Он не Сын Божий, а сын Смерти, не спасший, а обманувший мир, не воскресший, а сгнивший, не грядущий судить, - а долженствующий быть судимым грядущим Антихристом?

Для меня решён этот вопрос. Христос не Сын Божий. Христос не воскрес. Христос не победил смерть.

Из страха смерти и мечты о Христе создаётся ФАКТ Его воскресения, а из факта воскресения измученное человечество создаёт грёзу о всеобщем воскресении... Если Христос мог воскреснуть, разве это значит, что воскреснут все...

Придёт Антихрист и раздавит эту кучку непокорных властью Смерти. И ужасная драма, всемирная трагедия пустых, ненужных надежд, страданий и страха – ЗАКОНЧИТСЯ. («Она то ластится как змей, то жжёт и плещет будто пламень, то давит грудь мою, как камень, надежд погибших и страстей несокрушимый мавзолей!» «Демон» Лермонтова).

“И всё кончится, и всё смолкнет, и солнце померкнет и луна не даст света своего», и дух Смерти, не имея жертв, в вечном молчании будет носиться над вселенной! (“В борьбе с могучим ураганом, как часто подымая прах, одетый молнией и туманом, я шумно мчался в облаках... Чтобы в толпе стихий мятеж ной сердечный голос заглушить, спастись от думы неизбежной и незабвенное забыть... ” “Демон”).


В отношении духовных писателей дело решается ещё проще: их вера – заведомая ложь, грубая фальсификация, подобная вере в чудотворные иконы и заздравные молебны.

Да, конечно, c Антихристом боролись, борются и будут бороться многие люди, бесконечно меня достойнейшие. Несомненно, что и Гаршин, вырвавший из сердца своего красный цветок, и Глеб Успенский, великий страдалец за народ, не говоря уже о «полубесноватом-полусвятом» Достоевском или великом философе земли русской Вл. Соловьёве, все они боролись не с чем иным и в себе и в жизни, как всё с тем же зверем - Антихристом. И я был бы безумцем, если бы осмелился думать, что хоть 1000-ю долю сделал в этой борьбе того, что сделали они.

И всё же пережитое мной индивидуально, впервые, не как литературные перепевы, а плотью и кровью своей, я обязан был передать другим. (Свентицкий В. П. отошёл от литературной деятельности и посвятил себя внутрицерковной жизни.

В период раскаяния и испрашивания у церковных иерархов разрешения на принятие сана Свенцицкий (Свентицкий) осудит свою исповедальную игру в Антихриста – верившего в него как в «пророка»).

Свентицкий– звероватого вида, больной, уехал куда-то в русскую провинцию; там мрачно скрывался; и вернулся в Москву; его встретили с благоговением; освобождал македонцев, ниспровергал падишаха вместе с повстанцами.

Вообще, если Владимир Соловьёв угадал Антихриста,

то Наполеон гораздо более на него похож, чем какой-нибудь Робеспьер или либо другой из породы «тигров» революции, открытых гонителей церкви.

В составе же каждой души есть начало СВЯТОЕ, специфически человеческое и звериное. Наиболее сильными являются начала святое и звериное. Этот симбиоз странен. Однако, именно такое сочетание является наиболее естественным. Ангельская природа, посколько она мыслится прошедшей мимо добра и зла и сохранившей в себе первобытную невинность, во многом гораздо ближе и родственнее природе зверя, чем человека.


Правда СВЯТОСТЬ есть нечто ИНОЕ, чем ангелоподобность.

В звериной природе, кроме начал ярости и лютости, есть так же начала мягкости, кротости и добродушия (сходство с русской душой).

Не гуманизм у нас запоздал от запоздания культуры, а куль туры у нас не было и нет от слабости гуманистического начала. ГУМАНИЗМ – это независимая от религии наука, этика, искусство, общественность и техника (но в советское время это было, было в развитии). Это есть то, чем человек отличается от зверя. Но именно русский человек, сочетавший в себе зверя и святого по преимуществу, никогда не преуспевал в этом среднем и был гуманистически некультурен на всех ступенях развития. И пафоса в русской душе в общем и целом никогда не было. О России: «И всякой мерзости полна».

Как благоуханность некоторых цветов связана с ядовитостью, красота трав – непригодностью служить пищей животным, и, напротив, полезность с невзрачностью, так и в мире духовном – в человеческой душе – бывает особая благоуханность порочных душ, пошлая приниженность добродетели и тому подобные странные сочетания.

Этот своеобразный строй русской души объясняет нам, почему в России так долго не было революции. Революция есть именно порождение срединного гуманистического слоя человеческой природы. Зверь не способен созидать новые формы общественности. Святой им мало интересуется и по другим лишь основаниям, но тоже мало для этого пригоден. Культура и гуманизм русскому народу так и не привились (в качестве положительных энергий).

В качестве же энергий отрицательных (богоборствующих, антирелигиозных) нашли пути и почву для распространения и укрепления. Народ воспринял проповедь классовой борьбы. Звериное начало разбужено в худших своих инстинктах.

Не приняв истинного своего ПРОРОКА (Вл. Соловьёв), рожденного быть духовным вождём своего народа, Церковь приняла вместо него ложного – Гр. Распутина. Он был несомненно религиозный человек, несомненно понявший специфический талант русского религиозного сознания – жить внутренне праведно в оболочке греха.


Но он не понял, что талант этот сохраняется лишь в непрестанном подвиге страдания, терпения и сознания своей греховности.

Вина этого человека перед Россией заключалась, конечно, не в его личных грехах, сущности и тяжести которых мы не знаем, а в том, что его циническое перешагивание через пределы религиозно, морально и общественно дозволенного получило общегосударственное и церковное значение и стало фокусом всей внутренней политики. Настали сроки религиозной терпимости.

Эта революция, свершившаяся по принципу классовой вражды, будила одни лишь инстинкты ненависти, захвата и мести. В ней восстал во весь рост не просто зверь, а именно злой зверь, живший в народной душе.

Ад не может быть целью даже и дьявола. Жизнь есть цель всех существ, и ад как разложение жизни есть лишь неизбежное роковое последствие выхождения из плана высшего миростроительства Бога, одинаково мучительное как для человека так и для враждебных Богу сил.

Христианство есть религия царства небесного, социализм же есть религия царства земного. Чтобы люди в этом земном царстве были счастливы, свободны и сыты. Всё это приманки тяготеющие поистине к одной цели – богоборчеству.

Но антихристово движение в России всё же приняло, несомненно, ещё сравнительно невинную личину зверя. Эта личина имеет и свою персонификацию в 3-м герое русской революции, Ленине. (Первые, видимо, Маркс и Энгельс. «Энгельс твою Маркс» - такое завуалированное ругательство придумали теперешние последователи Ленина).

Соблазн Антихриста не в образе волка злого, а именно в обличье человека, одушевлённого благороднейшими идеалами и умеющего проводить их в жизнь в заманчивых и этически безупречных формах. (С. А. Аскольдов, 1871-1945. В мае 1945 года арестован под Берлином и выпущен. И скончался в день, когда снова пришли его арестовывать).

Невозможность непосредственной ненависти к Богу и ко вся кому бытию как таковому есть одно из следствий неосуществимости вообще абсолютного зла, тогда как абсолютное добро именно Бог и Царство Божие, существует (абсолютное зло, т. е уничтожение бытия просто ради уничтожения его).


«Мефистофель, - говорит карамазовский чёрт, - явившись к Фаусту, засвидетельствовал о себе, что он хочет зла, а делает лишь добро. Ну, это как ему угодно, я же, м.б., единственный человек во всей природе, который любит истину и искренне желает добра.

Без страдания какое было бы в ней (жизни) удовольствие; всё обратилось бы в один бесконечный молебен: оно свято, но скучновато. Я страдаю, и всё же не живу, я какой-то призрак

Для многих людей исповедь, требуемую православною и католическою церковью, есть непреодолимое препятствие, мешающее им вернуться к церкви. Много ли есть людей, способных по православному обычаю, идя на исповедь, подойти к своим близ ким, попросить у них прощения за грехи против них и сделать это просто, естественно, без вымученных чувств и сдавленного голоса! Даже мелкие оплошности против требований вежливости ликвидируются зачастую не так, как должно.

В России вместо прежнего «извините» или «прошу извинения» недавно появилась новая формулировка: «извиняюсь». В ней нет обращения к чужой воли: она констатирует факт, ощущающийся в моей индивидуальности, вроде выражений «моюсь», «причёсываюсь».

Глубокое и всепроникающее влияние гордости и самолюбия на все стороны душевной жизни даёт право считать их стоящими во главе всех пороков. Понятно поэтому восхваление смирения в христианской этике; но, конечно, не следует смешивать подлинного смирения с тем извращением его, о котором говорится: уничижение паче гордости (от себя добавлю: «Что прикажете?» или «Что изволите?»).

И тогда мне было внушено: Пребывание кого-нибудь в небесах или в аду зависит не от произвола Божия, а от внутреннего состояния самого существа, и перемещение по чужой воли из ада в небеса было бы также мучительно для перемещающего, как переселение из небес в ад...

И таким образом я понял, что вечность ада для тех, кто на ходит в нём своё наслаждение, одинаково соответствует как премудрости, так и благости Божией. (Соловьёв Вл. ) См. об этом выше – выписки из Э. Сведенборга. В 1-й папке Богословских и библ. текстов.


Николай Ануфриевич Лосский, 1870-1965.

В 1922-м выслан из России.

Может ли сатана принимать образ «святого»? «Является ли имя Христово или крест Его достаточным ограждением»?

О многих подвижниках мы читаем, что сатана искушал их в одеяниях «ангела». Святому Мартину он предстал в образе Христовом, требуя поклонения, но не смог обмануть прозорливого. Слишком сильно запечатлелась в сердце Мартина память о ранах крестных, о терновом венце, и не поклонился он облачённому в диадему и порфиру. Диадема – земное могущество церкви притупляет созерцание терний и угашает дар различения духов.

Старания Антихриста выдать себя за истинного Мессию -встретят противодействие в лице двух пророков-обличителей, которые по воле Божией, не познав смерти, были взяты живы ми на небо до времени и которые должны явиться на земле перед концом мира, чтобы исполнить свою миссию и вкусить смерть. Пророки эти – Энох и Илия. Их пошлёт Господь в Иерусалим, чтобы в эти последние земные сроки дать людям послед нее и чудесное предупреждение против охватывающего их обмана.

В Апокалипсисе: «И дам двум свидетелям Моим, и они будут пророчествовать тысячу двести шестьдесят дней, будут облечены во вретище... И когда кончат свидетельство свое, зверь выходящий из бездны, сразится с ними, и победит их, и убьёт их».

То, что отказался совершить Христос (при искушении Его дьяволом в пустыне), совершит Антихрист: он даст знамение с неба, то есть, знамение в воздухе, где преимущественно господствует сатана («да и огонь сотворит сходити с небес на землю перед человеком». Откр. ХIII, 13).

Постоянным предупреждением для нас является слово Христово: «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объедением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно». (Лук. ХХI, 34)... Молчанов Борис, протоиерей: «... берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей (агнчей) одежде, а внутри суть волки хищные». (Мф. УII, 15) Многие придут под именем Моим и будут говорить: «Я Христос» и многих прельстят. (Мф. ХХIУ, 5)


О не вписанных в «Книгу жизни от начала мира» не должно быть понимаемо буквально и в прямом смысле. Иначе оно вело бы к самому мрачному фатализму, такой обречённости на погибель, которая несовместима с любовью Божией и Его благостью.

Огонь имеет силу не только жжения и сжигания того, что достойно уничтожения, но и очищения тех, кто подвергается огню, чрез него проходит, в нём очищается и переплавляется. Пенитенциарная (относящийся к наказанию) эсхатология обычно видит в огне только образ мучения, притом неизменного и вечного в мучительности своей. Однако, это есть, конечно, неточное и даже прямо неверное, скудное постижение этого образа, который говорит о страдании как о пути преображения и очищения через горение, однако не сгорания.

Образ этот победу над звериностью и ложью в лице их носителей (т. е. носителей грехов). Причём сами они не подвергаются личному истреблению, ибо смерти не создал Бог. Над ними теряет силу заблуждение или прельщение...

Итак, это ещё не суд, окончательный и последний, но лишь итог последнего столкновения зверя и лжепророка с воинством Христовым, которое преодолевает врагов своих, их обессиливает и упраздняет. Побеждает Евангелие. В результате получается всеобщее духовное оздоровление, освобождение всеобщей атмосферы от тех ядов и миазм, которыми она была отравлена.

И действительно попущение сатаны и воинства его означало бы хулу на Творца, якобы признавшего свою ошибку в творении сатаны и её исправляющего силою Своего могущества

Но тогда возникает недоумение, почему это не произошло уже с самого начала.

Между тем, наоборот, было попущено сатанинское действие в мире, начиная с искушения прародителей в раю, в котором он мог бы быть просто воспрепятствован...

*** *** ***

Да, есть плотская любовь, и во «грехе зачат и во грехе рождён»,

и всё же Бог освящает и её, и брак, если нет нечистого взгляда. Тогда брак становится не только плотским, но и духовным. (Дружкин Я. С. , 1902-1980).


Многое воспринимаю я при помощи внутреннего зрения: фантазия, предощущение, зрение худ. творчества. Кое-что вижу и тем зрением, которое предваряется долженствующим быть. Но всё, что я вижу впереди, - для меня желанное; и нередко я совершаю, м. б. , незаметную подмену, принимая желаемое за объективно предназначенное к бытию.

На земле появится существо, облечённое не в физическое тело... Только оружие термоядерного типа могло бы погубить его.

Другое изобретение – совершенный контроль над психикой каждого жителя земли. Чтение мыслей на далёких расстояниях будет будничным делом. (Андреев Д. Л. , 1906-1959. Сын писателя Леонида Андреева).

Я далёк от того, чтобы проклинать трактор и восхвалять быка. Ибо проклятье Божье, обрекшее нас трудиться на земле в поте лица своего, было смягчено благодатью разума, с помощью которого был изобретён трактор. Было время, когда боготворили плуг и его изобретателя. Всё это даёт Господь, Его одного мы и должны чтить. (Рот Иозеф, 1894-1939).

Нелюбящее существо с Богом не взаимодействует. Дьявол - отрицание Бога, даже если умом своим верит в Бога и дрожит. Он любит только себя самого. Себялюбие – полный атеизм. Он верит в Бога, ибо он тварь Божия. Борьба с себялюбцем – борьба с антихристом внутри нас.

Смерть после Христа – не окончательная, а только временная... Воскресение Христа было залогом воскресения всех и тем самым основой веры человека в бессмертие. Вот почему первые христиане были отмечены знаком радости.

БЛУД в существе своём – ложь: ложь не словом, но плотью и через неё всей личностью. Это ложь в превосходной степени, ибо в другом грехе участвует только наш дух, а в блуде ещё и плоть.

Плотские отношения между мужчиной и женщиной есть не что другое, как знак любви, а развратник выражает их толь ко в своей страсти. Поэтому Соловьёв, указывая на происхождение антихриста, тем самым указывает на самый глубокий источник антихристова духа – дух лжи. Рождённый блудницей, антихрист рождён от лжи...


Царство Христово на земле не есть царство святых. Оно таким станет только после вселенского преображения.

Всякий человек соткан из добра и зла, из святости и греховности. Во всех нас есть начала, которые могут сделать нас и Апостолами Христа, и лжепророками Антихриста(зверя)

Фарисей – антихрист в маске; без маски – антихрист. Дух лжи таится в каждом – во всех, и все находятся под этой угрозой. Дух лжи искусил Иуду перед действительностью и выдать Христа в руки иудеев. Дух лжи и Петра также отречься соблазнил публично от Христа. (А. Мацейна, 1908-1987).

О дне том и о часе никто не ведает, ни ангелы небесные, только один Отец Мой. (Христос) (Мф. 24, 36).

Антихристы: Наполеон, Лев Толстой, Распутин, А. Керенский, Ленин, М. Горбачёв. С библейских времён на звание Христа (по ХII век) дерзали не менее 24 человек. «Кто имеет ум тот сочти число зверя, ибо это число человеческое: число его шестьсот шестьдесят шесть» (Откр. 13, 18).

*** *** ***

У кассы ж. д. станции очередь.

После многих вариантов упорядочить очередь решают номер каждого писать химическим карандашом на ладони. Но «какой-то высокий старик с длинной седой бородой, старовер, видимо, воспротивился»- «Не хочу антихристову печать ставить».

Когда вели Размётнова, одна баба кричала: «Анчихриста ведут! Сатану преисподню», - и хотела на него надеть крест на шнурке.

Л У К И А Н – крупнейший мыслитель, сатирик(120-190, Сирия)

И яд, и зависть – самый злой недуг из всех, которыми всю жизнь страдает женщина. (Зависть считается первым из семи смертных грехов).

Ни одна женщина не обладает полной мерой добродетели. Поэтому любить мальчиков пусть будет позволено одним только мудрецам, а жениться следует всем.

Можешь поступок постыдный укрыть от людей; от богов же даже в мыслях своих скрыться тебе не дано.

Самое тяжкое зло, что приходится вынести, - это друг вероломный, когда дружбы союз предаёт.


У Пимена Великого спросили, что самое мерзкое пред Богом, он ответил: «Когда человек сам себя оправдывает». Самооправдание низводит человека в ад (?).

Есть знаменитое изречение мудреца в застолье: «Первую чашу, - говорит он, - пьём для утоления жажды, вторую - для увеселения, третью – для наслаждения, а четвёртую для сумасбродства». (Апулей, II век н. э. «Метаморфозы»)

Как о Геркулесе говорят поэты, будто по целому свету он чудовищ дерзких, человеческих и зверских, доблестью побеждает и землю освобождает, - так и этот философ был Геркулесом против гнева и зависти, против похоти и скупости, против всех чудовищ – пороков души человеческой. (Апулей о Кратете - ученике Диогена).

Весь этот свет, всё мирозданье, - для Бога лишь сотворены! Себе Он выбрал вечное сиянье, мы в вечный мрак погружены; А вы – то день, то ночь испытывать должны (Мефистофель, Гёте) Им только б был кредит в трактире Да не трещала б голова, Так всё на свете трын-трава! (Мефистофель в трактир вводит Фауста, Лейпциг).

ЛГ, март-апр. 2005. Гречухин из г. Мышкин.

- Многие перекреститься не знают как. Но в сердце каждого что-то теплится. Возможно, инстинкт самосохранения. И люди пришли с радостью в восстановленный храм. Стояли и плакали. И, как могли, молились. Обряд крещения пожелали пройти даже пожилые люди. Один забубённый пьяница протянул старосте 50 рублей. «Александровна, - говорит, - возьми на церковь, иначе пропью... » Простые слова. Вдумайтесь в них! Вот мне и кажется, что, где поднимется Божий храм, оттуда жизнь не уйдёт. Наоборот, утвердится.

Там же. «Блаженно пылающее сердце» Фильм «Мать Мария». Душа Елизаветы Юрьевны перенесла три смерти – при рождении, когда её спасла срочная операция, при крещении, когда она захлебнулась в купели, и в газовой камере.

Принадлежа к состоятельной дворянской семье, она страдала в юности от царившей в России социальной несправедливости и от бездеятельности интеллигенции, проводившей годы в чаепитиях и пустом говорении о нуждах народа.


*** *** ***

Г Ё Т Е.

Преданный, заботливый друг! Он желает мне дол гой жизни и счастья и не понимает, что тот уже мёртв, кто живёт лишь затем, чтобы оберегать себя... Я живу легко это моё счастье, и я не променяю его на безопасность склепа... (граф «Эгмонт»).

Миф о Фаэтоне, сына бога Cолнца Гелиоса. Гёте на вопрос отца, как он понял проповедь (в день покаяния и молитв по случаю великого землетрясения в Лиссабоне в 1755 году), ответил, что в конце концов всё гораздо проще, чем думает проповедник; Господь знает, что бессмертной душе нет никакого вреда от злой судьбы. Ему было 6 л.

Он (Гёте) не ходит в церковь, не ходит к причастию, редко молится и объясняет это так: «Я для этого недостаточно лжив».

Счастье и довольство никогда не гарантированы навечно(Гёте). «Обманчиво каждое благо».

Однажды Гёте читал свою «Внебрачную ночь» в кругу венских профессоров. Гердер до самого конца не проронил ни слова. «Ну, старина, - обратился к нему Гёте, - ты ничего не говоришь, неужели тебе совсем не понравилась пьеса?»

«О, напротив, - ответил Гердер, - но всё же мне больше по душе твой внебрачный сын, чем «Внебрачная дочь»...

У Гёте был внебрачный сын Август от Кристины, с которой он оформил гражданский брак после 18-летнего безбрачного сожительства с ней.

«Будьте покорны Господу, противодействуйте дьяволу, и он бежит от вас». (Доктор Фауст).

Гёте восстал против проповедуемого христианской религией аскетизма, отказа от чувственных радостей.

В одной из иудейских молитв были слова: «Благодарю Тебя Боже, что ты не создал меня женщиной».

Слушайте и разумейте: не то, что входит в уста человека оскверняет человека, а то, что исходит из уст... Ибо из сердца исходят злые мысли, убийства, прелюбодеяния, кражи...

Для Сократа женщина была лишь тупым, назойливым существом, а Будда не разрешал своим последователям даже смотреть на женщин.


Он (Иисус) не предлагал им жить в бедности. Следовательно она не являлась условием их спасения. Тем не менее Иисус часто говорил об опасности стяжания. Он видел зло не в самом имуществе, а в порабощении сердца им. «Блаженнее давать, нежели брать», - говорил Иисус.

Гора Фавор (Галилея). Преображение. Каждый год в этот день появляется облако на том самом месте.

И часто, часто он (Розанов В. В. ) говорил: «Христос воскресе. Обнимемся все, все! Радость вокруг». «Мамочка, поцелуемся во имя воскресшего Христа».

К закату, -начал конунг, -мой день пришёл,

Мне мёд уже не вкусен, мне шлем тяжёл,

Насыпьте два кургана вы нам, сыны,

На двух брегах залива, вблизи волны. Когда на скалы месяц свой блеск прольёт, И на могильный камень роса прольёт, Мы из холмов, о Торстен, из вод воспрянем, И о грядущем в полночь шептаться станем.

(Фритьоф Т. )

**** **** ****

То успокоение, о котором мы молимся

для своих отшедших, зависит от вечной памяти Божией о них... в блаженном покое он (отшедший) неотделим от своих ближних по Богу и вечности – это есть успокоение со святыми.

Полнота жизни предков, даже вечно поминаемых Богом, даже со святыми покоящихся, обусловлена действием потомков, создающих те земные условия, при которых может наступить конец мирового процесса, а следовательно, и телесное воскресение отшедших.

Пользуйся смертью предков, чтобы в религии отшедших сохранять прочный залог их воскресения, пользуйся своим временным существованием, чтоб, отдавая его потомству, перенося центр своего нравственного тяготения в будущее, предварить и приблизить окончательное откровение Царства Божия в этом мире.

Где традиционная правильность понятия о Христе сохраняется безусловно, но присутствие самого Христа и Духа Его не чувствуется, там религиозная жизнь невозможна, и всякие усилия искусственно её вызвать только яснее обличают её потерю.


Скончавшихся мы не должны считать поконченными – они носители безусловного начала, которое и для них должно иметь полноту осуществления. Отшедшие, предки, вместе со своим бытием в памяти прошлого имеют тайное существование ив настоящем и получают явное в будущем. Только на этой основе возможно настоящее воспитание.

Конечные величины равны между собою по отношению к бес конечности. Если в Христе, как говорит Апостол, живёт пол нота Божества телесно, а в каждом верующем живёт Христос, то где же тут место для неравенства?

Совершенное же тело есть то, в котором живёт Дух Божий. Справедливый отец не тот, который одинаково равнодушен ко всем своим детям, а тот, который показывает им всем одинаковую любовь.

Личный аскетизм может быть нормальным и целесообразным лишь при условии благочестивого отношения к Богу и жалости к людям.

Отец не судит никого, но весь суд предоставил Сыну, сыну человеческому – Он творит волю Отца Небесного.

Действительным носителем полной свободы, и внутренней и внешней, может быть только тот, кто внутренно не связан ни какою внешностью, кто не знает другого мерила суждений и действий, кроме доброй воли и чистой совести.

Если нравственный смысл жизни сводится в сущности к всесторонней борьбе и торжеству добра над злом, то возникает вечный вопрос: Откуда же само это зло? Если оно из добра то не есть ли борьба с ним недоразумение; если же оно имеет своё начало помимо добра, то каким образом добро может быть безусловным, имея вне себя условие для своего осуществления? Если же оно не безусловно, то в чём его коренное преимущество и окончательное ручательство его торжества над злом?

Вопрос о происхождении зла есть чисто умственный и может быть разрешён только истинною метафизикой.

- Никому не вреди, а всем сколько можешь помогай (Шопенгауэр). Когда бы не сеяли люди ни зла, ни печали, Тогда бы на свете ни грустных, ни злых не встречали.

Недаром говорят: в холоде да голоде злодейские мысли родятся, а в тепле да сытости дурные дела творятся. ... чтобы мы сами не наносили другим страдания, но так же главным образом, чтобы мы освобождали других от всякого страдания, и не нами причинённого, от нас не зависящего.

Вопрос не в том, разумна и хороша ли цель, а только в том что нужно делать, чтобы её достигнуть: предписание для врача, как вернее вылечить человека, и предписание для составителя ядов, как вернее его умертвить, имеют с этой стороны одинаковую ценность, посколько каждое служит для достижения своей цели. Но есть цель – счастье!

Гоголь в письме Аксакову С. Т. «Отнимая мудрость земную, даёт Он мудрость Небесную; отнимая зрение чувственное, даёт зрение духовное. Он лучше знает, что нам нужно». (Аксаков потерял зрение).

Если бы социализм и сродные ему учения даже имели в виду сделать всякого человека ангелом, то это всё равно и мне удалось бы, а между тем привести людскую массу в скотское состояние вовсе нетрудно (В. С. Соловьёв «Оправдание добра»).

Умирающий Сократ только радовался, что он навсегда уходил из мира ложного бытия в область истинно сущего (В. С. Соловьёв, там же).

Ангелы непосредственно знают Бога, искать же Бога свойственно только человеку... До конца мира, в этом ЭОНЕ, злые духи будут упорствовать в своей злобе. Есть ли обратный поворот к добру для злых духов или их раскаяние(?). Что отличает обряд человека от ангела? Ангелы не имеют тела, подобно человеку, которое содержит в себе начало плоти всего мира. (Монашество – чин «равноангельский»).

По образу Божию мы выше ангелов, по подобию гораздо ниже добрых ангелов. Их совершенное подобие Богу через отражение Его света. Злые духи лишены этого, потому что они находятся во мраке.

Он возлюбил мир (свое творенье) такою любовью, что не остановился перед высшей и последней жертвой – перед Крестной смертью Возлюбленного Сына. Этого не мог и помыслить сатана в своём надменном эгоизме.


Надо возненавидеть себя ради Христа и возлюбить Его больше себя. Во Христе заключается высшая и единственная норма человеческого бытия (закон)- раскроется это в конце нашего ЭОНА, на Страшном Суде. Человек родившийся для вечности осознает на суде себя уродом, оскорбляющим Бога.

Маг действует не силою Божией, а природно-человеческою.

Пророк ощущает в своих словах и делах не свою волю, но веление Божие. Но ему присуще величайшее напряжение индивидуальной энергии (Исайя, Иеремия, Илия).

Папа замещает Христа на земле, а его монархия есть уже тысячелетнее царство Христа со святыми Его... А если царство Христово уже осуществлено в Риме, то ненужной помехой является Тот, Грядущий, ибо дело Его уже сделано. Протестантизм – непосредственное продолжение и порождение католицизма.

В Евангельской притче о Страшном Суде изображается раз деление человечества на овец и козлищ; оно имеет в своей основе относительный перевес добра или зла в человеке – его судьба. Но это же разделение происходит и во внутреннем существе каждого человека, ибо нет никого, кто не был бы заражён грехом, и в то же время был бы совершенно чужд всякого добра.

Ада Бог не создал, так же как и смерти... но первородный грех лишил нас бессмертия. Иисус принёс нам искупление Адама. Можно предположить лишь две причины существования ада: полную неспособность к добру – греховная жизнь, и упорное нехотение добра.

Но есть ли неисправимые грехи перед лицом Божиим? Более всего это нераскаянность, нежелание рая, богоборство. Но они есть дело человеческой свободы. Другое дело, когда грешники возненавидят свою греховную волю и свободно согласуют её с волей Божественной, всеобщим царством любви, до бра и блаженства. Для каждого человека, знающего свою греховную скверну, должно быть ясно одно: если и адские муки могут миновать всех людей, то его-то они не должны миновать, ибо он несомненно заслуживает их перед судом Божественной правды.


Так говорит каждому его личная религиозная совесть. Но наряду с этим не заглушим и робкий голос надежды и мольба о прощении, глас мытаря:«Боже, будь милостив мне грешному!»И слово Божие даёт надежду, ибо противопоставление добра и зла, рая и ада, не есть ещё предельная цель мироздания.

Птичка бросилась защищать своего птенчика от хищника. Тургенев-очевидец записал: «Любовь сильнее смерти и страха смерти; только любовью держится и движется жизнь»-Вы верите в Бога?- вопрос Зиновьеву А. А.

- Один из моих принципов: жить так, как будто какое-то абсолютно справедливое существо видит каждый твой шаг и каждую твою мысль и даёт им оценку. Вот это. (Верующий безбожник).

Один из близких (Флоренского) во сне находился на кладбище. Другой мир казался ему тёмным и мрачным. Но умершие разъяснили ему, а может быть и самому ему привиделось как-то этого о. Флоренский не помнит, -что непосредственно за поверхность земли растёт, но в обратном направлении, корнями вверх, а листьями вниз такая же зелёная и сочная трава, как и на самом кладбище, и даже гораздо зеленее и сочнее, такие же деревья и тоже вниз своими купами и вверх корнями, поют такие же птицы, разлита такая же лазурь и сияет такое же солнце – всё это лучезарнее и прекраснее нашего, видимого, посюстороннего мира.

Призраки из заколдованного леса ТАССО (поэма «Освобождённый Иерусалим». – Если кто обладает духовной стойкостью и будет идти сквозь них, не устрашаясь и не склоняясь на их соблазны, они (призраки) окажутся бессильными над душою, тенями чувственного мира по реальности своей ничтожными. Но стоит только, когда не сильна вера в Бога, когда человек опутан своими страстями и пристрастиями, - стоит только оглянуться на эти призраки, как они, от души оглянувшегося получив себе приток реальности, делаются сильны и, присосавшись к душе, тем более воплощаются, чем более слабнет притянувшая их к себе душа; и тогда трудно, очень трудно, почти невозможно без особого вмешательства посторонней духовной силы, вырваться из этих стигийских болот и топей (Стикс, согласно греческой мифологии, главная река в подземном царстве Аида, куда грешник осмелился проникнуть в астральный мир).


Грешнику надо одуматься и принести покаяние,

- и значит изменить образ мыслей. Совсем иначе при самообольщении - более всего и опаснее всего – ГОРДОСТЬЮ, не ищет себе внешнего удовлетворения в чувственном мире, но в мнимом. Прелестные образы будоражат страсть, но опасность не в страсти, как таковой, но в оценке, в принятии её за нечто, прямопротивоположное тому, что есть на самом деле.

Никто, кроме разве нечестивца, не сомневается, что не знающие Бога заслуживают такого наказания за свою нечестивую и порочную жизнь, потому что не знать Отца и Владыку всего (сущего -моя вставка) есть не меньшее преступление, как (прогневлять - моя вставка) и оскорблять Его.

Когда грешит обыкновенный грешник, он знает, что отдаляется от Бога и прогневляет Его; прелестная же душа уходит от Бога с мнением, что она приходит к Нему и прогневляет Его, думая Его обрадовать (бесы многократно преобразуются в ангелов света и в образ мучеников) и представляют нам в сновидении, будто мы к ним приходим: а когда пробуждаемся, то исполняют нас радостью и возношением. Сие да будет тебе знаком прелести (прельщения), ибо ангелы показывают нам муки, страшный суд и разлучения, а пробудившихся исполняют страха и сетования. Если станем покоряться бесам в сновидениях, то и во время бодрствования они будут ругаться над нами.

Кто не верит снам, тот вовсе не искусен; а кто не имеет к ним никакой веры, тот любомудр. Итак, верь только тем сновидениям, которые возвещают тебе муку и суд; а если приводят в отчаяние, то и они от бесов (преп. Иоанн Лиственик).

Этим мучениям нет никакого предела и никакой меры. Там (в Стиксе, в аду) разумный огонь сожигает и возобновляет члены тела, истощает и питает их подобно тому как огни Везувия и Этны горят никогда не угасая; так и огонь, назначенный для наказания, поддерживается не тем, чтоб истреблять сожигаемых им, но питается неистощимыми мучениями человеческих тел. (А после сожжения, кремации?)... Каяться – значит изменить образ мыслей, глубинной мыс ли нашего существа. ...


Л И Ч И Н А, л и к, л и ц о.

Лик есть осуществлённое в лице подобие Божие. Преобразившие своё лицо в л и к возвещают (как бы являют - моя вставка) тайны мира невидимого.

Искуситель прельщал первых людей замыслом быть «как боги», то есть не богами по существу, а лишь обманчивой видимостью их.

Х Р А М есть лествица Иакова (сон Иакова). Алтарная преграда, разделяющая два мира, есть иконостас. Иконостас есть явление святых и ангелов, явление небесных свидетелей, и прежде всего Богоматери и самого Христа воплоти... наиболее чуткие иногда и отметят могучие взмахи ангельских крыл, но эти взмахи почувствуются лишь как тончайшее дуновение.

Икона, совпадающая по очертаниям с духовным образом, есть в нашем сознании этот образ. Как окно есть свет. Икона имеет целью вывести сознание в мир духовный, показать «тайные и сверхъестественные зрелища».

Церковь признавала и признаёт истинными иконописцами святых отцов. Это они творят художество, ибо они созерцают то, что надлежит изобразить на иконе. Натурой для них является первообраз. Умозаключение: «Есть ТРОИЦА Рублёва, следовательно, есть БОГ».

Вот я смотрю на икону и говорю в себе:«Се – Сама Она». Как чрез окно вижу я Богоматерь и Ей самой молюсь, лицом к лицу, но никак не изображению.

При молитвенном бдении высоких подвижников ИКОНЫ неоднократно бывали не только окном, сквозь которое виделись изображённые на них лица, но и дверью, когда эти лица входи ли в чувственный мир. Именно с икон чаще всего сходили святые и являлись молящимся. Я, Матерь Божия, ныне с молитвою Пред Твоим образом, ярким сиянием, Не о спасении, ни перед битвою, Не с благодарностью иль покаянием, Не за свою молю душу пустынную, За душу странника в свете безродного, Но я вручить хочу деву невинную Тёплой заступнице мира холодного... - возникло в тревожной и мятущейся душе Лермонтова.

Святоотеческий опыт духовной жизни строго-настрого запрещает создавать в своём воображении образ Невидимого Творца, Богородицы и святых. А святые образы, именуемые иконами, - это вспоможение человеку в молитве, чтобы он не рассеивался умом, не давал волю воображению, а мог сконцентрироваться на молитве, глядя на образ.


Иконописный канон позволяет изображать Спасителя, как Он явил Себя миру, восприняв человеческую природу. - Вы сказали о Петре и Февронье – это ведь покровители семьи? – Да, конечно, им традиционно молятся о благополучии в семейной жизни, так же как и Царственным мученикам которые в нашем соборе особо чтимые святые, в честь их освящён один из приделов собора.

Люди много веков обращаются к святому великомученику и целителю Пантелеимону за помощью в болезнях, а святителю Николаю молятся перед тем, как отправиться в путь, и всё это имеет под собой историческую подоплёку. Храм «Всех святых, в земле российской просиявших», о. Роман, который меня исповедовал в 2003 году.

Однажды ночью, когда Рафаэль молился Пресвятой Деве, что было с ним часто, вдруг, от сильного волнения, воспрянул от сна. Во мраке ночи взор его был привлечён светлым видением на стене и увидел, что висевший на стене, ещё недоконченный образ Мадонны блистал кротким сиянием и казался будто живым. Слёзы градом покатились из очей изумлённого Рафаэля.

С каким неизъяснимо-трогательным видом он смотрел на него, и каждую минуту казалось ему, что образ этот хотел уже двигаться; даже мнилось, что он двигается в самом деле.

Но чудеснее всего, что Рафаэль нашёл в нём именно то, чтоискал всю жизнь и о чём имел тёмное и смутное предчувствие. Он не мог припомнить, как заснул опять; но вставши утром, будто вновь родился: видение навек врезалось в его душу. И так он Её написал и с тех пор всегда с благоговением смотрел на Неё.




следующая страница >>