shkolageo.ru
добавить свой файл
  1 2 3 4 ... 21 22
ГЛАВА 2 ЭМПИРИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ В ПСИХОЛОГИИ


Содержание. Личностные особенности психологов-исследовате­лей и практиков. Психологическое знание. Характеристика обыден­ной, умозрительной и научной психологии. "Понимающая" и экс­периментальная психология. Классификация методов психологичес­кого исследования. Эмпирические методы в психологическом ис­следовании. Главные черты неэкспериментальных методов наблю­дения, беседы, "архивного метода" и др.

Основные понятия. Экспериментальная психология, "понимаю­щая" психология, методы исследования поведения, систематичес­кое наблюдение, включенное наблюдение, ошибки наблюдателя, беседа, интервью, опрос, контент-анализ, анализ продуктов деятель­ности, проективные методы.

2.1. Психологическая наука как выбор

Почему люди (и довольно большое количество) занимаются та­кой странной областью деятельности, как наука? Возможно, на их выбор влияет постоянное переживание дефицита знаний о мире, ко­торое ощущается как непонимание. В конечном счете ученый — это человек, который, может быть иногда, испытывает ощущение до­статочности знания о чем-то, но это переживание тут же сменяется ощущением недостаточности, неполноты, "нестыковки" и побуж­дает восполнить эту неполноту. Но восполнить не только фантазия­ми (тогда он не ученый, а сказочник), но и каким-либо действием, не важно каким: "внутренним", мыслительным либо внешним. Глав­ное, что свое непонимание исследователь объясняет объективной нехваткой знания о мире. Иногда восполнить это незнание можно, прочитав книги, побеседовав с компетентными людьми — к этому и сводится обучение в средней и высшей школе, проверить свои не­знания на практике, решая задачи и сдавая экзамены. Если и это не излечивает от ощущения загадочности мира, выпускник вуза посту-

2 Экспериментальная психология 33

пает в аспирантуру или претендует на нищенский оклад в научной лаборатории. Чувство нехватки знания имеет, скорее всего, ирраци­ональную природу, и потребность, порождающая это переживание, бессознательна. Она не сводится к так называемой познавательной мотивации, которая присуща человеку и высшим животным. По­знавательная потребность осознается, и не каждый человек, интере­сующийся каким-либо предметом, стремится стать исследователем. Я не беру в расчет тех, кто занимается наукой из-за "внешних" по отношению к сути научной деятельности причин, а таковых—99,9%. Речь идет о единичных субъектах, для которых занятие наукой — образ жизни, а не занудная работа с 9 до 18 или способ удовлетворе­ния тщеславия и достижения социального успеха и т.д. Хотя и эти мотивы нельзя сбрасывать со счетов.


Кроме того, современная наука — устойчивый социальный ин­ститут, гигантская система. Когда она поддерживается либо госу­дарством, либо частными инвестициями, то неизбежно рекрутирует обычных, "нормальных" людей, для которых занятие наукой не имеет никакого "экзистенциального смысла", и является такой же "нормальной" работой, как ремонт электроаппаратуры или хирур­гическая практика. Но вряд ли эти люди породили науку — особую форму человеческой деятельности — и поддерживают ее как особую сферу жизни со своими оригинальными правилами поведения, цен­ностями и т.д. и т.п.

Что касается занятий психологической наукой, то вопрос еще более запутан. В.М.Бехтереву приписывают фразу: "Психологи —с психинкой, неврологи —снервинкой". Примеров такого рода хва­тает: близорукие занимаются зрением, социальные психопаты — нравственной регуляцией поведения, состоявшие в браке не менее 5 раз посвящают жизнь психологии брака и семьи, а поэты-неудачни­ки изучают психологию творчества. Ч.Дальтон, открывший явление цветовой слепоты — неразличения красного и зеленого цветов (даль­тонизм), — сам имел этот дефект. З.Фрейд, по воспоминаниям близ­ких ему людей, был сексуальным невротиком. С другой стороны, основоположник многих направлений психологии Ф.Гальтон, зани­мавшийся проблемой способностей, был гением, а уровень интел­лекта "самого" Ж.Пиаже вообще вне критики и оценок.

Выбор той или иной области психологии может быть обусловлен либо "избытком", либо "недостаточностью" того или иного "пси­хического качества" у человека, главное, что это качество стало пред­метом его внимания либо внимания окружающих. "Ужели слово найдено?". Можетбыть, чувство глобальной дезадаптации, непохо­жести на других людей и толкает человека в объятия "музы психо-

34

логии" — Психеи? Но тогда, чем психология отлична от других сфер человеческого творчества, где комплекс неполноценности, откры­тый А.Адлером, тоже проявил свою силу? Помимо переживания не­похожести у психолога должна присутствовать еще одна особенность:


осознание различия субъективной и объективной реальности. "На­ивный" человек не различает их в своей повседневной жизни. Одна­ко сны или необычные состояния сознания (при болезни, травме или опьянении — что в нашей культуре вещь все же обычная) вызы­вают у него мысли, что эти два мира различны и есть "граница", их разделяющая. Не столько дезадаптация, сколько изначальная непри­способленность, "неприлаженность" душевного склада некоторых людей к миру, который прежде всего — мир человеческого обще­ния, — связанная с желанием эту дисгармонию преодолеть, и может привести человека в психологию. Мир другого человека должен быть для психолога загадкой именно потому, что попытки приписать дру­гому качества своего внутреннего мира, свои личные особенности приводили и приводят его к неудачам в общении и взаимодействии. Но психолог — не психопат, он чувствителен к "обратной" связи при общении. Именно это позволяет ему не приписывать свой мир другому, не опираться на прежний обыденный опыт, а каждый раз относиться к психике другого как к загадке, разгадку которой надо найти самому. Душеведческая направленность ума — результат его жизни, порожденный необычностью внутреннего мира, неадапти-рованностью к внешнему миру, чувствительностью к состояниям и поведению другого и стремлением эту неадаптированность преодо­леть рациональными методами, исследуя особенности психики дру-гихлюдей. Отсюда и терпимость, снисходительность клюдям, при­сущая психологам, поскольку изначально допускается возможность различных, нестандартных форм поведения, мыслей, переживаний. То, что другим людям дается как бы "само собой", — навыки пове­дения и общения, психолог вырабатывает и приобретает путем реф­лексии и самообучения.

Р.Кеттел с коллегами проводил исследование личностных черт, отличающих психологов-исследователей от психологов-практиков, с помощью опросника 16PF. "Профессиональные портреты" стро­ились с учетом эффективности деятельности в форме регрессион­ных уравнений. Аргументами в них были личностные черты, функ­цией — эффективность, весовые коэффициенты указывали на вклад факторов в прогноз эффективности профессиональной деятельнос­ти.


35

Для психолога-практика:

Эфф. = 0,724 + 0,29В + 0,29Н + 0,29N. Для психолога-исследователя:

Эфф. = 0,31 А + 0,78В + 0,47N,

где

А — "готовность к контактам",

N — "умение поддерживать контакт",

В — "общая интеллектуальность",

Н — "ненасыщаемость контактами с другими людьми".

Очевидно, психологи-исследователи с трудом переносят интен­сивное общение и не тянутся к нему: тяжело постоянно переживать дезадаптацию (если следовать нашей гипотезе). Отсюда и меньшая значимость готовности к контактам, но (!) большая значимость "уме­ния поддерживать контакт" для профессионального успеха иссле­дователя. Психолог-практик нуждается в "живой воде" человечес­кого общения. Для него это естественная среда обитания, люди ему не надоедают, а контакты с ними потребны и никогда не утоляют жажду обще ния.

Российские психологи Н.А.Аминов и М.В.Молоканов выявили, что для успеха практического психолога самыми важными качест­вами личности являются: общий интеллект (фактор В по Кеттелу) и стрессоустойчивость, поддерживающий стиль общения (фактор Н). Психолог-исследователь в большей степени готов к контактам, ин­теллектуален, эмоционально холоден и рационален в поддержании контактов, сдержан при проявлении общего интереса к человеку. Практик умеет поддерживать контакт и устойчив к стрессу при об­щении, может контролировать свое поведение, эмоционально зара­зителен, эмпатичен, повышенно самоуверен, расслаблен, энергичен и самодостаточен. Следовательно, психолог-практик, в отличие от исследователя, является личностью, способной хорошо адаптиро­ваться к социальной среде. Похоже, на стезю психологии его толка­ют совсем иные мотивы, нежели психолога-исследователя: он ус­пешно взаимодействует с людьми и полагает, что их можно изме­нить в лучшую сторону; понимая их проблемы, он не обращает вни­мания на различия между собой и другими людьми. Ларошфуко был прав, когда написал: "Чем умнее человек, тем больше он видит раз­личий между людьми, для человека заурядного — все люди на одно лицо".


36

Нет успешного психолога без высокого интеллекта. Если человек осознал, что его субъективный мир и мир объек­тивной реальности — это "две разные разницы", если он понял, что нет людей, абсолютно похожих друг на друга, если в его сознании или подсознании живет чувство недостатка своих знаний о субъек­тивном мире других людей и причинах их поведения, тогда у него есть шанс стать психологом не по названию.

2.2. Вновь о методологии

В середине XIX в. О.Конт, основатель позитивизма, предложил концепцию развития человеческого знания. Он рассматривал три последовательно сменяющие одна другую формы знания: ^религи­озное—основанное на традиции и индивидуальной вере; 2) фило­софское основанное на интуиции автора той или иной концеп­ции, рациональное и умозрительное по своей сути; 3) позитивное— научное знание, основанное на фиксации фактов в ходе целенаправ­ленного наблюдения или эксперимента. Конт полагал, что челове­чество последовательно меняет формы знания, вырастая из устарев­шей, как подросток из одежды, которая стала тесной, а не как мод­ница, меняющая платья старого фасона на последний крик моды. Старые формы человеческого знания (религиозное и философское) должны неизбежно отмереть и стать предметом исследования исто­риков культуры.

Однако, несмотря на торжество позитивного (научного) знания, XX в. не отверг ни философское, ни религиозное знание. Следова­тельно, речь может идти не о смене одного знания другим, а о смене доминирования той или иной формы знания в ходе развития циви­лизации.

Различные формы знания существуют и развиваются параллель­но, как одновременно существуют в живой природе, занимая раз­ные экологические ниши, водоросли и млекопитающие, черви и насекомые, дрозофила и шиповник, человек и сурепка.

"Психология" —термин, который может применяться к разным видам человечекой практики и знания.

Во-первых, существует психология как система обыденных зна­ний людей о "психике", поведении других людей, особенностях и закономерностях развития своей и чужой душевной жизни и т.д. Эта "обыденная психология" сегодня стала предметом исследования од­ной из отраслей научной психологии. Традиционное, обыденное


37

знание зафиксировано в естественном языке ("природный" язык — "naturel linguig") — значении слов, описывающих особенности пси­хики человека, его поведение,личностные черты, способности, мо­тивы и пр. Оно содержится в поговорках и пословицах.

Религиозные представления о душе возникают на основе осмыс­ления традиционного, "обыденного" знания о ее природе.

Во-вторых, существует и "философская психология". Вопрос о при­роде психической реальности является ключевым. Пресловутый "ос­новной вопрос философии" о соотношении идеального и матери­ального, "что первично, что вторично", не может быть даже сфор­мулирован без более или менее четкой мысли о том, что есть идеаль­ное (субъективное, душевное, психическое и т.п.). Поэтому боль­шинство философов придумывали концепции психики, создавали свои представления о личности, об особенностях ее развития, о со­отношении объективной и субъективной реальности ("теория отра­жения", в частности), о детерминантах поведения человека и групп людей. В рамках "философской психологии" и по сей день создают­ся "модели" психики или ее отдельных подсистем, которые служат научной психологии в качестве источника гипотез и, кроме того, позволяют интерпретировать различные элементы эмпирического и теоретического психологического знания.

Наконец, под термином "психология" понимают науку,возник­шую в XIX в. — науку о психике как некоторой самостоятельной ре­альности, которая имеет материальную основу, т.е. является меха­низмом отражения и регуляции человеческого поведения, и может быть исследована объективными методами. Принципы материализ­ма, объективности и детерминизма легли в основу естественно-на­учного подхода к изучению психики. Психология как наука, при­нявшая методологию естествознания, сложилась в конце XIX — на­чале XX в.

Одновременно В.Дильтей, немецкий философ, предложил рас­сматривать отдельно "науки о духе" и науки б внешнем мире. К пер­вым он отнес философию, этику, эстетику, лингвистику, право и ряд других. Ко вторым —физику, химию, геологию, биологию и дру­гие естественные науки. Психологию он определил как фундамен­тальную науку, из которой берут начало все науки о духе. Из этой науки вырастает основной метод "наук о духе" — метод понимания.


Дильтей считал, что психология является эмпирической наукой, но природа эмпирического знания в психологии иная, чем в естест­венных науках. Гуманитарное психологическое знание близко к обы­денному опыту, его содержание известно и зафиксировано в культу­ре, поэтому не содержит новизны в естественно-научном смысле.

38

Критерием понимания является не установление истинности — лож­ности, а"аутентичность".

Понимание как метод исследования присутствует в ходе любого психологического исследования. Но ряд исследователей выделяют понимающую, или гуманитарную, психологию в качестве особой сферы психологического познания, в которой главным методом яв­ляется понимание.

Естественно-научный подход ориентирует психологов на иссле­дование внешне наблюдаемой активности человека и животных — поведения. Психологию относят к поведенческим наукам, а наблю­дение, измерение и эксперимент в психологии называют методами исследования поведения (methods of behavioral research).

Поведениечеповека подразделяется т вербальное (речь) нневер-бд/№/-/ое(предметное действие, неречевая коммуникация). Исследо­вательские приемы — это методики, регистрирующие вербальное и невербальное поведение.

2.3. Классификация методов психологического исследования

Сточки зрения Б.Г.Ананьева, методы психологического иссле­дования являются системами операций с психологическими объек­тами и вместе с тем гносеологическими объектами психологичес­кой науки.

Рассматривая проблему применения эмпирических методов в психологии (если следовать требованиям системного подхода), нуж­но начать с определения их места в системе психологических мето­дов. Можно выделить, по крайней мере, пять уровней:

1. Уровень методики.

2. Уровень методического приема.

3. Уровень метода (эксперимент, наблюдение и пр.).

4. Уровень организации исследования.

5. Уровень методологического подхода.


Правда, термин "метод" может применяться к любому из уров­ней. Например, в психофизике есть метод средней ошибки, метод границ; в психодиагностике — проективный метод (уровень 2); в пси­хосемантике говорят о методе семантического дифференциала и о методе репертуарных решеток (уровень 1); в психологии развития обсуждают психогенетический метод и его разновидности — близ­нецовый метод (уровень 4).

39

Приведенное уровневое деление способов, применяемых в пси­хологическом исследовании, близко к тому, которое предложил Г.Пирьов, разделив "методы" на 1) собственно методы (наблюде­ние, эксперимент, моделирование и пр.), 2) методические приемы и 3) методические подходы (генетический, психофизиологический и пр.).

С.Л.Рубинштейн в "Основах общей психологии" в качестве глав­ных психологических методов выделил наблюдение и эксперимент. Первое подразделялось на "внешнее" и "внутреннее" (самонаблю­дение), эксперимент— налабораторный, естественный и психоло­го-педагогический плюс вспомогательный метод — физиологичес­кий эксперимент в его основной модификации (метод условных реф­лексов). Кроме того, он выделил приемы изучения продуктов дея­тельности, беседу (в частности, клиническую беседу в генетической психологии Пиаже) и анкету. Естественно, время обусловило осо­бенности этой классификации. Так, "родственно-идеологические" связи психологии с философией лишили ее теоретических методов, аналогичная близость с педагогикой и физиологией вознаградилась включением методов этих наук в психологический перечень.

Вторая развернутая классификация методов психологического исследования, получившая распространение в отечественной пси­хологии благодаря Б.Г.Ананьеву, — классификация болгарского пси­холога Г.Д.Пирьова. Он выделил как самостоятельные: наблюдение (объективное — непосредственное и опосредованное, субъективное — непосредственное и опосредованное), эксперимент (лаборатор­ный, естественный и психолого-педагогический), моделирование, психологическую характеристику, вспомогательные методы (мате­матические, графические, биохимические и др.), специфические ме­тодические подходы (генетические, сравнительный и др.). Каждый из этих методов подразделяется на ряд других. Так, например, на­блюдение (опосредованное) делится на анкеты, вопросники, изу­чение продуктов деятельности и др.


Критику классификации Пирьова дал Ананьев, предложив дру­гую. Все методы он разделил на: 1) организационные (4-й и 5-й уров­ни, выделенные нами выше), 2) эмпирические, 3) способы обработ­ки данных и 4) интерпретационные.

К организационным Ананьев отнес сравнительный, лонгитюд-ный и комплексный. Во второй группе оказались обсервационные методы (наблюдение и самонаблюдение), эксперимент (лаборатор­ный, полевой, естественный и др.), приходиагностический метод, анализ процессов и продуктов деятельности (праксиометрические методы), моделирование и биографический метод.

40

В третью группу вошли методы математико-статистического ана­лиза данных и качественного описания. Наконец, четвертую группу составили генетический (фило- и онтогенетический) и структурные методы (классификация, типологизация и др.). Ананьев подробно описал каждый из методов, но при всей тщательности его аргумен­тации остается много нерешенных проблем: почему моделирование оказалось эмпирическим методом? Чем практические методы отли­чаются от полевого эксперимента или инструментального наблюде­ния? Почему группа интерпретационных методов отделена от орга­низационных? Разве генетическая интерпретация не предполагает особый способ организации исследования ("близнецовый метод" и

ДР.)?

Важно отметить, что здесь не обозначены теоретические методы психологического исследования, но вместе с тем выделен класс ме­тодов, "промежуточный" по статусу между эмпирическими и тео­ретическими, а именно — методы представления, обработки и (до­бавим) интерпретации данных эмпирического исследования.

В работах М.С.Роговина и Г.В.Залевского рассматриваются выше­приведенные классификации и дается своя. Согласно точке зрения этих авторов, метод — это выражение некоторых соотношений меж­ду объектом и субъектом в процессе познания. Они сводят число основных психологических методов к шести: 1) герменевтический — соответствующий нерасчлененному состоянию науки (субъект и объект не противопоставлены, мысленная операция и метод науки тождественны); 2) биографический — выделение целостного объек­та познания в науке о психике; 3) наблюдение —дифференциация объекта и субъекта познания; 4) самонаблюдение — превращение субъекта в объект на основе предшествующей дифференциации; 5) клинический — на первый план выходит задача перехода от внеш-ненаблюдаемого к внутренним механизмам; 6) эксперимент как ак­тивное противостояние субъекта познания объекту, при котором учитывается роль субъекта в процессе познания.


Приведенная классификация имеет преимущество — гносеоло­гическое основание (субъект-объектное взаимодействие), хотя и спорна: неясно, чем вызвано выделение биографического метода (критерий — целостность, тогда можно вычленить что-то и по кри­терию аналитичности?) и клинического метода (в этом ли его спе­цифика?).

Однако авторы умышленно или неумышленно остановилисьлишь на классификации эмпирических психологических методов, для чего были вынуждены включить моделирование в число герменевтичес­ких методов. Но разве при использовании этого метода "субъект и

41

объект познания не противопоставлены"? Ведь модель — это рацио­нальное противопоставление субъектом одного объекта другому (об­раза и первообраза), что невозможно без рефлексивного отношения субъекта к объекту и к себе.

Существуют и другие подходы к описанию и классификации ме­тодов психологического исследования, но практически всегда ста­вится знак тождества между эмпирическими методами психологи­ческого исследования и психологическими методами вообще, что затрудняет определить специфику тех и других.

Целесообразно по аналогии с другими науками выделить в пси­хологии три класса методов:

1. Эмпирические, при которых осуществляется внешнее реальное взаимодействие субъекта и объекта исследования.

2. Теоретические, когда субъект взаимодействует с мысленной мо-' делью объекта (точнее — предметом исследования).

3. Интерпретацияи описание, при которых субъект "внешне" вза­имодействует со знаково-символическим представлением объекта (графиками, таблицами, схемами).

Результатом применения первой группы методов являются дан­ные, фиксирующие состояния объекта показаниями приборов, со-стояниями субъекта, памятью компьютера, продуктами деятельнос­ти и др.

Результат применения теоретических методов представлен зна­нием о предмете в форме естественно-языковой, знаково-символи-ческой или пространственно-схематической.


Наконец, интерпретационно-описательные методы — это "место встречи" результатов применения теоретических и эксперименталь­ных методов и место их взаимодействия. Данные эмпирического исследования, с одной стороны, подвергаются первичной обработ­ке и представлению в соответствии с требованиями, предъявляемы­ми к результатам со стороны организующих исследование теории, модели, индуктивной гипотезы.

С другой стороны, происходит интерпретация этих данных в тер­минах конкурирующих концепций на предмет соответствия гипотез результатам. Продуктом интерпретации являются факт, эмпиричес­кая зависимость и в конечном счете оправдание или опровержение гипотезы.

Будем считать теоретическими методами психологического ис­следования: 1) дедуктивный (аксиоматический и гипотетико-дедук-тивный), иначе — восхождение от общего к частному, от абстракт­ного к конкретному. Результат — теория, закон и др.; 2) индуктив­ный — обобщение фактов, восхождение от частного к общему. Ре-42

зультат— индуктивная гипотеза, закономерность, классификация, систематизация; 3) моделирование — конкретизация метода анало-гий, "трансдукция", умозаключения от частного к частному, когда в качестве аналога более сложного объекта берется более простой и\ил и доступный для исследования. Результат— модель объекта, про­цесса, состояния.

От теоретических методов психологии следует отличать методы умозрительной психологии, берущие начало в так называемой фи­лософской психологии. Умозрение опирается не на научные факты и эмпирические закономерности, а имеет обоснование только в лич­ностном знании (субъективной реальности, интуиции) автора кон­цепции.

Умозрительный психолог, как и философ, порождает приемле­мые, с личной точки зрения, модели психической реальности либо модели ее отдельных составляющих (теории личности, общения, мышления, творчества, восприятия и т.д.). Продуктом умозрения является учение, т.е. некоторый целостный мысленный продукт, объ­единяющий в себе черты рационального и иррационального знания, претендующий на полноту и единственность объяснения некоторой реальности и не предусматривающий своей фальсификации (опро­вержения) при эмпирическом исследовании.


Существуют два основных вида моделирования: структурно-функциональное и функционально-структурное.

В первом случае исследователь хочет выявить структуру отдель­ной системы по ее внешнему поведению и для этого выбирает или конструирует аналог (в этом и состоит моделирование) — другую систему, обладающую сходным поведением. Такое поведение позво­ляет сделать вывод (на основе правила вывода по аналогии) о сход­стве структур. Этот вид моделирования является основным методом психологического исследования и единственным в естественно-на­учном психологическом исследовании. Во втором случае по сходст­ву структур модели и образа исследователь судит об имеющих что-то общее функциях, внешних проявлениях и др. Этот метод распро­странен во многих науках, в частности в сравнительной анатомии, палеонтологии, культурологии и т.д.

Естественно, структура психической реальности другого челове­ка нам не дана. Но субъект имеет собственную реальность, поэтому существует сходство функционально-структурного моделирования и герменевтического метода, которое и подвигло М.С.Роговина и Г.В.Залевского на включение метода моделирования в число герме­невтических методов.Следует, наверное, отделить теоретическую мо­дель психической реальности как таковой (например, психика — "те-

43

лефонная станция") от субъективной модели психической реальнос­ти конкретного другого человека, которая есть "чистое пережива­ние". Сходство психических процессов — не сходство научных ме­тодов.

Интерпретационно-описательные методы играют важнейшую, хотя и не очевидную роль в целостном психологическом исследова­нии. Зачастую именно отрефлексированное исследователем владе­ние этими методами предопределяет успех научной программы. Осо­бенности описательных методов в психологии подробно изложены в монографии В.А.Ганзена, хотя в ней и не проводится различие между описанием как теорией и описанием эмпирических данных.

Рассмотрим еще одну классификацию психологических эмпири­ческих методов. В предыдущей главе была приведена классифика­ция, которая разделяла методы по двум основаниям, связанным с познавательной деятельностью исследователя: активность — пассив­ность; наличие средств — непосредственность. В психологическом исследовании объект также может быть активным, ведем ли мы речь о человеке или животном. Человек в качестве испытуемого является субъектом общения, познания и деятельности, как и исследователь. Следовательно, при классификации эмпирических психологических методов нужно учесть и эту особенность.


В психологии важное значение имеет интерпретация и понима­ние поведения испытуемого. Процесс понимания в каком-то смыс­ле противоположен процессу измерения. При измерении мы макси­мально стремимся объективировать результачы исследования, а ис­пользуя понимание, наоборот, субъективно интерпретируем пове­дение испытуемого в своих личных смысловых единицах.

Удобно располагать все психологические эмпирические методы вдвухмерном пространстве, оси которого обозначают два специфи­ческих признака психологического исследования. Первый— нали­чие или отсутствие взаимодействия между испытуемым и исследо­вателем или же интенсивность этого взаимодействия. Оно макси­мально в клиническом эксперименте и минимально при самонаблю­дении (исследователь и исследуемый — одно лицо). Второй— объ­ективированность или субъективированность процедуры. Крайни­ми вариантами являются тестирование (или измерение) и "чистое" понимание поведения другого человека путем вчувствования, эм-патии, сопереживания, личностной интерпретации его действий. Нельзя сказать, что во втором случае исследователь не использует никаких средств: они есть, но "внутренние" (в смысле Л.С. Выгот­ского) — личный опыт исследователя, индивидуальные смыслы, приемы интерпретации и т.д. Средства, которые исследователь ис-

44

пользует в измерении, — внешние (приборы, тесты и т.д.). Эти два специфических признака, разделяющие психологические методы на типы, можно назвать и по-другому. Первый образуетесь: "два субъ­екта — один субъект" или "внешний" диалог — "внутренний" диа­лог. Второй образуетесь: "внешние" средства — "внутренние" сред­ства или "измерение — интерпретация".

В квадратах, образованных этими осями, можно расположить основные психологические эмпирические методы.



Наблюдение

Психологический эксперимент с этой точки зрения является ме­тодом, в котором взаимодействие с испытуемым сочетается с объек­тивной регистрацией его поведения.

В разд. 2.4 будут проанализированы особенности неэксперимен­тальных эмпирических методов психологического исследования. К их числу относятся наблюдение, беседа и "архивный метод" (он же — анализ поведения и продуктов деятельности).



<< предыдущая страница   следующая страница >>