shkolageo.ru 1

Вадим Леванов




MUSCA


парамистерия


МУХА. Зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Что, что, что, что?

МУХА. Зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Почему?

МУХА. Зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. За что, за что, за?!..

МУХА. Зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Я не-не-не-не-не… хочу! (Замыкает слух, вставляя в уши пальцы, звук исчезает.) Вот так, вот так, вот так, вот!


Пауза. Ю вынимает пальцы из ушей.


МУХА. Зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю Черт! (Сворачивает газету.)

МУХА. Зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю (размахивает газетой, бьет газетой везде). Черт! Черт! Черт!

МУХА. Зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.


Ю мечется вслепую, размахивая газетой. Валится на пол, лежит неподвижно. Подняв голову видит: муха бьется между стекол большой оконной рамы.


Ю. Ха. Ха-ха! Ха-ха-ха-ха-ха! (Подходит к окну.) А-а-а-а!

МУХА. Зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Попалась! А! Вот! Все! Попалась! Попалась! Все! Все! Вот! Сволочь! Ну, все, все, все! Сволочь! Попалась?! Да?! Жужжишь? Да? Как ты отвратительно… отвратительно… противно как ты жужжишь, сволочь! Звук какой ты издаешь… гадкий! Сволочь. Все! Теперь – все! Я знаю: твои лапы или крылья или что-то… задевают там за что-то, за брюхо, да? Или что там у тебя еще есть и получается это: ззззззззз! Ужасное, ужасное, страшное зззззз! Которое я не могу, не могу!.. Ничего! Жужжи! Теперь – все! Дожжужалась. Глупая, безмозглая, отвратительная тварь! Мерзкое отродье! Теперь начнется твоя смерть. Жужжи, жужжи! А смерть уже подкрадывается к тебе… тихо-тихо… Чувствуешь? А? Слышишь?.. Понимаешь? Нет? Но вот когда ты начнешь дохнуть, тогда тебе станет абсолютно ясно.


МУХА (бьется о стекло окна). Зззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Вот тогда ты будешь желать… жаждать скорой смерти… Тогда – поймешь! Ты будешь там агонизировать, долго-долго, махать своими крылышками, пока не обессилишь… Жужжи! Будешь жужжать все слабее. Слабее и тише… А я буду на тебя смотреть. Я хочу видеть твою смерть. И я увижу!.. (Смеется.) Сдохнешь теперь, сволочь! Как миленькая. И – все! Загнешься – лапки кверху. Окончательный тебе настанет кердык.

МУХА (удивленно). Зззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Давай, давай! Бейся своей башкой об стекло! Давай!.. Сколько ты, подлая ты тварь, попила моей крови… фигурально выражаясь. Давай, наяривай, раздолбай свою безмозглую башку!.. А я буду терпелив… и беспощаден. Я буду смотреть… Пожила в свое удовольствие, да? Полетала, полетала, нажужжалась, наползалась по отбросам, по фекалиям… после которых ты, скотина, садилась мне на лицо…

МУХА (тревожно). Зззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. А я не мог тебя убить! Никогда! Я гонялся за тобой с газетами, полотенцами, я травил тебя всякой химией, развешивал липучки, в которых гибли твои сородичи, но ты, ты, ты всякий раз счастливо избегала мои ловушки, ты ускользала! Ничего. Все! Конец. Смерть. Последний акт. Я даже не буду твоим палачом. Я буду только зрителем. Буду наблюдать твою агонию. Отмахалась крылышками. Потрепыхайся пока.

МУХА (в волнении). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Как я ненавижу!.. Ненавижу тебя и твой род! Откуда вы только беретесь?! Кто вас придумал? Зачем, зачем ты нужна? Зачем вы нужны все? Какая от вас польза? Один вред… Может, ты скажешь, что всякая тварь есть создание Божье?! А?! Вот ты, ты – создание Божье?! Да?! Бог сотворил тебя, чтоб ты летала по помойкам, рылась во всякой падали, а потом… разносила бациллы, заразу всякую. То есть жил-жил человек, а потом – бац! И все – умер человек, нету человека, будто никогда и не было вовсе! А почему? Потому что такая вредоносная тварь поползала, брюхом своим заразным потерлась по закуске, которой человек закусывал водку или портвейн 77 или что-нибудь другое, может быть. И все! Оркестр наяривает, родственники-друзья рыдают над свежей могилкой… из-за… (прослезился) из-за какой-то маленькой, крошечной паразитической сволочи.


МУХА (яростно). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Вот чертова жизнь! Из-за какой-то идиотской дрозофилы… или кто ты там есть? – сыграть в ящик!.. Сколько народу перегубила ты и твои все родственники?!. Пришла твоя череда! Жужжи, жужжи! Ты будешь горько сожалеть, будешь умолять, будешь ползать передо мной во прахе… И просить, чтоб я ускорил твою неминуемую погибель!.. Ты будешь жаждать, чтоб тебе оборвали твои крылья или проткнули иголкой, дабы пресеклись твои муки. Но я буду беспощаден! Бескомпромиссен и беспощаден?

МУХА. Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Что? Я уже это говорил? Да…

МУХА (отчаянно). Зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. И никто, никто не поможет тебе! Никто не прервет твоих мук. Что? Хорошо тебе, да?.. То-то. Да, мне хочется прихлопнуть тебя чем-нибудь… увесистым, толстым литературным журналом “Дружба народов” или “Иностранная литература”, свернутым в трубку. Так прихлопнуть, хорошенько размахнувшись, чтобы на обложке осталось мокрое место, мокрое маленькое грязное пятнышко, в которое превратишься ты. Но я удержусь. Потому что я знаю – ты очень, очень коварная тварь. Отвратительная, коварная тварь. Я откажусь от наслажденья раздавить твои смрадные внутренности. Моя месть настигнет тебя неминуемо. Медленно и по капле, по капле жизнь будет истекать из тебя. И ты умрешь, сдохнешь, и будешь лежать тут между стеклами в высушенном виде под лучами солнца до весны, пока кто-нибудь не вздумает мыть рамы… А на самом деле ты будешь лежать тут, между стекол вечно, потому что никто и никогда не будет мыть эти рамы. Будешь лежать, пока не рухнет этот дом, пока весь мир не развалится…

МУХА (испуганно). Зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Я убил бы тебя теперь же! Но мне мешает стекло, а не гуманизм. Трепыхаешься? Как ты борешься за свою жизнь! Ты – дура. И больше никто. Я знаю: тебе кажется, что вот совсем близко – свобода, и тебе не хватает ума понять, почему ты никак не можешь оказаться там, на воле, ведь, кажется ничто не мешает, так? Изо всех силенок машешь своими крылышками, – а все напрасно, бестолку, да? А твоя маленькая мушиная смерть уже прилетела к тебе. И так же как ты жужжит у тебя над ухом. Никуда тебе отсюда не рыпнуться, дорогая моя сволочь! Никуда! Все! Бобик сдох. Все кончено. Финита…


МУХА (яростно). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Это – бесполезно.

МУХА (так же). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Между прочим, я никогда не обрывал вам крылья. Мне никогда не нравились эти детские забавы: наблюдать как вы ползаете, с оборванными крыльями, без лап… как вертитесь проткнутые булавкой… Иногда я привязывал пойманную муху за лапу ниткой, чтоб она летала на поводке… А потом, я просто отпускал ее… Я был добрым. Но это было раньше. Давно. С тех пор количество добра в мире значительно поубавилось. И во мне произошли всякие изменения. Я больше не могу быть добрым. У меня нет сил быть добрым. Я должен быть беспощаден, должен ненавидеть, должен… И я буду – беспощаден!

МУХА (истерично). Зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Травка там за окошком, да? Зеленеет. Солнышко блестит. Муха-цокотуха больше не взлетит. Никогда. Муха-цокотуха. Ее спас комарик, и все кончилось хорошо и славно – свадьбой насекомых, она нашла доллар, а у него была сабля и нехороший мезгирь был посрамлен и повержен. Не-на-ви-жу! А вон там, в кустах свежая куча собачьего дерьма, предмет твоих помыслов, не так ли, сударыня? Ты стремишься туда? Правда?.. (Смеется.) Кстати, может быть ты вовсе не женская особь? А совсем напротив? Я не специалист по мушиным полам. И мне все равно.

МУХА. Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Я – просто бог. Который вправе решать – жить тебе или умереть тебе. И еще я могу выбрать твою смерть. Сделать ее красивой или мучительной, легкой или прекрасной. Я мог бы взять аэрозольный баллончик с освежителем воздуха и брызгать на тебя, пока ты не свалишься, я мог бы утопить тебя в чашке, мог тебя сжечь пламенем зажигалки. Потому что я – Бог! Баал-Зевул, повелитель мух.

МУХА (яростно). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Не возражать! Не сметь! Ты сдохнешь, я тебе обещаю. Я дарую тебе последнюю возможность полюбоваться этим небом, этими цветами на клумбе, этой травой, деревьями, облаками. Кажется, опять будет дождь… А не проще ли смириться, успокоиться и перестать так бессмысленно растрачивать последние мгновения своей жизни. Ведь это уникальна штука – жизнь, не правда ли? Она так восхитительна, так великолепна, так прекрасна! Лучше посмотреть на этот паскудный мир, чистым всепрощающим взглядом, окинуть его, попрощаться с ним навсегда. И умереть. Легко. Весело.

МУХА (яростно). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Перестань.

МУХА (яростно). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Прекрати! Ты действуешь мне на нервы.

МУХА (яростно). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Все равно тебе не удастся вывести меня из душевного равновесия. Твоя жалкая попытка, твоя убогая провокация – бесполезна. Бог – бесстрастен. Я буду бесстрастным.

МУХА (яростно). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Знаешь, когда я стал Богом, а это произошло, отчасти благодаря тебе, я просмотрел на этот мир и решил, что он нехорош. Моя миссия исправить его, изменить, сделать совершенным, как я сам. И нужно начинать с малых дел. С тебя, например. Тебе нет места в моем мире. Ты лишняя, мелкая, бессмысленная деталь, которую должно устранить. Без тебя мир станет намного чище.

МУХА (упрямо). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. А ты помнишь свою жизнь? Ты можешь мне рассказать про свою жизнь?.. Что-нибудь? Она была длинной? Сколько живут мухи? Год? Больше? Не важно? Ты большая, жирная, навозная муха. У тебя была какая-то жизнь, как какая-то жизнь была у меня. Что в ней было? В твоей жизни, о чем можно рассказать перед смертью?..

МУХА (издевательски). Зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.


Ю. Хорошо, расскажи тогда о том как вы совокупляетесь? У вас это происходит… автоматически, то есть без любви, то есть, я хочу сказать, в любое время, когда… возникает желание или… Сколько раз я наблюдал, как вы трахаетесь на лету! В полете! Несмышленышем, увидев как одна муха пристраивается к другой сзади, прямо налету, я задавал сакраментальный вопрос, на которой никогда не получал ответа: “Что они делают, мухи?” Потом, когда я познал смысл происходящего меня не покидало чувство… зависти… Потому что это наверное восхитительное ощущение – двойного полета…

МУХА (сердито). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Тебе не нравится? Не нравится умирать? Почему, спрашивал я себя? Почему у этих мерзких, никчемных созданий есть крылья и они могут – летать, а я, я, венец творения, не могу изведать счастья парить в воздухе, парить легко и свободно, вечно прикованный к этой постылой земной тверди силой земного притяжения, прижатый, приплюснутый атмосферным столбом?! Почему? Я тоже хочу летать! Я тоже хочу налету!.. Чем я хуже этого гнусного насекомого?.. Так я понял… прозрел, потому что глаза мои отверзлись с них пала пелена… что Бога – нет! Нет! Если бы он был, все было бы устроено совершенно иначе. И еще я понял, что я сам – есть бог, и власть моя – безгранична!.. Беспредельна, бескрайня! Ничто не может ограничить мою свободную волю!

МУХА (глухо). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Долго мне еще ждать? Когда ты сдохнешь? Как ты меня достала!.. Неужели ты не чувствуешь свою смерть?.. Даже ты со своими ограниченными возможностями к высшей нервной деятельности должна ощущать такие вещи… Или я склонен к антропоморфизму?.. Нет, я знаю, ты надеешься, что тебе удастся меня пережить! Сволочь! Не выйдет! Ты умрешь раньше!! Я увижу, как ты сдохла, увижу тебя мертвой!

МУХА (искренне). Зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Ты больше никогда, никогда, никогда не сможешь жужжать у меня над ухом и щекотать своими волосатыми лапами мое лицо, когда я еще в стране снов, в счастливом забытьи, обнимаю какую-нибудь красивую длинноногую блядь, с крепкой грудью, нежной кожей, податливую, мягкую, влажную от желания… А ты, подлая, сволочная гадина, жужжишь и жужжишь, и я не могу, не успеваю… И просыпаюсь, возвращаюсь в эту паскудную реальность…


МУХА (яростно). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Ты не дождешься моей смерти.

МУХА (яростно). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Ты умрешь, я так решил. Это окончательный приговор, который не подлежит обжалованию. Точка. Все. Конец… Потому что у меня много работы. У бога всегда много работы. Кроме тебя еще несколько миллиардов твоих сородичей. Включая сюда всякие виды и подвиды. Мне нужно в этом разобраться. Во всем разобраться и потом разобраться со всеми. Я буду уничтожать вас как класс, как Ленин буржуазию, как Гитлер евреев, как Сталин всех подряд без разбору. В этом моя миссия, мое предназначение, моя карма. Откуда вас столько берется? Впрочем вы так плодовиты… вы высиживаете яйца, из которых вылупляются мириады мух… Ты умрешь, а появится миллион новых мух… Иногда мне кажется, что когда я умру (хотя, конечно, это только умозрительное допущение, потому что боги бессмертны и вечны) и буду лежать в гробу, и моя плоть будет разлагаться, надо мной будут кружить рои мух… и жужжать, жужжать, жужжать нестерпимо, так что я буду слышать это жужжание и по ту сторону… так, говорят, мертвые еще долго слышат звуки этого мира… И мне становится обидно и горько от того, что я буду зарыт в землю и какие-то личинки будут по маленькой-маленькой частичке растаскивать мою плоть, а миллиарды мух в это время будут спокойно продолжать жить, летать в воздухе, трахаться на лету… У меня сгниют, превратятся в осклизлое месиво мои члены, а они будут счастливы, свободны, беззаботны!.. Или если случится война, атомная война, полный крах, Армагеддон и апокалипсис, окончательный зе энд, я уверен, мухи все равно останутся и наследуют царство людей, эту говенную цивилизацию.

МУХА (уныло). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. “Даст знать Господь мухе, которая при устье реки Египетской, и пчеле, которая в земле Ассирийской – и прилетят и усядутся все они по долинам опустелым и по расселинам скал, и по всем колючим кустарникам и по всем деревам”. Да? На самом деле я знаю по тебя все. У тебя есть ротовые органы в виде нечленистого хоботка, которыми ты пожираешь все… И вас восемьдесят тысяч видов…


МУХА (остраненно). Зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. “Муха, муха-цокотуха, позолоченое брюхо муха по полю пошла, муха денежку нашла…”

МУХА (устало). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. То-то и оно, что зззззззззззззз. Одно только зззз и более ничего. Трудно быть богом, моя дорогая. Богом этого отвратного мира, где все такие как ты и хуже. Очень не легко. Слишком одиноко… и одинаково. Не каждому это по силам … Но я справлюсь. Я устрою этому миру Конец Света. И тебе устрою персональный – Конец Света. Можешь не сомневаться.


Пауза. Муха перестала жужжать.


Ю. Эй! Что замолкла? А? Начинаешь накрываться бордовой шляпкой? А? Ну-ну. Бог в помощь. То есть, я тебе в помощь. (Смеется.) Смешная штука это бытие. Ужасно смешная. Нет, ты погоди, погоди дохнуть, я еще не все сказал, что хотел, ты сперва выслушай меня, сволочь!


Пауза.


Ю. Сволочь! Мировое зло, Ангро-Манью проникло в мой мир в виде такой мухи и теперь гадит всем, носит на крыльях нечистоту, моровую язву и грех… Ты прилетаешь на труп, чтоб завладеть душой и осквернить тело…


Пауза.


Ю. Что ты молчишь? Я вижу, ты шевелишь своими лапами, крыльями, значит, ты не сдохла. Ты хочешь взять меня измором?.. Будешь молчать, пока… пока я не свихнусь и не покончу с собой?.. Или ты притворяешься мертвой, чтоб я потерял бдительность, а ты улизнула?.. Дохлый номер. Ничего у тебя не выйдет. Жужжи!


Муха сидит тихо и не шевелится.

Ю. Жужжи! Я приказываю тебе, я повелеваю тебе! Жужжи! Жужжи, кому сказано! Сволочь! Вот! Сволочь! Подлая, подлая, подлая!.. Жужжи! Я не могу… выносить эту тихую пустоту! Жужжи! Жужжи! Ну! Зззззззззззззззззззз! Ну! Ну! Черт! Ты!.. Ты!.. Сволочь! Как ты смеешь ослушаться бога! Я – Зевс Апомийос – отвратитель мух!.. Ты должна еще чуть-чуть пожжужать, а потом сдохнуть! Зззззззз! Пожжужи… и тогда может быть, я тебя отпущу.



Пауза.


МУХА. Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Молодец! Умница! Хорошая, хорошая!.. Сволочь!

МУХА (необычайно звонко). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. За свой поступок ты заслужила наказание. И наказание – смерть. Ты умрешь. Я отменяю твое помилование. Как ты, тварное созданье могла ослушаться моего повеления?! Как?!.. Ты заслуживаешь не одну а тысячу смертей! Миллион смертей мало для тебя…

МУХА (весело). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Это только цветочки! Это демонстрация моей мощи и силы. То ли еще будет, когда я рассвирепею по-настоящему… Мухи не летают в дождь? Да? Хочется открыть окно и глотнуть озона. Но ты еще стоишь на повестке дня. И окно нельзя открыть. Как трудно быть богом… иметь тайные имена… нести груз ответственности… награждать порок и наказывать добродетель… Тот бог, который был до меня, который создал тебя, ради собственной прихоти или по неразумению и который умер, да, умер… умер от инфаркта или инсульта, вызванного стрессом. От перенапряжения умственных и физических сил. Умер. Мир его духу. А я должен теперь расхлебывать.

МУХА (лениво). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. А мне даже импонирует твоя непосредственность. Да-а-а. Правда. Сволочь. Ты мне даже немного нравишься. И может быть, покойный бог был в чем-то прав? Как ты считаешь? Что если взглянуть с другой стороны… и представить себе, что ты…


За окном быстро темнеет, сверкают молнии, потом – гром, потом – ливень. Капли барабанят в стекла.

Ю (кричит). Я понял! Я все понял! Все! (мечется.) Ты и есть подлинный венец творения?! Да!.. Точно! Я понял… божий промысел… так надо, так должно быть. Ты, сволочь, самое совершенное создание для этого мира. Ты можешь летать, у тебя нет разума, ты свободна… Мир принадлежит тебе, и когда все кончится, когда пресекутся все другие формы жизни, останешься только ты и подобные… Это гениальный замысел… Вы только ждете, долго, терпеливо ждете своего часа… когда останетесь только вы и больше никого…


МУХА (торжественно). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Ты – совершенство!

МУХА(торжествующе). Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Ты – совершенство!.. Я вынужден признать. Я ошибался. Я был не прав. Ты наследуешь мир. Мертвый бог умер ради тебя. Он воплотился в тебе. Что мне теперь делать?..

МУХА. Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Ты простишь меня?

МУХА. Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Я ззззаблуждался. Я ззззнаю. Я зззаслуживаю самого сурового наказзззания!

МУХА. Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз.

Ю. Пожжжалуйста! Пощади! Я не хотел! Я всегда относился к вам с трепетом! Я ззззаблуждался. Кажжждый можжжет ззззаблужжждаться!.. Это неизззбежжжно! Ззззззззаклинаю тебя! Зззззабудь все! Я ззззаглажжжу свою ошибку! Моя несовершенная природа зззззззззатмила мой разззззум! Я искуплю страданием, зззззззабвением своего я!


Ю распахивает окна. Муха вылетает.


Ю. Я воззззззнесусь зззззза тобой!

ГОЛОС ЛЮБОВИ КАРЛОВНЫ(визгливо). Да прихлопни ее, в конце концов, твою мать!

Ю. Ззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз!


БАЦ!


Охраняется законом РФ об авторском праве.

Постановка пьесы невозможна без согласия автора.


Леванов Вадим Николаевич

445017, г. Тольятти,

Молодежный бульвар, д. 22, кв. 68.

Тел. (8-848-2) 22-34-33.

E-mail: bolotniy@infopac.ru