shkolageo.ru 1 2 ... 9 10

Инопланетянка или Человек?

Прежде чем рассказы­вать о дальнейших событиях, связан­ных с Анастасией, я хочу по­бла­годарить всех руководителей духовных конфессий, учё­ных и журналистов, простых чита­телей, приславших мне письма, духов­ную литературу, коммен­та­рии отно­­си­тельно изло­жен­ных в первой книге событий. Опре­деления, сделанные в ­адрес Анастасии, разные. В прессе её ­на­зы­ва­ют “Хозяйкой тай­ги”, “Сибирс­кой ведуньей”, “Пред­сказательницей”, “Божественным про­яв­­ле­нием”, “Ино­пла­нетянкой”. По­то­­му на вопрос одной московской журна­листки: “Любишь ли ты теперь Анаста­сию”? — я ответил: “Не могу опре­делиться в своих чувст­вах”.И тут же был разнесён слух, что я не способен что-то там понимать из-­за духовной некомпетентности. Но как же можно любить, не разоб­равшись, кого любишь? Ведь до сих пор нет единого определения в адрес Анастасии. Я попытался, основываясь на её утвер­ждении: “Я Человек. Женщина”, убедить себя в этом, найти объяснения её необычным способ­ностям. Поначалу всё получалось.

Кто такая Анастасия?

Молодая женщина, рождённая и живущая отшельницей в глухой cибир­ской тайге. Воспитанная после гибели своих родителей дедушкой и праде­душкой, тоже ведущими отшель­ни­ческий образ жизни.

Можно ли считать необычным пре­данное отношение к ней диких зверей?

И в этом нет ничего необычного. На крестьянском подворье разные живот­ные мирно уживаются между собой и с уважением относятся к своему хозяину.

Сложнее было определить механизм, с помощью которого она может видеть на расстоянии, знать в деталях о разных событиях даже тысячелетней давности, свободно разбираться в нашей тепе­решней жизни. Как работает её Луч, на расстоянии исцеляя людей, проникая в глубины прошлого и заглядывая в будущее?

Профессор философии член-кор­респондент МАИ К. И. Шилин напи­сал в своих работах, посвящённых анали­зу высказываний и действий Анаста­сии: “Творческий потенциал Анастасии — это всеобщий, а не чисто инди­видуальный дар Божий, дар При­роды. Все мы и каждый из нас в отдель­ности связаны с Космосом.


Выход из грядущей катастрофы видит­ся в гармоничном синтезе культур-начал. Развитие этого типа культур гар­монич­но­ чистого Детства даёт “женский” тип культур. Наиболее полно и ярко этот тип культур выра­зился в буддизме, но и в нашей Анастасии также. Потому-то ниже и дана следующая ­цепочка отож­дес­т­влений: Анастасия = Тара = Буд­да = Майтрейя. Анастасия является совер­шенным человеком, подобным Богу”.

Так это или нет, не мне судить. Только непонятно, почему же тогда она учения никакого не пишет, как все про­светлён­ные, подобные Богу, а вместо этого свои двадцать соз­нательных лет занимается дачниками.

Тем не менее, читая высказывания учёных, мне удалось сделать вывод, что она не сумасшедшая какая-нибудь. Потому что в науке есть, по крайней мере, гипотезы относительно того, что она говорила, а по отдельным направлениям проводятся опыты.

Так, например, на вопрос: “Анастасия, каким образом ты выуживаешь и обрисовываешь разные ситуации ­ты­ся­челетней давности и даже мысли великих людей прошлого можешь ­видеть?” — она ответила:

—  Первая мысль, первое слово было у Создателя. Его мысли живут и поныне, невидимо окружая нас и ­заполняя пространство вселенское, ­отражаясь в материальных живых творениях, созданных для главного, для человека! Человек — дитя Создателя. И, как любой родитель, Он не мог пожелать для своего ребёнка меньшего, чем имел сам. Он дал ему всё. И большее! — свободу выбора. Человек может творить и совершенствовать мир силой мыслей своих. Любая произведённая человеком мысль не исчезает в никуда. Если светлая — она заполняет светлое пространство и встаёт на сторону Светлых сил, если тёмная — на противоположную сторону. И сегодня любой человек может воспользоваться любой мыслью, произведённой когда-либо людьми или Создателем.

—  А почему тогда не все ими пользуются?

—  Пользуются все люди, но в разной мере. Чтобы пользоваться, нужно думать, а не всем это удаётся из-за повседневной суетности.


—  Значит, задуматься нужно — и всё получится? И даже мысли Создателя можно познать?

—  Чтобы мысли Создателя познать, нужно достичь Ему присущей чистоты помыслов и Его скорости движения мысли. Чтобы мысли просветлённых познать, нужно их чистоту помыслов иметь и с их скоростью уметь мыслить. Если нет в каком-то человеке достаточной чистоты помыслов, чтобы общаться с измерением светлых сил, измерением, в котором живут светлые мысли, тогда человек будет черпать их из тёмной противоположности, в итоге сам мучиться и других мучить.

Не знаю, косвенное или прямое объ­яс­нение этим её высказываниям сделал директор Международного института теоретической и прикладной физики Академии Естественных Наук России академик А. Е. Акимов в журнале “ Чудеса и приключения” в статье “Физика признаёт Сверх-разум”, он пишет: “Существовали и существуют два направления познания Природы. Одно представлено западной наукой, то есть знаниями, которые добываются на той методологической базе, которой владеет Запад: доказательство, эксперимент и т.п. Другое — восточной, то есть знаниями, полученными извне, эзотерическим путём в состоянии медитации. Эзотерические знания не добывают, их человеку дают.

Получилось так, что на каком-то этапе этот эзотерический путь был утерян и сформировался другой путь, чрезвычайно сложный и медленный. За последнюю тысячу лет, следуя этим путём, мы пришли к тем знаниям, которые были известны на Востоке три тысячи лет назад.

У меня есть интуитивное убеждение, что правы были те, что говорили: материя, на полевом уровне заполняющая всю Вселенную, есть некая взаимосвязанная структура. В своей книге “Сумма технологий” Станислав Лем в главе “Вселенная как суперЭВМ” высказал мысль, что существует такой гигантский мозг-Вселенная, как ЭВМ. Представьте себе вычислительную машину, которая при объёме наблюдаемой Вселенной (её радиус порядка 15 млрд. км.) наполнена элементами с объёмом 10-33 см3.

И вот такой мозг, заполняющий всю Вселенную, конечно, наделён возможностями, которые нам не дано ни представить, ни сфантазировать. А если учесть, что в действительности этот мозг функционирует не по принципу электронных вычислительных машин, а на основе торсионных полей, то тогда становится ясно: “проявления Абсолюта Шеллинга или Шуньята, древней ведической литературы — как раз и есть вычислительная машина. И кроме неё ничего в мире больше нет. Всё остальное — та или иная форма Абсолюта”.


А о Луче, действующем на расстоянии, учёные вот что говорят. Действительный член Российской Академии медицинских наук академик Влаиль Казначеев в статье “Живые лучи и живое поле”, журнал “Чудеса и приключения” от 03.05.96:

“Вероятно, Вернадский был прав, когда поставил вопрос: как же идеальное, мыслительное переводит планету Земля в новую её эволюционную фазу? Как? И только через труд, и только через взрывы, и только через техногенную деятельность — так вот прямолинейно объяснить это нельзя.

Факты указывают на то, что человек, оператор, может менять на расстоянии многие показания электронных приборов. Он как бы сбивает шкалу прибора, притом издалека. У нас сейчас ведутся работы в Новосибирске по дальней связи с Норильском, Диксоном, Симферополем, идут работы и с Тюменским треугольником, с американским центром во Флориде, и дальняя связь с человеком, с прибором и с оператором устанавливается достоверно и точно.

Мы сталкиваемся с неизвестным явлением — взаимодействие живого вещества на огромных расстояниях”.

К сожалению, в статьях много непонятных терминов, ссылок на труды других учёных. Все их перечитать да ещё понять сложно.

Но всё равно я понял, что науке известно о возможности человека контактировать на расстоянии, известно науке и о вселенском банке данных, которым пользуется Анастасия, она называет­ его измерением Светлых сил, или измерением, в котором живут мысли, когда-либо произведённые людьми. Об этом современная наука тоже говорит, называя его суперЭВМ.

Далее предстояло осмыслить, каким образом мне, совсем не занимавшемуся литературным ремеслом, не имеющему на то образования, удалось на­писать книгу, и эта книга будоражит людей.

Когда я был в тайге, то Анастасия сказала: “Я сделаю тебя писателем. Ты напишешь книгу, и её будут читать много людей. Она будет благотворно влиять на читающих”.

Теперь вот книга написана. И можно пред­­­положить, что в этом только её за­с­луга. Но тогда нужно определить, каким образом она оказывает влияние на творческие возможности других людей. Но пока никому определить этого не удалось.


Для облегчения задачи мож­но, ­ко­неч­но, предположить, что я и сам ­нем­ного талантлив, и получив от неё ­ин­те­ресную информацию, описал её. Тогда, казалось, всё встаёт на свои места. Всему даны объяснения.

Не надо дальше тратить время на чте­ние научной и духовной литера­ту­ры, зада­вать вопросы специалистам. И тут Анастасия явила новое явление, объ­ясне­ние которому пока ни я и ни кто из помогавших мне пока найти не могут.

Если помните, я писал в первой кни­ге, как она сказала ещё два года назад: “Художники будут писать картины, поэты стихи, и будет снят обо мне фильм. Ты будешь смотреть на всё это и вспоминать меня...”

Дедушка Анастасии на мой вопрос: “Она что, может предсказывать буду­щее?” — ответил: “Владимир, Анаста­сия будущее не предсказывает, она его спо­собна моделировать и воплощать в ре­альность”.

Слова, это всего лишь слова. Мало, ли что, говорим мы. И этим словам я не придал особого значения, расценив их, как неч­то иносказательное. Потому что невоз­можно было даже предпо­ло­жить, насколько точно воплотится всё ска­зан­ное Анастасией в жизнь. Но не­ве­роятное про­исходит!

Сказанное Анастасией начинает уве­ренно воп­­лощаться в реальность.

Сначала потоком посыпались стихи. Часть из них я опубликовал в конце пер­вой книги. Потом в разных городах люди стали открывать ещё и “Домики Анаста­сии”. В первом из них, в городе Гелен­джи­ке, были выставлены картины москов­ской художницы Александры Васильевны Саенко, они посвящены Анастасии, природе.

Я вошёл в этот домик, взглянул на стену, увешанную большими картинами... Окружающее пространство слов­но стало видоизменяться.

Со многих картин своими добрыми глазами на меня смотрела Анастасия. И сюжеты... Понимаете, на некоторых картинах были сюжеты из ещё неизданной второй книги. И был светящийся шар, появляющийся иногда рядом с Анастасией. Потом я узнал, что эта художница рисует не кистью, а кончиками пальцев. Большинство из этих картин уже распроданы, но оставлены пока на выставке, потому что люди идут и идут посмотреть на них. А одну картину художница подарила мне. На ней были изображены родители Анастасии. От лица её мамы невозможно было отвести взгляда.


Стали поступать от разных студий предложения о съёмке кинофильма об Анастасии. И я это уже воспринимал как само собой разумеющееся.

Притрагиваясь руками к картинам и листкам со стихами, слушая песни и просматривая кадры отснятого кинофильма, я пытался как-то осмыслить про­исходящее.

А тут Московский исследовательский центр, занимающийся исследованием явлений, связанных с Анастасией, делает заключение:

“Величайшие духовные наставники, известные человечеству религиозными учениями, философскими и научными изысканиями, не достигают скорости воздействия Анастасии на че­ло­веческий потенциал. Их учения во­зы­мели ощутимое проявление в реальной жизни спустя столетия и тысячелетия с момента появления.

Анастасия всего лишь за дни и меся­цы каким-то неведомым образом, минуя нравоучения и разные духовные трактаты, воздействует напрямую на чувства и вызывает эмо­ци­ональные всплески, творческий подъём, реа­ли­зующийся в реальных творениях раз­ных людей, мысленно соприкоснув­шихся с ней. Мы их можем осязать в виде худо­жественных произведений, вдохно­венных порывов к свет­лому, доб­рому”.

Каким же образом эта одинокая отшель­­ница, находясь одна в глухой сибирской тайге, в одно и то же вре­мя словно парит над реальным прос­т­ран­ством нашей жизни?

Каким образом через руки других людей она материализует творения? Все они о свет­лом, о добром, о России, о природе, о любви.

“Она засыплет мир великой поэзией любви. Весенним дождём стихи и песни будут омывать всю нашу Землю от накопившейся на ней грязи”, — сказал дедушка Анастасии.

—  Но каким образом она это сделает?  —  спрашивал я.

И ответ:

—  Энергией порыва собственных устремлений она раздаёт вдохновение и озарение, силой своей мечты.

—  Что за сила скрыта в её мечте?

—  Сила Человека-Творца.

—  Но за свои творения человек дол­жен получать вознаграждение, ­почести, деньги, звания. А она отдаёт их безвозмездно другим. Зачем?


—  Она самодостаточна. Собст­венное удовлетворение и искренняя ­любовь хотя бы одного — высшие ­на­грады для неё, — ответил дедушка Анастасии.

Но пока эти ответы не осмысливаются до конца. Пытаясь осознать, кто такая Анастасия, и определиться в своём отношении к ней, я продолжал выслушивать разные мнения о ней, читать о духовном. За полтора года проглотил больше литературы, чем за все годы предыдущей жизни. Но что из этого получилось? Лишь один бесспорный вывод я сделал для себя: “В ряде умных книг, претендующих на историческую достоверность, духовность и искренность, содержится наглая ложь”. К ­такому выводу привела меня ситуация, связанная с Григорием Распутиным.

В первой книге об Анастасии я привёл цитату из исторического романа-хроники В. Пикуля “У последней черты”.

В романе говорилось, как полуграмотный мужик Григорий Распутин из глухой сибирской деревни, где растёт сибирский Кедр, в 1907 году пришёл в столицу Российской Империи. Он ­поразил своими предсказаниями императорскую семью, в которую стал вхож, переспал с большим количест­вом знатных женщин. Когда его убивали, были поражены тем, что, приняв подсыпанный в стакан цианистый ­калий, он всё же смог встать из-за стола и выйти во двор особняка. Потом князь Юсупов стрелял в упавшего Распутина в упор из пистолета. Но и будучи изрешечённым пулями, Распутин продолжал жить. Израненное тело бросили с моста в воду. Потом выловили и сожгли.

Таинственный и загадочный Григорий Распутин, поразивший всех своей выносливостью, вырос в кедровом краю.

Вот как журналисты того времени подвели итог его выносливости: “В возрасте пятидесяти лет он мог начать оргию с полудня, продолжая кутёж до четырёх часов ночи; от блуда, пьянства заезжал прямо в церковь к заутрене, где простаивал на молитве до восьми утра, затем дома, отпившись чаем, Гришка как ни в чём не бывало до двух часов дня принимал посетителей, потом набирал дам и шёл с ними в баню, а из бани катил в загородный ресторан, где повторял ночь предыдущую — никакой нормальный человек не смог бы вынести подобного режима”.


Как и у многих, у меня сложился соответствующий этим высказываниям беспутный образ Григория Распутина. А судьба, словно для размышления, подбросила другую информацию.

Вот что писал о Григории папа Иоанн: “Сегодня из реки невредимым выходит так и не найденное тело Святого монаха. И его тайные сыны с молитвой в Ковчег войдут”.

Что же получается? С одной стороны, о нём пишут: распутник, с другой — Святой монах. Где правда? Где ложь?

Далее, мне случайно попадает текст записок Григория Распутина, написанных во время его пребывания в Святой Земле (они были доставлены в Париж беженцем из СССР Лобачевским). Вот этот текст: “Безо всякого усилия утешает море. Когда утром встаёшь и волны “говорят”, и плещут, и радуют. И солнце на море блестит, словно тихо-тихо поднимается, и в то же время Душа человека забывает всё человечество и смотрит на блеск солнца; и радость у человека возгорается, и в Душе ощущается книга жизни и премудрость жизни — неописуемая красота! Море пробуждает от сна сует, очень много думается само по себе, безо всякого усилия.

Море — пространство, а ум ещё более пространен. Человеческой премудрости нет конца, она невместима всеми философами. Ещё есть величайшая красота, когда солнце падает за море и закатывается и лучи его сияют.

Кто может оценить светозарные лучи? Они греют и ласкают Душу и целебно утешают. Солнце по минутам уходит за горы, Душа человека немного поскорбит о его дивных светозарных лучах... Смеркается.

О, какая становится тишина... Нет даже звука птицы. От раздумья человек начинает ходить по палубе, невольно вспоминает детство и всю суету, и срав­нивает ту свою тишину с суетным ми­ром, и тихо беседует с собой, и желает с кем-нибудь отвести скуку, нагнанную на него от его врагов...”.

Так кем же ты был, сибиряк? Россиянин Григорий Распутин? Где правда написана о тебе, где ложь? Как разобраться? На что опереться в ос­мыс­ливании сути бытия, своего пред­наз­начения? С помощью чего, каких ве­ли­­ких трудов можно разобраться, где Истина, где ложь? Где духовность и ис­кренность, где претензия на все­ве­де­ние? Может быть, собственным сер­дцем попробовать? Не писал я стихов, но тебе, Григорий Распутин, хочу пос­вятить своё первое.


“Анастасию” читают, и стихи у ­лю­­дей получаются искренние. И я ­по­про­бовал. У меня для тебя вот что по­лучилось. Извини, если рифма где подвела.


Григорию Распутину

посвящается


Полуграмотный? Полуграмотный.

Из кедровых лесов, так что ж?

Ну, босой. От Сибири-Россиюшки

сапоги не одни сотрёшь.


Я к царю. Помогу-ка батюшке

Продержаться ещё чуток.

Я к России, к России-матушке,

Ей бы хвойного хоть глоток!


Что? Гусары? Разгульны, удалы,

Сердцееды и храбрецы?

Так смотрите, смотрите ж, как надо

Разгуляться! Эх, вы, мудрецы!


Град Петра в парижских нарядах,

Но корсетам не сжать сердца!

Светских дам трепетали взгляды,

Вдруг увидев сибиряка.


Ну, а он, уходя к заутрене

Замолить не свои грехи,

Слышал, как Она шептала,

Лишь одна просила уйти:

—Уходи.

Одурманено и рычаще

Время зверя глотает плоть.

Ты пылающею Душою всё держался,

Теперь не смочь.


Уходи.

Не намного зверство задержишь,

Только миг один и спасёшь.

Я — Россия!

Мне будет жалко?

Ты уже никогда не споёшь.


Ты в кедрач возвратись, я воспряну!

И тогда всё, что хочешь, проси...


—Эх! Мне б в баньку сейчас!

С тобою!

Я б берёзовым, да с хвоёй

Отстегал тебя, непутёвую,

Остаюсь, Россия, с тобой!

Время пеной безумства брюзжало,

А у Гришки пули в груди.

Чернота ему скрежетала:

Отползай, сибиряк! Отползи.


На полмига ещё задержишь

Ты меня, но тогда

Ты получишь такую кару,

Что не знала ещё Земля!

Ты — герой, а будешь — похабник.

На бутылках с отравой — твой лик.

И тобой спасённые потомки

Плюнут в Душу твою, мужик.


Отползи. Я всесильна сейчас,

всевластна!

Хочешь, так в небеса взлетай!

Только миг. Ну разве не ясно?

Только миг мой грядущий отдай!


—Эх! Мадеры б, да в баньку!

Я б тебе показал тогда.

Сибиряк, говоришь. Мужик я.

Так к чему ж канючишь, балда?


И расстрелянный, и утопленный,

И сожжён на задворках, в грызах.

Над Россиею с ветром весенним

И сейчас пролетит его прах.


—Что, мужик, — чернота

скрежещет,

Где ж могила твоя? Где глаза?

Жизни дни для тебя невозвратные.

А потомки глядят в образа.


Предъяви! Власть даю!

Им счета предъяви неоплатные,

Или, может, ты хочешь всплакнуть?


Плюнул Гришка свинцовой пулею:

—Эх дурён, сатана, — то счета, то

всплакнуть.

Ну, а как, мужики, там банька,

Не пора ли ещё плеснуть?!


Григорий Распутин из кедровых лесов вошёл в жизнь дореволюционной России, стремясь предотвратить бурю революции, и погиб.

Анастасия тоже живёт в кедраче и тоже пытается сделать для людей хорошее, тоже пытается что-то предотвратить . Но какую участь для неё уготовило наше общество?


Машина для деланья денег

В первые дни общения с Анастасией я отнёсся к ней как к отшельнице со своеобразным миро­воз­зрением. Теперь, после всего услы­шанного о ней и прочитанного, после последовавших её проникновений в нашу жизнь, она стала какой-то ано­мальной. В голове началась путаница. С усилием, отбросив нахлынувший поток информации и выводов, я пыта­юсь вернуть простоту первых впе­ча­тлений. И ответить на часто задава­емый мне вопрос: “Почему ты не вывез Анастасию из тайги?” Мне очень хоте­лось вывезти Анастасию из тайги. Но я понимал, насильно это сделать невозможно. Надо попробовать доказать ей целесообразность, полезность её пре­бывания в нашем обществе. Я раз­мы­шлял, какие из её способностей с выгодой для неё, людей и моей фирмы можно использовать. И вдруг понял: стоящая передо мной Анастасия — настоящая машина для деланья денег. Её способности позволяют запросто из­ле­чивать людей от всевозможных забо­леваний. Причём она не ставит никакого диагноза, а просто выгоняет из организма сразу все поселившиеся в нём болячки. И даже не прикасается к телу. Я на себе это испытал. Она сос­редоточивается вся. Смотрит своими добрыми серо-голубыми глазами не мигая. И тело словно нагревается от её взгляда, потом ноги вспотевать на­чи­нают. Через пот и выходят токсины всякие.


Люди платят большие деньги за ­ле­­карства и операции. Не помо­га­­ет один врач, идут к другому, идут к ­экстрасенсам, биоэнерготерапевтам, чтобы излечиться всего от одной болезни, тратят иногда недели, месяцы, годы, а тут — всего минуты. Я подсчитал, если она будет тратить на одного пациента даже пятнадцать минут и за это брать всего двести пятьдесят тысяч (хотя многие целители берут и больше), то в час получается миллион рублей. Но и это далеко не предел, есть платные операции, которые стоят до тридцати мил­лионов рублей…

В голове, казалось, выстраивался хороший коммерческий план. Я решил уточнить некоторые детали и спросил у Анастасии:

—  Ты, значит, можешь выгнать лю­­бые болячки из человека?

—  Да, — ответила Анастасия. —Думаю, что любые.

—  Сколько тебе нужно потратить времени на одного человека?

—  Иногда очень много времени.

—  Много — это сколько?

—  Однажды мне пришлось затратить больше десяти минут.

—  Десять минут — ерунда, люди тратят годы на то, чтобы вылечиться.

—  Десять минут очень много, если учесть, что в это время мне необходимо как бы концентрироваться и останавливать процесс осмысливания...

—  Ничего страшного, подождёт осмысливание. Ты и так знаешь много. Я тут кое-что придумал, Анастасия.

—  Что ты придумал?

—  Я заберу тебя с собой. В большом городе арендую для тебя хороший офис, сделаю рекламу, и ты будешь лечить людей. Ты принесёшь людям много пользы, и мы будем иметь хороший доход.

—  Но я ведь и так иногда лечу людей. Когда моделирую разные ситуации с дачниками, чтобы помочь им в осмысливании их окружающего мира растений, то мой Лучик и болезни из них выгоняет, только я стараюсь, чтобы не все...

—  Так они же не знают, что именно ты это делаешь, тебе не то что денег никто не платит, а даже спасибо не говорят! Ты же ничего не получаешь за такую работу.

—  Получаю.


—  Что?

—  Мне радостно становится.

—  Ну, хорошо. Пусть тебе будет и радостно и приятно, а фирме ещё и доход.

—  А если у какого-то человека денег не будет, чтобы заплатить за лечение?

—  Да что ты сразу лезешь в разные нюансы мелкие. Не твоё дело думать об этом. У тебя будут секретари, администратор. Ты должна думать о лечении, совершенствоваться, бывать на семинарах по обмену опытом. Ты сама понимаешь, как работает этот твой способ, твой Лучик, ну, механизмы какие задействованы?

—  Понимаю. И в вашем мире этот способ известен. Врачи, профессиональные учёные знают о нём. Или чувствуют его благотворное воздействие. В больницах стараются разговаривать с больными ободряюще, чтобы настроение у них поднять. Врачи уже давно заметили, что, если человек находится в состоянии депрессии, болезнь трудно вылечить, лекарства не помогают, а если отнестись к человеку с любовью, болезнь уйдёт быстрее.

—  Так почему никто не стремится разобраться и развить этот способ лечения до такой степени, как у тебя.

—  Многие из учёных стремятся разобраться. И многие люди, которых вы называете народными целителями, тоже этим способом пользуются, и ­получается у них немного. Этим способом исцелял людей Иисус Христос, святые угодники. В Библии много говорится о любви. Потому, что это благотворно влияющее на человека чувство. Оно самое сильное из всего.

—  Почему у целителей и врачей немножко, а у тебя так запросто и много?

—  Потому что они живут в вашем мире и им приходилось, как и всем из вашего мира, допускать в себе пагубные чувства.

—  Что за пагубные чувства, при чём здесь они?

—  Пагубные чувства, Владимир, это злость, ненависть, раздражение, ревность, зависть... и другие. Они и им подобные делают человека слабее.

—  Ты что же, Анастасия, редко злишься?

—  Я никогда не злюсь.

—  Хорошо, Анастасия. Не важно, вследствие чего он получается, такой эффект, важен конечный результат и какую пользу извлечь от него можно. Скажи, ты согласна поехать со мной и заняться лечением людей?


—  Владимир, ведь мой дом и моя родина здесь. И только находясь здесь, я смогу выполнить своё предназначение. Ничто человеку не даст большей силы, чем родина его, родителями сотворённое Пространство Любви.

Лечить людей, избавлять их от физического недуга я могу и на расстоянии, с помощью своего Лучика...

—  Ну, хорошо. Не хочешь ехать, давай лечи на расстоянии. Мы с тобой можем договориться, в какое место будут приходить желающие вылечиться. Они будут платить деньги, и ты в определённое время будешь их исцелять. Мы сделаем расписание. Ты на это согласна?

—  Владимир, я понимаю, ты хочешь, чтобы у тебя было много денег. Они будут у тебя, я помогу тебе. Только не нужно делать их таким способом. В вашем мире берут деньги за лечение, иначе нельзя в вашем мире. Но я лучше буду это делать без денег. И ещё, я не могу лечить всех подряд, потому что не поняла, в каких случаях исцеление приносит пользу, в каких вред. Но я буду стараться осознать и понять. И как только смогу разобраться...

—  Что за чушь? Каким это образом исцеление, лечение человека может принести вред? Или ты имеешь в виду вред тебе?

—  Исцеление физических недугов часто наносит вред самому исцелённому.

—  Анастасия, у тебя от твоих мудрствований перевёрнуты представления о добре и зле. Врачи во все времена почитались обществом, хотя и не бесплатно своё дело делали. Если ты всё на Библию ссылаешься, так и там это не порицается. Так что выброси из головы свои сомнения. Всегда вылечить человека — это хорошо!

—  Понимаешь, Владимир, я видела... Мне дедушка показал на примере, какой вред нанести может исцеление, когда не обдумано оно, когда не участвует в исцелении сам больной...


  • Какая-то философия у вас здесь своеобразная. Я тебе дело совместное предлагаю, при чём тут примеры?



Исцеление для ада

— Однажды я уви­дела своим Лучиком, работающую на участке одинокую старушку. Подвижная, худенькая, всегда радостная. Она сразу заинтересовала меня. Участочек у неё совсем маленький, растёт на нём много разного, и хорошо растёт, потому что делала она всё с любовью. Потом я узнала, что всё выращенное старушка возит в корзинке в людные места и продаёт. Сама первые плоды, когда они у вас дороже стоят, старается не есть, а продать. Деньги ей нужны были, чтобы сыну своему помогать. Родила она его уже в возрасте, осталась без мужа. Родственники не общались с ней. Сынок её рисовал в детстве, и она мечтала, что станет он художником. И он ­несколько раз пытался куда-то там ­по­ступать учиться. Поступил в конце концов. Раза два в год приезжал он к своей старушке-матери. Для неё эти приезды были величайшей радостью, и каждый раз копила она деньги и делала съестные припасы. Выращенные на участке овощи в банки стеклянные закрывала к приезду сына, и всё ему отдавала.


Очень сильно любила его, и мечталось ей, что станет сын её хорошим ­художником. Она жила этой мечтой. Старушка доброй была и весёлой. Потом я некоторое время не смотрела на неё. Когда вновь увидела, старушка была уже очень больна. Ей трудно было наклоняться, чтобы работать на участке со своими растениями, острая боль пронзала её тело с каждым нак­лоном. Но она такая изобретательная оказалась. Грядки она сделала узенькие и длинные. От старой табуреточки сиденье без ножек возьмёт, положит его между грядками, сядет на него и, сидя, выпалывает грядки от сорняков, так на сиденье и передвигается по всему участку. Корзинку за собой на верёвочке таскала. И радовалась, что хороший урожай у неё будет.

Урожай действительно предстоял хороший, растения её чувствовали и реагировали соответственно. Старушка понимала, что скоро умрёт, и, чтобы своей смертью хлопот сыну меньше доставить, сама гроб себе купила, венок и вообще все приготовления сделала к похоронам. Но ей хотелось ещё и урожай собрать, и заготовки для сына на зиму сделать перед смертью. Я не придала тогда значения, почему при таком тесном контакте с растениями своего участка она всё же болеет? Я думала, может, оттого, что сама плоды со своего участка почти не ест. Продаст их, а на вырученные деньги старается купить что подешевле.

Я решила помочь ей, и однажды, когда она легла спать, я стала обогревать её своим Лучиком, выгонять из тела её болячки. Чувствую, что-то Лучику сопротивляется, но я всё равно стараюсь. Так, наверное, больше десяти минут делала, пока не добилась своего, пока не вылечила её плоть.

Потом, когда дедушка пришёл, я ему рассказала о старушке. И спросила, по­чему Лучику что-то сопротив­ля­лось? Он задумался и сказал, что я ­нехорошо поступила. Расстроилась я тогда. Просить стала дедушку пояснить, почему? Он молчал. Потом сказал: “Ты исцелила тело”.

—  И что же такого плохого ты могла натворить с Душой старушки?

Анастасия вздохнула и продолжила:


—  Старушка перестала болеть и не умерла. Сынок её приехал к ней раньше обычного. На два дня всего приехал и сказал, что учёбу бросил и художником быть не хочет, занялся каким-то другим делом, приносящим доход. Женился. Теперь у него будут деньги. И чтобы она склянки всякие ему больше не заготавливала, потому что перевозка их теперь дороже обходится.

“Сама питайся получше, мать”, — сказал ей.

Он уехал, не взяв ничего. Старушка утром на крылечко села, на участочек свой смотрит, а в глазах такая опус­тошённость, тоска, нежелание жить. Представляешь, тело здоровое, а жизни в нём как бы и нет. Я увидела, а скорее почувствовала, какая страшная опустошённость в её Душе и безысходность.

Если бы я не вылечила её тело, старушка умерла бы вовремя, умерла спокойно, с красивой мечтой, надеждой. Теперь же она оказалась в опустошении ещё при жизни, а это было во много раз страшнее физической смерти. Через две недели она умерла.


Конфиденциальный разговор

— Я поняла, что болезнь физическая — ничто по сравнению с душевными муками, но лечить Душу я тогда ещё не могла. Мне захотелось познать, как это можно сделать и можно ли вообще? Теперь я знаю — это возможно!

И ещё я поняла, физические бо­­лез­ни в человеке появляются не толь­­­­- ко вследствие его самоустранения от ­ок­­ружающей Природы и не только вслед­ствие тёмных чувств, которые он ­допускает в себе. Они — болезни — могут быть и механизмом предостережения или даже спасением от значительно больших мук. Болезни — это один из механизмов, способов общения Великого Интеллекта — Бога — с человеком. Боль человека — это и Его боль. Но иначе нельзя. Как иначе сказать, например, тебе: “Не забрасывай в свой желудок всякую непотребность”. Ты ведь слова уразумления не воспринимаешь. Тогда болью тебе говорятся уразумления. Но ты таблетки обезболивающие пьёшь и снова по-своему упорно делаешь.

—  Так что же, по-твоему, получается, людей лечить не надо? И не надо помогать им при недомогании?


—  Помощь должна быть, но прежде всего в точном осознании первопричины заболевания.

Необходимо помочь осознать, что желает сказать ему Великий Интеллект — Бог. Но сделать это очень трудно. Мо­жно ошибиться. Ведь боль — кон­фи­денциальный разговор двоих, знаю­щих друг о друге. Вмешательство третьего часто вредит человеку, а не помогает.

—  Зачем тогда ты из меня болезни повыгоняла? Навредила, получается?

—  Все твои болезни вернутся к тебе, если ты не изменишь свой образ жизни, отношение к окружающему и к себе. Если не поменяешь некоторые свои привычки. Именно они явились следствием твоих болезней. Душе твоей я вред не нанесла.

Мне стало ясно. Убедить Анастасию извлекать доход от использования её способностей исцелять невозможно, пока она чего-то там до конца не ­осознает. Рушился мой коммерческий план. Анастасия, наверное, заметив мою досаду, сказала:

—  Ты не расстраивайся, Владимир, я постараюсь быстро всё осознать, и сейчас, если ты действительно хочешь людям помочь и себе, а не только делать деньги, я расскажу тебе о способах, с помощью которых может вылечиться человек от многих заболеваний сам и при которых не может быть таких нежелательных последствий, как при вмешательстве посторонних в его судьбу. Если ты захочешь это выслушать...

—  А что мне остаётся делать? Тебя же всё равно не переубедишь. Рассказывай.

—  Есть несколько главных причин болезней человеческой плоти: это пагубные чувства, эмоции, искусственный режим приёма пищи и её состав, отсутствие ближней и дальней цели, лжепредставления сути своей и предназначения. Противостоять болезням плоти с успехом могут положительные эмоции, многие растения, переосмысливания сути своей и предназначения очень многое могут изменить и в физическом состоянии, и в душевном...

Как можно вернуть в условиях вашего мира утраченную связь человека с растениями — я тебе уже говорила. И осознанности всего остального легче достигнуть через личный и непосредственный контакт с этими растениями.


Ещё Лучом Любви можно вылечить многие болезни ближнего своего и даже жизнь продлить, создав вокруг него Пространство Любви.

Но и сам человек, сумевший вызвать в себе положительные эмоции, может с их помощью заглушить боль, излечить плоть от заболевания, даже ядам противостоять.

—  Что значит вызвать, как можно о хорошем думать, если зуб болит или желудок?

—  Чистые, яркие мгновения жизни, положительные эмоции, как ангелы-хранители, победят боль и болезнь.

—  А если у какого-то человека не было достаточно чистых и ярких мгновений, вызывающих исцеляющие положительные эмоции, тогда что ему делать?

—  Немедленно нужно сотворить нечто такое, чтобы появились они. Они появляются, когда окружающие тебя люди отнесутся к тебе с искренней Любовью. Вот и сотвори такую ситуацию, сотвори поступком своим по отношению к окружающим, иначе не сможет тебе помочь твой ангел-хранитель...

—  Интересно узнать, у меня они были и какой силы? Как их вызвать?

—  Это можно сделать с помощью воспоминаний. К примеру, воспоминанием о чём-нибудь хорошем, приятном из своего прошлого. С помощью этого воспоминания почувствуй то благостное состояние, которое было в тебе. Хочешь попробовать прямо сейчас? Я помогу. Попробуй.

—  Ну, давай, попробуем.

—  Ляг, пожалуйста, на траву и расслабься. Вспоминать можно начиная от сегодняшнего мгновения жизни и уходя в прошлое. Можешь вспомнить детство и идти мысленно к сегодняшнему дню. Можешь сразу вспомнить самые приятные минуты и связанные с ними ощущения.

Я лёг на траву. Анастасия тоже легла рядом и положила пальцы своей руки на мои. Я подумал, что её присутствие будет мешать сосредоточиться на воспоминаниях, и сказал:

—  Мне бы лучше одному побыть.

  • Я буду тихо вести себя. Ты, когда начнёшь вспоминать, забудешь обо мне. И прикосновение руки не будешь чувствовать. Но я помогу тебе быстрее и ярче всё вспомнить.




следующая страница >>