shkolageo.ru 1

Испанский плен

Александр Оганесян - человек, если можно так выразиться, советский. Он привык верить людям, привык верить в то, что если на документе стоит печать, в его подлинности можно не сомневаться, что, если по телеку говорят "гарантируем трудоустройство за рубежом", значит, так оно и будет. Он верит в неравнодушие. Верит до сих пор, несмотря на то, что веры этой с каждым днем остается все меньше и меньше.

- В декабре 2001 года я увидел по "Южной столице" рекламу общественного фонда "Гарант", - Александр закуривает сигарету - слишком тяжело вспоминать заново дни "испанского плена". - В программе "Пять минут про…" президент этого фонда Гульсара Атанова очень красочно расписывала преимущества работы за рубежом ("и страну увидите, и кучу денег заработаете"). Попутно "благодетельница" демонстрировала лицензии, сертификаты, контракты; уверяла, что все по закону, с МИДом согласовано… Идите, работайте. Второй раз о "Гаранте" я услышал в рекламе по "Тану". Там было то же самое: контракты, сертификаты, "гарантируем", "приходите". Потом появились модули в газетах: "Гарантированное трудоустройство за рубежом". За границу я давно хотел попасть именно для того, чтобы подзаработать. В Алматы у меня было свое дело, но чтобы раскрутиться, денег не хватало. Ну а после такой мощной рекламы я окончательно решил хотя бы на год стать гастарбайтером.

Когда Александр позвонил в офис "Гаранта", приятный женский голос прощебетал: "Да, мы трудоустраиваем. Да, гарантии есть. И лицензии тоже. Вы лучше приезжайте, сами все увидите". Через час он уже сидел в кресле, перелистывал солидную папку с объявлениями о вакансиях, а милая девушка "заливала елей" в уши очередного клиента. "Мы открываем рабочую визу на полгода, билет на самолет, проживание и питание - за счет фирмы, - девушка постукивала наманикюренными пальчиками по столу и с удовольствием отвечала на вопросы уже "созревшего" клиента. - Вас встретят, передадут с рук на руки будущему работодателю, все покажут и объяснят".


- До этого я сталкивался с несколькими туристическими фирмами, которые предлагали работу за рубежом, - рассказывает Александр. - Но они сразу предупреждали: ты будешь там работать нелегально. Поэтому, когда мне в "Гаранте" красиво вешали лапшу на уши и разложили веер сертификатов, я принял все за чистую монету.

Убедившись в надежности и компетентности "Гаранта", Александр первым делом потребовал составить трудовой договор, оговаривающий условия, на которых общественный фонд по поддержке и развитию женских и молодежных инициатив "Гарант" трудоустраивает желающего работать в Европе Александра Оганесяна. Девушка, консультировавшая будущего гастарбайтера, перестала постукивать пальчиками по столу и предложила не торопить события. В этот момент на пороге офиса появилась Гульсара Атанова. Она поинтересовалась, в чем, собственно, проблемы, и пригласила Оганесяна в свой кабинет.

- Мы головой отвечаем за каждого казахстанца, - Гульсара Матановна покровительственно улыбнулась и продолжила: - Каждый месяц мы сдаем отчеты в Министерство труда и соцзащиты, МИД, налоговую. У вас еще есть сомнения? Вот, кстати, вакансия из Испании. Вы же строитель? Там как раз нужны три человека для оформления ночного клуба.

Сомнений в порядочности "Гаранта" у Александра не осталось. Трудно не верить такому количеству документов. Еще труднее поверить в то, что все может быть так же, как и у сотен казахстанцев, украинцев, латышей, эстонцев, россиян, ставших за границей рабами, нелегалами, бомжами.

Через неделю Александр Оганесян принес в "Гарант" пакет документов, в числе которых было и разрешение на вывоз валюты за границу. Госпожа Атанова объяснила, что эта бумажка - обычная формальность. Она якобы нужна для того, чтобы в посольстве не возникло проблем с получением визы: "Человек с деньгами внушает иностранным дипломатам больше доверия". Оплатив услуги "Гаранта", оцененные фондом в 500 долларов, Александр стал собирать чемоданы. В начале января 2002 года консультант "Гаранта" потребовала оплатить и стоимость билетов на самолет в оба конца. Мол, неувязочка с партнерами вышла. Александр оплатил.


Третьего февраля 2002 года ему вручили договор.

- Я почему-то сразу посмотрел, есть ли печать, - вспоминает Александр. -Печать была, но не общественного фонда "Гарант", а ТОО "Гарант". Меня это насторожило, но я решил, что тревога ложная.

На следующий день Александр и еще несколько человек, завербованных Гульсарой Атановой, приземлились в московском аэропорту. Там их должны были встретить компаньоны "Гаранта" - сотрудники фирмы "Лаки" и с фанфарами, как обещала Атанова, отправить на работу в Испанию.

- Нас, конечно, никто не встретил, - рассказывает Александр. - Мы начали названивать в эту фирму. В конце концов в аэропорт приехала некая Елена и объяснила, что ночевать мы будем в порту, а потом нас посадят на комфортабельный автобус и помашут на прощание ручкой. В Испании нас встретят с хлебом-солью, и через неделю мы уже будем пересчитывать первую зарплату.

Пока Александр со товарищи ждали представителя фирмы-компаньона - ТОО "Лаки", он предложил всем троим вернуться в Казахстан. Доводы были вескими. Во-первых, Атанова обещала прямой авиарейс Алматы - Мадрид, а на деле они сидят в Москве и ждут какую-то Елену. Во-вторых, путаница с печатями - договор составлен от имени общественного фонда "Гарант", а скреплен печатью ТОО "Гарант". На это Мухтар, ехавший в Испанию в качестве дизайнера-оформителя, выставил свой аргумент:

- Санька, мы же все на эту поездку бабки заняли. Как отдавать-то будем?..

Дня три-четыре Александр, Мухтар и Шухрат колесили по Европе. Под вечер какого-то дня они приехали в Мадрид. Деньги, которые Александр взял из дома на дорогу, заканчивались.

- По дороге нам встречались казахи, русские, латыши, - вспоминает Александр. - Они подходили к нам на стоянках, просили денег на дорогу домой, рассказывали, что попали в рабство. Но мы не хотели, боялись верить в то, что через неделю-другую сами будем попрошайничать, умолять дальнобойщиков вывезти нас из страны.


В Мадриде Александра, Мухтара и Шухрата также не встретили. Они позвонили испанским компаньонам "Гаранта" и ТОО "Лаки" и напомнили о своем существовании. Через пару часов на вокзал приехал некий Сергей, дыхнул на новоявленных гастарбайтеров перегаром и посадил на автобус до Мурсеи, потом до Алонсии.

- Наши услуги стоят сто долларов, - сразу заявил Сергей. - Если нет денег - нет работы.

Александр и Мухтар выложили последние деньги. Шухрат решил ехать в Португалию.

Уже ночью Александра Оганесяна привезли в какую-то ночлежку. В комнате спали несколько женщин-эстонок.

- Они мне позже рассказали, что это ловушка, - говорит Александр. - Несколько недель такие, как я, как они, как сотни других, ждут обещанной работы. К этому времени деньги заканчиваются и человек уже согласен на любую работу, лишь бы на еду хватало. Эти эстонки в Испании уже года два жили. Их тоже "гарантированно" трудоустроили. Они овощи на какой-то базе чистили и получали по 10 евро в день. Этих денег хватало только на то, чтобы очень скромно покушать. Ни о каких баснословных заработках и речи быть не могло!

Через неделю Александру удалось бежать. Где-то на попутках, где-то - пешком. На польской границе его сняли с автобуса - была просрочена виза. Еще три дня ушло на то, чтобы получить разрешение на выезд. Лишь 18 марта 2002 года Александру удалось попасть домой. Жена, увидев его, удивилась:

- А мне Гульсара Матановна говорила, что ты кафельщиком работаешь…

В июле 2002 года Александр Оганесян подал на общественный фонд "Гарант" и Гульсару Атанову в суд. На выяснение, кто прав, а кто виноват, ушло более полугода. За это время аналогичные иски подали еще пять человек. Решение суда по делу "Гаранта" будет вынесено сегодня.

(26.02.03)