shkolageo.ru 1

Казахский Пиноккио

В ярмарочном многоголосии до меня донеслись напевные звуки домбры. "Приятная мелодия", - подумала я и, пожалуй, прошла бы мимо, если бы вдруг меня не дернул за рукав наш фотокорреспондент. И уже через минуту я застыла перед музыкантом, как и десяток других прохожих. То, что мы увидели, завораживало. Рядом с домбристом на маленьком столике танцевал, повинуясь неведомой силе, деревянный козлик. Позже я узнала, что это "ортеке" - древняя казахская народная традиция игры на домбре с куклой-марионеткой.

Художник Казым Аманкосов мастерил своего козлика года три. Еще в школе он где-то прочитал о том, что в городище Отырар найден уникальный инструмент. С тех пор желание его воссоздать Казыма не покидало. Но он нигде не мог найти чертежей, объясняющих принцип действия диковинной находки. И лишь после окончания художественно-графического отделения Жамбылского пединститута художник приблизился к разгадке. Все гениальное просто: наши предки использовали закон равновесия. Они не знали физики, законов механики, но сумели создать такую игрушку, секрет которой удалось разгадать лишь недавно.

- То, что вы видели, - это уже третий, усовершенствованный вариант, - поясняет Казым. - С каждым разом мои фигурки все больше и больше походили на горного козла. Я изучал повадки животного, старался, чтобы деревянная копия максимально копировала живой оригинал, имитировала его движения. При этом ни профессиональным музыкантом, ни кукловодом я никогда не был.

Теперь увлечение превратилось в серьезное занятие. Работой Казыма заинтересовались музыканты Жамбылского филармонического оркестра. Благодаря им "ортеке" Аманкосова видели в Токио, Рене, Москве, Алматы. В родном Таразе о художнике знают почти все. Зрители специально ходят посмотреть на "попрыгунчика".

За восемь лет, что Казым потратил на воссоздание "ортеке", художник изучил все повадки своего козлика, но иной раз деревянная игрушка выдает такие коленца, что и сам кукловод удивляется.


- Мне иногда кажется, что он уже давно живет своей жизнью, - говорит Казым Аманкосов. - Он чувствует мое настроение. Кстати, я заметил, что "ортеке" хорошо снимает стресс.

Первыми зрителями кукольного "шоу" были жена и сынишка Дастан. Причем увлечены были все одинаково: когда Казым подбирал на домбре мелодии, домочадцы могли часами сидеть рядом и наблюдать, как танцует деревянный козлик.

- Принцип прост, - объясняет Аманкосов. - Через центр столика протянута леска, связанная со стержнем (обычная велосипедная спица), на котором закреплен деревянный козлик. Другой конец лески привязывается к моему пальцу. Я играю на домбре, и под эту мелодию козлик танцует.

Движения куклы напрямую зависят от мастерства и настроения домбриста, отмечает художник.

- Почему бы и не сделать "ортеке" массовым? - рассуждает Казым. - Вот у итальянцев есть Пиноккио, в России - матрешка, а у нас пусть будет "ортеке".

Но пока предложение Аманкосова находит отклик только у иностранцев. Отечественные меценаты национальными традициями не интересуются.

Помимо игры на "ортеке" Казым занимается живописью, резьбой по дереву. Домбры и кобызы, сделанные Казымом, отличаются чистым звуком, пластичной формой, цветом, оригинальным оформлением. Картины художника сюрреалистичны. Он играет с сюжетом, формой, тенью, цветом. Некоторые работы Казыма хранятся в частных коллекциях в Америке, Франции, Германии, Италии. Так, например, одну работу приобрел глава администрации президента Имангали Тасмагамбетов, другую, картину "Памяти Сальвадора Дали", - Раушан Сарсенбаева, председатель Ассоциации деловых женщин Казахстана, подарившая это произведение мэру Барселоны. Но это - единичные случаи. В основном же творчеством Казыма интересуются западные коллекционеры.

(24.04.04)