shkolageo.ru 1 2 3

Наполовину срубленная ель, или Полтавская баталия продолжается

Отшумели празднования в честь 300-летия Полтавской битвы, но полтавская баталия продолжается. В Союзе писателей России прошла встреча председателя Правления Валерия Ганичева и секретарей творческого союза с лидерами Русской общины Полтавы – литераторами, историками Виктором Шестаковым и Юрием Погодой. Они привезли свои новые книги и заявления о приёме их в Союз писателей России.

Одна книга Ю.Погоды и В.Шестакова мне была уже известна. Она имеет длинное название: «Соткавший славу из побед. Слово о «бешеннохрабром» - кавалере четырёх степеней (классов) ордена Святого великомученика и Победоносца Георгия генерал-фельдмаршале И.Ф.Паскевиче, графе Эриванском, князе Варшавском». В ней впервые обобщены малоизвестные подробности вооруженного противостояния России и Турции в самом начале XIX века; Отечественной войны 1812 года и заграничного похода русской армии 1813-1814 годов; военных действий на Кавказе в первой трети XIX века; русско-персидской и русско-турецких войн (1828 и 1829 года соответственно), во время которых наши войска дошли с боями до древних крепостей, лежащих в легендарных долинах Тигра и Евфрата (так далеко, как никогда прежде и уж тем более потом); польского восстания 1830-1831 годов. Именно на этом широком историческом фоне создают авторы данной книги портрет лучшего из всех полководцев, каких когда-либо имела нынешняя Украина — фельдмаршала Ивана Федоровича Паскевича, полтавчанина по факту рождения. В книге достаточно подробно рассказывается также история создания Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия, полным (т.е. удостоенным последовательно всех четырех его классов), кавалером которого был И.Ф.Паскевич. Думаешь над её иллюстрированными страницами: Боже мой, иметь такого земляка-героя и внедрять в общественное сознание образ писарчука и гетмана-предателя Выговского, который люб президенту Ющенко только тем, что однажды с помощью призванных татар порубал москалей и своих же казаков, не изменивших присяге! Вот времена…


Особо порадовала новая книга Ю.Погоды и Я.Иванюка «Полтавская баталия: крепости и герои», изданная в рамках государственной программы «Патриотическое воспитание граждан России на 2006-2010 годы» и при финансовой поддержке Фонда «Русский Мир». Много я слышал и об этой слабо профинансированной программе, и о Фонде, больше нацеленном на зарубежные мероприятия, и радостно было увидеть реальный плод их деятельности – замечательную книгу, изданную в Москве «Кучковым полем». Книга замечательна, во-первых, тем, что достойно представила многолетний труд бывшего заместителя директора музея-заповедника «Поле Полтавской битвы» Ярослава Иванюка. Советский офицер, подвижник-краевед, он собрал богатейший материал, а ушёл из жизни, издав лишь одну брошюру-путеводитель. Семья Иванюка передала все материалы в надёжные руки – Юрий Погода тоже работал в музее, исходил все места боевой славы вдоль и поперёк, много написал сам, обладает писательским слогом историка-просветителя. Сплав научных изысканий и современных публицистических битв удался на славу.

Во-вторых, книга замечательно тем, что впервые увидела свет повесть «Доблестный комендант непокорённой Полтавы» - о герое Северной войны генерал-майоре Алексее Келине – единственном герое Полтавской битвы (не считая Петра Великого, конечно), кому был поставлен в 1909 году памятник. А биография его до сих мало известна. Книг о герое не выходило.

Хочу привести строки из начала книги, которое принадлежит, перу Ю.Погоды: «Не русская это была, в общем-то, затея — война, вошедшая в учебники под названием Северной, но с непременным дополнением - «1700-1721 годов». Уточнение крайне необходимое потому, что всяких разных «северных войн» Россия имела за свою историю так много, что «несть им числа». Сражалась с войсками Тевтонского ордена. С ливонскими рыцарями. А больше всего — со шведами, соседом крайне неуживчивым и не весьма разборчивым в способах ведения боевых действий. Лишь самые заядлые романтики от истории, которых всегда хватало, были готовы представлять этих корыстных скандинавов некими опоэтизированными «последними викингами» (эпитет более всего «приклеился» почему-то к Карлу XII), что по идее синонимично рыцарству. На самом деле это были весьма прагматичные, расчётливые и жестокие захватчики, вполне сознательные в достижении своих сугубо корыстных, не побоимся этих слов, устремлений». Все станицы книги пропитаны кровью погибших от рук «рыцарей» и дымом спалённых городов и сёл.


Особое место отведено, конечно, иуде Мазепе (кстати, по иронии искажённой жизни в знаменитой серии ЖЗЛ книги о герое Келине ещё и не намечено, а о предателе Мазепе на канадские денежки – уже вышел огромный том). Авторы прямо пишут, оценивая первые победы Петра: «При благоприятном исходе дел война (не случись измены Мазепы) могла бы завершиться в 1708 году. И не было бы ни сожжения Батурина, превращенного мятежным гетманом в базу военных припасов для Карла XII, ни трагедии Гадяча, Краснокутска и других городов, жителей которых шведы и их, с позволения сказать, союзники выгоняли на лютейший мороз, где те и погибали от холода; не потребовалось бы ни героической, кровопролитной для обеих сторон обороны сначала Веприка, а затем Полтавы; не произошли бы драматические события в Чернухах, где шведы согнали людей в церковь и сожгли; не устроена была бы расправа над мирными обывателями Опошни, которых оккупанты перевешали в устрашение всем прочим; не пролилась бы кровь партизан, малороссийских казаков и русских воинов, сражавшихся с захватчиками родной земли... И даже «запорожцев кающихся» (выражение Феофана Прокоповича), обманом уведенных Мазепой в Турцию и там частью отданных Карлом XII за ненадобностью в качестве подарка султану на галеры, частью разбежавшихся от короля, когда на них цыкнули турки, не случилось бы... Измена Мазепы действительно повернула войну в несколько иное русло. Но она никак не могла изменить самой логики магис­трального хода истории».

Этот магистральный ход со времён Петлюры и Грушевского – оспаривался, а сегодня – просто искажается или упорно ведёт в тупик. Но есть неоспоримые свидетельства, есть правдивые книги. Наконец, стоят на земле, в долинах рек многострадальные крепости Полтавского края, описанные в книге: Сумы (родина возлюбившего иуду Мазепу президента Ющенко) и Нежин, где учился Гоголь, Чернигов, где творил Довженко, и Миргород, где вместо знаменитой лужи теперь озеро с лебедями на прославленном курорте, Сорочинцы, где возрождена ярмарка, и героический Веприк, который выдержал три обороны.


Русская община Полтавы провела патриотическую акцию «Маршрутами памяти» - по всем этим городам и крепостям, противостоявшим захватчикам и предателям. Вот что рассказывают В.Шестаков и Ю.Погода: «Приехали в Веприк зимой, когда его и штурмовали шведы, пришли в Николаевский храм Московского Патриархата (второй – захвачен филаретовцами), спрашиваем священников на всякий случай: «Вы чьи?» - «Мы Божьи». – «Ну, а мы – из Русской общины Полтавы», - «Ой, спасибо, сынки, что вспомнили, что приехали» - со слезами на глазах…

Провели митинг, местные жители благодарили, стали стихи читать о Полтаве. Потом принялись памятник обихаживать, а он – в удручающем состоянии: рассыпается стараниями помаранчевой власти на глазах, и даже ель возле него варварски срублена на половине высоты».

Да, вот так же на половине высоты и силы срублена на Украине наша общая история и слава. Изуродовать многовековое дерево – легко, но ведь сохраняются могучие корни, готовятся пойти новые побеги и затянуться смолой нанесённые раны. Но нет – нынешние власти Украины не приемлют естественного развития, наоборот, растравляют увечья, продолжают уродовать древо истории, культуры, да и всей жизни.

«Представьте себе, - говорит Виктор Шестаков, - уже два поколения выросло при этой вакханалии. В результате даже у нас, в Полтаве, молодым или наплевать на всё, или они втянуты в эти националистические игры. Теперь и играми их не назовёшь. Уже три факельных шествия прошло – прямо от областной администрации, с антирусскими лозунгами и бредовыми призывами дойти до Москвы».

Двое гостей Союза писателей России Юрий Погода и Виктор Шестаков, и третий их собрат – публицист Николай Ярёменко противостоят этому помрачению, как могут: проводят чтения, акции протеста, отстаивают храмы, восстанавливают памятники, издают книги. Наши соратники, как единодушно считает Секретариат творческого союза, должны стать членами Союза писателей России и организовать отделение в Городе Русской Славы – Полтаве!


Александр Бобров,

секретарь Союза писателей России,

«Одна Родина»


Будем достойны нашей истории (О книге “Крепости и герои»)

Была та смутная пора,

Когда Россия молодая,

В бореньях силы напрягая,

Мужала с гением Петра.

А. Пушкин

Преданность и стойкость малороссов, героизм русского солдата, предательство ничтожного Мазепы, служащее укором нынешним его последователям и воспевателям, «оранжевые указы» президента о шведо-украинском союзе в год 300-летнего юбилея Полтавской баталии, говорят о том, что битва за Победу продолжается…

Великая Северная война 1700-1721 годов породила множество героев, но лишь одному из них (спустя почти 200 лет) был установлен памятник. Имя этого храбреца – Алексей Степанович Келин. Генерал-майор Русской армии и комендант легендарной Полтавы, устоявшей перед натиском шведской армии. До последнего времени не существовало отдельного исследования, посвященного «доблестному коменданту». Полтавский писатель Ю. Погода, совместно с издательством «Кучково поле» в преддверии 300 летнего юбилея восполнили этот досадный пробел, издав при участии Я. Иванюка, интересную и увлекательную книгу: «Полтавская баталия: Крепости и герои». Достойный ответ сегодняшним хулителям России… Эта книга, совместно со сборником статей «Полтава. К 300-летию Полтавского сражения», того же издательства, стали лучшими в праздновании памятной даты. Как заявил секретарь Союза писателей России Александр Бобров, прочтя книгу «Крепости и герои»: «Хотя все страницы книги пропитаны кровью погибших от рук корыстных скандинавских «рыцарей» и дымом спаленных городов и сел Малороссии. Сплав научных изысканий и современных публицистических битв удался на славу».

Предоставим слово Ю. Погоде: «Ничем иным, кроме как изумительным чутьем стратега, невозможно объяснить назначение Петром одного их лучших своих офицеров в Полтаву, которую следовало оборонять на пределе своих сил». В трудное осадное время комендант А.С. Келин, проявляя военный талант и кипучую энергию, умение максимально использовать боевое настроение и патриотический дух защитников Полтавы, верил в победу и категорически отвергал предложение Карла сдать город. Все попытки овладеть Полтавой оказались безрезультатными. Шведская армия в течении 87 дней осады потеряла 6 тысяч человек. Вокруг Полтавы рыскал и Мазепа с двумя тысячами предателей. За все время осады Карл предпринял двадцать штурмов, истратил почти весь свой боезапас, но не добился успеха. Поход на Москву срывался. Мужественный гарнизон Полтавы был верен памяти своего первого полковника Мартина Пушкаря – не предавшего Хмельницкое «Навеки вместе!». Сравните с двумя часами, что хватило Меньшикову, чтобы отбить у наемников Мазепы Батурин, и уничтожить собранные для шведов припасы. Героическая оборона Полтавы завершилась победой ее защитников, стала началом разгрома шведской армии. Авторы Погода и Иванюк особо подчеркивают, что наряду с гарнизоном крепость обороняли 2600 казаков Полтавского полка и вооруженные жители города. Как утверждает Председатель русской общины Полтавской области, историк Виктор Шестаков: «Особый смысл «Книги о крепостях и героях» состоит в том, что создана она непосредственно там, где происходили описываемые в ней великие и поистине удивительные события Северной войны, в городе, так и не сдавшемся шведским захватчикам и их прихвостням-мазепинцам, в городе Русской славы - Полтаве».


Книга «Крепости и герои», как и все книги Ю. Погоды на исторические темы, богата фактами, со строгим историческим, научно-методическим подходом, передает дух того времени, создает широкое «полотно»…

К осени 1708 года сложилось очень опасное для России положение, когда все союзники России были разгромлены шведами, из войны вышли Саксония и Дания, а в Польше Карлом на престол был посажен верный его ставленник король Станислав Лещинский. Шведская армия стала выдвигаться из Польши через белорусские земли, входившие тогда в состав Польши к границам России.

Из века в век такой поход против России имеет своей целью не просто нанесение военного поражения соседу, нет, цели его гораздо обширнее. По сути – полное уничтожение единого Российского государства, прежде всего – расчленение его на удельные княжества, захват ключевых земель на севере и юге, превращение этих регионов в колониальные территории. Именно такие планы строил КарлХ!!. Он мечтал присоединить к Швеции весь север России вместе с Новгородом и Архангельском – и вплоть до Урала. В центре России планировалось воссоздать удельное Московское княжество с подвластным Швеции князьком. Юг России, куда входили и земли прозываемые ныне Украиной, передавались Польше. Планы эти не были секретом ни для кого. Для захвата Архангельска уже была послана мощная шведская эскадра, получившая там достойный отпор.

А вот в Малороссии дело обстояло сложнее. Гетманом Левобережья, входившего в состав России, был Мазепа, происходивший из так называемой казачьей «старшины». Род Мазепы исповедовал «самостийность», проводя политику служения «и нашим и вашим», балансировал между Польшей и Россией, но о реальной независимости Малороссии, в их роду, речь не шла. Иное дело предать или наябедничать. Как утверждает Ю. Погода, обычно в таких родах, если один родитель был православным, второй обязательно становился католиком. К осени 1708 года Мазепа был уже довольно пожилым человеком, ему исполнилось 64 года. Поход шведского короля на Москву, его возможная победа над Петром ввергали Малороссию во власть Польши. Но ведь можно выторговать себе особые условия, рассуждал Мазепа, надо лишь вовремя оказать содействие Карлу… Таким особым условиям для Мазепы было согласие шведского короля на создание некоего «княжества русского», конечно, под протекторатом Польши, но со своим князем – Мазепой.

Кто же не позволил осуществлению этих планов на Русских землях? Для ответа предоставим слово Ю. Погоде: «Многие из русских городов, Малороссии в первую очередь, которые в полной мере и крепостями-то назвать можно с большой натяжкой, оказались не по зубам «лучшей армии мира», а Веприк и Полтава, как и северный Архангельск навсегда стоят первыми в этом ряду. Не многометровые стены из камня (их можно разбить огнем артиллерии), не широкие и глубокие водные преграды перед ними (их можно форсировать) и даже не хваленные шведские бездумная дисциплина и неукоснительная (так и подмывает сказать – тупая) исполнительность (их можно подорвать) в конечном итоге решали дело, а нечто совсем иное – беспримерное мужество защитников крепостей; бесподобная боевая спайка славян, защищавших общее наследие: веру православную и свою землю. Потому Великая Северная война породила много героев (и массовое награждение солдат и офицеров, начавшиеся в русской армии, именно после Полтавы, - отнюдь не лишнее свидетельство тому). Доблестный комендант непокоренной Полтавы, рыцарь, глядящий на вас с портрета полтавского художника Е. Путри, А. С. Келин – не последний в этом ряду. Жаль только, что на юбилейные торжества «официальные делегации» не возложили ни единого цветка к подножью памятника герою. Имею ввиду Полтавское позорище под католическим крестом, когда Россия, Украина и Швеция «отпраздновали” 300-летие Полтавской битвы, под пристальным взглядом бигбордного Мазепы со слоганом «Мазепа переміг! Українська держава Є!». Этот факт комментирует редактор «Газеты для соотечественников «Русская правда» С. Проваторов: «К сожалению сегодняшняя Россия не в состоянии активно защищаться по всем фронтам, в том числе и на фронте исторической контрпропаганды – принуждая, скажем так, ющенковскую Украину к следованию исторической справедливости. Особенно в тех ее моментах, которые касаются нашей общей, неразрывной истории». Русской общине области пришлось исправлять положение. Принимая международную научно-практическую конференцию «Полтавская битва. Взгляд из современности. Год 2009», первые цветы от участников конференции, при почетном карауле с «Верных казаков», легли к подножью памятника коменданту Полтавы Келину и храбрым защитникам города.


Война со Швецией завершилась подписанием Ништадтского мирного договора. Большая часть территорий полученных по этому договору утрачена. На землях испокон века принадлежащих Древней Руси – Новгородской республике, что звались в те времена «водской пятиной», процветает русофобия. В Полтаве проходят Мазепа-фесты, к сожалению сегодня в ней гетмануют оранжевые выговские… Но остался город Санкт-Петербург, осталась Россия – страна и народ со славной и трагической судьбой. Осталась Москва, в которой издаются не только мазепинские опусы: «Украина не Россия», но есть патриотическое издательство «Кучково поле», издающее «Книги о Крепостях и героях», а в Полтаве есть малороссы помнящие свою историю и своих героев, именно они, в том числе и книгами, отстаивают историческую преемственность патриотических традиций русского народа.

Николай Яременко


Информационный сборник «Русский мир» Всеукраинского Объединения «Русское содружество», Редакции Газеты для соотечественников «Русская Правда» и Интернет-сайта «Русские на Украине» (www.rus.in.ua) предназначен для руководителей русских организаций и объединений российских соотечественников, организаций, экспертов и журналистов, занимающихся вопросами соотечественников.





<< предыдущая страница