shkolageo.ru 1

Введение



ВВЕДЕНИЕ


Актуальность темы. Комплекс хищных рыб в бассейне Куршского залива выполняет важную роль, регулируя численность популяций мирных рыб, прерывая жизненные циклы развития паразитов рыб и не допуская, на фоне имеющегося паразитоносительства, развития болезней. Питаясь ослабленными рыбами, хищники заметно оздоравливают популяции как мирных, так и хищных рыб (Никольский, 1963; Федорченко, Новоженин, Зайцев, 1992).


Занимая значимое место в трофической цепи водоема, хищные рыбы утилизируют энергию предыдущих, звеньев. В условиях интенсивного рыбохозяйственного освоения биологических ресурсов водоемов. Сбалансированность структуры промысла как по мирным, так и по хищным рыбам является основой эффективного использования рыбных запасов.

В бассейне Куршского залива типичными хищниками являются щука, судак, налим, сом, жерех. Факультативным хищником является чехонь. Вместе они образуют комплекс, способный оказывать пресс на рыбные сообщества на всех уровнях имеющихся в бассейне залива биотопов. Но существующее видовое разнообразие хищных рыб не подтверждается сбалансированной численностью их популяций, выводящей рыбное сообщество на стабильный уровень сосуществования. В основе этого явления многочисленные факторы, среди которых немаловажное значение имеет состояние нерестового ареала. Очевидным представляется, что глубокая депрессия популяций рыбца, лососевых в южной части бассейна Балтийского моря связана с нарушением качественной и количественной сторон нерестового ареала. Такую же тенденцию в динамике численности можно отметить и у щуки Куршского залива. Зарегулирование р. Неман и вывод польдерных территорий из нерестового ареала по данным различных исследователей привели к сокращению площади нерестилищ более, чем наполовину и сделали напряженным гидрологический режим на нерестилищах, осваиваемых в настоящее время (Вербицкас, Манюкас, 1972; Самохвалова, 1974). В результате среднегодовые уловы щуки в заливе, достигавшие 150-200 т в 50-60-е годы прошлого столетия, сократились до 20-30 тонн в последние пять лет, и по статистике уловов положительной динамики в численности популяции щуки в Куршском заливе не отмечается.



Анализ статистических данных по уловам рыб в Куршском заливе за период с 1928 г. по настоящее время показывает, что оправданным для залива является соотношение в промысле уловов щуки по отношению к уловам, предпочитаемых ею


рыб-жертв (ерш, окунь, плотва) 1:6-10 (Осадчий, 1992; Хлопников, 1994). В последние пять лет это соотношение составляет 1:35-40.На фоне снижения уловов рыбы в Куршском заливе по сравнению с 60-70 годами прошлого столетия регресс популяции щуки очевиден. С учетом отмеченных ранее причин снижения численности щуки, важное значение должно сыграть ее искусственное воспроизводство. Но, поскольку оно базируется на использовании для получения потомства производителей естественного происхождения, то для обоснования эффективности их использования, совершенствования биотехнического процесса требуется изучение нерестовой популяции щуки в заливе, тем более, что последние 15—20 лет значительных исследований в этой области не проводилось. Практически не изученными являются особенности формирования в весенний период структуры нерестового хода щуки в заливе и нерестовых реках. Установление ее важно по ряду позиций. Прежде всего это связано с оценкой разнородности нерестовой части популяции щуки в различных частях нерестового ареала как по времени нерестового хода, так и удаленности производителей от нерестилищ. В связи с этим, необходима оценка размерно-возрастного и полового состава, а также рыбоводных качеств производителей щуки, изымаемых из различных частей нерестового ареала в период нерестовой миграции. Установление этих особенностей необходимо для организации отлова производителей щуки, используемых для получения потомства, в той последовательности, которая согласуется со структурой нерестового хода щуки и генетической разнородности групп производителей. Тем самым будут сохранены генетическое разнообразие выпускаемого в залив потомства и сложившаяся структуры популяции щуки в Куршском заливе.

Использование новых знаний о структуре нерестового хода щуки даст возможность оптимизировать технологический процесс получения потомства щуки и придать ему режим полицикла, когда рыбоводное оборудование будет использоваться неоднократно. Это позволит увеличить количество выпускаемой в залив молоди. С учетом снижающейся численности популяции щуки в заливе, в том числе в нерестовой ее части и высокой потребностью во вселяемой в водоем личинке щуки, определяемой в соответствии с приемной емкостью экосистемы в 12 млн. шт. актуальным становится разработка биотехники выращивания молоди щуки повышенной размерно-весовой кондиции. Это будет способствовать снижению потребности в количестве зарыбляемой в залив молоди и объеме изымаемых для этих целей рыбных ресурсов (производителей щуки). Для этого требуется оценить адаптационные возможности щуки на этапах личиночного и малькового развития в соответствии с условиями среды ее обитания в



6


пределах рассматриваемого ареала и с учетом биотехнических особенностей процесса искусственного воспроизводства.


Цель и задачи работы. Целью данной работы было установление рыбоводно-биологических особенностей искусственного воспроизводства щуки, учитывающих сроки нерестового хода, рыбоводные качества производителей щуки и адаптационные возможности потомства щуки на личиночном и мальковом этапах развития.


Для достижения поставленной цели решались следующие задачи:


1) оценить размерно-возрастные показатели и состояние зрелости половых продуктов производителей щуки, вылавливаемых на разных участках маршрута нерестовой миграции;


2) установить временные сроки и структуру нерестового хода щуки, и разработать полицикличную схему получения потомства щуки;


3) оценить рыбоводные качества производителей щуки, выловленных на разных участках маршрута нерестовой миграции;


4) оценить морфометрические и морфофизиологические особенности производителей щуки;


5) оценить влияние управляемого температурного режима и гипофизарных инъекций на созревание половых продуктов самок щуки;


6) установить адаптационные возможности личинок и мальков щуки при влиянии различных экологических факторов;


7) оценить рост и жизнестойкость молоди щуки при использовании искусственного корма;


8) разработать биотехнические нормативы к технологической схеме выращивания молоди щуки повышенной весовой кондиции в бассейне Куршского залива.

Научная новизна и теоретическое значение работы. Впервые показано, что структура нерестового хода щуки связана с разными сроками захода групп производителей щуки в нерестовую реку и подтверждается различием их по морфометрическим и морфофизиологическим признакам, что определяет целесообразность использования для целей искусственного воспроизводства производителей щуки в течение всего нерестового хода. Впервые выявлено положительное влияние на рост и развитие молоди щуки солоноватой воды, понижения уровня воды в бассейнах, подбора оптимальной величины водородного показателя, применения стартовых гранулированных и пастообразных кормов, а также



7


биологического стимулятора — аскорбиновой кислоты. Определены суточные рационы кормления молоди щуки искусственными кормами.


Практическое значение работы. Разработана технологическая схема гипофизарных инъекций, применяемых к самкам щуки, выловленным на разных участках маршрута нерестовой миграции. Разработана схема преднерестового содержания самок щуки в условиях управляемого температурного режима. Разработана полицикличная схема получения потомства щуки. Оценены адаптационные возможности личинок и мальков щуки в условиях различного температурного, соленостного и уровенного режимов, различных значений водородного показателя, применения искусственных кормов и биостимулятора -аскорбиновой кислоты. Предложены биотехнические нормативы выращивания молоди щуки повышенной весовой кондиции.


Материалы по теме диссертации могут быть использованы при искусственном воспроизводстве щуки, а также при выращивании ее в прудовых и озерных товарных хозяйствах.


Защищаемые положения:


1) структура нерестового хода производителей щуки состоит из нескольких волн нерестового хода;


2) для щуки возможно применение полицикличной технологии получения потомства щуки;


3) возможно использовать для искусственного воспроизводства самок щуки, выловленных на разных участках маршрута нерестовой миграции;


4)применение искусственного гранулированного корма оказывает положительное влияние на рост и развитие личинок и мальков щуки, при этом повышается их жизнеспособность по сравнению с рыбами, выращенными на живых кормах;


5) возможно повышение эффективности выращивания личинок и мальков щуки в результате использования солоноватой воды, понижения уровня воды в бассейнах, внесения в воду аскорбиновой кислоты и подбора оптимального значения водородного показателя.

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на заседаниях и научно-методических семинарах кафедры аквакультуры КГТУ (2002-2004 гг.), Международной научной конференции, посвященной 90-летию



8


высшего рыбохозяйственного образования в России (Калининград, 2003), Международной научной конференции, посвященной 10-летию образования КГТУ (Калининград, 2004).


Декларация личного участия. Автор самостоятельно собрал и обработал материал по морфо-физиологической и морфометрической характеристике производителей щуки, разработал методику кормления личинок и мальков щуки искусственным кормом и оценил влияние на рост и жизнестойкость личинок и молоди щуки: солености, рН, уровня воды и аскорбиновой кислоты. Разработал режимы преднерестового содержания производителей и полицикличную схему получения потомства щуки. Сформулировал цели, задачи и выводы в диссертационной работе.


Публикации. По теме диссертации опубликовано шесть печатных работ.


Объем и структура работы. Диссертация изложена на 152 страницах, состоит из введения, четырех глав, выводов, практических рекомендации, списка литературы из 159 работ, включая 20 иностранных, содержит 39 таблиц, 35"рисунка и 9 приложений.


Считаю своим долгом выразить благодарность заведующему кафедрой аквакультуры, профессору, доктору биологических наук Г.Г. Серпунину; научному руководителю доценту кафедры аквакультуры, кандидату биологических наук Е.И. Хрусталеву; доценту кафедры аквакультуры, кандидату биологических наук В.Г. Саковской; доценту кафедры аквакультура, кандидату биологических наук К.Б. Хайновскому за практическую помощь в ходе подготовки диссертационной работы. Искренне признательна всем сотрудникам кафедры аквакультуры КГТУ за постоянную помощь.


1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 1.1. Экологические условия обитания щуки в пределах ареала

Щука обыкновенная (Esox lucius L.) имеет обширный ареал. На территории России распространена в бассейнах Северного Ледовитого океана, Балтийского, Черного, Азовского, Каспийского и северной части Берингова морей (Банене, 1978; Моисеев ,1981; Анисимова, 1991;). В водоемах России встречается еще один вид щуки амурская щука. Распространение амурской щуки ограничивается бассейном Амура и водоемов Сахалина. Она отличается от'обыкновенной щуки более светлой окраской тела, большим количеством мышечных сегментов и чешуи в боковой линии и другими малозаметными морфофизиологическими признаками (Самохвалова, 1971).



Особи щуки живут обособленно среди зарослей водной растительности. Они, как показали опыты мечения, держатся на довольно ограниченных по площади местах (Суворов, 1990), не совершая миграций на значительные расстояния. Окраска тела щуки хорошо маскирует ее среди зарослей растительности. Основным способом добывания пищи у щуки является нападение из засады. В этом она отличается от судака, который, обитая в пелагической и придонно-пелагической зонах, активно охотится за своей добычей. Вес жертвы, заглатываемой щукой, обычно составляет 1/12-1/20 веса ее тела, однако крупные особи нередко заглатывают добычу, составляющую до 50% их собственного веса, что недоступно для судака, жереха и окуня. У щуки очень сильно развит каннибализм. Известны случаи, когда щука пожирала другую щуку, составляющую 3/4 длины ее тела.


Щука отличается широкой эврибионтностью. В зимний период она выносит понижение температуры до значений, близких к 0 °С. В летний период повышения до 26-30 °С (Вирбицкас, Манюкас, 1972; Самохвалова, 1974; Стеффенс, 1985). Способна жить и размножаться в широком диапазоне значений водородного показателя (рН = 5-9) (Иоганзен, 1955). Несмотря на то, что благоприятным для развития щуки является содержание растворенного в воде кислорода более 5 мг/л (Самохвалова, 1974), она сохраняет достаточно высокую пищевую активность при снижении его содержания до 3-3,5 мг/л. Нижнее пороговое содержание кислорода в воде для щуки составляет 1-1,5мг/л (Моисеев, 1981; Анисимова, 1991 ).


Обитая преимущественно в пресноводных водоемах, щука успешно освоила в нагульной части ареала солоноватоводные системы. Так, в бассейнах Азовского,


10


Каспийского морей она встречается в водах с соленостью до 8-11, в бассейне Балтийского моря до 5-6 (Банене, 1971; Стеффенс, 1985).

Щука обладает высоким темпом линейного роста. Например, Л.С. Берг (1948) допускал, что щука может достигать длины 150 см. А.И.Ефимова (1949), проанализировав размерный состав уловов щуки в бассейне Оби и Иртыша, пришла к выводу, что во многих водоемах максимальные размеры особей данного вида близки к 100 см. " "' .



Согласно данным, накопленным за последнее время, рост щуки в водоемах в зависимости от их географического положения не одинаков (Шмальгаузен, 1935). В водоемах Средней Азии максимальная длина щуки не превышает 123 см, несколько больших размеров 134-145 см достигают особи данного вида в южных районах европейской части страны, а также Сибири. Наиболее крупные экземпляры встречаются в водоемах северо-запада европейской территории. Самая большая щука была поймана в р. Великая бассейна Псковского озера (Цепкий, 1986).


Как уже было отмечено выше, щука является засадным хищником и предпочитает придерживаться зарослевых зон, коряг и других укрытий, но во время охоты осваивает открытое пространство.


Для щуки свойственна иерархическая структура в освоении различных зон водоемов. Например, в Куршском заливе щука до трехлетнего возраста обитает преимущественно в мелководной части прибрежной зоны на глубине от 0,5 до 1,5 м, а в более старшем возрасте осваивает глубоководную часть залива (более 2 м). Такая структура позволяет щуке осваивать все зоны залива и оказывать эффективный пресс на малоценную, сорную рыбу, которая является существенным конкурентом в питании, прежде всего лещу (Бруенко, 1976; Вольские, Абакумов, Алексеев, 1988).

В разных частях ареала спектр питания щуки существенно отличается. В основном щука питается плотвой, ершом, окунем (Lawler, 1965). Но, например, во многих водоемах севера России основу питания щуки составляют сиговые (Попова, 1971; Самохвалова, 1973). В спектр питания щуки оз. Кривого входят семь видов рыб: плотва, окунь, ерш, чудской сиг, белый амур, пелядь, судак, которые используются с разной интенсивностью по сезонам года, что связано с особенностями в формировании скоплений тех или иных кормовых объектов. В Цимлянском водохранилище в нагульный период основу питания щуки составляют лещ. сазан, густера, а в зимний период, окунь, уклея ( Доманевский, 1964). В то же время у щуки Куршского залива старше 4-5 лет в рационе питания, особенно в зимний период (Пупырникова, 1953), встречается судак и лещ, что объясняет нежелательное присутствие в структуре



11


популяции щуки в заливе в значительном количестве старшевозрастных рыб. В весенний период, при нерестовом ходе корюшки, этот объект становится основной пищей для щуки ( Доманевский, 1964; Беренбейм, 1992).


Средние значения кормового коэффициента у щуки составляет около 7. По этому показателю щука уступает судаку, у которого среднее значение кормового коэффициента составляет 2,5-3,0. А это означает, что для прироста единицы массы тела щуке требуется съесть в 2,5-3,0 раза рыбы больше, чем судаку, что является подтверждением ее высокой мелиоративной ценности (Бруенко, 1976). Необходимо отметить, что мелиоративный эффект щуки просматривается на всех этапах ее жизненного цикла. Личинки и мальки щуки проявляют мелиоративный эффект, питаясь планктонными ракообразными-промежуточными хозяевами паразитических гельминтов, водными личинками насекомых, головастиками, пиявками, способными нанести значительный урон икре и личинкам рыб, наконец, молодью массовых малоценных рыб, тем самым снижая пресс их конкуренции в питании с ценными видами рыб (Омаров, 1984).

Важным моментом в питании щуки является смена зубов. По данным ряда авторов смена зубов у щуки носит сезонный характер, связанный с понижением интенсивности питания ее в летнее время. По мнению этих авторов (Калганов, 1968; Терешенкова, 1976), смена зубов у щуки происходит в мае. По мнению И.И. Терешенкова (1976), смена зубов у щуки происходит в зависимости от возраста и пола. В результате проведенных исследований были сделаны следующие выводы: количество рабочих клыков на челюстях щуки не зависит от сезона года, возраста, пола; количество их на челюстях сравнительно постоянно и не превышает 11-12 шт. в среднем за год. Смена зубов у щуки, как и у других рыб - закономерный процесс, который происходит всю жизнь непрерывно и нерегулярно. Это видовое приспособление данного хищника. Смена зубов не влияет на интенсивность питания щуки во все сезоны года. Поведение и физиологическое состояние ее во многом зависит от концентрации кормовых объектов и факторов внешней среды.



Факторы внешней среды (гидрологические и гидробиологические) , география водоемов в значительной степени определяют и степень выраженности нерестовых миграций щуки (Самохвалова, 1971; Дубра, 1988). В малых замкнутых водоемах нагульный, зимовальный и нерестовый ареалы практически накладываются друг на друга. Лишь при весеннем подъеме воды и выходе ее на прибрежные низменности производители щуки совершают нерестовые перемещения протяженностью от нескольких десятков до сотен метров (Банене, 1971).


12


В открытых же водоемах могут иметь место нерестовые перемещения, которые по отличительным признакам можно считать миграциями, на расстояние от нескольких сотен метров до нескольких километров (Елисеев, 1978). Протяженность нерестовых миграций щуки в реках, впадающих в южную часть Куршского залива, измеряется километрами. Для личинок и мальков щуки также свойственны миграции. Целесообразность этих миграций объясняется ограниченностью нагульного ареала молоди в период ее развития в нерестовой реке и ухудшением гидрологических условий (Баранникова, 1975).


Нерестящихся производителей щуки по многолетним наблюдениям, несмотря на заметные различия в гидрологических условиях весеннего периода, можно встретить сразу после располения льда ( конец февраля-март), так и в конце апреля, когда вода прогревается до 10-13 °С .В течение обозначенного периода мощность нерестового хода щуки в бассейне Куршского залива различается: самый мощный - первый ход, а затем с интервалом в одну-три недели проходят еще одна - две менее мощные волны нерестового хода (Самохвалова, 1974).


1.2. Экологическая характеристика Куршского залива


Куршский залив находится в восточной части побережья Балтийского моря и отделен от него узкой песчаной косой (Куршская коса). Залив является промежуточным звеном между втекающими в него водами реки Неман и морем (Николаев, 1957).

Водный баланс залива формируется за счет речного стока (20,8 км3/год) и притока морских вод (5,8 км3/год). Куршский залив преимущественно пресноводный, уровень воды в нем выше уровня воды в море на 12 см. Лишь при сильных нагонных северных, северо-западных ветрах происходит осолонение северной части залива (до 5-7 %о), а южной - до О,3-О,5%о (Осадчий, 1992,1996, 1999, 2000; Сенин, 2000, 2002).



Площадь Куршского залива составляет 1584 км2, в том числе, 1202,98 км2 российской части. Средняя глубина залива 3,7 м.


В зоне Куршского залива выделяют два климатических района: Куршскую косу и остальную часть залива. Во втором - максимальная температура выше, минимальная ниже, чем в первой.


Ветровой режим непосредственно влияет на уровень воды в заливе. При восточном ветре он понижается, при западном и северо-западном направлении повышается, что опосредствуется в тепло- и солеобмене и льдообразовании (Беренбейм, 1999). Роза ветров и ветровая активность: в осенне-зимний период


13


преобладают юго-западные ветры, в весенний северные, в летний — западные и северозападные. Преобладающие в течение года ветры со скоростью 1-4, зимой - со скоростью 5-10 м/с. Повторяемость ветров со скоростью 16-20 м/с весной и летом около 1, осенью — 2, зимой - 5%. Самый холодный месяц — февраль, самый теплый — июль (или август). Среднегодовая температура воздуха 7-7,5, максимальная


*


зафиксированная температура воздуха 35,4, минимальная - 33,3 °С (Козлов, 1980). Среднегодовая температура воздуха около 7°С (Янкевичус, 1959).


Самый холодный месяц — февраль, самый теплый — июль (или август). Минимальная температура воды в январе-феврале в период ледостава 0,2°С, летом, в июле-августе разные годы - 19-24°С (Панасенко, 1978; Беренбейм,1999). В мягкие зимы средняя температура воды в январе-феврале 1,5-2,5°С. Заметной стратификации вод залива по температуре нет.


Водородный показатель в заливе щелочной (до 9,2). Снижение рН до 7,3 имеет место исключительно зимой подо льдом.


Основными факторами, определяющими режим течений в Куршском заливе являются: ветер и речной сток.

Концентрация кислорода в заливе зависит в первую очередь от жизнедеятельности организмов, газообмена между поверхностью воды и атмосферой, притока речных, в северной части, балтийских вод, термического режима, а также сброса промышленных, сельскохозяйственных и бытовых стоков. Наименьшее содержание кислорода (до 60% насыщения) отмечается зимой подо льдом, максимальное (до 126% насыщения) весной. В целом, кислородный режим, не смотря на органическое загрязнение, в том числе антропогенного происхождения, в Куршском заливе в течение года благоприятный для развития рыб и кормовых организмов. Но, в виду того, что в Куршском заливе во все сезоны наблюдается избыток фосфора и его валовые концентрации в 2-4 раза превышают предельный уровень, а содержание валового азота (1,2-2,3 мг/л), не превышает предельного, то периодически из-за массового развития сине-зеленых водорослей могут возникать кратковременные заморные явления (Хлопников, 1994; Беренбейм, 1999; Савина, 2004).



Для всего залива характерно то, что концентрация кислорода слабо меняется по глубине. Отмечается постепенное уменьшение кислорода с севера на юг как по абсолютной величине (в северной части 10,5-11,5, в южной - 9,0-10,5 мг/л), так и по относительном насыщении воды кислородом (в северной - 92-100, в южной -82-92%). Причина этого в более интенсивном прогреве вод южной части залива и более интенсивных процессах потребления кислорода илистыми грунтами. В центральной


14


части залива поверхностные слои перенасыщены кислородом (100-120%) , в придонных слоях может наблюдаться не полное насыщение (Беренбейм, 1999).


По классификации трофности Куршский залив находится в эвтрофном состоянии, а в летне- осенний период - гипертрофном (концентрация хлорофилла более 100 мкг/л). Рост биомассы фитопланктона в последние 25-30 лет подтверждает это: 1974 - 6,1,1987 - 20,7, в 1990 - 200 г/м3. Поэтому Куршский залив перешел к 1990 году критический уровень эвтрофицирования. Однако, мелководность залива, активный водообмен и аэрируемость всей толщи способствует поддержанию удовлетворительного для животных газового режима Биогенные элементы в воде залива содержатся в значительных количествах. Среднее их содержание за вегетационный сезон составляет: Р - РО4"3 - 0,025 - 0,036, N - NCV1 - 0,01-0,1; Fe -0,35-0,40 мг/л. В поверхностных слоях их меньше (Р - РО4"3 -0,014 - 0,027, Fe - 0,23-0,30 мг/л), в придонных больше (Р - РО4"3 - 0,025 -0,05, Fe - 0,4-0,5 мг/л), что связано с более интенсивными процессами разложения и минерализации органического вещества в придонных слоях. В осеннее время количество азота и фосфора в воде увеличивается, практически, на порядок.

Зоопланктон, как основная пища, присутствует в рационе у снетка и в период нерестового хода - у корюшки. Таким образом, в Куршском заливе в ихтиофауне в течение года постоянно присутствуют планктофаги. Средняя биомасса зоопланктона по многолетним данным составляет 1,7, а средняя за сезон продукция около 8,5 или 25,5 г/м2, что в расчете на всю площадь залива составляет 40290 тонн, а на российскую часть залива приходится 30680 тонн продукции.



Зообентос в Куршском заливе представлен, в основном, моллюсками (69,2%), хирономидами (16%), олигохетами (11,8%). Средняя многолетняя биомасса кормового бентоса составляет 21,2 г/м2, из которых 12,8 (60%) приходится на хирономиды (Буга, 1978; Осадчий, 2000).


Общая продукция зообентоса в расчете на российскую часть залива ориентировочно составляет за сезон 126500 тонн, в том числе хирономид 116400 тонн, олигохет, моллюсков и полихет - около 10 тыс. тонн.


Из-за общей опресненности Куршского залива биомасса полихет в заливе не столь высока, как в Вислинском, Постоянный подпор морской воды со стороны моря отсутствует, что лимитирует их развитие (Гордеев, 1963). Поэтому основной пищей бентосоядных рыб в заливе являются хирономиды и олигохеты, а у плотвы во всех возрастных группах - спат моллюсков.


15


Серые илы равномерно присутствуют в южной (российской) части залива, поэтому приуроченные к этой зоне скопления хирономид объясняют формирование самых высоких нагульных концентраций рыбы (Лейс, Задоренко, 1973; Буга, 1978).


Как уже отмечалось, главной составляющей водного баланса в бассейне Куршского залива является речной сток, в котором по объему доминирует сток р. Неман. Но южная часть залива находится также под воздействием стока многочисленных рек, ручьев, мелиоративных каналов. Вместе с рукавами р. Неман они образуют на площади около 300 тыс. га мощную сеть водотоков, которые перемещают поверхностные и грунтовые воды в чашу залива. Особенно возрастают объемы проходящей через них воды в период половодья (Панасенко, 1978; Беренбейм, 1999). Огромная роль этой водной системы связана с воспроизводством большинства видов рыб, обитающих в Куршском заливе.

Весной, с повышением температуры воды в реках и каналах, впадающих в залив, до значений близких к нерестовой, начинается ход на нерест разных видов рыб. Сначала идет щука, затем корюшка, жерех, язь, плотва, лещ и другие виды рыб. Наиболее массовый ход отмечается у плотвы и леща. После нереста и инкубации в них на 2-3 недели и более задерживаются для откорма личинки и мальки этих рыб. Помимо этого, ихтиофауне каналов, рек, ручьев характерно присутствие постоянно живущих в них рыб (караси серебряный и золотой, линь, густера, окунь, плотва, щука и другие), которые обеспечивают определенную стабильность трофической цепи в этой части бассейна Куршского залива, а также большее разнообразие структуры популяций рыб и более развитый адаптационный механизм поддержания их численности и сохранения вида в пределах рассматриваемой части ареала-Куршском заливе (Авинский, 1990). Ихтиофауна в Куршском заливе представлена 53 видами рыб. В уловах постоянно и эпизодически присутствуют рыбы следующих семейств: карповые, окуневых, щуковых, корюшковых, угревых (Шульман, 1966):



Помимо рыб этих семейств встречаются представители миноговых (три вида), осетровые (два вида), лососевые (два вида), сиговые (один вид), вьюновые (три вида), игловые (один вид), песчанковые (один вид), пинагоровые (один вид), колюшковые (один вид), сельдевые (три вида) и некоторые другие.


Современная структура промысла основных объектов (лещ, судак, карась, чехонь, густера, окунь) в Куршском заливе с учетом применяемых мер регулирования и квотирования отличается относительной стабильностью в последние десять лет. При этом, по щуке прогноз возможного увеличения промысла в определенной степени базируется на увеличении масштабов искусственного воспроизводства.


16


В динамике вылова основных промысловых рыб в Куршском заливе за последние 50 лет произошли существенные изменения. Достигнутая в 1964 г. рыбопродуктивность (по вылову) 33,5 кг/га к 1994 г. снизилась до 12,7 кг/га. К 2000 г. она возросла до 16-17 кг/га. Значительный прирост улова в ближайшие десять лет планируется получить за счет окуня, ерша, трехиглой колюшки, то есть объектов, которые в определенной степени конкурируют с типичными бентофагами (лещ, густера). Поэтому увеличение присутствия в ихтиофауне залива типичных хищников и, прежде всего, судака и щуки, должно сделать структуру ихтиофауны залива экономически более целесообразной и ценной

Искусственное воспроизводство щуки в бассейне Куршского залива обосновывается, прежде всего тем, что в настоящее время потеряно по сравнению с 40-60 годами 20 столетия более 50% площадей естественных нерестилищ (Банене, 1971; Самохвалова, 1971, 1974, 1975; Беренбейм, 1999). Эти площади имеют отношение, в основном, к польдерам, которые после введения их в хозяйственный оборот сельхозугодия, поддержание уровня грунтовых вод и подпора воды со стороны залива, каналов, рек и обеспечение функционирования систем жизнеобеспечения населенных пунктов и производственных подразделений), стали или недоступны для прохода на них производителей или же работа гидротехнических сооружений мешает прошедшим с большой водой на нерест производителям и их потомству вернуться в русловые потоки и залив. Второй причиной снижения эффективности естественного нереста является нестабильность гидрологического режима из-за зарегулирования р. Неман и связанные с этим ситуации или малого половодья, а, следовательно, сокращения площади нерестилищ, или преждевременного осушения их и, как правило, гибели икры и личинок щуки.



Как ранее отмечалось, абиотические факторы среды обитания щуки в бассейне Куршского залива благоприятствуют развитию щуки на всех этапах онтогенеза. Существенным же моментом в развитии воспроизводящейся популяции являются условия нереста. Поэтому именно этот фактор следует признать узловым в поддержании численности популяции щуки в желательном объеме..


Из биотических факторов, которые оказывают влияние на численность популяции щуки в заливе следует назвать практическое выпадение щуки из под пресса других хищников залива, начиная с конца первого - второго года жизни, когда щука достигает массы 100-150 г. Правда определенный пресс на щуку массой до 300-500 г могут оказывать более размерные и возрастные щуки, особенно в зимний и ранний


17


весенний период, когда зимовальный и весенний нагульный ареалы у разновозрастных щук совпадают.


Существенным фактором, влияющим на расселение и выживаемость молоди щуки, вплоть до двух-трех летнего возраста, является наличие, особенно в южной части залива, зарослей мягкой водной растительности, которая фрагментарно может вдаваться вглубь залива на десятки и сотни метров. Благоприятствует расселению и наличие на акватории залива отмелей, окаймляемых зарослями мягкой водной растительности. Щуки более старшего возраста, как отмечалось ранее, предпочитают более глубокие места, за пределами прибрежного мелководья (до 2 м).


1.3. Биологическая характеристика щуки 1.3.1. Биологические особенности щуки


По темпу роста щука занимает одно из первых мест среди весенненерестующих видов рыб. Однако темп роста щуки может значительно колебаться в зависимости от конкретных условий. В зарубежной практике известен случай, когда пятимесячный щуренок из карпового пруда имел массу 1,25 кг. Взрослая щука может иметь массу до 65 кг (Иванова, Свирская, 1985).

Половой зрелости щука достигает в возрасте 2-4 лет (2,3,4,5). Самцы созревают обычно на год раньше самок. Абсолютная плодовитость самок массой 0,22-2,80 кг составляет 5,8-70,0 тыс. икринок (Самохвалова, 1974,1975; Суханова, 1979; Горбач, 1982).



Наиболее благоприятными для обитания щуки водоемами являются эвтрофные озера с зарослями растительности в прибрежной зоне и равнинные реки с развитой поймой. В пойменных озерах низовья р.Ловати, например, вылов щуки в некоторые годы достигает 40% от общего улова. Основными местами обитания ее служат прибрежные участки, заросшие макрофитами.


Щука относится к фитофилам, т.е. откладывает икру на субстрат растительного происхождения. Нерестилища ее обычно располагаются на мелководных участках со стоячей или слабопроточной водой (Гулидов, 1969; Вирбицкас, 1972).


Излюбленными местами для икрометания щуки являются заливаемые в период половодья отлогие участки поймы с луговой растительностью и твердым грунтом (Котляревская, 1969; Кузнецов, 1990).


Икринки щуки относительно крупные, круглые, с гладкой оболочкой, цвет их светло-желтоватый с зеленоватым оттенком. Диаметр неоплодотворенных икринок

Список литературы