shkolageo.ru   1 ... 24 25 26 27 28

— Я их видела, Алекс, — для вящей убедительности изо всех сил тараща глаза, сообщила я.

— Кого это «их»? — отвлеченно поинтересовался он, переворачивая очередную страницу.

— Что ты тут читаешь? Сказания о Беовульфе? — презрительным тоном откликнулась я. Не очень то приятно, когда тебя игнорируют. Медальон «переводчик» давал нам возможность наслаждаться сокровищами мировой литературы на любом языке, где бы мы ни находились. Хотя до сегодняшнего дня урвать на это время еще не удавалось.

— Это история призраков Моррисвиля. Достал в библиотеке графа.

— Когда ты успел?

— Пока ты болтала с экономкой, когда же еще? — спокойно хмыкнул командор. Но тут же постыдился своей невежливости и, мило улыбнувшись, предложил сесть. Ведь для него это была удача. В последнее время я редко изъявляла желание с ним общаться, предпочитая общество кота.

— Вот смотри, они все обитали тут в разное время. Хромой Йоркширский Лорд, Горбун Эдвард Макмиллан, или, по другому, Горбатый Граф. Карлик Бинки Безрукий, руки у него были скрючены с детства. Погиб от ревнивой жены, с тех пор его душа бродит по замку уже полтора столетия. Этот, в отличие от многих других призрачных обитателей замка, не строил козней и никогда не был замечен во вредительских поступках, несмотря на то что в этой книге его называют САМЫМ жестоким и коварным призраком эпохи. Безрукий Карлик никогда не трогал никого из обитателей замка, потому что у него не было рук. Вот ты и посуди теперь, кто из привидений мог до смерти запугать братьев и бабушку нынешнего графа, если самый страшный из них за сто пятьдесят лет никого и пальцем не тронул, — вывел Алекс и вопросительно уставился на меня.

Я не знала, что и сказать, загадка призрака и меня поставила в тупик. Пожав плечами, я пробормотала:

— А я сейчас видела древних шотландцев.

— А а, Дикие Воины, — презрительно бросил он и, полистав книгу, процитировал: «… бегают по всем коридорам, но никому не причиняют вреда, воистину — самые смирные обитатели замка…»


— Ничего себе смирные, если бы я не прижалась к двери, они бы меня с ног сбили, а потом еще потоптали немножко, оголтелые какие то дикари. Точно такие же были в «Храбром сердце» с Мелом Гибсоном.

Тут проснулся кот и начал буянить! Крайне странно видеть его в таком состоянии… Прыгая на кровати и вопя, он требовал объяснить, почему, пока он спал, не принесли поесть, как он приказывал?! Алекс немного успокоил его, сказав, что видел дворецкого, который просил прощения. Оказывается, на кухне еще ничего не готово, и нам не могут прямо сейчас подать ужин. Но граф передал, что если мы не против, то сможем отужинать вместе с ним в каминном зале, где он и расскажет нам о всех подробностях дела. Ужин, как заведено у них в замке, будет подан в двадцать один ноль ноль. Если, конечно, говорящий кот не против…

— Говорящий кот! Опять говорящий кот! Это возмутительно, — завопил агент 013, спрыгивая на пол и приосаниваясь. — Я профессор, а не «говорящий кот», как называют меня всякие невежды.

Без этого аргумента, что он профессор, никак нельзя обойтись.

— Какая муха его укусила? — шепнула я Алексу.

— А ты что, не замечала? Он переживает за тебя. И с каждым днем все больше и больше, видя, как ты меняешься, — также шепотом ответил мне Алекс, глядя, как его напарник, вспрыгнув на подоконник, начал нервно умывать морду, протирая ее лапой. — Боится, что гоблины не успеют с вакциной, — ведь остались считанные дни. Совсем изнервничался, бедняга…

Это для меня было полной неожиданностью. Ведь буквально то же самое, только об Алексе, говорил мне сам агент 013?!

Ровно в девять часов вечера мы были на месте, в каминном зале. Проводил нас дворецкий Ларч. По дороге ничего особенного не произошло, если не считать мелькнувшего в конце коридора растрепанного старика в белой ночной рубашке до пола. Седые волосы его стояли дыбом, а лицо страшно напоминало лицо Эйнштейна на известной фотографии. Увидев нас, старик еще сильнее побледнел и бросился наутек, глухо подвывая:


— Уху ху ху у у! Уху ху у у! У у у! — Эхо разнесло его вой по всем коридорам и залам Моррисвиль холла, так что поневоле мурашки забегали по коже.

Я только было хотела потребовать объяснений, как дворецкий забежал вперед, торопливо толкнул тяжелую дверь и, чуть ли не выпрыгивая из штанов от усердия, выкрикнул:

— Мисс Алина Сафина и мистер Алекс Орлов, сэр. Прибыли к столу, сэр.

И, низко поклонившись, пропустил нас. Я услышала, как агент 013 бурчит себе под нос, проходя в дверь:

— А меня, значит, не надо объявлять, я не личность! Да кто я вообще такой? Всего лишь говорящий кот, кстати, единственный в своем роде.

На этот раз он был без берета, но в той же смешной клетчатой юбочке, из под которой торчал гордо поднятый вверх хвост.

Граф Макмиллан радушно усадил нас за длинный, богато сервированный стол. Все столовые приборы были из серебра. В камине ярко полыхал огонь. По стенам висели портреты предков. На мой вопрос граф смущенно пояснил, что этот старик, которого мы случайно встретили, его слабоумный дедушка сэр Роберт.

— И болезнь его, к сожалению, неизлечима, — грустно добавил граф, — последствие встречи с тем самым призраком, который и стал виновником смерти моих трех ближайших родственников.

— Значит, уже четыре жертвы, — констатировал командор.

— Да, и это за последние полгода, — кивнул хозяин, накладывая себе ветчины. — Сам я отсутствовал где то с полгода, был в Индии по делам своего банка. Столько хлопот, что я не смог вырваться даже на похороны моей бабушки, которую очень любил, потому что практически вырос у нее на руках. Я скорблю по ней каждый день, хоть и прошло уже три месяца и четыре дня, — он смахнул скупую слезу. — После ее смерти и слабоумия дедушки владельцем замка стал мой старший брат Джеймс, который незамедлительно переселился в Моррисвиль холл, продав свой дом в Эдинбурге. Он был инвалидом с детства и так и не женился. И вот через месяц после того как он переехал в замок, я получаю извещение о его смерти. Однако срочные дела не отпускают меня и на похороны дорогого братца. Причина смерти одна. Его, как и бабушку, хватил апоплексический удар. И мне казалась нелепой сама мысль о том, что в обеих смертях был повинен новый призрак.


— Новый?! — переспросили мы с Алексом одновременно. — Вы сами видели его?

— Нет, нет, я его не видел, — быстро ответил граф, подкладывая мне на тарелку кусок жареной индейки. — Может быть, его и нет, но, с другой стороны, всех своих призраков мы знаем. Уверяю вас, безвреднее и скромнее их нет во всей Шотландии. Взять хотя бы Безрукого Карлика, хоть он жесток и беспощаден, но милее и забавнее призрака я не знаю. Это мой любимец, надеюсь, он не войдет в ваш список подозреваемых, — с надеждой проговорил сэр Генри, глядя почему то на кота, у которого с морды не сходило предельно строгое выражение. — В общем, поэтому я и решил, что, может быть, за время моего отсутствия здесь появился новый призрак. Мой второй брат, который жил тут вместе с Джеймсом (его звали Артур), тоже был найден мертвым в своей спальне. Очевидно, передозировка. Он пристрастился к опиуму в Китае…

— А что говорят слуги? — спросил Алекс, намазывая хлеб маслом.

— Они теперь боятся выходить ночью в коридор, сэр. Наш старый дворецкий попросил расчет сразу после того, как обнаружил Джеймса под перевернутой инвалидной коляской. Какой то призрак пролетел мимо, задув у него свечу и гаркнув в ухо, — это было последней каплей. Так как дворецкий требовался срочно, мне и пришлось взять Ларча, до повышения он служил у меня на конюшне.

Теперь было понятно, почему парень меньше всего был похож на типичного английского дворецкого.

— И вот, господа, смерть Артура… Кстати, если бы не фамильная гордость, может быть, я бы поостерегся возвращаться в Моррисвиль холл, понимая, что здесь моей жизни угрожает реальная опасность. Но две смерти были отнесены к разряду случайных, только потом, по свидетельствам слуг, я определил, что тут нечисто… В любом случае вы крупнейшие специалисты в этой области, как заверил меня мой друг Лохис.

Кое что меня навело на мысль, и я шепотом поинтересовалась у кота:

— А кстати, если этот Лохис агент нашей Базы, и притом один из лучших, как ты говорил, почему же он сам не распутал это дело?


— Алиночка, он специализируется на подводных монстрах.

— А разве он сам не… — Я хотела сказать: «А разве он сам не подводный монстр?», но сдержалась. Мурзик как будто читал мои мысли:

— Лохис — мирный монстр, к тому же то, что он стал нашим агентом, уже о многом говорит. И у него редкая специальность, он прямо таки незаменим под водой. Сотрудников, работающих в его области, раз, два и обчелся. Поэтому он ценит себя и не распыляется на земные объекты, полагая, что такую работу выполнит любой. У него вахты, он не может надолго уходить из под воды, к тому же ничего не смыслит в призраках. И это главная причина, почему вызвали нас.

Генри Макмиллан в это время обсуждал с Алексом преимущества (главным образом безопасности) охоты на уток перед охотой на медведя. После ужина граф с гордостью показал нам портреты своих предков, развешанные по стенам, сказав несколько фраз о каждом из них.

Больше всего меня тронула история молодого графа Шона Макмиллана, жившего в семнадцатом столетии. Этот был симпатичный богатый парень, рано получивший титул графа. Так рано, что именно титул сыграл роковую роль в его жизни, а стань он графом попозже, лет в сорок, бедняга прожил бы намного дольше… Но ему не повезло, так как замужество старухи Хигс пришлось именно на его графское правление. Тогда еще существовал закон о первой брачной ночи. Однако молодой граф, будучи человеком широких демократических взглядов, пользовался своим правом не часто, а исключительно по взаимной договоренности.

Да только старая Хигс придерживалась консервативных взглядов, особенно в этом вопросе, и решила во что бы то ни стало выполнить свою обязанность по отношению к сеньору! Старушка твердо решила в случае надобности не останавливаться даже перед физическим насилием. Это ей вполне бы удалось, несмотря на ее восемьдесят три года, так как Хигс не расставалась с клюкой, а молодой граф отличался хрупким телосложением.

В общем, парень погиб в своей постели от ужаса, когда старая карга решительно начала раздеваться…..


Когда мы перешли к портрету «Дамы в серо буро малиновом», где была изображена чахоточная девица с нехорошим прищуром, хозяин шепотом сообщил нам, что она имеет обыкновение выходить по ночам и кидаться на неженатых мужчин приятной наружности. Кот при этих словах навострил уши, отнеся их исключительно к своей персоне. Это была дальняя родственница Генри, умершая два столетия назад. Ей суждено было остаться старой девой, из чего и вытекала, наверное, ее сегодняшняя тактика поведения.

— Меня она не трогает, — похвастался граф, — учитывая, видимо, родственные отношения. Но Ларчу частенько достается, поэтому он старается ночью как можно реже выходить из своей комнаты.

После чего Генри посоветовал Алексу быть настороже. В это время подали кофе, который тут было принято пить у камина. Вокруг камина мы и расселись в креслах. Кот сел на скамеечку для ног, потому что она единственная здесь соответствовала его размерам. По нашей просьбе граф подробнее рассказал о Безруком Карлике. Делал он это с удовольствием, хотя знал о призраке и о земной его жизни немного.

— Значит, вы хотите знать о малыше Бинки? — начал Макмиллан смягчившимся голосом. — Но право же, он действительно чист как младенец. Хотя будь у него руки, я бы не поручился за него так уверенно. Как говорила мне о нем еще моя бабушка, которая тоже, естественно, не знала его лично, а слышала от своей бабушки, что при жизни безрукий граф Бинки Макмиллан нередко изменял жене, отчего та, само собой, часто бывала вне себя. Граф Бинки, видя ее страдания, продолжал коварно изводить ее, прилюдно рассказывая о своих изменах. И, одаривая ее гадкими эпитетами и нехорошими словами, находил в этом удовольствие. Но одного граф не учел — возможных последствий. В общем, в конце концов жене надоело терпеть его издевательства, и как то перед сном она собственноручно утопила мужа в ночном горшке! При его росте это было возможно… Говорят, она получила несказанное наслаждение при самом процессе, слушая визги домашнего изверга! Как она сама потом делилась с кумушками за чашкой чая, ни разу ничего подобного она не испытывала за всю свою брачную жизнь.


История была впечатляющая по своей комичности, однако на лице графа было написано, что он поведал нам не меньше чем шекспировскую трагедию, и я постаралась сохранить серьезность.

— После смерти Безрукий Бинки остался в замке и продолжал изводить жену. Вернее, пытался это делать, потому что женщина только смеялась ему в лицо и часто, собрав своих подружек, гоняла несчастного призрака по всем коридорам. Со смертью жены он был наконец то избавлен от унижений и, казалось бы, обрел моральную свободу. Но преисполнился чувством мести (немножко поздновато, да?) и возненавидел все человечество. Душа его стала еще чернее, и он замкнулся в себе…

— И что, осуществил он свою месть? Или, в смысле, хотя бы попытался что то сделать? — поинтересовалась я, уже зная ответ. — И, кстати, вам достоверно известно, что эта клятва мести действительно имела место быть? Это очень важно.

— Да нет, конечно, — смущенно проговорил хозяин замка. — Разве о призраках что то может быть известно достоверно, о них обычно ходят слухи, легенды, передающиеся из поколения в поколение. Безрукий Карлик появляется тут иногда, к сожалению, не так часто, как раньше. Обычно он кувырком катится под ноги в расчете, что ты от неожиданности споткнешься и упадешь. Если у него получается, он тут же вскакивает на ножки и, попрыгав у тебя на спине, стремительно убегает, дико хохоча. Вот и все его шалости…

В ответ на вопрос командора, почему же тогда Карлик в Книге Хроник назван «САМЫМ жестоким и коварным призраком эпохи», граф ответил, что книгу писал его дедушка. Который, как и все, искренне сочувствовал несчастному предку и, чтобы вызвать в потомках уважение к страдальцу Бинки, приписал эти слова.

— Вообще, как я помню, дедушка был склонен к преувеличениям, — оправдываясь, добавил Генри. — Поэтому в Хрониках много неточностей. Написав эту книгу, он сошел с ума.

Граф помолчал и вдруг, широко улыбаясь, предложил нам перед сном поиграть с ним в триктрак. По кивкам и ужимкам Макмиллана было видно, что он хочет играть исключительно со мной, но Алекс, развернув меня за плечи, решительно подтолкнул к дверям:


— Агент 013, если захочет, останется. А нам с тобой перед сном надо еще расспросить слуг. И на ночь проштудировать Хроники, какие бы там ни были изъяны, но это пока наиболее полный источник сведений, необходимых по нашему делу. Простите нас, граф, время не ждет. Спокойной ночи.

Граф выразил свое искреннее сожаление и с надеждой повернулся к коту, который как раз в это время пытался выразить свое искреннее возмущение по поводу слов Алекса, намекающих на кошачью ненужность. Но потом сдался на уговоры хозяина, который, как оказалось, не мог заснуть, не сыграв несколько партий в свою любимую игру.

Проходя мимо «Дамы в серо буро малиновом», Алекс посмотрел на нее как то очень внимательно, наверно стараясь запомнить, чтобы при встрече ночью узнать ее еще издали и успеть удрать. Я хихикнула у него за спиной. Он, естественно, это заметил, но промолчал, одарив меня мрачным взглядом. Выйдя в коридор, мы подошли к раскрытому окну. На темном бархатном небе сверкали созвездия. Я даже Млечный Путь различила, и Большую Медведицу, и Полярную звезду… больше я просто не знаю.

— Не правда ли, эта ночь — чудо, сэр Алекс, — сказала я, взяв самый романтичный тон. Наши костюмы, место и эпоха соответствовали настроению, к тому же во мне проснулось желание пошалить. — А не прогуляться ли нам с вами по саду, сэр? — Я тронула его за рукав.

— Где ты тут видела сад? — искренне удивился командор. Но, чтобы убедиться, все таки глянул вниз. Я тоже за компанию свесилась с подоконника, хотя знала, что ничего нового там не увижу. Все те же унылые ландшафты, при свете дня хоть зеленую траву видно, а сейчас что там может быть живописного?

Но я ошиблась: кое что новое там все таки было. Под стенами замка сидели волки, целая дюжина, не меньше. Вытянув морды, они молча смотрели в нашем направлении, я бы поклялась, что они смотрели именно на нас.

— Жуткая картина, — заметила я.

— Не страшнее призраков, — ответил Алекс.


Я подумала: а нет ли среди этих зверей нашего французского Волка? Но тут же отбросила эту мысль. Что ему тут делать? Он, наверно, сидит себе сейчас в своем новом доме на Ривьере с бокалом анжуйского в лапе, а другой лапой подгребает с тарелки свою любимую утку по мексикански. Хотя какое это имеет значение? Главное — такая ночь! И плечо Алекса крепко прижимается (окно слишком узкое!) к моему. И он сам вот уже пять минут никуда не убегает. Алекс повернулся и осторожно взял меня за руку. Это уже более чем странно. Может быть, это не он, а какой нибудь призрак в его обличье?

— Слушай, — слегка задрожав, обратилась я к нему, со страхом заглядывая в глаза. В них точно было что то похожее на нежность, если в темноте не перепутала, конечно. Надеюсь, что перепутала, иначе это точно не Алекс, а фантом, притворяющийся в каких то своих целях моим напарником. Боже, а где тогда настоящий Алекс?! Если я сейчас крикну, этот тип успеет схватить меня, и тогда наверняка пощады не жди.

— Да? — предупредительно спросил коварный двойник. И опять же в глазах ни капли раздражения. Ну все! Я его раскрыла! Это точно не Алекс, тот бы уже давно разозлился на меня, что я полчаса пытаюсь задать вопрос.

— Слушай, я хотела спросить, а привидение может принять облик какого то конкретного человека?

— В этом мире все возможно, — загадочно ответил он и, немножко подумав, коснулся пальцами моей щеки. Я замерла под гипнотическим взглядом его серых глаз… «Прощай, Алекс, — подумала я. — Он высосет всю мою кровь. Может, сказать ему, что у меня малокровие?»

В это время в конце коридора раздались шаги. Это были Ларч и миссис Максфри. Уф! Я обернулась к ним, с трудом скрывая свою радость. Двойник опустил руку, причем, как я заметила, досадливо поморщившись. Ну что, коварный тип, обломилось?! Я поспешила навстречу экономке и дворецкому, шепнув мнимому Алексу, что пора бы их допросить, в смысле, расспросить. Хотела предупредить кота, чтобы он был настороже, но мое возвращение в каминный зал наверняка вызвало бы подозрение у фантома.


— Миссис Максфри, вы сейчас не заняты? Можно у вас попросить утюг?

Миссис Максфри как раз шла к себе и собиралась заняться штопкой списанного постельного белья. Она пояснила, что отправляет его сироткам, живущим в ближайшем приюте. Утюг был хорошим предлогом. Оказавшись в большой комнате, называемой чуланом, и устроившись рядом с ней, мне только оставалось фиксировать в уме сведения, нужные для дела, которые перемежались в безостановочном рассказе миссис Максфри с историей ее семьи и многочисленных тетушек и двоюродных дядюшек. Из каждой новой истории она не забывала извлекать мораль. Кое что я намеренно пропускала мимо ушей, переживая в это время за настоящего Алекса. За кота я не беспокоилась. Он то о себе позаботится, но тот факт, что двойник куда то заныкал агента Орлова, напрягал страшно.

Миссис Максфри ничего не могла сказать о двойниках. Факты их появления в Моррисвиль холле не фиксировались за четыре столетия его существования.? Я начала немножко успокаиваться. Наверно, это все таки был настоящий командор, но и это несильно утешало, так как значило, что он серьезно болен, судя по его неадекватному поведению. За чаем с кексом, которым меня угостила радушная женщина, я совсем успокоилась и позабыла все свои страхи. Миссис Максфри была дальней родственницей сэра Генри, который со смертями своих старших братьев и любимой бабушки стал главой клана, потому знала об этой семейке все. Мы заговорили об убийствах.

— Даже не скажу, кто из наших призраков был бы на такое способен, — задумчиво протянула она.

— Может, кто то из них в последние полгода вел себя как то странно? — предположила я. — Попытайтесь припомнить, это важно.

— Ну разве что несчастный Хромой Йоркширский Лорд, он как то попритих. Да да, теперь я припоминаю. Раньше бедняга громко стучал костылями по всем дверям, мимо которых пролетал, будя нас посреди ночи. Это была его маленькая радость. И конечно, он был записан в общий хор. Это, видимо, помогает несчастным призракам коротать вечность, потому они и взялись устраивать хоровые пения. Лучший запевала у них малютка Безрукий Бинки, в дни, когда он воет — а волки под стенами замка подхватывают этот вой, — и мы не спим вовсе… — не без гордости добавила экономка.


Теперь было ясно, что волки сегодня под окнами дожидались ежевечерней музыки. Я отметила про себя этот факт, хотя и не знала зачем. Гораздо больше меня заинтересовали совершенно красные глаза домоправительницы. Такие бывают лишь у вампиров или людей, всю ночь штопающих чье то белье…

— Так вот я и говорю, — продолжала миссис Мак сфри, — Хромой Лорд замкнулся в себе. Когда мы видим его в коридоре, вид у него такой, будто бы он не замечает никого вокруг и что то вечно бормочет себе под нос. Дама в серо буро малиновом иногда заходит ко мне поболтать, так она говорила, что он стал сторониться других призраков и даже просил исключить себя из хора!

— И что, Дама в серо буро малиновом не знает ничего об этом убийственном призраке? — поинтересовалась я, доедая последний кексик.

— По ее словам, нет, — не скрывая своего огорчения, признала женщина. — Но мне кажется, Дама о нем действительно ничего не знает. Остальные призраки, к сожалению, контактируют с нами менее охотно. В последние месяцы каждый из обитателей замка, тревожась за свою жизнь, попытался пообщаться с ними, но все тщетно. Бедного Ларча даже избили!

— Кто конкретно? — поражение спросила я.

— Да Дикие Воины, кто же еще?! Понесло же дурака обращаться с вопросами к этим варварам. В ответ они как следует отлупили его, а затем подвесили в большой гостиной под самым потолком за шиворот, туда, где раньше висели приговоренные пленники. Невезучий парень так и висел там на крюке, вопя без умолку, пока его не сняли…

Я заметила удивленно, что Дикие Воины почему то названы в Хрониках самыми смирными призраками Моррисвиль холла. А миссис Максфри, вздрогнув, ответила, что автор книги был большим шутником, даже

— когда находился в трезвом рассудке. Я с досадой подумала, что старый хрыч наверняка писал свои записи о призраках уже будучи законченным психом.

— И тут грохнули литавры! Я подпрыгнула на месте «» 0г неожиданности, а миссис Максфри оставалась спокойной.


— Не волнуйтесь, душечка, это призраки, — утешила меня она. — Это они стучат в медные тазы на чердаке.

Шум между тем нарастал и поднялся до невообразимого грохота — хоть уши затыкай. Я зажала их ладонями, но это мало помогло. К литаврам присоединились волынки, звуки были такие, будто водили напильниками по ржавым пилам.

— О боже, и вы это терпите?!

— Надо будет завтра с утра послать кого нибудь из слуг на чердак, забрать оттуда волынку. Я то думала: куда это пропала волынка покойного сэра Мердока из комнаты реликвий! — громко, чтобы перекричать этот шум, сообщила экономка.

— Вероятно, сэр Мердок и забрал ее, решив вспомнить любимые мотивы! — раздраженно проорала я.

— Нет, слава богу, сэр Мердок не принадлежал к нашему клану и не жил в Моррисвиль холле. Просто как то забыл свою волынку, будучи у нас в гостях, он ее везде таскал с собой! На следующий день его убили на охоте, случайно спутав с оленем. К несчастью, у него был шлем с оленьими рогами, которые красовались и на его фамильном гербе. Отсюда следует мораль: зачем, спрашивается, надевать шлем, собираясь на охоту? — заключила в своем обычном духе миссис Максфри.

Уже некоторое время по замку разносились вой с подвываниями и совиное уханье, время от времени прерываемые диким хохотом, — вероятно, к всеобщей веселухе присоединился слабоумный дедушка Роберт.

За окном слаженно выли волки. В общем, полный бедлам! Я пожелала спокойной ночи миссис Максфри (у нее на лице была полнейшая умиротворенность) и выскочила в коридор. На стенах кое где горели свечи, но благодаря своему «ночному зрению» я и без того различала двери и углы. Из темноты в конце коридора вынырнула какая то фигура.

— Алекс, это ты? — дрожащим голосом осведомилась я. Нет, это был не он.

Мимо меня прошел хромой старик, одетый по моде шестнадцатого века, — в плаще на меху и штанах с буфами. Медленно переставляя костыли, он скользнул мимо меня, задев огромным страусиным пером, свешивающимся с шапочки, и полностью проигнорировав мое присутствие. Старик что то бормотал себе под нос, судя по беззвучно шамкающим губам. Несмотря на страх перед слабо мерцающим существом, я решила попытать счастья.


— Простите, вы что то сказали? — крикнула я ему в самое ухо.

Йоркширский Лорд шарахнулся от такой наглости. Он наградил меня испепеляющим взглядом (превзойдя по воздействию взгляда даже нашего кота!) и попытался пройти сквозь меня. Неожиданно литавры, то бишь медные тазы, заглохли. И я твердо решила довести дело до конца, пусть мне за это и достанется костылями…

— Извините, гражданин Лорд, но почему это вы покинули ваш замечательный, призрачный хор, который ночами услаждает слух всех без исключения обитателей замка, помогая им скоротать время до утра. Ведь уснуть то им все равно не удается. Говорят, с тех пор вы не в себе, только…

— Как ты осмелилась обратиться ко мне, грубиянка?! — зарычал сэр призрак замогильным голосом. У меня от этих звуков слегка задрожали коленки. Хорошо еще тут носят длинные юбки, поэтому не так заметно.

Но мне все таки надо было допросить вздорного старикашку, который является, кстати, и подозреваемым наравне со всеми призраками замка.

— Простите, но такая у меня работа, дедушка… ой, извините, Лорд! Очень хочется спать, но вынуждена вас тут задерживать, чтобы вытрясти хоть какие то нужные нам по делу сведения. Вы, наверное, в курсе трех смертей, произошедших в этом замке за последние полгода?

— Да, конечно, — раздраженно буркнул старик, в нетерпении постукивая по полу костылем.

Я на всякий случай отошла чуть подальше и деловито напомнила:

— Ну так что? Почему вы ушли из хора?

— Потому что это пустая трата времени…

— … которого у вас хоть отбавляй. Что для вас время? — Я многозначительно хмыкнула, в душе отчитав себя за попытку поумничать.

Призрак пронзил меня острым взглядом, в глубине его глаз блеснули искорки (по крайней мере, мне так показалось).

— Любое количество времени можно заполнить целесообразным деянием, — глубокомысленно изрек призрак, дернув себя за ухо.

— Слушайте, неужели вы, ну если не вы, так другие призраки в этом замке, не испытываете сочувствия к его обитателям? Я, разумеется, имею в виду живых… Ведь они ничего плохого вам не делают, в тазы разрешают стучать. (Волынку пока не отобрали, добавила я про себя.) Так почему вы скрываете убийцу, который и ваш покой наверняка нарушает. Ведь вы мирные призраки, относительно благовоспитанные. Все таки из аристократических семей. А это чего то да значит, по крайней мере, в детстве у вас были лучшие учителя, и в церковь вы ходили, и в плохой компании не вращались…


Лорд продолжал молчать, на лице его была какая то подозрительная отрешенность, как будто он спит с открытыми глазами. Так оно и оказалось.

— О! Извините, я тут задремал немножко, — ничуть не смущаясь, признался он, когда я, видя, что реакции нет, хрюкнула ему в ухо. Старик развернулся и медленно поковылял прямо сквозь стену. На прощание призрак раздельно и достаточно громко произнес, наклонившись к моему уху, потому что снова грянули медные тазы и волынка.

— Дела привидений неподвластны людскому суду. Мое почтение, милая леди…

Я отправилась к себе. С меня на сегодня достаточно. Имею я право ночью спать или нет? Внеурочные нам, между прочим, не платят. Зевая и потягиваясь, я добралась до своих дверей. Подумав секунду, заглянула к Алексу с котом — ни того, ни другого в комнате не оказалось. Войдя к себе, я по быстрому разделась, нырнула в постель, натянула на нос пуховое одеяло и… Уже сквозь полузакрытые веки увидела, как на гобелене, висящем напротив кровати, вышитый Максорли замахивается клюшкой, посылая мяч куда то в правый край полотна, после чего и сам пропадает из виду, кинувшись в сторону брошенного мяча. Но, может быть, это был и сон, потому что теперь я видела уже все прямоугольное зеленое поле, залитое лунным светом, с игроками, воротами и болельщиками. Началась потасовка, инициатором которой явился Максорли. Раскидав вокруг себя пять шесть человек (включая и своих, пытавшихся его урезонить), он с гордым видом отправился отбывать наказание, при этом внаглую пройдя сквозь судью. Тут только я поняла, что это все призраки: и игроки, и зрители, которые расположились на деревянных скамейках, в несколько рядов возвышавшихся по краям поля. Оказалось, что один из игроков, участвовавших в потасовке, был довольно таки серьезно потрепан, Максорли добавили еще десять штрафных минут. А тренер, не выдержав, наорал на него:

«Ты что, парень, хочешь, чтобы мы из за тебя продули даже свой паршивый местный чемпионат Кельтских Призраков? Я уж не говорю о том, что скудный шанс попасть в розыгрыш Кубка Потусторонних Сил Соединенного королевства благодаря твоим стараниям для нас и вовсе становится призрачным! Зачем ты развеял бедного Коригана?» Максорли угрюмо молчал, косясь в сторону.


«Вы лучше присмотрели бы за своей внучкой, Мак миллан, — раздраженно буркнул он, не обращая никакого внимания на то, что от гнева его тренер начал густеть прямо на глазах, из тумана превращаясь в кисель. — Она бесчинствует даже среди живых, свела с ума мужа и убила двух ваших праправнуков, один из которых инвалид, а вы этому находите дурацкие оправдания! Так вам ли сожалеть о „бедном Коригане?“ — При этом он очень похоже изобразил лицо тренера, жалеющего травмированного игрока.

На этом месте я проснулась и резко вскочила на постели. Максорли по прежнему замахивался своей клюшкой с гобелена, собираясь бить по мячу. Я подозрительно вгляделась в грубые черты лица дальнего родственника Макмилланов. Но он, естественно, даже не шелохнулся, уставившись вдаль своими пронзительными черными глазами. Так, значит, это бабушка сэра Генри! Но как, зачем и почему?!

— Спасибо, Максорли, — сердечно выдохнула я, еле оторвавшись от путавшихся в голове мыслей. — Ты, наверное, испытываешь ко мне симпатию, раз помог. А симпатия оттого, что я тоже, как и ты, неравнодушна к хоккею, хоть и не на траве…

После чего я выскочила в коридор, где нос к носу столкнулась с Алексом и чуть не споткнулась о кота, — они как раз собирались войти к себе в спальню. Эти двое слегка удивились, что я не сплю.

— Три часа ночи, Алиночка, — укоризненно, но с нежностью в голосе произнес Мурзик, который теперь обо мне заботился прямо как будущий муж. — Пора бы уже спать.

Похоже, настроение у кота исправилось.

— А вы почему не спите? — поинтересовалась я, еле сдерживаясь, чтобы с ходу не выдать свою потрясающую новость.

— Вопросы, расспросы, допросы, — деловито пробормотал профессор, приглашая меня войти. Дождавшись, пока я сяду, он устроился поудобнее и пустился в длинный рассказ: — Призраки отмалчиваются, но их мало интересуют людские смерти. Тем более что с момента гибели Артура прошел только месяц. Люди еще носят траур, а призраки, похоже, его смерть и не заметили. Хорошо было бы, чтобы он сам стал призраком и все рассказал нам, но, видимо, братья не собираются этого делать. Может быть, их что то страшит в замке, наверное, присутствие убийцы. А что касается бабушки, леди Марии Макмиллан — так ее звали, то насчет нее возникли определенные сомнения. Безрукий Бинки, долго болтавший о своей несравненной и вечнолюбимой жене, нечаянно проболтался о некой Горгоне Элизабет, которая в нашем реестре не числится. Он и сам сказал, что это новый призрак, но больше ни слова добавить не пожелал. Вместо этого впал в свое, как мы поняли, обычное состояние: начал корчить рожи и кувыркаться по полу, время от времени вскакивая и бросаясь на нас, после чего с диким хохотом улетел под потолок, где и растворился.


Мы с Алексом успели допросить еще кучу призраков и даже дворецкого Ларча, который все время только и делал, что жаловался на Диких Воинов. А когда мы спросили его, не слышал ли он о Горгоне Элизабет, то парень вдруг живо припомнил, как Дикие Воины напоследок пригрозили ему, чтобы он радовался, что так легко отделался, ибо в следующий раз он может попасть на расправу к Горгоне Элизабет.

— Но молодой граф вроде бы ничего не рассказывал о бабушке…

— В том то и дело! Не все умершие становятся призраками, но что же в конце концов мы узнали от самого сэра Генри? Что полное имя его бабушки Мария Эстер Элизабет!

Кот торжествующе выгнул хвост трубой. Я шепотом поинтересовалась у Алекса, не узнал ли он, какая муха укусила Пусика днем, отчего он был такой злой и раздражительный? Алекс только махнул рукой и пояснил, что у агента 013 было обычное несварение желудка. Ну конечно, что же еще? Я припомнила, что в такое время котик действительно становится очень нервным. Но я, пожалуй, уже достаточно оттянула момент передачи партнерам моей суперважной новости, поэтому тут же лихорадочно выложила все, в надежде, что меня хотя бы похвалят. Они ведь сами докопались до бабушки, я только подтвердила.

— Хм, повезло тебе, не успела лечь, как увидела вещий сон, — пробормотал сквозь улыбку Алекс с некоторым сомнением в голосе.

Мне такое отношение жутко не понравилось.

— Но разве мой сон не подтверждает ваши подозрения? Мне то, в отличие от вас, особо напрягаться не пришлось, а результаты куда более существенные, — поддела я. — Можно сказать, дело закрыто. Вам осталось всего лишь разобраться с сущими мелочами: найти мотив и обезвредить призрака!

— Да а, действительно сущие мелочи, — передразнил Алекс. Он по прежнему улыбался. Поначалу мне показалось, что это он надо мной насмехается по своему обыкновению, но, похоже, я ошиблась. Улыбка была подозрительно доброй, а взгляд… уф (только не это!), тот самый, нежный с поволокой. Да, лунные удары, видимо, так быстро не проходят.


Но я все еще дулась.

— Ладно, раз вы так, пойду скорей к себе. Может, опять что то интересное удастся во сне увидеть. Например, как вас двоих в званиях понизили, а меня генерал майором сделали.

— Это сразу после младшего то лейтенанта! — фыркнул кот, усмехаясь в усы.

Наутро, вернее, в полдень я проснулась от стука в дверь. Это была миссис Максфри. Она принесла кувшин с водой и полотенце, сообщив, что завтрак готов, а сэр Генри просил передать, что будет рад за компанию позавтракать с нами вторично. В такой глуши, конечно, встают, как правило, рано, так что для обитателей замка полдня уже позади.

За окном был ясный осенний день, я вышла из комнаты, собираясь постучать в дверь к напарникам. И застыла… В конце коридора показался призрак, который вприпрыжку приближался ко мне, махая руками и подвывая себе под нос. Не может быть, днем?! При ближайшем рассмотрении это оказался всего лишь слабоумный дедушка сэра Генри. На лице его был написан прямо таки дикий ужас. Старик вращал глазами, драл на голове седые космы и испуганно лепетал себе что то под нос. Меня он демонстративно не замечал. Только когда старик проходил мимо, мне удалось разобрать отдельные слова.

— Мария! Нет, нет, не надо, прошу!… Да ты мегера, оказывается… Нехорошая женщина! Плохо… плохо все… Зачем, зачем ты снова взялась за свое?!

— Э, простите, что то случилось? — остановила его я, поймав за рукав.

Старик поднял на меня безумный взгляд, а вглядевшись в лицо, вытаращился, как краб.

— Еще одна мегера! — рванулся он и, свалив меня с ног, бросился наутек.

Я была возмущена и заинтригована одновременно. Тут из комнаты вышли оба моих партнера.

— Ты что, на пороге отдыхаешь? Неужели всю ночь тут спала? — спросил Алекс, видя, что я лежу на полу. Я поспешно поднялась на ноги.

— Что то случилось! Наверное, снова было нападение! — лихорадочно выдохнула я, решив обидеться на Алекса в следующий раз, тем более что с поводом у него не заржавеет. В тот же момент в конце коридора появился сэр Макмиллан, замахал нам руками и завопил:


— Быстрее, быстрее! Это опять случилось! — и скрылся за поворотом.

Переглянувшись, мы бросились за ним. Агент 013 вырвался вперед, и я увидела, что он наконец то избавился от своего шотландского костюмчика и, как и все порядочные коты, был теперь одет только в собственную шкурку. Сильно запыхавшись, мы спустились на первый этаж и за очередным поворотом наткнулись на кучку людей, столпившихся в маленькой прихожей, рядом на стене висело зеркало, отражая дверь, ведущую в кухню. Здесь были слуги, крестьяне и миссис Максфри с белым лицом. Все расступились, давая нам пройти. На полу неподвижно лежал Ларч, которого тщетно пытались привести в чувство. Но парень, несмотря ни на что, был жив.

— Наверное, его надо занести в комнату, — нерешительно проговорил хозяин замка, вопросительно посмотрев на Алекса. С его благодушного круглого лица сошла вся краска, граф, без сомнения, был очень взволнован.

— Говорил мне Лохис, что призрак вряд ли сам успокоится и что, без сомнения, будут еще жертвы, — пробормотал он.

— Кто нибудь что нибудь видел? — громко спросил командор, обращаясь ко всем присутствующим.

Вперед вышла дрожащая сухопарая девушка, похоже, горничная, со слезами в голосе она поведала:

— Я видел п'гиз'гак… стташная статуха… стташ ней, чем даже сэт Лохи, птостите… Она гычала, а он ктичал! Птоста ст'гах… — И она бурно разрыдалась.

Судя по картавости и акценту, девушка была француженкой.

Ларча начали поднимать с пола, он постепенно приходил в себя. Лицо у него было очень бледное, а когда парень открыл глаза, в них можно было прочитать, что бедняга пережил нечто жуткое….. Он что то неразборчиво бормотал себе под нос, ему нужно было время, чтобы окончательно очухаться. Его унесли в спальню.

— Вы же еще не завтракали, друзья мои! — с печалью в голосе воскликнул сэр Генри. — Пойдемте же скорей, в гостиной уже накрыли стол. Нам надо поговорить!

За завтраком мы рассказали графу обо всем, до чего к этому моменту успели докопаться. Макмиллан сидел как громом пораженный:


— Бабушка?! Не может быть! Я ее так любил… Хотя как знать, она и при жизни была довольно суровой женщиной, только со мной обращалась ласково, практически заменив мне мать, которой я лишился еще ребенком. Но, как я слышал, она была весьма деспотичной женой. Обращалась с дедушкой, как с последним лакеем, да и с работниками вела себя порой жестоко, наказывала и увольняла почем зря. Но зачем ей смерть Джеймса и Артура?

— А может, она не хотела их убивать, просто пугала, — заметил кот. — Может, она не сразу узнала, что ее вид способен напугать до смерти. Тем более что бы мы ни говорили о ее выдающихся способностях и ни удивлялись вначале, как призрак доводил здоровых людей до апоплексического удара, — на самом то деле все вполне объяснимо. Значит, бабушка отметается, смертей остается две. Это Джеймс, инвалид детства, к тому же не такой молодой. Как мы разузнали у слуг, он, спасаясь от чего то ужасного, развил огромную скорость на своей коляске и, перестав контролировать ситуацию, со всего маху врезался в стенку. Коляска перевернулась и накрыла его сверху. Шок и послужил причиной инсульта. С Артуром все еще проще. Вы, сэр, говорили, что его нашли в собственной постели с расширенными от ужаса глазами. Как будто он успел увидеть свою смерть. Перед этим он курил опиум, из чего были сделаны соответствующие выводы. Хоть вы, вероятно стыдясь этой порочной слабости брата, и не стали рассказывать нам подробностей, но мы их все таки раскопали, и факты говорят о том, что несчастный Артур был уже на последней стадии наркомании. Он бредил, днями не вставая с кровати и не выпуская из рук трубку. Так что появление призрака могло послужить для него последней каплей… Организм был слишком истощен. И, похоже, призрак оказался ужаснее всего его опиумного бреда!

— Но… но почему бабушка после смерти так агрессивна? И бедный Ларч… За что же ему досталось? Мы привыкли жить с нашими фамильными привидениями в мире, так оно и было до смерти бабушки.

— Скорее всего или что то было не соблюдено в похоронном ритуале, или здесь может иметь место наличие невыполненного обещания, данного ей при жизни. Это часто вызывает сильное недовольство призрака. А может быть, проигнорирован какой то пункт ее завещания? Горгона Элизабет свела с ума мужа, довела до смерти двоих внуков и теперь принялась пугать слуг. Очевидно, ей все равно, кого доставать. Но успокоиться она не сможет, пока ее воля не будет выполнена.


Сэр Генри стал усиленно размышлять, но быстро сдался.

— Мне абсолютно ничего не приходит в голову. Надо расспросить тех, кто готовил ее в последний путь и предал земле в нашем фамильном склепе. — Граф позвонил в колокольчик.

Вошел слуга, у которого все еще был расстроенный вид. Он сообщил, что Ларчу стало получше, и теперь в его комнате собралась вся прислуга замка, потому что дворецкий рассказывает им страшные истории о духах, поднявшихся из могил. Получив распоряжение притащить всех сюда, слуга убежал. Вскоре все явились, кроме Ларча, к которому как раз прибыл местный врач, вызванный сразу же после происшествия. Оказалось, почти весь штат прислуги был набран уже после смерти старой леди Марии сэром Джеймсом Макмилланом. Он был очень капризным человеком, и при нем слуги успели поменяться несколько раз. Со времен бабушки остались только миссис Максфри (потому что была родственницей) и еще две женщины, которые работали на кухне. Они ничего вспомнить не смогли и уверяли, что все было сделано по правилам. Они сами помогали обмывать и заворачивать умершую в саван, и месса была отслужена в церкви. И тут одна из них вздрогнула:

— Пресвятая Богородица! А рыжая Луиза, она ведь была горничной леди Макмиллан и, кажется, говорила, что перед смертью старая леди просила положить с ней в усыпальницу бонбоньерку, в которой она держала леденцы. Она их любила сосать ночью, когда не могла заснуть, это ей помогало от бессонницы.

— И что? Вы ее, конечно, положили? — в нетерпении вскричал хозяин замка.

— Мы… э э… как то совсем забыли об этом, сэр. За всеми хлопотами как то вылетело из головы, — оправдывалась женщина. — Хотя, признаться, сэр, мы даже не приняли всерьез желание взбалмошной старухи… Ой! простите, сэр…

— Все вещи графини хранятся в чулане, — вступила в разговор миссис Максфри. — Если хотите, сэр, я могу поискать ее бонбоньерку.

— Я буду вам очень признателен, — обрадовался граф.


Бонбоньерка была найдена и, заполненная леденцами, в тот же день помещена в усыпальницу графини. Полуразложившийся труп представлял собой страшное зрелище… Интересно, а что же все таки ужаснее полусгнившее тело или злокозненный призрак? Кстати, мы так и не узнали, как в точности он выглядел. Ларч не смог (или не захотел) нам его описать, только твердил, что при виде такого ужаса недолго и копыта отбросить. Ночь прошла на редкость спокойно. Я имею в виду, что даже в тазы никто не стучал…

На радостях Генри Макмиллан просил нас погостить у него хотя бы с недельку, тем более что завтра послезавтра, по возвращении со сложнейшей операции, к нему должен был зайти Лохис.

— Его «сложнейшая операция» на этот раз заключается в усмирении взбесившихся кальмаров где то в Средиземном море, — насмешливо заметил вечно все знавший кот и, посерьезнев, добавил: — Правда, эти кальмары трехметровые.

— А что меня интересует больше всего, так это почему все таки Хромой Йоркширский Лорд ушел из самодеятельного хора? — пробормотала себе под нос я. Жаль, что этот вопрос останется без ответа, ведь задание выполнено, а это значит, что пора паковать чемоданы. Мы еще ни разу не задерживались на месте дольше нужного.

— Нет, неделя, дорогой сэр, это слишком. Но вот до завтра мы с удовольствием погостим у вас, — ответил Алекс на предложение графа. С отвисшей челюстью я уставилась на командора, у Мурзика вид был не лучше. Чтобы Алекс, этот вышколенный спецагент, по своей инициативе решил оттянуться лишний день после выполнения задания (ну, теперь уже полдня и ночь, хотя и это немало), а не как обычно перенестись на Базу — сдавать рапорт и получать новое задание?! Где то кобель сдох…

Алекс просительно посмотрел на меня и профессора.

— Ну я — то не против, конечно, хоть это и непорядок. Но иногда, в виде исключения, мы можем себе позволить… — невнятно пробормотал кот.

— А я тем более всеми конечностями «за»! — воскликнула я, и не думая скрывать свою радость. Да ну, чего там на Базе без нас случится за такой короткий срок? А вдруг гоблины еще не успели приготовить для меня вакцину, и это скорее всего так, ведь операцию мы закончили в рекордно сжатые сроки. — Ребята, давайте отметим сегодня это дело о призраках. У нашего хозяина большие запасы эля и настоящего шотландского виски, он мне сам говорил. А что такого? Я, например, никогда виски не пробовала…


Оставшуюся часть дня мы принимали бесконечные благодарности от всех обитателей замка. Миссис Мак сфри мне даже по этому случаю подарила красивый веер из белоснежных перьев (наверное, страусиных), оставшийся от графини призрака. Поначалу веер (он был еще и с зеркалом посередине, просто чудо) меня несколько смущал из за бывшей его владелицы, но потом я и думать забыла о такой мелочи. Агент 013 с умилением смотрел на меня, пока я кривлялась с этим веером у зеркала, изображая знатную даму.

Потом был торжественный обед в честь нас в парадной столовой, правда, присутствовали на нем только мы и хозяин дома. Алекс все это время был странно напряжен, как будто его ждали дела. Кроме него все веселились. Граф рассказывал анекдоты, потом профессор разоткровенничался с ним насчет какой то особо замечательной черной кошечки с шелковистой шерстью и огромными зелеными глазами, оставившей в его памяти весьма приятные воспоминания. Тот начал хвастаться своим успехом у женщин. Они делились всем этим друг с другом шепотом, но слышно было хорошо. У меня же такие ушки…

Знаете, эль оказался неплохим напитком. И сегодня мужчинам наверняка можно было и чуточку злоупотребить им. Но Алекс по прежнему не веселился, он сказал, что не для этого остался в замке, а хотел бы получше изучить призраков — лучшего места для практики не найдешь. Поэтому он сегодняшнюю ночь будет общаться с Бинки. Я ему нагрубила и стала слушать очередной анекдот сэра Генри, на этот раз исторический, о восстании шотландцев против гнета англичан, где шотландцы, конечно, в два счета обставили своих не блиставших сообразительностью недругов.

Тут в дверь неслышно вбежала девушка, по виду горничная, но я ее ни разу в замке не видела. Никто не обратил на нее внимания, кроме меня. К моему удивлению, она подошла именно ко мне и прошептала в ухо:

— Не затруднит ли мисс пройти со мной? Это очень важно.

С этими словами она взяла меня за руку и потянула к выходу. Я хотела сказать всем, что сейчас вернусь. Но в мою сторону никто и не смотрел. Кот с графом совсем побратались и теперь рассуждали о женской неверности. Алекс с грустью в глазах изучал муху на потолке.


— Меня зовут Лизи, мисс, — представилась девушка, едва мы вышли в коридор. — Пойдемте поскорей.

— Куда? Зачем? — Но вопросы были напрасны. Лизи цепко держала меня за руку и почти бегом бросилась вверх по лестнице на третий этаж. Я там еще не была, поэтому из любопытства не стала сопротивляться, тем более что внутреннее чутье подсказывало мне, что ожидается какое то приключение. Три бокала эля раскрепостят кого угодно, поэтому я сегодня ничего не боялась. Даже затаившегося за углом Максорли с клюшкой на изготовку! Конечно, меня бы он вряд ли тронул, но все же…

Мы шли, вернее, почти бежали по темному коридору, который мало чем отличался от коридоров второго этажа, — те же каменные стены, обитые дубовыми панелями, только гобелены были полуистлевшими. Весь этаж казался необитаемым, полы покрывал толстый слой пыли, причем нетронутой, но на стенах горели светильники, так что путь был хорошо освещен. Я предпочла не думать об этой странности, но считайте, будто бы я ничего не заметила… Потом мы стали подниматься по винтовой лестнице, скорее всего на башню, и наконец то остановились возле двери, дальше уже идти было некуда, потому что это, несомненно, была самая верхняя комната в замке. Лизи толкнула дверь и посторонилась, пропуская меня вперед. С некоторым сомнением я все таки решилась войти. И раскрыла рот… Ничего более великолепного и романтичного я и вообразить себе не могла. Роскошно убранная комната в готическом стиле сочетала аскетизм Средневековья и изысканность эпохи Возрождения. Я попала в шестнадцатый век, причем с лету прямо в спальню королевы. Вспомнив про Лизи, я обернулась, но ее и след простыл.

Это меня немножко встревожило, но через секунду я и думать про нее забыла, завороженно глядя на весело полыхающий огонь в изукрашенном камине. Кровать под роскошным серебристым балдахином ни в какое сравнение не шла с той, что была у меня комнате. Шелковые простыни, на таких, наверное, спали только короли. Несколько резных изящных табуреток из темного дерева и стол, покрытый белоснежной скатертью, уже накрытый для ужина. Здесь были яства явно не с кухни сэра Генри, фрукты и вина, которых я еще не видела. На столе два подсвечника с горящими свечами, хотя свечи здесь были везде: на стенах и на каминной полке.


И тут только я заметила в кресле с другой стороны кровати пышное белоснежное платье, оно и в сравнение не шло с моим кремовым муслиновым, которым я еще недавно восхищалась. Не удержавшись, я обошла кровать и благоговейно взяла в руки этот наряд. Он оказался весь унизан мелкими бриллиантами и украшен золотой вышивкой. Платье было подпоясано под грудью, рукава парчовые, расширяющиеся книзу и стянутые золотыми шнурками.

— Нравится? — поинтересовались за моей спиной. Голос был доброжелательный и мягкий. Но от неожиданности я резко обернулась.

В кресле у камина сидела женщина, одетая как знатная дама, и улыбалась.

— Это для тебя, — она поднялась на ноги, по прежнему улыбаясь. — Сегодня ночь исполнения самых сокровенных желаний.

— Каких же это, интересно? — недоверчиво сощурилась я, еще раз оглядев комнату. Остановившись взглядом на кровати, я покраснела и подняла глаза на незнакомку.

— Это всего лишь образно выражаясь, — пояснила дама. — Но я надеюсь, что ты обретешь наконец то счастье, к тому же ты это заслужила. Один прирученный жеводанскии оборотень чего стоит…

— А вы откуда знаете? — испугалась я

— Это не важно, надо спешить. Сегодняшняя ночь — твоя. Используй ее так, как велит тебе сердце. — Женщина снова улыбнулась — А теперь переоденься поскорей, не теряй драгоценного времени.

Я отвернулась и стала переодеваться, сам процесс доставлял мне неслыханное наслаждение — платье было словно сшито на меня, а ткань удивительно мягкая, обволакивающая. Женщина подвела меня к зеркалу, сама расчесала мои волосы золотым гребнем и надела мне на голову усыпанную бриллиантами диадему. Я чувствовала себя Золушкой за полчаса до бала. Причем не Бала Вампиров…

— Будь счастлива! — напоследок пожелала мне дама, с улыбкой отступив в глубь комнаты.

— Но… я даже не знаю, как вас зовут?

— Для тебя просто бабушка Элизабет, дитя мое…

Отвлекшись на собственный сногсшибательный вид в зеркале, я прозевала момент, когда она исчезла. Но, услышав звук открывающейся двери, обернулась, увидев вошедшего Алекса. Раскрыв рот, он уставился на меня, так же как и я на него. На командоре был синий бархатный костюм, жакет, зауженный в талии и стянутый поясом. Длинные рукава с разрезами свисают, а под жакетом белая нежная шелковая рубашка.


Я хотела было прыснуть со смеху, но что то меня удержало, по правде, и смеяться то было нечему.

Алекс быстрым взглядом окинул комнату и снова уставился на меня.

— Э э, неплохо выглядишь, — смущенно пробормотал он.

— Ты тоже, — сказала я, отчего то покраснев и опустив голову. — Может, поужинаем, раз уж стол накрыт, — предложила я. И он, споткнувшись два раза, поспешил отодвинуть мне стул, сев напротив.

С минуту мы неподвижно сидели на своих местах, косясь на изысканную сервировку и обильную еду, которой был заставлен стол.

— Эх, жаль, что мы сыты, — заметила я.

— Да, жаль, что мы с банкета, — согласился он.

Конечно, то, что он сидел рядом, волновало мое сердце, тем более что романтичней обстановки не придумаешь. Все это, конечно, действовало, и даже стыдно признаться в том, чего мне сильней всего хотелось сделать в этот момент, но я, само собой, не решилась… В конце концов мы выпили по бокалу шампанского, чтобы не сидеть просто так.

— Что там делает агент 013? — спросила я, решив начать разговор. Затянувшаяся тишина несколько напрягала. Я отправила оливку в рот и снова глотнула вина, не сводя глаз с Алекса в ожидании ответа.

— Он там с графом играет в чехарду. А меня забрала какая то настойчивая девушка, завела в отдельную комнату и буквально заставила переодеться. Я уж думал, что… а она просто привела меня сюда. Ничего особенно не объясняя, но я почему то пошел. Как бы нелепо это ни звучало, но… это так, — словно оправдываясь, признал Алекс, увидев мой остекленевший взгляд. Но произошло это по другой причине. Я подавилась оливкой. Потом долго кашляла, а командор хлопал меня по спине, пытаясь помочь.

Я раскраснелась от кашля и в конце концов сумела выдохнуть возмущенно:

— Эй, не так сильно!

— О! Прости, пожалуйста…

Он тут же вернулся на свое место. Опять тишина. Все равно надо о чем то говорить…


— Слушай, давно хотела тебя спросить, а сейчас, наверное, самый подходящий момент из всех. Тогда, на Чукотке, когда вы с котом оставили меня в снежной яме… Ты, кажется, сказал, что неравнодушен ко мне? Хотя вытаскивать из ямы и не думал — это я тоже заметила… Извини, если я ошибусь, но… э э… твои слова значили, что… ты меня любишь? — набравшись храбрости, выпалила я на одном дыхании.

— Да, конечно, люблю я тебя, — подтвердил Алекс спокойным и уверенным голосом, глядя на меня грустными глазами. И почему то эти простые слова и интонация, с которой они были произнесены, так на меня подействовали, что я вдруг почувствовала, что не могу больше говорить, не хватало воздуха. Огромный комок подкатил к горлу, а глаза угрожающе быстро заполнились слезами. Я поняла, что всю жизнь ждала этих слов, а когда их услышала, сердце сжала такая пронзительная боль, какую я никогда не испытывала. И теперь я почти с ненавистью глядела на человека, явившегося причиной этой боли!

Руки и ноги просто отказывались подчиняться, несмотря на то что сейчас я больше всего хотела вскочить с места и убежать отсюда подальше. Чем дальше — тем лучше, запереться в своей комнате и выпрыгнуть из окна или подняться rta крышу и прыгнуть оттуда. Я испытала полное отсутствие воли и способности управлять собой — своим телом, своими чувствами и мыслями. Все теперь было подчинено одному человеку, который сейчас сидел передо мной и смотрел на меня глазами, в которые хотелось окунуться с головой.

Это была невыносимая мука. И Орлов принял единственно правильное в этой ситуации решение. Он просто нагнулся и поцеловал меня… Это был очень долгий поцелуй, когда я полностью пришла в себя, то с удовольствием обнаружила, что руки и ноги снова мне подчиняются, и воля и разум — тоже. О произошедшем напоминали только слабые покалывания в сердце, которые, как я подозревала, останутся там навсегда. Меня охватило какое то сладко щемящее чувство. Я вздохнула с облегчением и, обнимая этого мерзавца за шею, с любовью посмотрела ему в глаза. И улыбнулась… Ему ничего не оставалось, как улыбнуться мне в ответ.



<< предыдущая страница   следующая страница >>