shkolageo.ru   1 ... 25 26 27 28

* * *


Когда мы спустились на свой этаж в тех же роскошных костюмах и дошли до наших комнат, нам бросилась в глаза записка, приколотая внизу на двери спальни Алекса и агента 013. Сняв ее, командор прочел вслух:

— «Сегодня я одновременно потерял друга и любимую девушку. Я не могу пережить вашего предательства и не хочу больше жить. Иду вешаться. Прощайте навек».

И подпись.

«Стальной Коготь».

Мы с Алексом одновременно в едином порыве кинулись на дверь, стукнувшись лбами. Дверь распахнулась, и нашим глазам предстала прискорбная картина. На бронзовом подсвечнике, привинченном к стене, висела веревка с петлей на конце. Под ней стоял стол (он всегда там стоял, у кота бы сил не хватило его сдвинуть), а на одной из кроватей, трогательно свернувшийся калачиком и оттого казавшийся намного меньше, спал агент 013.

Мы стояли и смотрели на него, еще не успев очухаться от пережитого потрясения. Видно, сон у Пушистика был тревожный, потому что он то и дело нервно дергал во сне усами и задними лапами. Удостоверившись, что с профессором все в порядке, я уже собиралась идти к себе, как Мурзик внезапно проснулся и, увидев нас, вскочил на лапы. Вид у него был крайне возмущенный. К сожалению, я не успела сбежать…

— Я тут вешался часа два, а вы все не шли и не шли! Бесчувственные и бессердечные люди… — обиженно заорал кот. На этом мы с Алексом вздохнули свободно. Было ясно, что агент 013 лапы на себя не наложит. Выйдя в коридор, я увидела Йоркширского Лорда, караулящего у моих дверей.

Увидев меня, он поправил костыли и прищурился.

— Так с, молодая леди, вы отняли у меня последнюю радость, — хриплым голосом проговорил Хромой Лорд, глядя на меня обвиняющим взглядом.

— О чем это вы? — искренне удивилась я.

— О моей бедной Элизабет, о моей последней любви, ради которой я оставил даже хор и всех моих друзей призраков, уже начав их чураться, — ведь Элизабет предпочитала уединенный образ жизни. Теперь она никогда не поднимется в замок… О я несчастный хромой инвалид! О это унылое призрачное существование! О моя любимая Элизабет! Бедный я, бедный, бедный…


Призрак, опустив плечи, поплелся по коридору, по дороге продолжая сокрушаться о потерянной любви и в порывах внезапной ярости колотя костылем по стенам и дверям.

На следующее утро мы поднялись ни свет ни заря. Наскоро позавтракав у себя и собрав вещи, распрощались с замком и его гостеприимными обитателями. Кот с нами не разговаривал, однако сердечно попрощался с графом, который настоятельно приглашал Мурзика провести в его замке свой отпуск. Нас вышли провожать все, даже сумасшедший дедушка тут присутствовал. Наверное, пришел из любопытства, узнать, чего это все столпились в воротах. Из за угла выглядывал маленький толстый призрак с круглым лицом, у него не было рук, поэтому в нем нетрудно было узнать Бинки, хотя мне так и не довелось с ним пообщаться. В своей спальне я не забыла помахать рукой гобеленному Максорли, который нам очень помог. И вообще хорошо, что я сюда поехала. Вспоминая прошедшую ночь, я решила, что это было самое замечательное дело из всех пяти, в которых мне пришлось участвовать. Даже несмотря на провалившуюся попытку самоубийства кота… Было видно, что и Алекс так думал, теперь он всегда улыбался, когда мы встречались с ним взглядом…

* * *


На Базе, похоже, никаких изменений не произошло. Все оставалось как прежде, хотя казалось, что мы тут не были целую вечность. Я сразу же дернула в лабораторию, Алекс хотел идти со мной, но я настояла на том, что пойду одна. Страшно было от одной мысли о том, что лекарства у них нет. Я представила себе, как они говорят: мол, сожалеем, но нужной сыворотки получить не удалось. Теперь мне меньше чем когда бы то ни было хотелось превращаться в монстра, меня пугало, что это уже почти реальность, хотя в замке никто не спрашивал меня о вертикальных зрачках, но…

Добежав до двери с табличкой «Вход только для горбоносых горбунов», я распахнула ее и вошла внутрь. Что то грохнуло, что то упало… Я увидела катящийся по полу стерилизатор и испуганного гоблина, прижухавшегося в уголке под столом. Двое других дернули из комнаты в подсобные помещения. Передо мной остался стоять только дрожащий старший научный сотрудник лаборатории, с которым я и разговаривала в прошлый раз. У него трясся даже горб, и это не предвещало ничего хорошего.


— Э э, уважаемая Алина Рашидовна, к сожалению, нам не удалось приготовить вакцину, нужную вам для возвращения в первоначальный вид. Но… стойте, стойте!

Ему, наверное, показалось, что я собираюсь в ярости накинуться на него с кулаками, но я всего лишь пошатнулась. Для активных действий у меня просто не было сил. Я уставилась на гоблина в ожидании продолжения, хотя зачем оно? Ведь все и так ясно. В глазах начали копиться слезы…

— Но не все еще потеряно, вернее, мы еще успеем приготовить вакцину.

— Бросьте… Вы сто раз это говорили.

— Нет, пока вас не было, мы выяснили, чего нам не хватает. Необходимая составляющая — плазма из крови ваших напарников. — В следующий момент бедный гоблин бросился на пол и. прикрыв руками голову, истошно завопил: — Не надо! Не надо!

Я хотела всего лишь расцеловать коротышку в порыве бурной радости, но тот, совсем не привыкнув к такому обращению, подумал, что я собираюсь его загрызть. Не тратя времени на объяснения, я выбежала в коридор и побежала искать своих товарищей. За Алексом, конечно, дело не станет, а вот агент 013 мог и заупрямиться, но вряд ли надолго. В принципе он неплохой кот, но сейчас были задеты его чувства.

Ну, в общем, что дол го рассказывать… Мурзик действительно поначалу не мог скрыть еще свежую обиду, но вскоре оттаял и, чтобы доказать свою любовь, первым на всех парах побежал в лабораторию, чтобы поскорей сдать кровь, обогнав даже Алекса. Через день, который мне показался мучительно долгим, вакцина была готова, и я, дрожа от волнения, получила инъекцию и тут же почувствовала странное покалывание по всему телу, которое вскоре прекратилось.

Прошло несколько дней, я все еще не возвращалась домой. По рекомендации лаборантов нужно было дождаться, пока я окончательно верну свой настоящий вид. Зрачки стали нормальными уже через день, уши уменьшались и округлялись дня три, а вот клыки исчезали медленней. Напрасно я уверяла своих партнеров, что со мной уже все в порядке и я могу съездить проведать своих родителей. Нет, эти двое и слушать меня не хотели, не переставая опекать, пока я выздоравливала. Впрочем, не только они. Синелицый закармливал меня пирожными и буквально залил вишневым компотом. Хоббиты то и дело забегали и приносили гостинцы. Шеф вызвал к себе в кабинет и сообщил, что я зачислена в штат, так как являюсь очень ценным агентом. Наконец и зубы пришли в норму. На следующий день я должна была ехать домой, взяв кратковременный отпуск. Нужно было обязательно навестить родителей, ведь я их уже почти месяц не видела.


Я сидела в своей комнате, ненадолго оставшись в одиночестве (ребята еще не вернулись с обеда), и вспоминала день, когда впервые встретилась с моими будущими партнерами по команде. В тот вечер я еще была жутко расстроена из за проваленного зачета. Сейчас было забавно вспоминать об этом. Вот я увидела серо белого кота, сидевшего у дороги, и почти не обратила на него внимания. Если бы в тот момент мне сказали, что это профессор, суперагент, то есть очень крутой парень, а не дворовый кот, я бы восприняла это просто как забавную шутку. Потом неожиданно появился монстр, оцарапал меня. И если бы не Алекс в еврейском костюме, что было само по себе уже смешно, не знаю, осталась бы я в живых… На меня прыгнул Зверь, и, попятившись, я упала на командора, он выстрелил в воздух, потом я прыснула ему в глаза из баллончика, думая, что это еще одно чудовище. Почти одновременно с этим он оттолкнул меня от Зверя и в тот же момент несколькими выстрелами застрелил его. Решившись наконец открыть глаза, я увидела мертвое тело огромного монстра. И Орлова, стоявшего рядом с ним с опущенным пистолетом в руках.

Да, именно так все оно и было. Но тут у меня появилось смутное ощущение какого то несоответствия, что то явно коробило в этой картинке. Я ее прокрутила вновь, а потом снова и снова и вдруг поняла, в чем дело. ЧТО меня задевало… Тот монстр не был неуклюжим придурком и вряд ли испугался грохнувшего выстрела. Что помешало ему порвать в клочки и меня, и временно ослепленного командора? Не профессор ведь в самом деле… Тогда кто? Неужели… В это было трудно поверить только поначалу, потом легче…

Все так и шло по ходу сюжета, в целом картинка почти не изменилась. Так я видела тогда происходящее. Но я видела не все. Там был и четвертый персонаж. По крайней мере, он там будет! Не кот, не монстр и не Алекс. Теперь я уже знала кто. Да, сомнений нет. Именно так оно все и происходило или будет происходить. Осознанное так меня потрясло, что я несколько мгновений не могла прийти в себя и сидела истуканом на своей кровати. Но надо было действовать, и именно сейчас, я хотела покончить со всеми делами до завтрашнего отъезда. А это дело было слишком важным, чтобы оставлять его на потом. Пора. Я вышла в коридор и устремилась на поиски. Нужный мне субъект объявился за первым же поворотом. Тут он обычно меня и караулил, зная, что я в это время возвращаюсь с обеда, в надежде, что на этот раз буду одна. Стив успел сунуть мне в руку очередную алюминиевую розу (он их клепает на досуге), прежде чем я обратилась к нему.


Слегка удивившись, он меня выслушал и согласился помочь, попытавшись, однако, увязаться со мной.

— Прости, Стив, я должна сделать это одна.

И вот снова на мгновение пространство вокруг заколебалось, как это бывает при переходе во времени. Потом я очутилась на знакомой старой улочке, по которой в тот памятный вечер возвращалась из института. Но сейчас, позабыв про зимний холод, я была одета только в свой серый форменный костюм и держала в руках бластер. Стив показал мне, как с ним обращаться. Я притаилась за углом, отсюда меня не было видно.

События уже разворачивались, и я сейчас с замирающим сердцем наблюдала себя со стороны. Это было очень странно. Вот я налетела на Алекса и упала, в последний момент он сумел устоять на ногах, но грохнул холостой выстрел. Кота не было поблизости, а вот огромный черный монстр с оскаленной пастью, дико рыча и размахивая мощным хвостом, готовился к очередному нападению. Сейчас у меня была возможность его разглядеть, и я отметила, что тварь была чем то похожа на тираннозавра, только чуть помельче, и покрыта гладкой черной шкурой. Алина студентка вопила не переставая. Мне даже было стыдно за себя. Как я могла показать себя такой истеричкой перед командором? Но нет, мне было мало вопить ему в лицо в момент, когда бедняге так важно было сохранять трезвость рассудка. Для полного торжества я еще и брызнула ему в глаза слезоточивым газом. Но это я успела отметить, уже стреляя в Зверя, готового растерзать обоих…

Потом я стреляла еще и еще. Серый кот, выскочив из за угла, несся нам на помощь. Зверь корчился, издавая душераздирающий рык. Алекс, похоже, был в недоумении: кто стреляет? Борясь с действием газа, он как то сумел вскинуть свою пушку и стрелял практически на рев монстра! Пули кучно ложились в уродливую голову чудовища. Когда он смог видеть, то его взору предстала уже неподвижная туша, упавшая в нескольких метрах от того места, где лежала я. Он медленно, не понимая, что произошло, подошел к почти бездыханному зверю, громыхнул контрольный выстрел…


В то же мгновение мир задрожал, и я открыла глаза уже на Базе. Рядом стоял Стив, в руках у него был «переходник».

— Такая точность! Как я и просила, причем секунда в секунду. Спасибо!

Он улыбнулся, и тут только я заметила, что мы были не одни — вокруг собралась целая толпа сотрудников и обитателей нашей Базы. И все смотрели на меня, рукоплеща и улыбаясь. Среди толпы я увидела и Алекса, который все не мог протолкнуться ко мне. А вот кот проскочил под ногами у хоббитов и оказался рядом со мной.

— Я всегда в тебя верил, Алиночка, — промурлыкал он, глядя на меня с умильной физиономией.

Вперед, работая локтями, пробился шеф и торжественно возвестил:

— Алина, вы подтвердили звание спецагента! Мы все следили за вашим походом. Вы вольны вернуться домой, но нам будет вас очень не хватать. Подумайте… и оставайтесь. Теперь вы тоже профессиональный оборотень!

Все кинулись меня поздравлять.

Синелицый растроганно вытирал слезу кончиком своего вывалившегося изо рта языка, а Рудик повис на моей руке и тряс ее до тех пор, пока его не оттерла назад целая толпа восторженных хоббитов. Потом Алекс наконец смог протиснуться ко мне, и я, уткнувшись ему в грудь, плакала от счастья. Он ободряюще похлопал меня по спине и, чтобы отвлечь, радостно сообщил:

— Кстати, Алина, только что мы с агентом 013 получили новое задание. Тебя оно должно заинтересовать. Нужно срочно отправляться в Норвегию, разбираться с двумя озверевшими троллями. Тебе очень понравится. Точно. Поехали?


<< предыдущая страница