shkolageo.ru 1 2 3

Артур Лидьярд


Гарт Гилмор

Б Е Г К В Е Р Ш И Н А М М А С Т Е Р С Т В А

******* Предисловие к новозеландскому изданию.

Артур Лидьярд - один из выдающихся тренеров по легкой атлетике всех времен.

Тренерское дело Лидьярда - тяжелая работа плюс энтузиазм. И любой бегун следующий этому кредо, под руководством Лидьярда может стать более быстрым и выносливым. Лидьярд из тех, кто учился на практике и учит на личном примере, он до сих пор выигрывает состязания в марафоне, находясь в возрасте, который большинство называет средним. В 44 года он еще продолжает выступать в соревнованиях и бегает на равных с лучшими стайерами своей страны.

Нет ни капли случайности в том, что все три олимпийских призера, воспитанники Лидьярда, живут по соседству с его домом. Лидьярд подготовил двенадцать спортсменов международного класса, и все они из одного и того же, весьма малого по размерам, района. Это обстоятельство полностью исключает правильность слов о том, что будто бы Лидьярд больше обязан успехам не своим методам тренировки, а тем, что имел дело с "суперменами". Более разумное объяснение успехов Лидьярда лежит в его тренировочной системе суть которой сводится к развитию выносливости, как базы для развития скорости.

Вкратце остановимся на успехах семи наиболее талантливых учеников Лидьярда:

Мюррей Халберг, химик-технолог. Олимпийский чемпион на дистанции 5000м. и чемпион Британских игр в беге на 3 мили. Рекордсмен мира в беге на 2 и 3 мили. Имеет результат лучше 4 мин. на 1 милю и является обладателем пяти рекордов Новой Зеландии, начиная с дистанции 1 миля.

Питер Снелл, служащий. Олимпийский чемпион в беге на 800м. Самый быстрый бегун в мире на 800м., 880 ярдов и 1 милю.

Барри Мэги, владелец лавки. Наиболее быстрый марафонец из представителей белой расы. Обладатель бронзовой медали на эту дистанцию на XVII олимпийских играх. Имел лучший результат на 10000-метровой дистанции в сезоне 1961г.


Джефф Джулиан, банковский клерк. Представлял Новую Зеландию в Греческом международном марафоне 1959г., на XVII олимпиаде 1960г. в Риме и в Японском международном марафоне 1961г.

Билл Бейли, плотник. Чемпион Новой Зеландии на всех дистанциях выше полмили, исключая марафон. Участник Британских игр в 1954 и 1958гг. Вместе с Джулианом выступал в Греческом международном марафоне. Обладатель рекорда Новой Зеландии в бега на 10 миль.

Рэй Пакетт, продавец молока. Три года выступлений в марафонском беге принесли ему рекорд Новой Зеландии и три титула чемпиона страны. Участник Британских игр 1958г., XVII Олимпиады 1960г. и Корейского международного марафона 1961г.

Дэйв Пауэр, один из выдающихся спортсменов Австралии. Чемпион Британских игр в беге на 6 миль и в марафоне. Участник Олимпийских игр 1960г. Обратился к системе Лидьярда позже всех (по переписке). Результат 2 часа 15 мин., показанный им в марафонском беге на тренировке, - еще одно дополнительное свидетельство успеха доктрины Лидьярда на практике.

Мое участие в качестве соавтора книги "Бег к вершинам мастерства" может быть объяснено коротко. Я журналист, хорошо узнавший Лидьярда во время моей повседневной работы. И теперь я

могу констатировать три важные вещи: а) дружбу с Артуром

Лидьярдом, б) участие в написании этой книги, в) усвоение лидьярдовского принципа бега для физической подготовки. После трех месяцев тренировки (в 36 летнем возрасте) мой пульс уменьшился от 78 до 52 ударов в минуту и я могу пробежать 22 мили без напряжения. Весной 1961г. я выиграл ежегодное горное соревнование по группе ветеранов и продолжаю тренироваться по методу Лидьярда, а значит, и неограничено улучшать свое самочувствие.

Гарт Гилмор

1 миля = 1609.3м 1 ярд = 91.44см 1фут = 30.48см

******* Первый шаг - развлечение.

Не существует двух спортсменов, которые выбрали какой-либо вид спорта точно по одним и тем же причинам. Множество факторов физического, духовного и физиологического порядка направляют юношу к футболу или крикету, плаванию или бегу. Но, если все эти мотивы проанализировать, можно найти один существенный общий элемент: влияние на юношу некоего человека, который любит спорт и посвятил ему свою жизнь, чья позиция в отношении спорта побуждает юношу следовать его примеру.


Я родился 6 июля 1917г. в семье, в которой никто не занимался легкой атлетикой. Сначала я учился в начальной школе Идендейла, а затем в средней школе Кохаи. В Кохаи я и приобрел первый опыт участия в распространенном в Новой Зеландии стипль-чезе с массовым стартом.

В 1932г., когда мне исполнилося 15 лет, я учился в средней школе второй ступени в Окленде. Здесь я вторично встретился со школьным стипль-чезом. На этот раз я регулярно участвовал в состязаниях и победил в чемпионате юниоров и в соревнованиях с гандикапом.

Вовлекли меня и в школу бокса. Правда, планомерных тренировок в ней не проводили, но, по-видимому, у меня была какая-то хватка от рождения, поскольку я дрался примерно раз шесть и меня ни разу не побили.

Экономический кризис выбросил меня из школы в шестнадцать лет, и я оказался на обувной фабрике. Среди рабочих был один из лучших спринтеров Новой Зеландии Джек Каргилл. Он привел меня а Линдейльский клуб, где я дважды стартовал в гандикапах на полмили и милю и оба раза умудрился выиграть. В оставшуюся часть лета я не прекращал бегать, но главным моим занятием тогда было регби.

...играя в регби, я был твердо уверен, по крайней мере, в том, что я физически хорошо подготовлен.

Играть в регби я бросил после 3-х лет выступлений в группе взрослых. Мне тогда было двадцать семь лет. Вскоре я женился, и в феврале 1943г. у меня родился сын Рой.

Легкая атлетика по прежнему занимала мало места в моей жизни. Летом я продолжал бегать, выигрывая время от времени какие-нибудь состязания, но не пытаясь добраться до уровня чемпионата страны. Спорт не доставлял мне настоящего удовольствия. Бегать было тяжело, и я редко участвовал более чем в дюжине соревнований за сезон.

Затем в мою жизнь вошел Джек Долан и принес с собой легкую атлетику. Он взял меня с собой на тренировочную пробежку

трусцой на 5 миль и чуть не загнал. Раньше я думал, что благодаря

регби хорошо физически подготовлен. Джек показал мне, насколько


глубоко было мое заблуждение на этот счет.

Энтузиазм Долана был самый чистосердечный, который я когда-либо наблюдал. И он заразил меня им сверх всякой меры. Помимо уроков на дорожке, Долан оказал воздействие и на ход моих мыслей. Впервые я задумался над тем, что такое физическая подготовленность в полном смысле этого слова и что я буду представлять собой в сорок семь лет, если буду пребывать в том состоянии мнимой готовности, в какой я был тогда.

Перебирая в памяти прошлое, я отдаю себе отчет (без тени неуважения к Джеку Долану), насколько смехотворной была легкая атлетика в Новой Зеландии в те дни. Я не бегал с кроссменами. Я принадлежал к школе бегунов, которые тренируются только на дорожке, и эта тренировка была ничтожно малой. У нас и в мыслях не было тренироваться так, как спортсмены тренируются сейчас. Клубные соревнования были нашими соревнованиями и нашей тренировкой, хотя иногда перед основными соревнованиями, мы немного и тренировались специально.

Обычно мы появлялись на дорожке местного стадиона дважды в неделю, пробегали трусцой от полмили до мили и раза два спринтовали. И лишь в редких случаях мы преодолевали полмили в быстром темпе. В целом же мы проводили на дорожке не более пятнадцати минут. После этого принимали душ, выпивали бутылку портера и шли домой, сияя от гордости, что посвящаем себя спорту.

...Я решил, что буду бегать ради удовольствия. И именно здесь я сделал свое первое открытие, поняв, что для того, чтобы бег приносил радость, необходима совершенная физическая подготовленность. Я не имею в виду под этим способность пробегать полмили раз в неделю без обморока. Я имею в виду способность пробегать длинные расстояния легко, в ровном темпе.

******* В поисках системы.

Я начал тренировки в беге с трех занятий в неделю. ... Пунктом, где я особенно резко отступил от общепринятых рекомендаций,

был вопрос о режиме питания и питья. Я упорно не хотел проходить через процедуру "выпаривания" перед соревнованиями или усиленно питаться мясом для достижения лучшей спортивной формы. ... И вскоре я заметил, что могу пить сколько мне хочется. Это не мешало мне бегать быстро. Небыло необходимости также есть высококалорийное мясо. Позднее я обнаружил, что чашка чаю перед стартом в марафоне является стимулирующим средством.


...я заботился только о том, чтобы получить общефизическую подготовку, но не специальную для бега в соревнованиях. Ведь, как бы то ни было, я начал экспериментировать в том возрасте, когда спортсмен считается слишком старым. Автоматически разделял эту версию и я, а поэтому и не надеялся на успех.

Постепенно я увеличил частоту занятий до семи дней в неделю. Ходьбу я выкинул из своих тренировочных планов. Она не была напряженным элементом тренировки, и я рассудил, что если упражнение не трудно, то оно не может улучшить мое состояние. Я увеличил длину пробежек до 12 миль, а эта дистанция в то "тихоходное время" считалась очень длинной.

..., я понял, что максимум спортивной формы приходит ко

мне в неподходящий момент. Я должен был найти не только способ

развития выносливости, чтобы выдержать множество соревнований, но

и научиться так планировать свою подготовку, чтобы достигать

максимальной формы именно к тому дню, когда я хочу показать

наилучший результат. Я должен был научиться достигать спортивной

формы к заранее назначенному сроку, а затем поддерживать ее или

последовательно улучшать, настолько, насколько это требуется.

Тренировался я каждый день на дистанциях до 12 миль и нередко задавал себе вопрос, что мешает мне бегать лучше. Ответ я получил, когда обратился к марафонскому типу тренировки, который сейчас является основным компонентом всех моих тренировочных планов. Я начал экспериментировать с ошеломляющими дистанциями и быстро обнаружил, что если я загоняю себя на тренировке даже до полного истощения, то все равно нахожу достаточно сил, чтобы в последующие дни выполнять более легкую работу, а спустя неделю - дней десять после изнуряющего бега - вообще становлюсь заметно сильнее.

.......................................

В то время я изматывал на тренировках своих спортсменов чрезвычайно, а так же изматывался сам. Я по прежнему использовал себя в качестве основного подопытного кролика и не переставал проверять свой организм в крайне тяжелой работе на выносливость. Я преодолевал расстояния более чем на 30 миль, бегая главным образом по крупным холмам, поросших густым кустарником. Я настолько был полон решимости узнать, что может вынести человеческий организм, что часто изнурял себя совершенно и подчас еле-еле добирался домой. Однако так или иначе я всегда выполнял намеченный план.


На дорожке мои дела, улучшались. Я нашел основной элемент тренировочного плана. В то время я готовился к марафонскому бегу (26 миль 385 ярдов) и обнаружил, что марафонские пробежки позволили мне бежать на дорожке быстрее, чем когда-либо прежде, даже тогда, когда я готовился для соревнований на дорожке специально.

Это открытие пришло не сразу. Я начал с полуплана, который содержал в себе комбинацию работы на выносливость и скоростную работу. И вскоре я увидел, что мне недостает необходимой общефизической подготовленности и что именно этот недостаток делает скоростную работу бесполезной. Я мог удачно выступить на каком-либо соревновании, но затем результаты ухудшались. Это обстоятельство убедило меня в том, что я тренируюсь по неправильной программе. Я стал изменять ее так, чтобы она соответствовала меняющемуся уровню моей подготовленности. По мере того как этот уровень повышался, я обнаруживал, что вхожу в форму слишком быстро. Это вызвало необходимость нового пересмотра программы с целью задержать наращивание скорости. и, что бы я ни открывал нового, это всегда влекло перестройку моего плана тренировки. Я проверял свое открытие и очень часто снова пересматривал тренировочный план, а затем опять проверял его эффективность.

В нескольких словах все это выглядит достаточно просто, но эта работа заняла у меня около девяти лет тренировки и экспериментальной практики, практики проб и ошибок, практики жертв и лишений. И если вы хотите знать думал ли я о том, стоит ли моя работа всех этих жертв, будьте уверены, что я задумывался над этим не раз.

........................................

Одним их моих первых удачных "крестников" в применении марафонского типа тренировки стал Мюррей Халберг. Он пришел в группу взрослых клуба Оуэйрэйка их детской секции. В шестнадцать лет он бегал кроссы, неоднократно выигрывал соревнования на 1 милю в колледже, а так же слыл отличным регбистом и крикетистом. Однако в тот день, когда Халберг получил повреждение, играя в регби, он был близок к смерти. Врачи в отчаянной борьбе за его жизнь удалили 32 унции сгустившейся крови вокруг его сердца. Прошли месяцы, прежде чем все увидели, что Халберг не только полон решимости жить, но жить, чтобы отличаться в спорте. От природы он был левша, и несчастный случай сделал как раз его левую руку, вплоть до плеча, безжизненной. Ему пришлось учиться всему заново, даже несложному искусству писать. Но он возвратился в спорт. Я начал тренировать его к кроссам. В Оклендском кроссе юниоров в 1951г. он был третьим, а год спустя выиграл звание чемпиона Новой Зеландии среди юниоров в беге на 1 и 2 мили.


..........................................

К данному времени я как раз закончил свои исследования о выносливости человеческого организма. Я верил, что у меня уже есть рецепт для развития выносливости, а так же и для того, чтобы привести бегуна к максимуму спортивной формы к любому сроку, к которому он пожелает. Халберг и Мэги были моими последними подопытными, и планы, которые напечатаны в книге, как раз те, что я расписал им в первые годы состязаний. Эти планы принесли им, а так же Снеллу огромные успехи на Олимпийских играх в Риме.

Я хотел бы сразу подчеркнуть, что тренировочные планы предназначены не для производства хороших результатов немедленно, а для равномерного прогресса, кульминация которого наступает в возрасте, когда спортсмен достигает своих полных возможностей. Эти возможности будут обсуждаться позднее, и чрезвычайно важно решить, каким образом, вы, как тренер, собираетесь тренировать атлета.

1955г. .....................................

В течение следующих двух лет я день и ночь трудился, работая в двух местах. Я заканчивал свою дневную работу в половине пятого дня, пил чай и в половине седьмого ложился в постель. В полночь я просыпался, начинал развозить молоко и заканчивал эту работу, когда люди садились завтракать. А затем опять начинал дневную работу. Я изыскивал время для тренировок с ребятами по субботам и воскресеньям, но ни о каком серьезном беге и речи не могло быть.

Приблизительно в это время к нам присоединился Пакетт. Ранее он специализировался на кроссовой работе, но был весьма посредственным бегуном, хотя и исключительно упорным, способным загнать себя на дорожке. Его мечтой было стать марафонцем. Он произвел на меня отличное впечатление, и я решил тренировать его, а заодно и тренироваться самому. Мне было 40 лет, однако у меня уже было дело, я бросил разносить молоко и был в состоянии уделить время настоящей тренировке.

Первой моей задачей было избавиться от почти десяти килограммов жира, который я накопил за время "безделья". Когда я начал тренироваться с Пакеттом, до чемпионата Новой Зеландии по марафону оставалось десять месяцев. Я проверил себя, выступая в кроссе. Хотя всего лишь два года назад я был в первой десятке по группе А, гандикапер, увидев, должно быть, мою полноту, поместил

меня в группу Б. Я слегка протестовал, однако оказалось, что


следующая страница >>