shkolageo.ru 1 2 ... 19 20

Христо Поштаков (художественный перевод Белянин Андрей Олегович )






Гаси Америку!


Что делает бывший рыцарь, бывший актёр Голливуда, а ныне великий король Барди Бравый, когда ему скучно? Занимается культуризмом, благоустраивает страну, растит детей и всё равно чувствует свою жизнь неполной… В общем, кто как, а Барди не придумывает ничего умнее, как открыть Америку! А что? Золото инков, кофе и специи плюс нехилое расширение границ государства! Старый маг Горо и толстеющий дракон Дзог не успевают увильнуть вовремя и вынуждены участвовать в авантюре. Но кто их там ждёт? Дикие племена и древние тайны, шаманы и варвары, прекрасные уроженки Мохаки и инопланетная империя алкнафтов! Столько проблем, а ведь, как известно, легче открыть, чем закрыть…


ВЕЛИКОЕ ИНДЕЙСКОЕ ВСТУПЛЕНИЕ


Седой индейский вождь Большая Водка смотрел на закат, время от времени запуская сухую ладонь в пузатый глиняный чайник. Он брал оттуда твёрдые катышки овальной формы и клал их себе в рот. Большая Водка мог видеть закат даже утром,его зрение было не простым, оно было зрением старого индейца, такие всё видят иначе…

К старику осторожно подошёл юноша.

– Говори, Продолжительный Спазм, – не разжимая зубов, разрешил старший.

– Я сегодня попробовал траву дьявола… Мне было страшно. Я многое видел, Большая Водка…

– Я верю. Я курил о тебе.

– Будь осторожен, вождь, Великая Минздра предупреждала…

– А не пойти бы ей вдоль прерий в сезон дождей в единственное тёмное место у белого мустанга?! О чём рассказала тебе трава, Продолжительный Спазм?

– Сначала она показала нужные пятна на кактусах, те самые, о которых, Большая

Водка, ты мне рассказывал.

– Больно не было?

– Нет, я срезал их томагавком, растёр кожуру и посыпал на ладони, ещё немного на голову… Мама ругалась, что я истребляю её домашние растения.


– Неважно, плюнь на маму и продолжай…

– Потом кактус дал мне первые семена. Я принёс тебе немного… А вот после них перед моим взором открылся каньон, и я ощутил страх.

– Будь осторожен с травой дьявола, Продолжительный Спазм, ты ещё недостаточно крепок для неё. Я внимательно слушаю звуки, которые ты издаёшь, не останавливайся…

– Я видел в каньоне неуязвимого человека, одетого в железо. Он сидел на коне и держал в руке опухший нож.

– Это называется «меч», мой любознательный почитатель дымка.

– Меч? Тебе лучше знать, мне не хватает слов… Он был не местный.

– Вот ещё… не хватало нам чужаков.

– Он был не один, Большая Водка, с ним были ещё двое. Один похож на тебя, такой же древний, как скелет бизона за ручьём, он держал связку листов для курения в суперобложке…

– Это называется «книга».

– Книга… Ты словно смотрел вместе со мной!

– Я тоже люблю траву дьявола, молодая буйная поросль… Хочешь, угадаю, кто был третий?

Юноша стянул из чайника последний катышек и кивнул.

– Он был нечеловек, Продолжительный Спазм, он был дракон…

– И он махал огромными крыльями, широкими, как язык Минздры.

– И требовал пищи!

Юноша сел рядом со старым индейцем и закрыл глаза. Теперь они оба видели закат и знали будущее…


1


Солнце зевало в утренней дымке, укрывшей столицу Объединённого королевства неприступный Сюдасказал. Настырные лучики мчались наперегонки по стенам и улочкам, а солнце по-отцовски

радовалось за них. Встревоженный сон с неохотой покинул королевский дворец, требуя срочного посещения ночных ваз, подключённых к централизованной системе водоснабжения и канализации.

Первое лицо страны сам Барди Бравый, муж Хельги Прекрасной (некогда Барди Ландрийский, в мире кино – Барт Грейди, а в самом начале голодного рыцарства – «божий человек в помятом железе»), открыл глаза. Достаточно было мимолётного взгляда на его культуристские руки, чтобы признать: пятнадцать лет правления сделали парня суперкрепким управленцем, грозой лентяев и тунеядцев. Хорошо развитые мускулы наблюдались по всему телу. Казалось, он круглые сутки поглощал протеин, подбрасывал гири и взвешивался. Отчасти так и было, но в жизни правителя имелись и другие заботы.



Недавно, к примеру, его армия надавала по шеям малочисленной империи гиббонтов. Завоевала вражеский остров, а побеждённого императора посадила на пшеничную дань – а чего стесняться, порядок такой, никуда не денешься. Надо же как-то компенсировать экономические потери в результате военной операции…


Подали завтрак: болтунью из двух цельных яиц и шести яичных белков, полчашки варёной овсянки, банан, стакан апельсинового сока. Хельга исправно следила за тем, чтобы муж получал полноценное питание. Наведавшись в ванную, король, обмотанный полотенцем, приступил к трапезе, во время которой всегда находилась минутка-другая для воспоминаний…


Фанат пивной ферментации, старик Рогональ добил свою больную печень и приказал долго жить. Причина его кончины скрывалась не особенно тщательно: бывший король вусмерть упился элитным виски и покинул мир счастливым, так и не выпустив из рук недопитую бутылку. Схоронили отца Розамунды в склепе, устроенном прямо в его любимом погребке, который впоследствии стал чем-то вроде дома-музея…


На первый взгляд дикость, но если вы знали Рогоналя так, как знал его Барди, лучшего места не придумаешь. Вот стул, на котором сиживал государь, вот ведро и тазик, из них бывший сенешаль Монти поливал «непросыхающего» государя. На этой вот вшивой шкуре государь засыпал. А это та самая бочка, из которой получили первое самодельное рогоналевское пивко, не дождавшись конца «ферментации». В погребке по праздникам собиралась продвинутая длинноволосая молодёжь и фальцетом пела под звуки разрисованных мандолин. Лучшие исполнители удостаивались Рогоналевской премии – бутылки виски той самой марки, которую в своё время так заценил старик.

Ландирия как часть Объединённого королевства отошла под начальство Рока Свенсона, храброго командира «Гаммы». Он и его ребята из ФБР принесли неоценимую пользу новой родине. Что подумали об их исчезновении в Штатах – неизвестно. Искали или нет, сочли предателями или убитыми в результате профессиональной деятельности – как бы то ни было, информация не просочилась, есть вещи, о которых по телевизору не показывают. Но главное, парни не чувствовали себя обиженными, им здесь нравилось.



Свенсон осовременил замок Рогоналя, оснастив его практически всеми удобствами – организовал прокладку водопровода, монтаж парового отопления, строительство бань. Через год после свадьбы Лина (двоюродная сестра Хельги) подарила спецназовцу прекрасного белокурого мальчика и рыжую девочку. Скоро семье Свенсон предстояло явиться к Барди на Королевский совет. Но Барди не хотел пока думать о совете, он с удовольствием листал страницы прожитых дней, разглядывая яркие картинки событий.


Путешествия из прошлого в будущее или из одного параллельного мира в другой (Барди толком не определился, что же такое та, мандельштейновская, Америка) были воистину из разряда чудес, и прежде всего потому, что с лёгкого взмаха чародейской мантии и крыльев гургила рыцарь не превратился в баркасный якорь, а дракон в пару дымящихся гамбургеров. Какое безрассудство, такое и везение!

Тщательное изучение компьютерной энциклопедии, приправленное сытыми откровениями хитромудрого мага (ветерану массовки то и дело надо было «временно отсидеться в занюханном Средневековье»), навело Бардина мысль, что континент, с которого из будущего прибыла команда Свенсона и явились прочие диковинки, как то: «Форд» на водородном топливе, косметика и прочая дребедень, здесь, в этом мире, ещё не открыт. То есть открытие Америки могло принести неплохие дивиденды…


За умение подтолкнуть к хорошей идее и вовремя смыться господин Горо получил от Барди Бравого должность сезонного королевского советника. Справедливости ради, не станем особо нахваливать старого прощелыгу. Великий Дзенга не успел передать юному Горику свою мудрость, ибо учитель слишком рано покинул земной мир. Кстати, тоже в результате неосторожного обращения с химическими реактивами, но это неважно…

Важно, что он успел оставить Горо только свою знаменитую книгу. Но что толку с книги, пусть даже и бесценной, если её использование сводится к рассматриванию скабрёзных картинок и рискованной демонстрации неверно прочитанных «заклинаний»? Сезонный советник короля, по сути, так и оставался полуграмотным аферистом-самоучкой, не более…



Однако дедуля исхитрился смотаться в Голливуд ещё раз, а потом ещё и ещё, где собрал для своего некогда юного, а ныне зрелого работодателя и просто уважаемого человека любопытные сведения. Так, Розамунда не вышла за Сандорага, превратив его интимную жизнь в сериальный скандал. Жёлтые газеты пестрели хроникой сандораго-розамундовских баталий. Достаточно было взглянуть на заголовки: «Не такой уж и огромный!», «Куда делся семейный бюджет?», «Когда стучат соседям головой в стену…» и так далее. Настоящие Том Круз и Николь Кидман подали на сладкую парочку в суд за незаконное использование имён, зарядив иски на суммы, от которых искрят калькуляторы. Суд тянулся около трёх лет, так ничем не закончившись: Розамунда дёрнула в Мексику с целью сменить пол и фамилию; Сандораг свалил всю вину на бывшую возлюбленную; прикинулся тихим сумасшедшим и издал приличным тиражом книгу «В раздумьях о стойком, но невечном», по которой впоследствии Стефан Кубик снял шестичасовой художественный фильм без участия актёров.


2


Барди выпил сок и бросил в сторону льняную салфетку.

– О'кей! – сказал он сам себе, отодвигая пустую посудину. – Пришло время обратиться к книгам.


И он направился в личный кабинет заниматься проблемами королевства.

Одна стена от пола до потолка была заставлена стеллажами, каждый сантиметр которых воплощал мечту библиофила. Уникальные переплёты, дорогое тиснение, забытые авторы: Ксения Общак «Унесённые рэпом», Гарри Касперский «Троянский мат», Ладимир Носорогин «Голубой жир», эротический роман самой Джоан В. Роллинг «Потный Гарри». Загляденье…


– Вот она, – прошептал мужчина и надавил на «Сто лет без роуминга» Эрика Сонного.

Книги вздохнули и всем составом сдвинулись влево, открывая вид на шикарный спортзал размером с гараж для «КамАЗа». Полотенце слетело с бёдер, стесняться было некого. Среди собравшихся любителей железа наблюдались только мужчины. Барди встал на весы.



– Отлично! Как дела, Горголан?

– Душевно, французский жим лёжа просто Прелесть! – ответил покрытый татуировками и потом толстяк.

– Виктюк, сынок, покажи-ка мне свои разведения в наклоне…

– Легко, папа! – отозвался парень, очень похожий на юного Барди. Он осторожно опустил штангу и потянулся к огромным гантелям.

– Дрын, здорово! Быстро ты набираешь массу, Дзогово отродье! Групповой тренажёр из тебя, ко…по, отменный, но пора перебираться на улицу…

– Вы правы, ваше величество, – рыкнул молодой ящер, с интересом наблюдая, как двое здоровяков пытаются согнуть его хвост.

– Надеюсь, увалень Горголан не очень тебя достаёт?

Сенешаль как раз совершал попытку протереть дракончика влажной тряпкой.

– Он пассивный лежебока, ваше величество, ему бы повисеть да полежать…

– Лентяям не место в бодибилдинге!


Борец за чистоту охнул и рухнул. Спортсмены собрались в кружок и уставились на распростёртое тело. Сенешаль покойного Диотемия смотрел на всех снизу вверх с нескрываемым упрёком на лице.


– Я сражён грубыми оскорблениями в свой адрес! – объяснил он срывающимся голосом. – Неблагодарные! Вот ответьте: кто вам пыль с железа вытирает? Белок из яиц сцеживает? Коктейли смешивает? Графики тренировок просчитывает?


Культуристы стыдливо попрятали глаза.


– Не отвечайте, я всё понимаю… Я снова терплю обиды из-за своей доброты, ваше величество! Мир жесток… Но смогут ли они, жестокие, попробовать хоть недельку пожить без меня. Посмотрим, что получится! А я ведь цветов хотел сюда принести для уюта! Кактусов и герани!


Король протянул Горголану руку:

– Вставай, дружище, ты прав – мы не продержимся без твоих забот и половины дня. Так ведь, парни?

– Истинно так! Вставай, Горголанчик, полотенца бы заменить пора и водички принести свежей…

– Подождёте, ненасытные! – огрызнулся мигом утешенный толстяк, поправил причёску и преданно посмотрел на вождя Объединённого королевства. – Стимулирующий напиток из имбирного корня и дыни ждёт вас, мой король!



– Благодарю.

Барди чуть не крякнул от удовольствия. Не сенешаль, а загляденье – взяток не берёт, службу служит, в спортзал ходит. Чего ещё надо?! Толку во много раз больше, чем от рогоналевского Монти. Тот, ландрийский, своего никогда не упускал, любого подношения ради хитрил, выкручивался. Правда, за королём с тазиком ходил исправно, ничего не скажешь. Теперь же состарился, и Свенсон заменил его слугой помоложе. И бог с ними…

Напиток, традиционно поданный в серебряном кубке, не подкачал, и тренировка, как обычно, удалась. Барди выполнил последний подход и под аплодисменты родных и близких проследовал в душ.


Вернувшись в кабинет, основатель славного города Сюдасказала натянул чёрные кожаные брюки, армейские ботинки, чёрную вейдеровскую майку, на голову повязал красную бандану и вышел на большой парадный балкон. Народ привык к его облику, а наиболее знатные пытались подражать «властителю», но не в образе жизни, а только в одежде, разумеется. Как это выглядело в


Средневековье, можете представить сами…


Дворец был центром города, началом всех его главных улиц и лучшей смотровой площадкой. По утрам Барди всегда обозревал владения. Имея электронный бинокль и доступ к четырём стационарным системам наблюдения, в том числе ночного, он мог с уверенностью называться всевидящим оком!


Внизу суетился муравейник базарной площади. Товаров везли много, монеты кочевали из рук в руки, город богател. Не это ли очевидный повод радоваться за страну? Бывший рыцарь улыбнулся, не желая больше глазеть на вечное движение. Надоело…

Чего смотреть-то? Давно уже не секрет, что Сюдасказал и другие крупные центры королевства вступили в стадию расцвета. Система власти была достаточно надёжной. Барди Бравый дал мощный толчок к развитию науки. Он организовал Небольшой университет химии, технологий и инноваций (НЕБУХТИ), отдал учёным монахам свой ноутбук, коллекцию дисков и разрозненные номера журнала «Плейбой». Возможно, именно из-за этого не всё у них пошло гладко…



Получив «интересные» материалы, одухотворённые светила средневековой науки чуть не пустили всё высокотехнологичное хозяйство на переплавку с целью выяснить: получится из дисков золото или на худой конец хотя бы приличное удобрение?


Слава богу, старый просвещённый маг Горо оказался рядом и не дал коллегам совершить ужасную глупость. Со временем естествоиспытателей научили нажимать на клавиши, двигать мышкой и запускать антивирус. Самые продвинутые по ночам вовсю резались в тетрис и косынку, проигрывая церковные реликвии…


Журналы разошлись по кельям с целью глобального изучения на предмет сатанизма и колдовства. Причём эти исследования затянулись настолько, что уже никто не мог толком сказать, где находится тот или иной журнальчик, но отцы университета выходили из своих кабинетов разморёнными и приятно задумчивыми.


Для начала Барди поставил им конкретную задачу – перевести все имеющиеся в компьютере данные по географии, истории, технике, литературе и религии на ландрийский, а также другие языки народов королевства.


Университетские интеллектуалы с неделю находились в раздумьях. Затем дружно подали в дворцовую бухгалтерию пояснительную записку на шести листах о необходимости срочного расширения своего штата с пяти до пятидесяти пяти человек, указав размеры недельного жалованья и перечень льгот. Днём позже великолепная пятёрка врассыпную покидала приёмную его величества, унося на лысинах, во рту, в ушах, в ноздрях и… стыдно сказать где кусочки упомянутой писульки! В итоге переводом голливудских энциклопедий на добровольно-принудительных началах занялся малоизвестный тогда студент по имени Накось.

Барди искренне тяготился своей нынешней ролью топ-менеджера и руководителя высшего уровня. Встречи, планёрки, совещания, документы, снова деловые встречи, и так каждый день без выходных. Одна отрада – спортзал. В семье бывал только ночью, когда все спали. Барди боялся признаться самому себе, что отдалился от жены и детей, но так оно было на самом деле…



Повседневные мысли его не касались родных. Неправильно, плохо, а что поделаешь? Это крест короля. Хельга его понимала, но от этого было не легче.


По мнению Хельги, предназначение правителя в том и заключается, чтобы до последних дней думать о своей родине, работать сутками, но… Барди тяжело вздохнул. Как невероятно прогрессивный правитель он мечтал о том дне, когда в небе над старой доброй Ландирией пролетят реактивные самолёты, в хижинах появятся холодильники, а в карманах местных жителей – кредитные карточки.


Но, увы, ни двух, ни, возможно, и трёх жизней не хватит осуществить задуманное! А ему уже сорок. Поезда и самолеты из пустого места не возникнут, тут десятилетиями работать надо… или устроить контрабанду из мира будущего? Нет, пожалуй, неприемлемо. Да и уголовно наказуемо, кстати…


Однако что ж теперь, ему до скончания века кожаные брюки протирать и в бумагах тонуть с головой?!


В его успешной, распланированной жизни отсутствовала самая главная вещь, вкус к которой у настоящих знатоков не обесценивается до самой смерти. Бывший рыцарь безумно скучал по настоящим приключениям! А что прикажете делать, когда внутри вас, словно костёр из покрышек, пылает любовь к опасностям? Он давно вынашивал ответ на этот вопрос, и надо было только решиться.


Всё гениальное – просто: передать дела наместнику, а самому с бывалой командой отправиться подальше в поисках новой жизни. Навстречу солёному ветру и смертельному риску, ну… как в голливудских фильмах! Ему хотелось резать море винтами крейсеров в три футбольных поля длиной, забарывать китов в рукопашной, дрессировать белых акул, как служебных собак, открывать и закрывать новые страны! И рядом бы, как раньше, хрустели суставы сварливого мага, а сверху хлопали крылья вечно голодного ящера!

Вот тут Горо возьми да и подкинь идею, что, мол, Америка в нашем занюханном мире ещё не открыта… И кого мы, собственно, ждём, уважаемый государь? Какого Колумба теряем бесплатную возможность закрепиться в нетронутом бизнесе?.. Ну и так далее…



Старый маг, кстати, никого всерьёз не подначивал, от скуки дразнился, но Барди задумался, а потом вдохновился окончательно и поверил, что открытие Америки для рыцаря ландрийского пошива дело чести. В этом и заключалось тайное желание короля, ради исполнения которого он созвал совет… Как видите, места для Хельги в новом мероприятии даже не предполагалось.


Нельзя ведь лишать государство сразу и короля и королевы, правда? Хельга потерпит, рассудил Барди и закинул в рот три энергетических батончика. Как правитель он научился, когда надо, быть бесчувственным.


А Вот ребята для данной авантюры у него что надо, не подведут! Взять, к примеру, сенешаля Горголана… Никто б из нормальных людей не согласился высиживать драконьи яйца. А он с радостью, и результат – стопроцентная вылупляемость!


Никто из местных в мрачное Средневековье не перил в целительную силу культуризма. На тренажёры смотрели с пониманием, но извращённым. «Ишь как Барди пыточное дело возвеличил!» – «Теперь кажную хорошенькую ведьму на тренажёрах ломать будет!» – и так далее в том же духе. А Горголан первым записался в клуб, всё попробовал и превратил свой жир в переплетение мускулов. Ну, по крайней мере, стал не таким рыхлым и даже помолодел…


Дрын, отпрыск дракона Дзога, тоже завсегдатай спортзала, унаследовал от своего прожорливого папашки лучшие качества: выносливость, целеустремлённость, маскировочные таланты хамелеона и, самое важное, любознательность! К счастью, папина лень к нему по наследству не перешла. Он посещал школу вместе с сыном короля – Виктюком. Кстати, с ландрийского это имя переводилось как «победа над икотой», одна из последних просьб пьяного Рогоналя – наречь внука именно так.


Сказано – сделано!

Что же касается старых друзей, то у них-то наверняка остался порох в пороховницах. Правда, в последнее время друзья чего-то закисли. Маг разругался с заморскими лекарями, взявшимися лечить у старика давнее интимное заболевание. Плюнул на официальную медицину, стал сам чего-то химичить и нахимичил. Замучились штаны перешивать, стыд один! Лучше и не пытаться представить… такие модели с рукавом впереди – Ив-Сен Лоран сдох бы от зависти…



Дрынов родитель тоже отличился, псих с крылышками… Ящер где-то вычитал о целебной силе каменной диеты, типа избавляться от камней в почках надо выбиванием мелких более крупными. Прилетел в столицу, забрался на стройку, до смерти перепугал рабочих, заглотил два десятка кирпичей, да ещё имел глупость запить бетоном. Ага, нашёл йогурт! Ну и в результате огнедышащего идиота откачивали всем Сюдасказалом, сначала от запора, потом от диареи…


Электронные часы на руке короля показывали, что до заседания осталось пятнадцать минут. Куранты с площади пробьют девять, и начнётся новое приключение. Он так решил, оставалось лишь выполнить все пункты плана.


Барт выудил из ящика стола блокнот и красивую дорогую авторучку, голливудский подарок от Горо, повертел в руках. Невозможно понять, как старый скряга расстался со столь милой вещицей… Наверное, имел их целый сундук, а то и два. Горо, старый Горо, когда-то ты накормил бедного, отвергнутого рыцаря, взялся помочь ему жениться и таки помог. Да, у колдуна, безусловно, был свой стиль, типа оставить после заклинания шашлыка по-корейски дымящуюся будку и фрагмент цепи… Но друзей принимаешь такими, какие они есть, невзирая на странности.


У Дзога дети, у Горо ученики, у Свенсона сын и дочь, у Барди тоже мальчик и девочка – и каждый из них чего-то да стоил! Король смахнул скупую мужскую слезу, сложил подарки обратно в стол и поднял с пола гантель. Это тридцатикилограммовое орудие, выкрашенное в ярко-жёлтый цвет, было подарено ему Хельгой и детьми на тридцатипятилетие. На шарах гантели они выгравировали его имя. Приятно… Вторую, но уже розовую, подарил Горголан. И тебе спасибо, дружище! Надо бы успеть сделать пару подходов…

В кабинет без стука ввалились Виктюк и Дрын. Дети порой с трудом соблюдают этикет, но на то они и дети. Каждый сжимал по деревянному мечу и старался переорать «противника». Причём если крики мальчика можно было стерпеть, то от воплей дракончика с потолка сыпалась штукатурка, уличные псы во всём городе прятались по подвалам, а беременные женщины, случалось, рожали до срока…



Король отодвинулся от двери и, работая гантелями, наблюдал за «битвой». Оба мальца были похожи на своих отцов, один из которых сейчас, наверное, лежал в комфортабельном хлеву с пузом, набитым бараниной. Дрын был образцового телосложения – стройный, гибкий, подвижный. Каждая чешуйка с блеском, каждый коготь обласкан напильником. Потешный бой полностью занимал их. Мир вокруг составляли составляли не комнаты, а руины великой империи, где схватились не зелёные подростки, а великие воины противоборствующих кланов.


По человеческим меркам Дрын соответствовал параметрам большого сумоиста или стандартного гражданина США, посвятившего свою жизнь ресторанам быстрого питания. Плюс полтора-два метра на хвост и столько же на размах каждого крыла. И хотя помещения дворца не отличались теснотой, растущему организму приходилось следить за каждым своим движением. Но в этот раз он увлёкся…


Барди понял: пора остановить заварушку, иначе завтра во дворец явится бригада бриджитских строителей. А срочный ремонт в его планы не входил.


Используя фактор неожиданности, он что-то прикинул, оставил на полу шестьдесят подаренных килограммов и смело набросился на новые триста, покрытые натуральной молодой чешуёй.


Виктюк, погружённый в свой мир, решил, что чудовищная сила, повалившая дракончика, исходила только от него, в крайнем случае от его «меча», но… Дрын как-то неприлично, по-крысиному пискнул и, распластавшись на полу, выпустил жидкое облачко дыма.


– Ой, – опомнился он, бросая оружие. – Ваше величество, я сдаюсь!

– Успокоился? Отпускаю?

– Да, ваше величество, простите, мы не хотели, просто Вик…

– Папа, не слушай его, он снова хочет свалить на меня!

– Хватит! Не собираюсь никого наказывать! Сходите к сенешалю, выпейте какого-нибудь коктейля для роста массы. Кто знает, возможно, скоро мы вместе будем сражаться с настоящими врагами…

Шеи у мальчишек вытянулись, но разъяснений не последовало.



– Вперёд, спартанцы, подробности узнаете потом. Уверен в одном: уроки, полученные в детском садике «Крепыш» и школе железа «Уайдер-Вау», даром точно не прошли. Ступайте.


Дети повиновались, и Барди снова остался один, С минуту он улыбался, вспоминая детские соревнования по скоростному распылению аэрозольных баллончиков. Виктюк отлично натренировал пальцы, без труда занимая призовые места. Король поспешил к окну и с удовлетворением отметил, что все, кто был ему нужен, прибыли. Он открыл створку старого, когда-то роскошного шкафа. Внутри на единственной полке лежала рогоналевская корона, ныне – непререкаемый символ власти Барди Ландрийского.

Часы показывали время начала совета.



следующая страница >>