shkolageo.ru 1 2 3 ... 7 8

Западная Европа и проблема ядерной безопасности.


Если рассматривать непосредственную ядерную угрозу западноевропейским странам, то представляется бесспорным, что ее уровень на рубеже XX-XXI веков существенно снизился. Этому способствовали ликвидация размещенных преимущественно в Европе советских и американских ракет средней и меньшей дальности в соответствии с Договором РСМД10, существенное сокращение стратегических ядерных арсеналов России и США по Договору СНВ-111, вывод с территории европейского континента большей части советских (российских) и американских тактических ЯБП в соответствии с односторонними инициативами Вашингтона и Москвы в конце 1991 – начале 1992 гг., а также общее улучшение международной обстановки после окончания "холодной войны". Несомненно, что благоприятно повлияли на снижение ядерной угрозы и односторонние сокращения ядерных вооружений Великобританией и Францией в 1990-х годах.

Вместе с тем в последнее время возникли новые угрозы, связанные с распространением ЯО и возможными актами супертерроризма, о чем было сказано в разделе 1 доклада. Эти угрозы существенно повлияли на ядерную безопасность Западной Европы, как и в целом всего мира. Для их парирования требуется принятие адекватных мер.


    1. Ядерное оружие в Западной Европе.

Как уже было упомянуто, в Западной Европе, помимо американского тактического ЯО, развернута группировка ядерных сил Великобритании и Франции, имеющих статус ЯОГ.

Обладание ЯО этими двумя странами на протяжении всего периода "холодной войны" преследовало двоякую цель: повысить их значимость и авторитет в международном сообществе и внести свой вклад в ядерное сдерживание "советской угрозы". Хотя британские и французские ядерные силы находились под контролем и управлением их национальных правительств, ни у кого не было сомнения в том, что они были частью советско-американского противостояния.


По существу ядерная стратегия Великобритании и Франции различалась лишь в нюансах: если традиционная британская политика "особых отношений" с Вашингтоном вынуждала англичан тесно координировать доктринальные и военно-технические аспекты этой стратегии с США и НАТО, то Франция, наоборот, со времен президента де Голля всячески подчеркивала автономный статус своих ядерных сил. Впрочем, начиная с 1970-х годов, Париж проявлял все большую готовность к сотрудничеству с партнерами по НАТО в осуществлении ядерного сдерживания СССР и его союзников по Организации Варшавского Договора (ОВД)12. Во всяком случае, в Советском Союзе рассматривали и оценивали британское и французское ядерное оружие как неотъемлемый компонент

ядерной мощи враждебного Североатлантического альянса13.

В 1980-х годах Великобритания и Франция располагали как тактическими, так и стратегическими ядерными вооружениями.

Великобритания воспользовалась опытом и техническими возможностями своего старшего партнера при создании собственного ядерного потенциала. Британские ЯБП испытывались на американском полигоне в Неваде; британский подводный ракетоносный флот оснащался изготовленными в США баллистическими ракетами (БРПЛ), которые испытывались на Восточном испытательном полигоне у побережья Флориды; при строительстве атомных подводных ракетоносцев (ПЛАРБ) британская сторона получила от американцев ценную техническую информацию; британское военное командование при осуществлении планирования применения своих ядерных сил использовало разведданные, полученные с американских разведывательных спутников; наконец, при управлении британскими ПЛАРБ активно задействовались американские длинноволновые радиопередающие центры. В целом можно утверждать, что англо-американские отношения в сфере ядерных вооружений были (и остаются) беспрецедентно тесными.

В конце 1987 г. в ядерных силах Великобритании насчитывалось 128 стратегических ядерных боеголовок, размещенных на 64 БРПЛ "Поларис

А-3ТК", которые были развернуты на 4-х ПЛАРБ типа "Ризольюшен". Помимо этого, тактические истребители-бомбардировщики ("Торнадо" и "Си-Харриер") могли доставить до целей в одном вылете 243 ядерных боезаряда (ЯБЗ). Еще 158 глубинных ядерных бомб могли быть применены в одном вылете вертолетами противолодочной обороны "Си-Кинг", "Уосп" и Линкс"14.

Франция, как уже отмечалось, сделала ставку на максимальную независимость – как концептуальную, так и технологическую – при создании собственного ядерного потенциала. В отличие от Великобритании, стратегические ядерные силы которой включают только морской компонент, Франция создала полноценную стратегическую ядерную триаду, состоящую из наземного, морского и авиационного компонентов.

В конце 1987 г. в составе стратегических ядерных сил Франции имелось 18 моноблочных баллистических ракет S-3Д, размещенных в шахтных пусковых установках на ракетной базе на плато д'Альбион на юге Франции, 6 атомных подводных ракетоносцев (4 ПЛАРБ типа "Редутабль", вооруженных 16 моноблочными баллистическими ракетами М-20 и 2 ПЛАРБ типа "Энфлексибль", оснащенных 16 баллистическими ракетами М-4А с шестью кассетными боеголовками каждая, которые, правда, не имели индивидуального наведения) и 18 истребителей-бомбардировщиков
"Мираж IVP". Кроме того, Париж располагал и носителями тактического ЯО: 44 наземными ракетами "Плутон" и 111 истребителями-бомбардировщиками "Ягуар А", "Мираж IIIE" и "Супер Этандар"15.

Потенциал стратегических ядерных сил Франции составлял 292 ЯБЗ суммарной мощностью 116 Мт, что намного больше, чем у Великобритании (британские стратегические носители располагали 128 ЯБЗ суммарной мощностью 13 Мт).

В конце 1980-х годов Великобритания и Франция приняли программы радикального переоснащения своих стратегических ядерных сил за счет принятия на вооружение носителей ЯО нового поколения. Лондон принял решение приобрести у США БРПЛ класса "Трайдент-II" и построить ПЛАРБ нового поколения типа "Вангард". Париж, в свою очередь, наметил замену устаревших БРПЛ М-20 на более современные М-4 и М-4А, ввод в строй новой ПЛАРБ типа "Триумфант" и развертывание новой мобильной баллистической ракеты наземного базирования S-4 с разделяющейся головной частью, а также замену истребителя-бомбардировщика "Мираж IVP" на более совершенный самолет "Мираж 2000N"16.


Эти решения были продиктованы в первую очередь стремлением Великобритании и Франции не отстать от двух сверхдержав того времени – СССР и США, которые на протяжении 1980-х годов быстрыми темпами совершенствовали свои стратегические ядерные арсеналы. Но не следует забывать и о своеобразном соперничестве между Великобританией и Францией, всегда бдительно следившими за ядерными успехами "друга-соперника" по ту сторону Ла-Манша.

Ирония, однако, состоит в том, что реализовывать программы перевооружения стратегических ядерных сил Великобритании и Франции пришлось в 1990-е годы, то есть после окончания "холодной войны" и распада биполярной структуры международных отношений: сказался инерционный характер развития ядерных вооружений, имеющих весьма длительный цикл развития.

Великобритания за 1994-1999 годы заменила ПЛАРБ "Ризольюшен" на новые ПЛАРБ типа "Вангард" с 16 БРПЛ "Трайдент-II" на борту (каждая ракета способна нести до 6 боеголовок индивидуального наведения). Франция за 1990-е годы приняла на вооружение две новые ПЛАРБ типа "Триумфант" с 16 БРПЛ М-45 на борту (каждая ракета способна нести до 6 боеголовок индивидуального наведения) и переоснастила две более старые ПЛАРБ типа "Энфлексибль" БРПЛ М-4; заменила истребители-бомбардировщики "Мираж IVP" на самолеты "Мираж 2000N". Наряду с этим в состав французского военно-морского флота был введен новейший атомный авианосец "Шарль де Голль" с палубными истребителями – бомбардировщиками "Супер Этандар", способными выполнять ядерные задачи17.

Одновременно Лондон и Париж предприняли ряд мер с целью приспособления своих созданных ценой огромных затрат ядерных сил к новым реалиям, сложившимся в мире.

Во-первых, они пошли на существенные сокращения своих ядерных арсеналов.

Великобритания в 1998 году деактивировала ударные истребители-бомбардировщики "Торнадо", сняв с вооружения ядерные бомбы WE-177; тем самым эти самолеты были переориентированы на выполнение задач с применением обычного оружия. Что касается британских стратегических ядерных сил, на перевооружение которых было израсходовано 18,8 млрд долларов США, то было решено существенно понизить их ударную мощь. В соответствии с результатами стратегического военного обзора, подготовленного в июле 1998 г. правительством лейбористов, было принято решение, что постоянно на боевом патрулировании будет находиться только одна ПЛАРБ с уменьшенным боекомплектом – 48 ЯБЗ (по три боеголовки на каждой баллистической ракете "Трайдент-II"). Это составляет половину от предельного уровня в 96 ЯБЗ, которые первоначально предполагалось разместить на одной ПЛАРБ. Более того, находящаяся на боевом патрулировании ПЛАРБ будет находиться в состоянии пониженной готовности и ее ракеты не будут наведены на цели. Было также решено закупить у США не 65, как первоначально планировалось, а 58 БРПЛ "Трайдент-II", и содержать в боеготовом состоянии менее 200 ЯБЗ, что на треть меньше, чем по планам начала 1990-х годов, разработанных правительством консерваторов. Вследствие этих мер общая ударная мощь боеготовых британских стратегических ядерных сил снизится более чем на 70% по сравнению с первоначальными планами18.


Франция сняла с вооружения наземные баллистические ракеты S-3Д и полностью демонтировала в 1997 году шахтные пусковые установки на плато д'Альбион, затратив на это 77,5 млн долларов США, а также отказалась от развертывания мобильной баллистической ракеты наземного базирования S-4. Таким образом, наземный компонент французских стратегических ядерных сил перестал существовать. С оставшихся французских стратегических систем, как заявил во время своего визита в Москву в сентябре 1997 г. президент Франции Ж. Ширак, были сняты целеуказания. Помимо этого, Франция произвела демонтаж всех ядерных установок испытательного полигона в Муруроа и Фангатаута в южной части Тихого океана, а также прекратила производить оружейный плутоний и высокообогащенный уран на заводах в Марколе и Пьераллате, обязавшись в дальнейшем вообще их демонтировать. Реализованные меры способствовали тому, что общее количество французских носителей ЯО сократилось наполовину, а доля расходов на ядерные вооружения во французском оборонном бюджете уменьшилась на 57%19.

Во-вторых, и Лондон, и Париж предприняли попытку адаптировать свою ядерную стратегию к новому, постбиполярному миру.

Так, существенным нововведением в британскую ядерную стратегию стала так называемая "достратегическая" боевая задача. Министерство обороны Великобритании определяет ее следующим образом: "достратегическая боевая задача представляет собой ограниченное и исключительно выборочное применение ЯО способом, который существенно отличается от стратегического удара, но при таком уровне эффективности, который достаточен для того, чтобы убедить агрессора в том, что он недооценил нашу решимость, напав на нас, и будет вынужден прекратить свою агрессию и отступить, либо столкнется с перспективой опустошительного ядерного удара". "Достратегическая" боевая задача стала постоянной для британских стратегических ядерных сил после февраля

1998 г., когда была введена в состав британского военно-морского флота новая ПЛАРБ "Вигилант" (прототип ПЛАРБ "Вангард"). По всей видимости, "достратегическая" боевая задача в том виде, как она была сформулирована министерством обороны Великобритании, предполагает наличие на борту ПЛАРБ части БРПЛ "Трайдент-II" с одним ЯБЗ. Имеется также информация о том, что этим БРПЛ установлены цели, которые ранее были предназначены для британских тактических ЯБЗ (авиационных ядерных бомб WE-177), а мощность их боеголовок может варьироваться от 1 до 100 кт20.


Очевидно, что в новых условиях сложившейся военно-стратегической обстановки Лондон стремиться придать своим стратегическим ядерным силам бóльшую гибкость и бóльшую способность противостоять региональным угрозам. Этот вывод созвучен директивам министерства обороны Великобритании, которое в расположенном на его сайте в сети Интернет документе "Будущий стратегический контекст для обороны" констатировало, что "в многополярном мире будущего угрозы будут более разнообразными, но менее предсказуемыми… Конфликты будут, возможно, длиться дольше, оставаясь при этом на более низких уровнях интенсивности"21.

Париж также внес изменения в свою ядерную стратегию, понизив запас ЯБЗ для БРПЛ на ПЛАРБ до величины в 288 единиц. Этого количества ЯБЗ хватит только для двух комплектов БРПЛ М-45 и одного комплекта БРПЛ
М-4, чтобы оснастить три из четырех имеющихся ПЛАРБ. Кроме того, количество ПЛАРБ, одновременно находящихся на боевом патрулировании, снижено до одной-двух субмарин по сравнению с тремя ПЛАРБ в начале 1990-х годов. В официальном документе по различным аспектам оборонной стратегии, помещенном на веб-сайте министерства обороны Франции в сети Интернет, указывается: "Сегодня главная угроза выживанию французской нации исчезла, вероятно, на долгое время. Тем не менее, риски, относящиеся к распространению ОМУ, умножились, усложняя и делая более опасной нашу стратегическую среду. В этом неопределенном контексте задача по-прежнему состоит в том, чтобы сдержать агрессора от нападения на наши жизненно важные интересы, поддерживая ядерный потенциал, достаточный для того, чтобы причинить такому агрессору ущерб, превосходящий выгоды, которые нападающая сторона рассчитывает получить за счет своей агрессии"22.

Комментируя перемены, произошедшие во французской ядерной стратегии после окончания "холодной войны", российский военный исследователь В. Захаров пишет: "Франция начала уделять больше внимания развитию нового поколения достратегических ядерных ракет и применению ядерной стратегии к региональным конфликтам или, как говорят французы, "сдерживать и сильного, и слабого"23.


Из вышеизложенного следует, что и Лондон, и Париж сегодня стремятся придать своим ядерным силам способность решать задачи в рамках "ограниченной" ядерной войны, на субстратегическом уровне, в том числе и за пределами европейского театра военных действий. В некоторых зарубежных публикациях говорится о том, что эти перемены в ядерной стратегии Великобритании и Франции осуществлялись по взаимной договоренности24.

Американское тактическое ЯО в Западной Европе размещено на 10 авиационных базах в семи европейских странах – членах НАТО (Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Италия, Нидерланды, Турция). На этих базах хранится от 150 до 200 ядерных бомб типа В61. Мощность этой термоядерной бомбы может варьироваться от 0,3 до 340 кт. Она предназначена для поражения заглубленных целей. В качестве носителей ядерной бомбы В61 могут использоваться как самолеты США F-15E, F-16,
F-117A, так и самолеты их европейских союзников по НАТО - F-16 и "Торнадо"25.

Эти американские ЯБП в настоящее время составляют лишь ничтожную часть от того количества тактического ЯО, которое было размещено США в Западной Европе в годы "холодной войны"26. Как представляется, Вашингтон сохраняет эти авиационные ЯБП в Западной Европе, поскольку это:


  • средство подтверждения обязательств США перед своими европейскими союзниками;

  • реакция на возрождение интереса России к своему тактическому ЯО на протяжении 1990-х годов;

  • средство сдерживания возможных угроз применения химического и биологического оружия государствами-отщепенцами (rogue states) против американских объектов и союзников США на Ближнем Востоке и в Европе27.

Следовательно можно утверждать, что подобно британским и французским ядерным силам американские ядерные средства в Западной Европе также переориентироваются на решение достратегических задач за пределами европейского континента.

2.2. Подходы западноевропейских стран к конверсии высокообогащённого урана и оружейного плутония.

Существенное сокращение Великобританией и Францией количества ЯБП в их ядерных силах и отказ от ряда амбициозных программ по дальнейшему развитию британского и французского ЯО привели к появлению у этих стран значительных избыточных запасов высокообогащённого урана и оружейного плутония. Во второй половине 1990-х годов у Великобритании имелось 8 тонн высокообогащённого урана и 12 тонн оружейного плутония, а у Франции соответственно – 25 и 5 тонн28.

И Лондон, и Париж всегда рассматривали избыточный высокообогащённый уран и оружейный плутоний как ценнейшее энергетическое сырьё. Разработанная во Франции технология MIMAS и её модификации открывают возможности для конверсии оружейного плутония в ядерное топливо для АЭС. Эта технология вызвала большой интерес в России, являющейся обладателем крупнейших запасов оружейного плутония в мире. Как известно, Париж представил Москве финансовую и техническую помощь в освоении технологии MIMAS. Россия, используя эту помощь, сумела продемонстрировать возможность утилизации оружейного плутония, после его переработки в МОКС-топливо29, в российских ядерных реакторах типа ВВЭР-1000 и БН-60030.



<< предыдущая страница   следующая страница >>