shkolageo.ru 1 2 ... 8 9

ГЛАВА 2. ОТРАЖЕНИЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ


В СОВРЕМЕННЫХ ТЕКСТАХ


Задача изучения актуального мировосприятия, имеющая разнообразные теоретические и прикладные аспекты, является одной из доминирующих в антропоцентрически ориентированной лингвистике. При этом исследователи подчеркивают фрагментарный характер современной картины мира, обусловленный тем, что она включает информацию, полученную из разных источников (СМИ, научная литература, произведения искусства, практическая деятельность и т.п.), а также информацию разных уровней (международного, федерального, регионального), в формировании которой участвуют различные субъекты информационной деятельности (индивиды, социальные институты и т.п.). В целом современный этап развития общества характеризуется двумя противоположными тенденциями: тенденцией к глобализации, унификации пространственных координат, и тенденцией к регионализации, конкретизации [ЗиРЖ, URL].

В фокусе нашего исследования находится региональный аспект картины мира, актуальность изучения которого обусловлена тем, что «процесс регионализации России, интенсифицировавшийся в 1990-е годы, вызвал относительно новое явление в социокультурной и политической жизни российского общества – региональную идентичность, то есть наличие в массовом сознании компонента соотнесения своего места в территориально-политическом пространстве преимущественно с региональным локусом» [Реутов, 2007, с. 180].

Несомненно, что анализ данного комплексного феномена – междисциплинарная область исследования. Социологи, политологи, экономисты изучают механизмы реализации региональных социально-экономических процессов, выявляют доминанты развития региона, исследуют специфику современной региональной политики (в том числе взаимодействие с федеральным центром). Историки-краеведы реконструируют прошлое региона, без знания которого невозможно осознать собственную идентичность и историческую динамику.

Лингвистические (и шире – коммуникационные) исследования, нацеленные на изучение региональной специфики, отличаются разнообразием.


Осознание регионов как особой культурной среды со своей системой ценностей приводит ученых к мысли о формировании регионального языкового сознания и постановке задачи изучения модели региональной языковой личности [Просвиркина, 2005].

Одним из значимых направлений выступает описание образов отдельных регионов, так как в настоящее время «необходимость конструирования и трансляции положительного образа территории осознана на официальном уровне и ставится как политическая задача в российских регионах и на общероссийском уровне» [Печищев, 2007, с. 201]. Оно выполняется с помощью контент-анализа СМИ, как, например, в работе Т.Л. Каминской, в которой реконструируется образ Великого Новгорода [Каминская, 2006]. Нередко в подобных исследованиях используется методика концептуального анализа. Так, И.М. Печищев рассматривает создание образа Перми на основе концепта «Столица» [Печищев, 2007].

На наш взгляд, в региональной картине мира можно выделить различные компоненты. Прежде всего, противопоставляются элементы, имеющие ярко выраженную региональную специфику, то есть фиксирующие информацию, уникальную для того или иного региона, и компоненты, которые представляют собой элементы «провинциального» мировосприятия и не являются специфичными для отдельно взятого региона.

Например, в работе А.Д. Трахтенберг «СМИ и политика: региональный электорат и региональные средства массовой информации» представлены результаты исследования, в ходе которого методом фокус-групп изучалось отношение к власти «в самых разных регионах России – от самых депрессивных до относительно благополучных». Автор приходит к выводу «об удивительном однообразии» «языка, с помощью которого люди в действительности говорят и думают о современной российской власти» [Трахтенберг, URL].

Более того, современные представления о власти отличаются «необычайной устойчивостью» и по сути не менялись с допетровской эпохи: «Для участников фокус-групп государство выступает в виде высшей инстанции, которая каждому воздает по заслугам и в случае необходимости может защитить от произвола со стороны инстанций низших (чиновников на местах). Эта инстанция все расставляет по своим местам и обеспечивает в обществе баланс интересов. Ее самоустранение приводит к грубому нарушению такого баланса и разгулу эгоистических страстей, которые никто не в состоянии обуздать (в сущности, коррупция – это и есть проявление эгоизма, который возобладал над общегосударственным интересом.


Такая инстанция обязательно должна быть персонифицирована в виде человека, который не имеет личных интересов и не подвластен человеческим страстям (которому, иными словами, уже нет необходимости брать взятки). В традиционной системе эту функцию выполнял царь, время от времени “опалявший своим гневом” зарвавшихся бояр. В современных условиях данную функцию выполняет российский президент. <…> В целом возникает картина некоего идеального состояния общества, в котором руководители проявляют бескорыстную заботу о простом народе, а простые люди в ответ на эту заботу добросовестно трудятся на общее благо» [Там же].

Таким образом, для описания актуальной региональной картины мира необходимо введение еще одного параметра – динамики, с учетом которого противопоставляются 1) относительно стабильные компоненты, которые отличаются отсутствием выраженной динамики, и 2) нестабильные компоненты, находящиеся в стадии формирования или отражающие разное осмысление фрагмента региональной картины мира представителями различных групп.

В данной главе монографии представлены три источника сведений об актуальном региональном мировосприятии, изучение которых позволяет описать различные аспекты региональной языковой картины мира.

Прежде всего, анализу подвергаются поэтические тексты региональных авторов, посвященные Северу. Это реконструкция относительно стабильных элементов локальной картины мира, отмеченных выраженной региональной спецификой.

Рассматриваются также конфликтные тексты СМИ Архангельской области, что позволяет описать нестабильные (вариативные) фрагменты региональной картины мира, которые, с одной стороны, характеризуют актуальное мировосприятие в конкретном регионе, а с другой – отражают тенденции, отмеченные и в других локусах.

Третьим источником информации о регионе выступает так называемый «городской текст», включающий в себя разнообразные рекламные сообщения, PR-тексты, названия городских объектов и пр. Особенность данного источника сведений заключается в том, что он совмещает в себе региональные черты и универсальные характеристики. Эти элементы относительно стабильны: будучи сконструированными, они многократно повторяются с целью «закрепления» определенной информации.


Привлечение различных текстов в качестве источников информации о регионе позволяет описать разные тематические фрагменты территориально ограниченной картины мира: в поэтических текстах преимущественно отражена концептуализация мира природы, в конфликтных текстах СМИ – политической деятельности, а в «городском тексте» в основном фиксируются особенности социально-экономической жизни.


2.1. Особенности эстетического освоения Северного края


Смотрю взволнованно и робко –

Какой ты, Север?

Е. Белинская

На Север! И только на Север.

Свет клином сошелся на нем.

В. Беднов


Выявление значимой для поэтического сознания информации об Архангельском крае представляется важной задачей в изучении региональной картины мира. Художественное осмысление региона выступает в этом случае как один из источников определения актуальных сведений о крае.

Научный интерес к поэзии Севера в этом отношении не случаен. Определенные факты свидетельствуют о том, что здесь, на территории Архангельской области, царит атмосфера творчества. Подтвердим высказанное утверждение рядом фактов. В Архангельске силами Б. Егорова и его коллег создан Литературный музей; в 2008 году там же был открыт уникальный музей художника и сказочника Степана Писахова; на Пинеге в Верколе, родном селе Федора Абрамова, создан музей писателя; в краеведческом музее села Емецк открыта комната памяти Николая Рубцова.

В области организованы литературные объединения: Лит’О в Архангельске, «Литературная гостиная» (ныне «Лига СФ»), «Гандвик», «Творчество», «На Розовом острове» (в Северодвинске), «Емца» (в с. Емецк), «Заполярье» (в Нарьян-Маре) и др. Помимо постоянных литературно-музыкальных вечеров и встреч с поэтами здесь издаются сборники произведений местных авторов. Творчество поэтов разных поколений представлено в сборниках «О севере, о жизни, о любви», «Пунцовые шарики», «Чибис у дороги», «Северные плесы», произведения работников крупнейшего судоремонтного завода страны публикуются в уже ставшем регулярным сборнике «О «Звездочке», о Яграх и о себе» (Северодвинск). Несомненно, это лишь малая часть всего поэтического богатства, которым располагает край.


Некоторые из архангельских авторов помимо творческой работы ведут активную литературную деятельность: занимаются редакторской работой, руководят или руководили литературными объединениями (например, Е. Белинская, Е. Веселова, А. Прудникова, О. Раменский, С. Цапенко и др.). Участники литературной жизни Северного края являются лауреатами премий, призерами и дипломантами различных литературных конкурсов и фестивалей искусств (например, награды имеют Т. Бечина, Ю. Бобрецов, Е. Ганькова, А. Ипатов, Л. Кокорина, А. Поленов, А. Постников, З. Пшеничникова, А. Росков, И. Симохина, Т. Трегубова, Е. Шестоперова, А. Ширшиков, И. Яшина и др.). Некоторые из северных поэтов состоят в Союзе писателей (В. Киселев, Е. Николихина, А. Прудникова, А. Росков, А. Сазонов, А. Трапезников, Д. Ушаков, Т. Щербинина и др.). Многие авторы имеют публикации не только в местных газетах, журналах, альманахах, сборниках, но и в столичных изданиях. Так, строки наших авторов можно найти в журналах «Нева», «Наш современник» и сборниках «Третье дыхание», «Золотые протуберанцы», «Невский альманах, «Современники».

Известно немало случаев, когда Север поражал своей суровой, но неповторимо красивой природой писателей и художников, волею судьбы оказавшихся в этом краю. Так появилась в русской литературе северная тема, которая стала объектом исследования историков, литературоведов, лингвистов. Например, Д.Н. Ахапкин, анализируя образ Севера в творчестве И. Бродского, отмечает, что северная тема является регулярной и актуальной темой русской литературы с эпохи Просвещения [Ахапкин, 2003]. В.А. Кошелев истоки северного текста связывает с появлением «Повести временных лет» [Кошелев, 2003]. Отметим, что довольно подробно изучено творчество таких авторов, родившихся на Севере, как М.В. Ломоносов, Б. Шергин, С. Писахов, Ф. Абрамов, Н. Рубцов, О. Фокина и др., ставшее классикой отечественной литературы.

Исследователи, изучая образ Севера в русской литературе, пользуются термином «северный текст», однако его содержание толкуется неоднозначно. Например, к «северным текстам» относят произведения писателей, живших, бывавших, путешествовавших на Севере [Скепнер, 2003]. Но нам такое определение представляется излишне широким. Ведь в этом случае любого писателя, так или иначе коснувшегося темы Северы, следует признать создателем «северного текста». Впрочем, не отрицая при некоторых условиях возможности и такого толкования, подчеркнем, что мы обращаемся к текстам, написанным современными поэтами, родившимися и / или прожившими много лет на Севере.


Нам представляется, что произведения, созданные именно северными авторами, позволяют сосредоточиться на особенностях эстетического освоения природы Севера, в окружении которой выросли сами поэты. И в этом отношении можно говорить о региональной поэзии, которой (даже при широком понимании «северного текста») должно быть отведено особое место. Для общего наименования исследуемых авторов предлагаем использовать сочетание региональный автор. Отметим, что употребление прилагательного региональный в сочетании региональный автор (поэт) является условным: посредством его мы лишь обозначаем круг авторов, жизнь и творчество которых связаны с Архангельским Севером.

Поэтические произведения авторов, объединенных одним географическим пространством, в аспекте эстетического способа изучения природы родного края можно рассматривать как единый региональный текст. Использование понятия региональный текст позволяет, с одной стороны, обнаружить значимые компоненты действительности, получившие эстетическое осмысление в поэтическом тексте, с другой стороны, выявить особенности изображения локуса, определить стилистические черты, свойственные авторам отдельного географического пространства.

Таким образом, региональная поэзия изучается как источник сведений о фрагментах объективной действительности, обладающих эстетической значимостью для поэтов, живущих на одной территории. Рассмотрение поэтического текста с позиций освоения действительности позволяет, опираясь на словесную ткань произведения, выйти за пределы слова и установить те объекты и их свойства, которые отразились в них.

Поясним, что такой подход к изучению поэтического языка обусловлен антропоцентрической парадигмой современного научного знания, одной из проблем которой является изучение языковой концептуализации действительности. Наряду с обыденным, научным, религиозным существует и эстетический способ познания реальности. Поэтический язык в этом отношении выступает как средство закрепления результатов индивидуально-авторского видения мира. Так, еще Ю.М. Лотман писал, что художественный текст моделирует вторичную реальность, надстраивающуюся над первичной, закрепленной в языке [Лотман, 1972, с. 21 – 22]. Художественное произведение, по словам М.Я. Полякова, содержит в себе не только субъективные оценки мира, но и объективные представления о картине действительности [Поляков, 1986, с. 22]. Следовательно, изучение авторских оценок объективного мира позволит определить, что в изображении Севера является значимым для региональных художников слова.


Избранный подход к изучению поэтических текстов обозначил и вопрос об отборе материала. При разнообразии тематики произведений и идиостилей, большом количестве авторов, при разном объеме созданных текстов необходим объединяющий всех авторов критерий отбора материала. В данном исследовании таким критерием выступил художественный образ малой родины, который, как показал сбор материала, является важным для северных поэтов. Различия в мировосприятии окружающего мира, в стилистических особенностях авторов порождают многогранность образа Севера, которая проявляется как в средствах реализации, так и в смысловом наполнении.

Для того чтобы определить актуальную для поэтов региона информацию о крае, материал отбирался с учетом наличия в контекстах ряда лексем, которые участвуют в создании образа малой родины. Весь собранный материал условно разделен нами на две группы.

В первую вошли контексты, в которых преобладает эмоциональное восприятие в описании края и представлено непосредственно чувство восхищения, любования. Это нашло отражение в использовании в тестах слов север, северный, притяжательных местоимений мой, наш, свой, прилагательного родной, глагола родить (-ся). Использование слов север, северный, мой, наш, родной и подобных свидетельствует о том, что поэт воспринимает определенный фрагмент данного географического пространства или его признак, характерную черту, как свою, хорошо знакомую и поэтому осознаваемую как что-то близкое, родное, с чем связана его жизнь и что вызывает исключительно положительные эмоции.

Вторую группу составили те контексты, в которых используются наименования представителей флоры и фауны региона, наречия тут, здесь, адъективные сочетания у нас, к нам; названия географических пунктов (городов, деревень, сел), гидронимы; имена известных всей России людей, родившихся на Архангельском Севере. Лексемы данных семантических групп отражают объективные сведения о Северном крае. Вместе с тем «проникновение» их в поэтические тексты свидетельствует о значимости объектов, названных этими словами, для региональных авторов.

Таким образом, установление фрагментов действительности, которые получили эмоциональную оценку и подверглись эстетическому освоению, позволяет выявить особенности региональной художественной картины мира.

Каким же предстает родной Северный край в региональной поэзии? Представим результаты наших наблюдений.

Синтагматические связи слова северный, север (Север) свидетельствуют об осмыслении этого региона как отдельного и особого локуса страны. Как показал анализ материала, определение северный вступает в синтагматические связи с двумя группами слов: во-первых, оно сочетается с наименованиями объектов, относящихся к миру природы, во-вторых, с наименованиями, семантически связанными с миром человека. Так, под северным небом дует северный ветер, находится северный лес, северные березы, составляющие северный пейзаж и т.д. Например: Елки да березки / забрались на кряж. / Милый и неброский / Северный


следующая страница >>