shkolageo.ru 1 2 ... 52 53

Гарри Тертлдав


Флот вторжения


(Мировая война — 1)


Глава 1


Главнокомандующий Атвар стремительно вошел командный отсек космического корабля «Сто двадцать седьмой Император Хетто» — флагмана флота завоевателей. Когда он появился, офицеры замерли на своих местах, но адмирал не обратил на них внимания. Между тем, окажись кто-либо из подчиненных настолько глуп, что забыл бы продемонстрировать должное уважение, Атвар бы это заметил… и запомнил.

Командир корабля Кирел, который по искусности раскраски тела уступал только Атвару, встал рядом с ним у проектора. Атвар произнес слова, которые говорил каждое утро:

— Осмотрим цель.

Кирел коснулся панели управления своим когтистым указательным пальцем. Перед ними возникла серо-голубая, с белыми участками, сфера — точное изображение обитаемой планеты, плавающей в космическом пространстве.

Все офицеры повернули глаза к голограмме. Атвар как обычно обошел вокруг проектора, чтобы осмотреть изображение со всех сторон. Кирел двигался следом. Когда они вернулись к месту, с которого начали осмотр, Атвар, выпустив наружу раздвоенный язык, подвел итог своей обычной фразой:

— Холодное место. Холодное и влажное.

— И тем не менее оно хорошо послужит Расе и Императору, — ответил Кирел.

Офицеры вернулись к текущим обязанностям, утренний ритуал закончился.

— Жаль, — добавил Кирел, — что столь горячая белая звезда, как Тосев, насиживает такое холодное яйцо.

— Да, жаль, — согласился Атвар.

Этот холодный мир вращался вокруг звезды вдвое более яркой, чем солнце, под которым он вырос. Но, к сожалению, горячие лучи попадали лишь на внешнюю кромку биосферы. На Тосев-3 было не только слишком много водных пространств: на планете то тут, то там, попадались участки замороженной воды. Тогда как на трех планетах Империи замороженная вода редко встречалась вне лабораторных условий.

— Господин адмирал, даже если климат Тосев-3 в среднем холоднее привычного нам, вряд ли это доставит серьезные хлопоты. Со временем эти края станут просто замечательными. — Он обнажил в улыбке мелкие острые зубы. — И с туземцами мы справимся быстро.


— Клянусь Императором, так и будет!

И хотя повелитель находился за много световых лет отсюда, Атвар инстинктивно на мгновение опустил глаза.

Кирел в точности повторил ритуальный знак поклонения Императору.

— Покажите еще раз материалы зондирования.

— Будет исполнено.

Кирел подошел к панели управления проектором. Тосев-3 исчез, а его место заняло изображение типичного обитателя этой планеты: двуногого существа с красно-коричневой кожей, намного превосходящего ростом средних мужских особей Расы. Вокруг бедер аборигена был обвязан кусок материи, а в руках он держал лук и несколько стрел с каменными наконечниками. На макушке головы торчала густая черная шерсть.

Затем этот двуногий исчез, а на его месте оказался другой, закутанный с головы до пят в грязные одеяния из сероватой материи. На кожаном поясе, стягивающем бедра, висел кривой железный меч. Рядом стояло какое-то ездовое животное, покрытое бурой шерстью, с длинной шеей и горбом на спине.

Атвар указал на мохнатое животное, затем на одеяния двуногого.

— Даже туземцы вынуждены защищаться от сурового климата Тосев-3.

Он провел ладонью по ровным блестящим чешуйкам своей руки.

Появлялись голографические изображения все новых и новых двуногих: у одних кожа была черной, у других золотисто-коричневой, а у некоторых она имела красноватый оттенок, настолько светлый, что это делало ее почти розовой. Пока изображения чередовались, Кирел снова усмехнулся, указывая на проектор:

— Вот, посмотрите! Устрашающий воин с Тосев-3.

— Зафиксируйте это изображение. Пусть все внимательно его разглядят, — приказал Атвар.

— Будет исполнено.

Кирел остановил поток голограмм. Каждый офицер в командном отсеке повернул один глаз в сторону изображения.

Рассматривая тосевитского воина, Атвар рассмеялся. Этот туземец принадлежал к розовокожей расе, хотя об этом можно было судить лишь по его лицу. Защитный панцирь закрывал остальные части его тела столь же основательно, как и одежды того двуногого, что был показан ранее. На голове красовался остроконечный железный шлем с несколькими вмятинами. Одеяние состояло из покрытой пятнами ржавчины кольчуги, которая доходила воину почти до колен, а ниже, на ногах, были тяжелые кожаные сапоги. Тонкий плащ из голубоватой материи укрывал кольчугу от солнечных лучей.


Животное, на котором восседал этот двуногий, — в общем-то, более изящное в сравнении с горбатым созданием, — выглядело уставшим от своей ноши. Из-за спины наездника торчала пика с железным наконечником. Остальное вооружение туземца состояло из прямого меча, ножа и щита с нарисованным на нем крестом.

— Как вы думаете, насколько успешно эта особь сможет противостоять пулям, бронемашинам и самолетам? — риторически спросил Атвар.

Офицеры улыбались, предвкушая легкое завоевание. Вскоре к владениям Императора будет добавлена четвертая планета и еще одна солнечная система.

— Все это недавние изображения, — добавил Кирел, уловив настроение главнокомандующего. — Им всего лишь тысяча шестьсот лет. — Он взглянул на калькулятор. — Что составляет около восьмисот оборотов Тосев-3 вокруг Солнца. А намного ли может измениться мир за каких-то восемьсот оборотов?

Офицеры снова рассмеялись, на этот раз более дружно. Атвар рассмеялся вместе с ними.

История Paсы насчитывала более сотни тысяч лет, и почти половину этого времени на троне находилась династия Ссумазов. С тех пор были разработаны методы, гарантирующие рождение наследников только мужского пола. При Императорах Ссумазской династии двадцать восемь тысяч лет назад Раса завоевала Работев-2, а через восемнадцать тысяч лет после этого захватила Халесс-1. Теперь наступил черед Тосев-3.

«Скорость завоеваний нарастает», — подумал Атвар.

— Наши имена войдут в историю Расы, слуги Императора, — произнес главнокомандующий.

Когда он покидал командный отсек, офицеры вновь почтительно замерли.

Атвар вернулся в свои покои. Он был занят бесконечными текущими делами, когда раздался сигнал вызова. Адмирал вскинул голову и взглянул на компьютерный экран. Согласно распорядку никто не должен был прерывать его в это время, а Раса крайне редко шла на нарушение установленных правил. В космическом пространстве чрезвычайные ситуации были практически невозможны. Тогда кто и зачем дерзнул потревожить его?


— Входите, — проворчал Атвар.

Младший офицер, вошедший в каюту главнокомандующего, заметно нервничал. Обрубок его хвоста дрожал, а глаза быстро поворачивались то в одну, то в другую сторону, словно обшаривали помещение в поисках опасности.

— Господин адмирал, верно служащий Императору, как вам известно, мы приближаемся к системе Тосев, — произнес вошедший чуть ли не шепотом.

— Догадываюсь об этом, — с откровенным сарказмом ответил Атвар.

Младший офицер, находящийся почти на грани обморока, явно собирался с духом, прежде чем продолжить.

— Господин адмирал, меня зовут Эревло, я — помощник командира корабля по связи. В течение нескольких последних дней корабельная аппаратура фиксирует необычные радиосигналы, идущие из системы Тосев. Происхождение их представляется искусственным, и… и… — Он запнулся, видимо, предчувствуя гнев адмирала. — …Судя по слабому допплеровскому смещению в частоте сигналов, они, похоже, идут с Тосев-3.

На самом деле адмирал был слишком ошеломлен, чтобы прийти в ярость:

— Вы что, насмехаетесь надо мной?! Вы осмеливаетесь утверждать, что заснятые нашими зондами дикари, разъезжающие на горбатых тварях, сумели дойти до электроники за какие-то полторы тысячи лет, когда нам для подобного достижения потребовались многие и многие тысячелетия?

— Никак нет, господин адмирал, — дрожащим голосом ответил Эревло. — Я ничего не осмеливаюсь утверждать. Просто докладываю вам об аномальных явлениях, которые могут представлять важность для нашей миссии и, следовательно, для Расы.

— Вы свободны, — приказал Атвар, голос которого звучал ровно и очень устрашающе.

Эревло исчез. Главнокомандующий метнул сердитый взгляд ему вслед. Нет, нелепость какая-то… Раса развивалась медленно, неспешными, разумными шагами. Хотя и работевляне, и халессиане были завоеваны прежде, чем изобрели радио, их развитие тоже проходило сравнительно долго и неторопливо. Такой порядок вещей — норма среди разумных рас.


Атвар обратился к своему компьютеру. На экране появились данные, упомянутые помощником командира. Главнокомандующий изучил их, затем запросил у машины выводы. Результаты компьютера оказались аналогичными тем, о которых говорил Эревло: с вероятностью, близкой к единице, радиосигналы, исходящие с Тосев-3, были искусственными.

Главнокомандующий прорычал в компьютер такую команду, исполнить которую устройство не могло по своим конструктивным особенностям. Если туземцы Тосев-3 каким-то образом додумались до радио, что еще они могли наизобретать?

* * *

Планета Тосев-3, видимая сквозь бронестекло иллюминатора, напоминала собственное голографическое изображение. Но сейчас, чтобы увидеть ее обратную сторону, Атвару пришлось бы дожидаться, пока «Сто двадцать седьмой Император Хетто» сделает половину витка.

Главнокомандующий пристально всматривался в планету, лежащую внизу. Так же он глядел на нее и год назад, пока космический флот добирался сюда. За всю историю Расы еще никто не оказывался перед столь опасной дилеммой. Собравшиеся вокруг командиры кораблей ждали, когда Атвар отдаст распоряжения. Адмиралу — главные награды, но отвечать в случае неудачи придется тоже ему.

— Обитатели Тосев-3 оказались технически более развитыми, чем мы предполагали, готовя эту экспедицию, — сказал Атвар.

Все как один командиры слегка наклонили головы в знак согласия. Атвар сжал челюсти: о, как ему хотелось сейчас вцепиться кому-нибудь в глотку. Подчиненные вовсе не собираются оказывать ему какую-либо помощь в принятии решения. Ответственность лежит на нем одном. Он не в состоянии даже попросить указаний у Императора. Запрос будет идти на родину двадцать четыре года, и еще столько же придется ждать ответа. Конечно, силы вторжения могли бы погрузиться в сон и подождать. Но кто возьмется предсказать, что еще к тому времени изобретут обитатели этой холодной планеты?

— Как выяснилось, в данный момент тосевиты ведут несколько междоусобных воин. Разобщенность туземцев может пойти нам на пользу.


«Древняя история… — подумал Атвар. — Империя так давно находится под единым правлением, что никому даже в голову не приходит использовать разобщенность в своих интересах. Однако летописи говорят, что подобное возможно, а истории можно верить».

Кирел склонил голову, показывая, что он хочет говорить. Атвар повернул к нему оба глаза, довольный, что кто-то поможет ему разрешить сомнения.

— Господин адмирал, а действительно ли мы способны одолеть тосевитов? — спросил командир флагманского корабля. — Ведь помимо радио и радаров у них тоже есть самолеты, равно как и бронированные боевые машины. Последние результаты разведки показали это достаточно ясно.

— Но из тех же разведданных вытекает, что их оружие намного уступает аналогичным типам нашего вооружения! — возразил Страха, командир корабля «Двести шестой Император Йоуэр». Среди офицеров флота он был самым старшим по чину после Кирела и все надеялся когда-нибудь перегнать его.

Кирел отлично знал об амбициях Страхи. Он сердито взглянул на своего соперника и возразил:

— Большая часть этого оружия участвует сейчас в боевых действиях, и тосевиты постоянно производят новое. Наши же запасы ограничены тем, что мы везли с собой все эти световые годы.

— А атомное оружие у тосевитов есть? — с издевкой спросил Страха. — Если другие меры не принесут успеха, мы просто-напросто уничтожим их.

— И тем самым понизим ценность планеты для поселенцев, которые двинутся вслед за нами.

— А что бы вы посоветовали? — не унимался Страха. — Вернуться назад, ничего не достигнув?

— Полномочия главнокомандующего флотом это допускают, — упрямо проговорил Кирел.

Он был прав: отмена вторжения находилась в пределах полномочий Атвара. И если он повернет назад, его не ожидает никакого наказания. Никакого официального наказания. Но вместо того чтобы его запомнили потомки как Атвара — Завоевателя Миров (до него за всю долгую историю Расы такого титула удостоились лишь двое), он войдет в историю как Атвар — Космический Трус. У Атвара не было ни малейшего желания удостоиться подобного титула.


Адмирал отвечал за все, но, в сущности, выбора у него не было.

— Пробуждение и подготовка войск проходят удовлетворительно? — спросил Атвар у командиров кораблей.

Чтобы узнать ответ на свой вопрос, ему не требовалось выслушивать их согласное шипение. Всю информацию он получал из компьютерной сети флота и, принимая решение, полагался в основном на нее. Оружие и воины Императора были готовы.

— Мы начинаем, — объявил Атвар.

Командиры кораблей снова одобрительно зашипели.

* * *

— Давай, Джо! — крикнул своему питчеру Сэм Иджер, находившийся слева от него. — Еще разок! Ты же можешь! «Надеюсь, что можешь», — добавил про себя Иджер. На питчерской горке Джо Салливен напружинился и бросил мяч. Когда-то Салливен и с картой не мог отыскать базу. Однако сегодня мяч, описав большую дугу, ударил точно во внешний угол. Судья поднял правую руку. Несколько человек из двух сотен зрителей приветствовали этот бросок.

Салливен произвел второй бросок. Отбивающий игрок, рослый левша по фамилии Кобески, защищавший первую базу, отреагировал поздно и пропустил мяч, неторопливо пролетевший слева от него.

— Опять прозевал, будь все проклято! — выругался он и от досады швырнул свою биту на землю.

Иджер отступил на несколько шагов. Мяч ударил в его перчатку, и другая рука Сэма моментально прикрыла его.

Раздался финальный свисток. Иджер направился в помещение для гостевой команды. Остальные игроки «Дека-тур Коммодорз» двинулись следом.

— Окончательный счет матча «два-четыре» в пользу «Декатур Коммодорз», — объявил диктор в скрипучий, звучащий, как жестянка, микрофон. — Завтра здесь же, на Бриз-Стивенс-Филд, команда «Спрингфилд Брауниз» открывает серию матчей с командой «Блюз». Игра начнется в полдень. Надеемся увидеть вас на ней.

Очутившись в помещении для гостевой команды, Иджер достал из бокового кармана своей фланелевой формы пачку «Кэмела». Он закурил, глубоко затянулся и удовлетворенно выпустил облако дыма.


— Молодец, Джо! — одобрительно сказал он Салливену. — Держи мяч пониже и подальше от такого бугая, как Кобески, и ему вовек не перехватить ни одного удара.

— Ясно. Спасибо, Сэм, — ответил питчер — победитель, обернувшись через плечо. Он снял шапку и отер рукавом пот со лба. Потом начал расстегивать рубашку.

Иджер, глядя на спину Салливена, медленно покачал головой. Мальчишка даже не понял, что произошло; ему случайно удалось сделать все как надо.

«Но парню всего лишь семнадцать», — напомнил себе левый полевой игрок Сэм Иджер.

Большинство в «Декатур Коммодорз» были такими же мальчишками, как Джо, — слишком юными для призыва в армию. В их компании Иджер чувствовал себя настоящим стариком — ему-то уже тридцать пять стукнуло.

Его «шкафчик» для одежды представлял собой вбитый в стену гвоздь. Сэм уселся на низкую скамеечку и начал стаскивать форму

Рядом на другую скамеечку тяжело плюхнулся Бобби Фьоре. Защитник второй базы также был ветераном бейсбола — и соседом Иджера по гостиничному номеру.

— Что-то я старею для таких дел, — поморщился Фьоре.



следующая страница >>