shkolageo.ru 1 2 ... 15 16

Глава11. Крылатые и огнеглазые.



Гермиона Грейнджер, одна из лучших учениц школы волшебства и чародейства "Хогвартс", чистила котёл. Для этого она воспользовалась заклинанием Excuro. Попутно её уши ловили шёпот сидящих позади Рона и Гарри. Оно и понятно, на уроке зельеделия болтать не разрешалось, но ведь они не могли без этого жить.

- Недавно я совершенно случайно узнал, что не мы одни распиваем чаи у Хагрида.

- Рон, ты о чём?!

- Крис Дэйви, - последовал ответ.

- Этот малявка? Что у него общего с Хагридом?

- Ты познакомился с ним в таком же возрасте, забыл? Мало того, вы подружились.

- Ладно, ты прав. Не стоит придавать этому значения, есть кое-что поважнее... Слушай, Рон... как-то я проснулся и увидел, что в окне мелькнули силуэты двух существ. Одно было похоже на сову, другое - на летучую мышь.

- Неужели террастры разгуливают здесь? Быть такого не может!

- Да нет же, я видел её в День самоуправления. Террастры размером с хорошую корову, не считая крыльев, а эта мелочь - вряд ли больше собаки.

- Может, детёныш? С Хагрида станется.

Гермиона резко развернулась:

- О чём вы говорите?! У них не бывает детёнышей!

- Ты подслушивала! - Рон сказал это так, словно был жестоко разочарован.

- Ни в коем случае. Ваша болтовня слышна во всех углах класса.

- Странно, что учитель не заметил.

- Вам не понять такого деликатного волшебника, как профессор Доусон.

- Из-за "Дармстранга" он и деликатный теперь, да?

Она терпеливо вздохнула, после чего посмотрела на Гарри:

- Дайана Фрей рассказывала тебе о... этой твари?

- Да, лишний раз её упоминать не стоит. Мне жутко от одного её названия... а ты откуда знаешь?

- Гарри, даже об этом можно прочитать. Ты зря поругался с Грюмом, он сказал мне, откуда у него "Практическая магия".

- Откуда же?

- Досталась от одного из пленных Пожирателей. Помимо этой книги были и две другие. Одна сейчас украшает библиотеку мракоборцев, вторая - о тёмных существах - лежит у Грозного Глаза. Я прочитала там про террастру. Конечно, это не назвать полной информацией, но там чётко указано на интересный факт: эти твари не рождаются и не умирают, не производят потомства.

- Может, вы потом поболтаете? - любезно осведомился Доусон, который, как оказалось, внимательно слушал их беседу. Гермиона испуганно отвернулась. - Мисс Грэйнджер может разговаривать, она уже давно сделала задание. А вы готовы мне его показать?

Оба уткнулись в свои котлы.

- Ну вот, - проворчал Рон, когда на его правильной розоватой жидкости выросли здоровые зелёные пузыри, - трудишься, пашешь на благо Ордена, строишь умозаключения, ночей не спишь...

Гарри тихо засмеялся, стараясь спрятаться за паром, густо валившим из обоих котлов.

В итоге они передержали зелья на огне и не смогли получить за образовавшуюся слизь больше "Удовлетворительно". Зато Невилл ликовал: у него получилось зелье такой же консистенции, что означало значительный сдвиг вперёд.

- Я не забуду это снотворное, - восхищённо говорил он друзьям, когда все собирали вещи. - Доусон как раз отмечал, что его трудно готовить.

- Молодец, Невилл, - похвалила Гермиона. - Я говорила, что у тебя всё получится.

Тот хотел что-то ответить, но его слова заглушил голос Доусона:

- Мистер Поттер, Вам придётся задержаться по вопросу о Вашем наказании.

Когда класс опустел, Гарри подошёл к учителю.

- Я слышал ваш разговор.

- Мистер Доусон, я... мы...

- И очень прошу тебя сделать всё возможное, чтобы разговоры о террастре были прекращены в корне.

- Объясните, почему! Профессор Грюм тоже запрещает нам говорить о ней.

- И правильно делает. Это существо, основа которого складывается из людских мыслей. Проще говоря, чем больше ты думаешь о нём, тем ближе к нему становишься, тем теснее связываешься с ним, и оно может почувствовать тебя.


- Я не совсем понимаю. Это живые существа?

- Лишь отчасти. Даже в Болгарии, с её огромной базой знаний о тёмных силах нам не рассказывали о террастре без благоговейного страха. Террастры - ментальные паразиты. Они способны заставить жертву умереть от нечеловеческого ужаса... Всё, хватит об этом.

- Меня они очень тревожат, - поделился переживаниями Гарри и рассказал увиденное им ночью.

- Так вот из-за чего ты переживаешь, бедняга! - улыбнулся Доусон. - То-то я смотрю, ты какой-то хмурый с самого утра. Нет, террастры к нам не заглянут, в этом виноваты защитные чары "Хогвартса" и... ещё кое-какие существа. Хагрид хотел вам о них рассказать, и я не смею нарушить его тайну.

- Да, он приглашал нас. У нас как раз не будет прорицания.

- Не радуйся, его перенесли вам на пятницу.

- О, нет!

- Сейчас вам вообще не стоит пропускать занятия. Сходи к Хагриду на урок, и я обещаю, что ты получишь множество хороших эмоций.

- А кто там будет? Тестралы? Я уже их видел. Единороги? Эвисы? Пауки? Мантикора, в конце концов?

- Нет, МакГонагалл запретила показывать ученикам Ами. Я не знаю, что Хагрид будет с ней делать, на неё же не напасёшься драконьей печени!

Учитель поглядел на наручные часы:

- Скоро урок. Сейчас я отпущу тебя, только позволь мне выполнить долг заботливого дядюшки: как твоя учёба? Со всем справляешься, всё понятно?

- Сейчас - да, но, боюсь, к концу года мой ответ изменится.

- Гарри, когда я услышал, что ты хочешь стать мракоборцем, то сразу решил, что помогу тебе в этом благородном стремлении. Я на себе испытал, каково это, когда тебя осуждают за избранный путь, и ты должен делать всё сам. От этого всё моё своеволие... Ладно, иди, а то опоздаешь. Заходи в гости.

У дверей в класс медленно описывал окружности Кроваый Барон.

- Вы закончили? - вежливо спросил он после приветствия и горько посмотрел в спину уже удаляющегося ученика.


"Бедный мальчик, - привидение поняло по-своему. - Этот негодный Пивз совсем замучил его. Ну, он у меня получит!"

Если бы бедный полтергейст знал, то успел бы спасись от гнева его светлости где-нибудь в туалете, но проказник в это самое время, себе на погибель, дразнил Гарри Потера.

- Слушай, Горшок! - в экстазе визжал он, танцуя в воздушном пространстве коридора. - Я тут советовался со своим знакомым, но мы оба не могли понять, какая же ты посуда. На цветочный не похож... Ха, разве что на ночной! А может в тебе хранят отходы? Тогда тебе место в туалете, только Плакса Миртл не возьмёт тебя к себе. Так что проще будет нарисовать тебе глаза и насадить на пугало! Горшок ходит в школу, Горшок...

- Пивз!!!

- ...Ва-ваше... сиятельство...

Гарри припустил бегом. Он не хотел видеть очередную разборку, благо от визга удиравшего в другую сторону полтергейста закладывало уши и мелко дрожали камни стен.

В гостиной мальчишки-третьекурсники устроили крысиные бега. Оборудовали три дорожки и теперь кидали жребий, пытаясь определить своих соперников. Болельщиками стали почти все гриффиндорцы. В соревновании участвовали девять зверьков - все крысы "Гриффиндора". Видно было, что хозяева крыс постарались найти себе поддержку до соревнований: каждый из болельщиков повязал себе шарф одного из девяти цветов, а некоторые даже держали плакаты.

Гарри хотел пройти в спальню, но не смог по той простой причине, что у её лестниц как раз располагался финиш. Волей-неволей пришлось смотреть.

- А где Гермиона? - спросил он у Джинни, приткнувшись к толпе.

- Она успела уйти наверх до начала. Я уже поставила два натта на Сероуха Тома Локвуда. Если повезёт, получу вчетверо.

К ним пробрался Рон.

- Это конечно не квиддич, но... Жаль, что у меня уже нет Коросты.

- Ты тоже был в их тотализаторе? - догадался Гарри. - И кто заведует всем этим?


- Симус Финниган. У меня такое ощущение, что они с Дином решили заменить Джорджа и Фреда.

- И весьма успешно, - проворчала Джинни. - Только заступили на новую должность, как поставили на уши всю школу. Хорошо хоть не додумались до чего-нибудь более серьёзного!

- Ничего, скоро станут настоящими профессионалами, - мрачно изрёк Гарри, раздвинул учеников и вышел в коридор. Крысы его совершенно не волновали.

Кто-то тихонько окликнул его:

- Мистер Поттер!

Гарри завертел головой по сторонам и наткнулся на внимательный взгляд Полной Дамы.

- Мистер Поттер. Вас очень хотели видеть. Он просил передать, что встретится с Вами у Выручай-комнаты.

- Простите, он - это кто?

- Ох, Вы не знаете?.. Ваш знакомый домовик.

- Это Добби! Спасибо.

- Молодой человек! - прокричала Дама вдогонку. - Нельзя же так скакать! Это порядочная школа. Соблаговолите пройти все ступеньки!..

"Он бы не стал предавать через портрет, если бы это было сверхсрочно. С другой стороны, медлить тоже нельзя: если Добби решился поговорить с Полной Дамой, значит, дело не терпит отлагательств".

Домовик уже сидел на месте и нервно дёргал себя за ухо.

- Добрый день, сэр.

- Добби, скажи мне сразу: что-нибудь случилось?

- О да! Бедная Винки, она...

- Что с ней?

- Она исчезла, сэр! - почти проскулил домовик. - А ведь ещё Альбус Дамблдор просил Добби - представляете, просил, как друга! - заботиться о Винки! И я не исполнил его просьбу. Добби - самое неблагодарное существо на свете!

- Ох! - только и смог сказать Гарри. Он помолчал и задал вполне логичный вопрос: - Директриса в курсе?

- Я ни слова не говорил госпоже МакГонагалл! Ой, что будет, когда она узнает! - застонал Добби, прикрыл глаза ладонями и начал раскачиваться из стороны в сторону, тряся ушами, торчащими из-под зелёной вязаной шапки.


- Подожди паниковать, - строго остановил Гарри. - У меня уже кружится голова. Давай всё по порядку: Винки исчезла сегодня?

- Да, сэр, - тихонько всхлипывая, отвечал домовик. Видно, внешнее спокойствие собеседника помогло и ему справиться с собой.

- Что она делала в последний раз, когда ты её видел?

- Добби... точно не помнит... Кажется, она, как обычно, пила сливочное пиво... Сэр, Вы не подумайте, мы стараемся спрятать его от Винки, но она всегда его находит!.. Так вот, она напилась, завалилась спать и так ужасно храпела... Дальше... не помню, мы готовили обед и на время отвлеклись, а когда спохватились... Раньше она никогда не выходила из замка!

- Она ведь могла уйти навсегда, - задумчиво заметил Гарри. - Я понимаю, этот замок был для неё чем-то вроде... тюрьмы. Дамблдор, кажется, не удерживал её, то есть она могла просто сбежать и не стала бы наказывать себя. Раз Винки решила уйти именно сейчас, значит, у неё появилась какая-то цель.

- Она не привыкла к улице! - почти завопил бедный Добби, отчаянно растирая слёзы на глазах. - Сэр Альбус Дамблдор говорил, что за Винки нужен уход, а в Лесу её поймает кто угодно! Она уже не понимает, что делает! Там же холодно, а на ней даже нет носков! А может... от пива у Винки помутился разум, но она совсем не хотела уходить...

Домовик сорвал с головы шапку и тихонько завыл в неё.

- Добби! Не распускайся! Мы скажем об этом директрисе, и она всё уладит.

- Спасибо, Гарри Поттер, сэр, - неуверенно промямлил домовик, но его глаза уже были готовы засиять.

- Сейчас ты отправишься к МакГонагалл и расскажешь всё по порядку. И перестань так трястись за Винки! Она ушла на улицу, но у неё есть магия. Раз она в состоянии идти, то сможет и защититься.

- Добби так благодарен Вам, сэр... - прошептал домовик, смахивая последнюю слезу. Внезапно он навострил уши, повёл носом и глазами и, помахав рукой Гарри, исчез.


Тот не сразу понял, в чём дело, но скоро стали слышны чьи-то быстрые шаги.

- Мистер Поттер?

Опять Уокер! И чего ему не сидится с остальными?

- Мне сказали предупредить Вас насчёт завтра. Вы в курсе, что прорицание переносится на пятницу?

- Да, спасибо.

- Позвольте узнать, - взгляд аврора стал цепким и пронзительным, - для какой цели Вы стоите у этого гобелена?

- Я... - начал Гарри, потом махнул на всё рукой и скороговоркой ляпнул: - Здесь находится потайная комната, и я боюсь, что Пожиратели когда-нибудь полезут отсюда, и стою на часах.

Выдав эту чушь, ученик дерзко посмотрел на мракоборца.

- По-моему, это необоснованные страхи, - усмехнувшись, сказал Уокер. - Пока наши отряды в "Хогвартсе", приспешники Неназываемого не посмеют сунуться сюда.

Гарри показалось, что в глазах мракоборца затаился хорошо спрятанный гнев, поэтому он не стал возражать. Да, отговорка была глупая, но Уокер тоже должен был понять, что кое-кого очень раздражает постоянная слежка "а-ля Министерство". И потом, кто-кто, а Пожиратели Смерти точно не оставят школу в покое. Да, не все из них на свободе, но, если им удастся вырваться, слуги Волдеморта будут мстить. Они такие странные! Один из них, вместо того, чтобы встретить Рождество с семьёй, спит на нарах и ест всякую дрянь, которая явно не похожа на нормальную пищу. Другой - сидит где-то со своим Лордом, ежеминутно трясётся от страха и пытается узнать, с какой ноги сегодня встал господин Волдеморт. И таких ведь много, кто-то глуп, кто-то слеп, а кто-то просто предатель, не желающий умирать или жаждущий славы, власти, долголетия. У них будет один конец: когда-нибудь они станут просто неугодны Тёмному Лорду... Но Малфой... Его же хотят отравить! Он и так пожизненно осуждён, а Волдеморт решил казнить впавшего в немилосердие слугу через отравление!

- Мистер Уокер! Могу ли я видеть профессора МакГонагалл?


- Я думаю, сегодня не сможете. По ряду причин Ваш визит не принесёт ей радости, напротив, только усилит головную боль.

- Она заболела?

- Да, можно сказать и так.

- Но это срочно!

- Потерпите до завтра?

- Придётся... А сейчас позвольте мне вернуться в свою башню: очень хочется спать.

На следующий день на первом уроке МакГонагалл была, как всегда, спокойна и собрана. Только едва заметные тени под глазами указывали на проведённую ею бессонную ночь. К счастью для неё, трансфигурация не была поводом для беспокойства: ученики успешно овладевали Хамелеоновыми чарами, и даже Невилл смог сделать Гермиону вполовину более прозрачной, чем та была.

- Чего-то не хватает, - поделился Рон с Гарри. - Не могу понять, чего именно. Знаешь, о чём я?

- Что ты имеешь в виду?

- Я недавно заметил, как подозрительно тихо в подземельях. Словно с Малфоем ушли все развлечения слизеринцев.

- Ты прав. Иногда я вспоминаю этих троих, - притворно-тоскливым голосом затянул Гарри. - Как же мне их не хватает! Ну на ком ещё отрабатывать столь серьёзные заклятия?

- А программа всё сложнее и сложнее, - плачуще поддержал друг, с трудом сдерживая смех. - И кто же теперь подставит своё плечо под палочку в трудную минуту?!.

- Вы не можете потише? - небрежно бросила Гермиона, обернувшись. - Я пытаюсь вникнуть в групповое наложение Хамелеоновых чар!

МакГонагалл же ничего не сказала, только обратила к ученикам уставшее лицо. Взгляда было достаточно, чтобы угомонить обоих.

- Я должен с ней поговорить, - упрямо сказал Гарри, уставившись на край доски.

- Мой тебе совет, - степенно изрёк Рон, - в этом деле никогда не находи посредника. Действуй сам. Этот Уокер, по-моему, неправильно понял директрису. Ведь у тебя серьёзный вопрос.

- Он кое в чём прав, - печально возразил Гарри, посадив кляксу на стол. - Мы думаем только о том, что важно для нас. А ведь какая, впрочем, разница, отравится Люциус Малфой или сгниёт в Азкабане?


- Ну уж нет! Обещай мне, что ты сегодня же поговоришь с МакГонагалл.

Гермиона не пошла на урок Хагрида, Невилл тоже, и оба объясняли это тем, что должны учить уроки! Гарри был возмущён: они и так нечасто ходят на урок по уходу за магическими существами. Так получилось, что собрались идти трое: он сам, Рон и Дин Томас. Симус сослался на проблемы с крысиным тотализатором и припустил в сторону гриффиндорской гостиной. Когда Гарри оказался там же, где и Финниган, тот вовсю спорил с кучкой мальчишек помладше, и можно было по жестам разобраться, что речь шла о крысах. Оставив сумки в школе, добровольцы отправились на улицу.

У домика Хагрида уже толклись пятикурсники, рейвенкловцы и слизеринцы, а это означало непрерывно возникающие остроты и не слишком гуманные шутки. Рон уже почти убедил Гарри и Дина принять сторону первых, как дверь, на которую все поглядывали с плохо скрываемым нетерпением, наконец-то отворилась.

- Здравствуйте все, кто сегодня пришёл сюда! - Хагрид говорил, почти не напрягая голоса, и всё равно звучность и мягкость его слов перекрыла слабые и беспорядочные дребезжания дразнилок.

Дин отвесил подзатыльник одному из слизеринцев, невозмутимо и невинно выдержал его взгляд. Тот, кому досталось испытать на себе нелёгкую руку Томаса, внимательно огляделся, обмозговывая случившееся, но ничего не понял и двинул по шее сзади стоявшему рэйвенкловцу, за что получил от Рона и сразу же расхотел мстить.

- Тише! Сегодня у нас очень интересный и необычный урок. Те, кто пришёл сюда, не пожалеют об этом.

- Как расписывает! - шепнул Рон. - Интересно, всё же, будут ли это существа вроде милых соплохвостиков?

- Сейчас, - продолжал тем временем учитель, - мы пойдём в лес. Возьмём для них яблоки, - он указал на огромное ведро, прикрытое чистой белой тканью. - Все за мной.

Солнце на минуту выглянуло из-за облаков, и ветви деревьев разрезали его лучи на тонкие золотистые полоски. Погода была на удивление безветренной, а в воздухе больше не появлялся пар от дыхания.


- Осторожнее, - временами предупреждал Хагрид, - тут коряга. А всё недавняя буря виновата: столько деревьев попортила!

Через его "коряги" ученикам было не пролезть, и приходилось искать обходную тропинку. Сам Хагрид шёл слегка вразвалку, нагруженный невероятно большим ведром и серым мешком, в котором при каждом шаге звякало что-то металлическое.

Высмотрев удобную полянку, учитель объявил остановку и сгрузил свою ношу прямо на землю. Потом слегка ослабил шарф на шее и вытянул из-за пазухи маленький блестящий предмет, оказавшийся длинным свистком на тонкой верёвке.

- Сейчас мы позовём их, иначе они не придут.

Едва слышный нежный звук пронёсся над поляной, и ученики тут же завертели головами.

Существа не заставили себя долго ждать. Это были эвисы. Белоснежные, золотисто-оранжевые или серебристо-серые, с широкими сильными крыльями, они казались видениями из далёкой доброй сказки. Они были очень любопытны: начали осматривать людей с нескрываемым интересом, а люди удивлялись красоте волшебных животных. Все глаза эвисов были похожи на частички огня: в них мерцали языки пламени, из-за которого зрачков почти не было видно.

Один из белых уверенно подошёл к ведру, снял зубами тряпку и положил учителю на плечо. Потом задел крылом за ведро, внимательно глядя на Хагрида.

- Салли, обожди! - ласково остановил тот. - Ты здесь не один, и тебе достанется.

Это было очень странно. Обычно любовью Хагрида были драконы, таким голосом он разговаривал с соплохвостами, мантикорами и прочими существами сомнительной привлекательности. К единорогам, например, учитель относился подчёркнуто спокойно. Может, у него просто хорошее настроение? Такие мысли запросились Гарри в голову при виде этой сцены. С другой стороны, очарование эвисов нельзя было не признать, и из пятикурсников многие были в восторге.

- Ребята, знакомьтесь, это эвисы, новые обитатели Запретного Леса! - провозгласил Хагрид, похлопывая белого по шее. - Это Саллюстий, их предводитель... Салли, что ты делаешь?


Эвис легко подхватил зубами ведро и поднёс одному из рыжих собратьев, скромно стоящему в сторонке.

- Салли, ты чего это? А другие?

Но другие почтительно молчали, слегка шевеля крыльями.

- Это его подружка! - вдруг вякнул один из слизеринцев.

- Нет, - уверенно возразил Хагрид. - Я бы знал. Саллюстий, ты что-то скрываешь от меня?

Эвис недовольно фыркнул и вернулся к лицезрению рыжей кобылы, поедающей яблоки.

- А-а, точно! - заулыбался вдруг учитель. - Жерёбая она, а у эвисов даже вожаки уважают таких. Поздравляю вас! Жеребята эвисов - большая редкость, а у нас один уже будет!

- Хагрид очарован лошадьми? - недоумённо спросил Рон: кажется, на него животные не произвели особого впечатления. Гарри пожал плечами.

К чести рыжей эвисы, съела она совсем немного, и толко после этого к ведру подошли остальные. Саллюстию ничего не досталось.

- Я знал, благородная душа... - нежно басил Хагрид, доставая из кармана хлеб и объёмистую морковь. - Угощайся. Да, ребята: с рук их лучше не кормить, а то каждый эвис выберет себе по ученику и будет потом за ним ходить. Во всём виновата одна легенда...

- Ну пожалуйста! Позвольте покормить их! - заговорила половина пятикурсников, а эвисы, казалось, стали прислушиваться к беседе людей.

- Я даже не знаю... Наверное, без этого никак. Нам с ними предстоит ещё одно дело... Ладно, подходите ко мне. Я чувствовал, что так и будет!

Учитель раздал желающим хлеб.

- Будьте ласковы и проявляйте к ним уважение. Больше ничего и не надо.

Уже спустя пару минут животные были "разобраны", хотя трудно было сказать, кто кого всё-таки разобрал. Дину Томасу "досталась" уже знакомая всем рыжая кобыла, и он очень этим гордился. Выбор происходил весьма необычно: ученик подходил к эвису, тот смотрел ему в глаза, после чего мог уйти или остаться. "Свои" эвисы находились и сами собой, и случалось такое, что человек искал, кого покормить, а на его плечо уже ложилась бархатистая морда. Гарри было просто приятно наблюдать за этим, и вскоре обнаружилось, что ему некого кормить. Хлеб уже нагрелся в ладонях семикурсника, но ни один эвис не подошёл к нему. Среди животных наблюдалась схожая картина: несколько эвисов убежало в лес, сопровождаемые задумчивым взглядом Хагрида. Учитель уже заметил, что Гарри расстроен отсутствием своего животного, и поманил его к себе:


- Не вешай нос. Знаешь, существует такая легенда, в которой сказано, что у каждого человека на земле есть свой эвис. Старинное болгарское предание гласит, что встретить своего эвиса порой труднее, чем найти настоящую любовь, но нашедший такового будет невероятно счастлив и осчастливит своего нового друга. Не знаю, правда это или нет, но они, эвисы, свято верят в свою легенду. Сегодня немногие обрели друг друга, уж поверь мне, просто некоторые из них лгут себе и играют в счастье... Ну а ты не грусти. Вон, покорми-ка лучше Салли... Саллюстий, иди сюда!

Гарри поглядел на обоих, и в его голове появилась некая мысль, которая объясняла всё.

- Хагрид, а Салли - твой эвис? - не удержался он от вопроса.

- Ну вроде того... А я - его человек... Вот уж не ожидал раньше...

- Но ведь ты не говорил, что любишь лошадей.

- И сейчас не говорю. Сравнивать эвиса и лошадь - всё равно, что поставить на одну доску луну и солнце.

- Эвисы намного лучше, да?

- Скажем так, каждая тварь играет свою роль на этой земле. Но всё-таки Салли... Особый случай, да.

- Значит, легенда говорит правду?

- В каждой легенде есть доля истины.

Белый эвис обнюхивал Гарри, обдавая его щёки тёплыми и мягкими ударами воздуха.

- Салли, стой смирно! - строго сказал Хагрид. - Сейчас Гарри будет тебя стричь.

Эвис напрягся.

- Я не ослышался?

- Нет-нет. Шерсть и грива таких, как Салли, используется в приготовлении снадобий, и профессор Доусон будет очень рад получить её. Тем более, что волосы из гривы и хвоста эвисов потребуются для вашего будущего урока.

Гарри посмотрел на длинную роскошную гриву Саллюстия:

- Я должен это состричь? А если она не вырастет? Я изуродую такую красоту!

- Всё нормально, она растёт очень быстро... Ребята, сейчас мы будем стричь эвисов!

Вскоре воздух наполнился звонким щёлканьем ножниц, а маленькие мешочки, которые взял с собой Хагрид - мягкими блестящими волосками.


Салли, в отличие от многих других его собратьев, был недоволен процессом стрижки, и, похоже, только присутствие Хагрида успокаивало его. Пока Гарри орудовал ножницами, учитель рассказывал ему о лошадях-птицах:

- Они ненавидят безволие, ложь, предательство. Не хуже тестралов ориентируются в пространстве. Есть у них один недостаток, который очень мешает их общению с людьми: они вечно чем-то заняты, не любят праздность. И, кроме того, эти ребята всерьёз верят в свою легенду. К нам они согласились переместиться только потому, что мы сказали, сколько в "Хогвартсе" замечательных детей. А их чисто биологический недостаток - водобоязнь. Помнишь Дедала и Икара? У эвисов сравнительно небольшие крылья и много перьев на них. Представь, что будет при намокании: бедняги просто не смогут взлететь, а ведь воздух - их стихия, там они спасаются от опасности. Да, они могут и искупаться, но это несколько другое... Самый обычный цвет эвиса - белый или нежно-серый с серебринками. Рыженькие встречаются реже, и у этих глаза потемнее. И совсем редко встречаются серебристо-вороные. Их глаза ярко-голубого цвета, и, разумеется, такого цвета огонь в их глазах. Вороные считаются вроде как белыми воронами и обычно не живут долго. Пятнистые - тоже редкие гости, даже у себя на родине, в Болгарии, и их пятна считаются недостатком вида. Почему, я и сам не знаю.

Оставшиеся несколько прядей Гарри достриг в полной тишине, а когда он убирал их в мешочек, Хагрид осторожно сказал:

- Вы бы пришли ко мне вечерком, а?

- Я не знаю, как это лучше сделать. Всё равно мантия-невидимка не вместила бы всех нас.

- Ну, это не беда. Мистер Доусон рассказывал мне, что вы проходите Хамелеоновы чары.

- Ах да! Но мы... не все мы пробовали их друг на друге.

- Понимаю. Но я думаю, если что, Гермиона вам поможет.

- Ладно решено, мы придём вчетвером, с Джинни.

- Я жду вас после ужина, потом мне надо сходить на собрание учителей... Всё, пойдём! Скоро прозвенит звонок. Гладьте своих эвисов и отпускайте их. Жаль, - тихо поделился он с Гарри, - что они не знают, какой обузой иногда может быть такой "домашний питомец", а ведь они привязываются навсегда. А живут эвисы очень долго. И тоскуют по умершим друзьям, поэтому сами почти никогда не умирают своей смертью...


Он внимательно посмотрел на Салли и привлёк его к себе за чёлку.

- Сейчас ты отправишься... сам знаешь куда. Задание Ордена. Оттуда ты принесёшь пакет. Это очень важное дело. Ты в состоянии лететь прямо сейчас?

Эвис кивнул.

- Тогда вперёд! Доставишь - сразу иди ко мне, - Хагрид хлопнул Саллюстия по спине за крыльями, тот разбежался и сильно оттолкнулся от земли, взлетев, точно отпущенная пружина. В траве, на месте, где только что были его ноги, заблестели маленькие точечки. Виртуозно лавируя между деревьями, эвис вырвался, наконец, в открытое пространство и стал быстро уменьшаться в размерах.

Только Гарри слышал, что Хагрид говорил эвису. Остальные уже завязывали мешочки с шерстью волшебных животных, готовые идти на перемену.

Учитель пристально посмотрел на Гарри:

- Сходи и подними то, что оставил Салли. Видишь, блестит на земле?

Тот выполнил поручение, и в руке у него заискрились маленькие прозрачные округлые камешки.

- Бриллиант, - довольно объяснил Хагрид. - Такие штуки у них бывают редко, разве что они спешат куда-то, вот иногда и приходится их специально торопить. Но об этом не должны знать младшие. Слышите, Рон, Дин? Я уж вам всем рассказал по секрету. Эти камешки всегда не больше вишни размером, но представляют очень большую ценность. Профессор Доусон будет вне себя от радости.

Дин всю доргу не мог расстаться с рыжей лошадью-птицей, но зато Рон признался Гарри, что не нашёл никакого эвиса.

- Как же так? Я видел, как ты кормишь его!

- Он оказался любителем лёгкой наживы, - мрачно сказал Рон, - с удовольствием ел хлеб, но не пожелал стричься.

Эвисы проводили людей до того места, где кончался Запретный Лес.

- Дальше им не велено, - пояснил Хагрид. - Мало ли кто тут шатается, а они хорошо прячутся между деревьев.

Домашним заданием для пятикурсников было сочинение про эвисов и, прежде всего, о разборе черт их характера.


- Так велела профессор МакГонагалл, - сказал старшим учитель. - Она говорила, что надо знать, чем они живут, тогда с ними можно будет по-доброму... Кстати, урок был интересным?

- Хагрид, урок замечательный! - искренне сказал Гарри. - Детям было полезно размяться на свежем воздухе, поглядеть на красивых животных, а, кроме того, ты ведь говорил им, что эвисы очень полезны. Мне очень понравилось, а тебе, Рон?

- Да, да, - рассеянно согласился тот. - Очень интересно. Лошади красивые.

- Это было бесподобно! - со своей стороны подал голос Дин.

- Вишь, сколько радости в глазах, - ухмыльнулся Хагрид. - А всё из-за встречи этой. Я тоже сначала будто пьяный был. Умеют они, бестии, понравиться... Не люблю я лошадей, Гарри, но эвис этот в сердце мне врезался. Ложь не терпит по-страшному, благородный, очень многое понимает. Ревностно служит Ордену, не хуже Грозного Глаза Грюма... Ну вот, мы и пришли. Давайте я уж пойду, меня ждёт Клык. Совсем он заболел, бедняга, да прошлогодний стресс сказывается. Всё дома сидит, скучает. А вас четверых, Гарри я жду сегодня на чай. Как раз и пирог испеку.

В гостиной "Гриффиндора" было пустынно. В одном из кресел Гермиона читала книгу, усердно перебарывая сон, в другом развалился сытый, а потому добрый, Живоглот. На подлокотнике кресла с котом сидела Хедвига. Гарри, Рон и Дин ввалились в этол сонное царство с громкими весёлыми возгласами, принеся с собой свежесть уличного холода.

Гермиона быстро подняла глаза:

- Что вы проходили? Я пропустила что-нибудь важное?

- Эвисы, - одновременно заявили все трое.

- Что?! - она мгновенно вскочила с кресла. - Я пропустила эвисов?

- Не переживай, - попытался утешить Рон. - Это были всего лишь крылатые лошади.

- Всего лишь?! О, Рон, тебя спасает твоё невежество, на моём месте ты просто сошёл бы с ума!.. Скажи мне, Гарри, ты часто бывал в Запретном Лесу. Видел ли ты в этом году хотя бы одного единорога?


- Нет. Правда, куда они подевались?

- Вот именно, подевались. Магия эвисов подавляет их, они - взаимоисключающие виды. Когда ещё нам представится случай изучить эвисов?.. Сейчас... я схожу в библиотеку и найду доказательство того, что эвисы не заслуживают пренебрежительного отношения!

- Не забудь о Хагриде, - напомнил Рон.

- Зайдёте за мной, ладно? Я буду в библиотеке.

- Ох эта Герми! - тихо заключил Рон, когда девушка ушла. - Скоро переберёт все книжки мира. Мы ведь и так можем рассказать о... Гарри?

Воспользовавшись уходом Дина и разговором друзей, Гарри подошёл к Хедвиге. В ответ на ласку сова легонько ущипнула хозяина за палец и двинула ногой с письмом.

Судя по отправителю - а им оказалась Дайана Фрей - выходило, что совиной почтой воспользовались для доставки письма с факультета на факультет, что было очень непривычно для адресата.

"Здравствуй, Гарри, - было написано круглым мелким почерком, - ты один можешь мне помочь. Своим я наплела всякую чушь, так что всё, как просил профессор Грюм, но я больше не могу об этом молчать. Мне обязательно нужно встретиться с тобой и поговорить. Подумай, когда ты сможешь. Я не тороплю тебя, понимаю, что последний курс - это серьёзно. Ответ пошли с твоей замечательной совой. Она оказалась такой дружелюбной! Всё, не смею задеживать. Удачи во всём! Дайана Фрей".

- "Замечательной совой", - процитировал Гарри. - Хедвига, что ты на это скажешь? Значит, она кормила тебя печеньем, да?

Сова издала нежный звук, похожий на урчание и прижалась к хозяину.

- Ладно, можешь отдыхать, - отпустил он её, поперебирав перья на белоснежной спине. - Я и сам не знаю ещё, как ответить Дайане.

- Встреться с ней да поговори, - посоветовал Рон, - незачем вам играть в молчанку.

- Но раз она не хочет... - начал Гарри и осёкся, поглядев на часы. Рон понял его мысль.

- Через час у нас ужин, а мы ещё не сходили к Хагриду! Я бегу за Гермионой.


Прошло полчаса, а Рон не вернулся. Уже и Джинни спустилась в гостиную, а этих двоих всё не было.

- Ну где же они? - ворчал Гарри, наматывая круги вдоль кресел и сжимая пальцами палочку. - Что можно так долго делать в библиотеке?

Наконец, они появились, запыхавшиеся и, кажется, оба не в духе.

- Опять началось, - шепнула Джинни. Хорошо, что Рон с Гермионой этого не слышали.

Герми, словно мясник топором, яростно заорудовала палочкой, и четверо невидимок, стараясь не шуметь, покинули замок.

Хагрид ждал их. По всей комнате носился аромат свежезаваренного чая, и всё это, включая ласковое пламя камина, предвещало спокойный, тихий вечер. Хозяин дома вспомнил мадам Максим.

- Ах, Олимпия... - говорил он, гладя большим пальцем кружку. - Жаль, что она далеко. Она так любит уют... А сейчас мы оба заняты, и не можем увидеться. Она приглашала меня на Рождество в "Шармбатон"... Олимпия хорошо относилась к Граупу, даже тогда, когда он был ещё большим шалуном. А сейчас он такой воспитанный мальчик, что она не поверит собственным глазам...

Хагрид задумался о чём-то, глядя увлажнёнными глазами на огонь. Гермиона прервала молчание:

- Хагрид, расскажи нам об эвисах! Я так жалею, что не ходила на урок!

Гарри услышал всё то, что говорилось на сегодняшнем занятии, к этому добавилась трогательная легенда о поиске эвисом человека.

- Вы помните кентавров? - завершил Хагрид. - Насколько они не доверяют нам, настолько эвисы ищут. На самом же деле такая искренняя дружба между конкретными существами бывает редко. Вот Дину Томасу точно повезло.

- И тебе ведь тоже, - вмешался Рон.

- Да, повезло... - как эхо, откликнулся учитель.

Внезапно над землёй пронёсся грохот и треск. Клык, гревшийся у камина, завыл.

Хагрид быстро встал, с шумом отдвинул стул. Вгляделся в окно, но ничего не увидел, тогда он снял со стены арбалет, накинув на себя полушубок, и направился к двери, на ходу бросив:


- Это в Лесу. Ждите меня здесь.

- Хагрид...

- Эй, вы, четверо!..

- Но Хагрид...

- Ладно! - почти прорычал учитель. - Идти за мной и никуда не лезть!

Клык тоже хотел состовить компанию, ведь он был весьма любопытен, но хозяин не позволил.

Уже стемнело. Встревоженные люди оставляли за собой ярды деревьев и кустарников, ежеминутно путаясь в поваленных стволах деревьев и сухой траве.

Шум не прекращался. Слышались странные пронзительные звуки и треск, как будто кто-то ломал деревья. Земля еле заметно дрожала.

- Вскоре между деревьями мелькнуло что-то ослепительно белое, светящееся в темноте.

- Саллюстий! - выдохнул Хагрид, буквально влетая на маленькую полянку.

Ученики, следовавшие за ним, ещё не успели ни в чём разобраться, как он рванул обратно, чуть не натолкнувшись на шедшего первым Рона.

- Что случилось?

- Там... они дерутся... - непонятно объяснил учитель, жадно вдыхая воздух. Несмотря на взволнованный голос вид у его обладателя не был встревоженным: - Не ходите туда.

- Кто они? - переспросила, приглядевшись, Гермиона.

- Салли и Кронос.

- Но я вижу только эвиса. Он красивый. Только почему он так странно прыгает?

В этот момент блестевшимй через деревья силуэт лошади-птицы сшиб крупом молодой тополь.

- Это тестрал! - понял Гарри, заметив, как чёрное крыло страшным ударом свалило Саллюстия.

- Да, Кронос - вожак тестралов... Гарри, ты куда? Нельзя вмешиваться! Это дело их чести!

- Но Хагрид... - Рон всмотрелся в происходящее. - Их там много! И они смотрят на поединок. Может, и нам подойти?

- Ладно, что с вами делать... Только не выходите на поляну!

Зрелище слегка напоминало поединок гладиаторов.

Две лошади, белая и чёрная, били друг друга копытами и крыльями, рвали зубами. Издалека их драка была похожа на причудливый, грациозный танец: во время поединка они подлетали на фут над землёй, потом снова опускались. Вблизи же всё это походило на бойню: бока "дуэлянтов" были расцвечены алым, что особенно чётко выделялось на белом эвисе.


- Они же убьют друг друга! - не выдержала Джинни.

- Давайте остановим их! - поддержал Гарри, доставая палочку.

Ещё одно дерево было сломано горячим Саллюстием, и в этот же момент эвис упал от сильного толчка в грудь, произведённого крепким, напористым тестралом.

Хагрид бросился на Кроноса, он был так разъярён, что стаи тестралов и эвисов попятились

И в этот момент взгляды Кроноса и Гарри встретились. Человеку почудилось, что в глазах чёрного коня блеснуло красное пламя.

Расправив крылья и отбросив Хагрида, словно пушинку, забыв о завалившемся на бок противнике, тестрал рванул с места в галоп. Казалось, ещё миг - и он просто собьёт Гарри, и тогда... Тот похолодел, и даже палочка в руках уже не казалась ему оружием.

Внезапно Кронос резко бросился в сторону и, загнув шею, со всего размаху упал на истоптанную копытами мокрую землю.

Над повергнутым противником возвышался Саллюстий, и слабый свет, исходивший от него, превратился в яркое сияние. Стали заметны серебристые волоски в его гриве.

Хагрид уже встал на ноги и теперь выглядывал из-за ближайшего дерева:

- Гарри, быстрей ко мне!

Названный по имени поспешил спрятаться за деревьями.

Тем временем Кронос попытался встать на ноги, но был вновь брошен на землю. При этом Саллюстий даже не пошевелился, чёрного коня отшвырнула какая-то сила, подобная движению воздуха при урагане.

Остальные тестралы зарычали, плотнее смыкая круг. Они стояли между деревьями, поэтому люди не могли видеть, что произошло дальше. Крик эвиса, похожий на отчаянное высокое ржание, пронзил воздух, свет на мгновение стал нестерпимым и... пропал совсем. Наступила такая тишина, что стало слышно, как лёгкий ветер пробегает по верхушкам самых высоких деревьев.

- Всё кончено, - прошептал Хагрид. Он держался за дубок, у которого стоял и, казалось, готов был заплакать.

Круг тестралов распался, и стал виден лежащий на боку мёртвый Кронос с дико выпученными глазами. Рядом с тестралом опустился на землю Салли, зализывающий сильно пораненную ногу. Хагрид просветлел лицом и бросился к эвису.

- Саллюстий, ты можешь подняться? - спросил он, осторожно оглаживая животное.

Эвис тяжело вздохнул и рывком встал на ноги. Потом резко повернул голову к тестралам и заржал. Половина чёрных коней, разбредавшихся восвояси, припустила бегом.

- Мы полечим тебя, - сказал Хагрид, осматривая раны на боках эвиса. - Пойдём с нами.

Лошади-птицы из племени Саллюстия ещё немного постояли, провожая людей взглядами, и тоже покинули место сражения.

- А что будет с Кроносом? - спросил Гарри. - Он останется гнить, или тестралы сожрут его?

- Они своих не едят, - откликнулся Хагрид. - Это одна из загадок волшебного мира. Эвисы уходят умирать далеко в пустынные и безлюдные места, а тестралы непостижимым образом исчезают. Поэтому оставим Кроноса. Завтра утром его уже не будет.

- О нет, мы пропустили ужин! - проворчал Рон.

- И нас наверняка потеряют, - недовольно добавила Джинни.

- Насчёт ужина не волнуйтесь. Я как раз сделаю жаркое, - успокоил учитель, поглаживая морду Саллюстия, покоившуюся у него на руке. Ученики переглянулись.

- А что мы скажем МакГонагалл? - расстроился Гарри. - Она скоро вообще перестанет мне доверять.

- Скажем, что Гермиона хотела узнать про эвисов, - хитро улыбнулся Хагрид, - вы вызвались проводить её, а я не смог вам отказать. Согласитесь, вы сходили не зря.

- Хагрид, - осторожно начала Гермиона, - можно я поглажу эвиса?

- Ну конечно, какой разговор! Только сейчас он ранен, а я могу доверить тебе промывку его ран, идёт?

- Спасибо, - сказала она, очарованно оглядывая Салли. - Он такой... Светлый.

- Да, естественно! - услышал Гарри со стороны Рона. - Всё у них там, в Болгарии, светлое!


- Рон, перестань, - мягко проговорил он на это, - Салли и правда такой. И дело тут не в Болгарии...

- Стой спокойно, баловник! - строго проговорил Хагрид, когда эвис сунул морду в ведро с тёплой водой. Учитель оторвал порядочный кусок от старой тряпки, окунул в ведёрко и провёл по одной из ран. Саллюстий вздрогнул, но остался стоять.

Эвис в маленьком домике не поместился, поэтому пришлось лечить его на улице. Гермиона смывала кровь с другой стороны, Гарри держал объёмистую флягу с целебной мазью, Джинни брала оттуда густое снадобье, осторожно втирая в кожу раненого, а Рон маялся от безделья.

Немного поодаль, на привязи - как предписывалось инструкцией - гулял Клювокрыл, поглядывая на эвиса с заметной ревностью.

Саллюстий, ранее подозрительно относившийся к Гарри, вдруг отчего-то стал класть свою голову ему на плечо.

- Как же мне это не нравится, - приговаривал учитель по уходу за магическими существами.

- Что тебе не нравится, Хагрид?

- Гермиона, подумай сама. Салли, добрейший эвис, убил Кроноса, хотя никогда не был агрессивным.

- Тестрал набросился на меня! - вмешался Гарри.

- Да, набросился. Но раз он был убит, значит, заслуживал смерти. Как бы эвисы не имели в виду того, что кое-кто из тестралов повернулся ко злу.

Саллюстий на плече Гарри вздохнул, и тот подумал, что, может быть, именно в этом и было дело.



следующая страница >>