shkolageo.ru 1 ... 20 21 22 23

– Не приближайтесь! – приказал блондин. – Вон там, на груди…

Я присмотрелась повнимательней – блузку Жози украшали яркие перья.

– Она подошла к стене… – выдавил из себя рыжий парень, – мы ахнуть не успели… Там клетка стояла, за ширмой на столике ее не видно. Хвать птичку, поднесла к лицу и сказала: «Ну вот, Матвей, я снова с тобой!» Затем в голову ей вцепилась, та заверещала, крыльями забила…

– Умерла! – с отчаяньем воскликнул Алик, вваливаясь в спальню, – Обманула меня! Ушла! Убежала!

Я еще раз посмотрела на Жозю. На лице умершей сияла улыбка. Наверное, можно было посчитать ее предсмертной гримасой, но мне отчего-то показалось, что старуха сейчас очень рада. Конечно, она очутится в аду и ответит за все совершенные преступления, но там, в когтях дьявола, давно находится и Матвей Витальевич. Надеюсь, черти догадаются рассадить их по разным котлам, а то Жозе даже горячая смола в компании с любимым покажется благоухающей ванной.

– Вы разрешили ей покончить с собой! – бесновался Алик. – Ну держитесь! Полетят погоны с ваших плеч! Начальство вас по головке не погладит! Знаете, кто мне помогает, а? Кто операцию по поимке Антонины Колосковой курирует?

Я не стала слушать крики спятившего Альберта и побрела в кухню. Вот и конец истории. Жестокий убийца найден. Но почему мне на какую-то секунду до слез стало жаль Жозю?


Эпилог

Через год после вышеописанных событий мы с Даной приехали в Евстигнеевку. Когда я припарковала машину у ворот, моя подруга, молчавшая всю дорогу от Москвы, нервно вздрогнула и спросила:

– Где же покупатели?

– Сейчас прикатят, – попыталась я ее успокоить, – до назначенного времени еще пятнадцать минут.

– А тут ничего не изменилось, – прошептала Дана. – Дежавю! Снова осень, как тогда. Тебе могло прийти в голову, чем занималась Жозя?

– Нет, – призналась я. – Когда я захотела найти человека, который покушался на тебя, сразу вычеркнула из списка подозреваемых Антонину Михайловну. Она выглядела старой, немощной… Можно задать тебе один вопрос? Он давно не дает мне покоя.


– Давай, – после некоторого колебания кивнула Гарибальди.

– Зачем ты в тот ужасный день пошла к гаражу и открывала ворота? Ведь когда я уехала за Мусей, ты лежала в кровати, больная.

Дана обхватила себя руками за плечи.

– Мигрень отвратительная штука, у меня она протекает очень остро. Сижу себе спокойно, пью чай… ба-бах! В висок будто сверло втыкается! Тушите свечи! Я валюсь в койку и не могу встать. Но и исчезает боль столь же неожиданно. Только что канкан в башке плясала – и за секунду испарилась. Если помнишь, у меня была клиентка Яндарова, она в двадцатых числах каждого месяца забирала заказ, на ее деньгах мой бизнес фактически и держался.

– Яндарова – это Колоскова, – напомнила я, – она ею прикидывалась, чтобы у посторонних не возникало вопроса, откуда у тебя деньги на безбедную жизнь.

Дана поежилась.

– Мы не так уж много тратили! Основной статьей расходов были птицы Жози – их покупка, корм, содержание. Икру мы не ели, шикарные машины не покупали. И я же не знала, кто такая Яндарова. Только тогда я четко поняла: завтра ей необходимо отправить заказ почтой. Сейчас-то мне ясно, какой дурой я была, Жозя небось бусы и прочую бижутерию выбрасывала. Но я очень радовалась, что имею столь выгодную клиентку, и боялась ее потерять. Поэтому, когда мигрень, как всегда, внезапно отпустила меня, я понеслась опрометью к гаражу, хотела поехать к мастерице, у которой следовало забрать украшения для Яндаровой.

– Но ведь на твоей машине я уехала за Мусей! Ты мне сама ее дала!

Дана мрачно усмехнулась:

– После приступа голова не особо хорошо работает. Меня только Яндарова тогда беспокоила, о тебе и о собаке я напрочь забыла. Щелкнула брелоком, ворота поднялись, гляжу: в «Запорожце» бородатый мужчина сидит, мотор заведен, свет мне в лицо. Потом удар, и через мгновение он уже стоит надо мной, бороденку с усами снимает. Жозя! А затем мне стало очень холодно… и сразу жарко… и опять холодно, и ничегошеньки я больше не помню. Очнулась в реанимации, врач сказал – двадцать дней прошло.


– Ты пыталась рассказать о случившемся, говорила медсестре в больнице: «птичка», «Запорожец», но девушка расслышала последнее слово как «забор».

– Не помню! – тихо сказала Дана. – Вымело все из головы. Лишь удивление осталось: Жозя стаскивает бороду! Бред, да и только. А что оказалось!

С шоссе послышался гудок.

– Покупатели приехали, – обрадовалась Гарибальди, – пошли!

– Можно, я тут посижу? – попросила я.

– Ладно, – кивнула Дана, вылезая наружу. – Отлично тебя понимаю, саму ломает в дом заходить! Оставайся с Мусей.

Я молча смотрела, как Гарибальди, весело улыбаясь, здоровается с приятной парой, а потом ведет ее в особняк. Искренне надеюсь, что этим людям понравится дом и они согласятся его купить. Получив солидную сумму, Дана уедет к сыну в Италию и постарается забыть все, что случилось в Евстигнеевке год назад.

Также надеюсь, что подросток Андрей и Маша Грибкова сделают правильные выводы и более никогда не захотят проводить «научные эксперименты», подобные тому, с рассылкой анонимок. Сладкая парочка получила условный срок, суд учел молодость преступников, отсутствие злого умысла и искреннее раскаянье. И Андрей, и Маша так рыдали в зале, набитом народом, что у меня сжалось сердце. Но, с другой стороны, Настю не вернуть. Как ни крути, но именно двое юных идиотов подтолкнули учительницу к самоубийству.

Кстати, о Жозе, Матвее Витальевиче и опасных птичках на процессе не было произнесено ни слова. По официальной версии, Колоскова умерла от инфаркта, следствия никто не затевал. Птичка из платины досталась Дане, как Альберт ни старался, он не сумел ее заполучить. Фигурка хранилась в Евстигнеевке, а дом со всем содержимым и участком официально был подарен Жозей Гарибальди.

Дана вернула дорогое изделие Жанне Бирк, а та не стала от него отказываться. Приехав ко мне домой после встречи с Мурой, Дана растерянно сказала:

– Странная женщина! Выслушала меня и заявила: «Очень хорошо, наконец-то справедливость восторжествовала. А вы, деточка, кем приходитесь воровке и убийце Колосковой? Вы внучка преступницы Антонины? Ой, какая плохая генетика». Откуда Бирк узнала историю Жози? О ней не сообщали посторонним, и в газеты она не попала.


– Ася Рогова была права, – мрачно ответила я, – Мура прочитала тетрадь Павла Ляма, докопавшегося до правды, и, испугавшись, уничтожила дневник.

Решив поскорее избавиться от неприятных воспоминаний, я взяла с заднего сиденья завернутую в плед крохотную Мусю и вышла во двор. Нет, вы не ошибаетесь, я взяла именно КРОХОТНУЮ Мусю – милейший цверг весит меньше килограмма!

Каким образом гном кинг сайз, мамонт с ноготок, чудище с мышами в шерсти трансформировалось в микроскопическое создание? О, это отдельная история! Но, похоже, чтобы окончательно завершить повествование, мне придется ее рассказать.

В тот день, когда в Евстигнеевке покончила с собой Жозя, лечь спать мне не удалось. Да и какой уж тут сон, если вспомнить, сколько разной информации свалилось на мою бедную голову. Когда из особняка наконец уехали все посторонние, я с облегчением вздохнула, но потом испытала настоящий ужас. Что мне теперь делать? Осталась одна в большом, враждебно-чужом доме. Первый порыв был моментально уехать, но я растерялась. Коттедж нельзя просто запереть! Его нужно обесточить, чтобы не случился пожар, значит, необходимо вынуть продукты из холодильника, законсервировать котел, слить батареи, проверить краны в ванных. Жозя умерла, а Дана в больнице, у дачи временно нет хозяйки, мне придется на какой-то срок заменить Гарибальди. А птицы? Их куда деть? И Муся! Собаку никак нельзя тут бросить. Хорошо хоть, что парни в спортивных костюмах увезли тех самых, смертоносных птичек.

Через несколько минут я обрела способность рассуждать и поняла, что с любой ситуацией, если не впадать в панику, можно справиться. Для начала следует позвать Асю, вдвоем мы быстрее приведем дом в нормальное состояние. Фигурку из платины надо вынуть из тайника и поместить в хранилище банка, а когда Дана поправится, отдать ей. Птиц с удовольствием возьмет зоопарк. Вот только Муся, мамонт с ноготок…

Мысль о гноме кинг сайз целиком заняла мою голову, и тут из прихожей послышался громкий звонок. Меня вновь охватил ужас. Кто пришел? Зачем? Неужели еще не все неприятности случились? Нет, не открою, сейчас незваные гости уйдут прочь. Но кто-то упорно нажимал на кнопку, абсолютно не собираясь уходить. Ругая себя, с одной стороны, за трусость, а с другой – за ответственность, не позволившую проигнорировать нахала, я поплелась в холл и распахнула дверь.


– Где Мик? – забыв поздороваться, закричал толстый мужчина. – Он у вас?

– Кто? – попятилась я.

– Микки, – повторила маленькая женщина, выглядывая из-за спины дядьки.

– Просите, не понимаю.

– Только не это! – заломил руки толстяк.

– Костя, не нервничай, – попросила тетка.

– Сама ты, Катька, дура, – «вежливо» отреагировал на замечание жены он.

– Мы ищем Микки, – пропищала маленькая, ранее не замеченная мною девочка. – Знаете Микки? Видели его? Ну Микки! Микки!

– Маус? – в полном изнеможении спросила я и прислонилась к косяку.

Ужасный день и страшная ночь наконец ушли прочь, но утро начинается «восхитительно»: сюда заявилась семейка сумасшедших – папа, мама и дочурка, ищущие Микки-Мауса. Вон какие у них безумные лица, в особенности у папеньки!

– Возьмите это и отдайте нашего Микки, – вдруг сказала девочка, потом она сунула мне в руки крохотное создание, чуть больше хомячка.

– Это кто? – изумилась я.

– Не знаем, но оно ваше! – заорал Константин. – А нам верните Микки!

Я откашлялась и уже собралась сказать, что Микки-Маус живет в Диснейленде, а непонятное существо, то ли мышь, то ли черт-те что, мне незнакомо, посему забрать его себе я не имею никакого права. Но тут девочка завизжала так, словно ей на ногу упал метеорит:

– Микки-и-и!

За моей спиной раздались топот, сопение, счастливый лай, и на порог во всей своей цверговой красе вывалился Муся.

– Не бойтесь! – закричала я и осеклась.

Сумасшедшее семейство кинулось обнимать Мусю. И пес, и люди выглядели до неприличия счастливыми: щенок рыдал, девочка визжала, родители прыгали, словно парочка обезумевших мячей.

– Это ваша собака! – осенило меня.

– Да, да, – закивала Катя. – Мы чуть не умерли, когда узнали, что на таможне клетки перепутали.

– Клетки перепутали? – растерянно повторила я.


– Сейчас объясню, – затараторила Катя.

Через пять минут все прояснилось. Семья Фоминых возила на выставку в Германию свою собаку. Псов нельзя брать с собой в салон, и Муся – простите, Микки – был сдан «в багаж». Увы, сотрудники аэропорта в Москве проявили халатность и выдали мне чужое животное. А Фомины получили заказанного Даной цврегшнауцера. Как перепуганные хозяева искали своего Микки – отдельная сага, но в конце концов они нашли адрес Даны Гарибальди и всей семьей примчались в Евстигнеевку.

– Ваш пес хорошо понимает немецкий язык, – только и сумела пробормотать я, выслушав занимательную историю.

– Да ну? – поразился Костя. – Раньше мы за ним подобного не замечали, безобразник не особо образован.

Вот так Муся-Микки снова обрел свою семью, а я наконец-то получила Беатрису Каролину Третью Гросс Шлосс из Эттинга.


Дверь особняка хлопнула, наружу вышли семейная пара и Дана. Быстро простившись с покупателями, Гарибальди села в мою машину.

– Они берут дом, – радостно сообщила подруга, – даже не торговались. Но знаешь, что самое смешное? Это не мои покупатели!

– Как так? – улыбнулась я.

– На соседней улице тоже продается здание, – засмеялась Дана, – они перепутали адрес и заехали сюда. А те, кто хотел посмотреть мою дачу, похоже, обманули и не явились. Но видишь, как здорово получилось! А все потому, что я замечательный переговорщик, умею убеждать людей, у меня явный талант. В Италии займусь риелторским бизнесом! Эй, почему ты смеешься?

– Да так, – отмахнулась я и включила мотор.

– Все, теперь уеду к Андре, – ликовала Дана, – буду жить со своим любимым сыном. Жаль, Вилка, что у тебя нет детей.

– Может, оно и так, – согласилась я, – а может, нет.

– Трудно на свете без любви. – Дана впала в сентиментальность. – Правда, говорят, надо любить всех ближних, как себя!

Я молча нажала на педаль газа. Да уж, похвальное стремление, но я слышала другое высказывание. Возлюби ближнего, как самого себя, но не будь близок с кем попало.


<< предыдущая страница