shkolageo.ru 1 ... 12 13 14 15 16

Воскрешение упущенных возможностей


Увлечение машиной времени писателей-фантастов широко известно, наиболее популярные из них Г. Уэллс, М. Булгаков, А. Азимов почти не оставили для других места для дальнейшего продолжения этой темы. Как уже упоминалось, существует вполне научное обоснование возможности технической реализации подобной машины. Тема эта интересна не столько с технической, сколько с социальной стороны, это было подмечено Булгаковым и красочно и убедительно показано в фильме «Иван Васильевич меняет профессию». Прием социальной перестановки применял еще Марк Твен в романе «Принц и нищий», хотя и без изменения хода времени.

Наш воображаемый виртуальный мир и поле возможностей в нем позволяют и нам совершать весьма полезные путешествия в нашу историю путем «реализации» нереализованных возможностей. Такие путешествия не являются праздным и бесполезным времяпровождением, они могут помочь разобраться в тонкостях многих поворотных в историческом плане социальных явлений и событий, принятых называть «судьбоносными».

К таким историческим явлениям и событиям относятся:

• крещение Руси, начало православия (998 г);

• татаро-монгольское нашествие на русские земли (1243—1480);

• отсутствие эпох Просвещения и Возрождения на Руси;

• поражение Ивана Грозного в Прибалтике (1583);

• преждевременная смерть Петра Великого (1725);

• отечественная война (1812—1813);

∙ преждевременная кончина императора Александра II;

• упущения царя Николая II по спасению российс­­­кого государства (1906);

• Октябрьский государственный переворот большевиков (1917);

• преждевременная смерть Ленина (1924);

• диктатура Сталина (1924—1953);

• отечественная война (1941—1945);

• холодная война (1945—1990);

• господство США в мировой экономике (1946—2005);

• коммунистическое правление страной (1917—1991);

∙ криминально-демократическая анархия в обездоленной России (1990 - 2005). .

Последствия этих поворотных исторических явлений нам хорошо известны, они имеют как негативный, так и позитивный оттенок. Представляется весьма заманчивым заглянуть «по ту сторону зеркала», поменять эти роковые негативные явления на их противоположности по очереди и мысленно, в нашем виртуальном мире «проследить» за ходом возникающей новой истории. Вполне возможно, что случись это наяву, то Россия, а не США была бы первой страной мира.

В истории России много белых пятен. До сих пор нет вразумительного и убедительного ответа на вопрос – почему эпохи Просвещения и Возрождения прошли мимо России? Почему почти все европейские страны прошли через эти эпохи и духовно и материально обновились? Почему эти страны были католическими?

По оценкам историков, татаро-монгольское нашествие отбросило страну в своем развитии на сотни лет по сравнению с другими странами. Во-первых, оно задержало возникновение единого Российского государства, ослабило Русь политически и экономически, подавило моральный дух и культуру народов и сделало русские земли доступными для вторжения других захватчиков и грабителей. Принято считать, что это нашествие имело и положительные стороны — ускорило объединение разрозненных княжеств в единое государство. Но исторические факты говорят о другом — это объединение было запоздалым и оно случилось бы гораздо раньше, если бы такого нашествия не произошло, предпосылки для такого объединения уже были, так как причин для этого оказалось достаточно, врагов внешних и внутренних всегда хватало. Наличие сильного государства позволило бы России гораздо раньше решить важные экономические задачи — обеспечение выхода к Черному и Балтийскому морям. Эти задачи попытался решить Иван Грозный, но неудачно. Сложная внутриполитическая борьба и предательство некоторых его сподвижников помешали закрепиться в Прибалтике и на юге страны. Совершенно не изучена в истории России роль православия, а что было бы, если вместо него был бы католицизм? Русь была бы в европейской семье народов, как Польша, Венгрия, Чехословакия и, возможно, не было бы у нас татаро-монгольского ига.


Петр Великий весьма энергично — «варварскими методами против варварства» повел запоздалую борьбу за обновление России, за укрепление ее международного положения, повышения военного потенциала и «прорубил окно в Европу» через Балтику. Россия из полудикой азиатской «самобытной» страны стала европейской, уважаемой другими государствами страной. После смерти Петра в России началась политическая чехарда, его наследницы на престол — Екатерина, Анна, Елизавета оказались неспособными управлять страной. Только принцесса немецких кровей Екатерина Вторая стала достойной и мудрой правительницей и восприняла Россию как свою вторую родину. Можно сказать, что Екатерина завершила дело Петра, но если бы царь прожил до своей естественной смерти, то он сделал бы Россию первой страной в Европе, освободив Византию от Турецкого владычества, но такая возможность не реализовалась по воле судьбы.

Во время правления последнего царя Николая Второго Россия упустила счастливую возможность избежать исторические катастроф 1905 и 1914-1917 годов. Керенский в своих мемуарах пишет о больших роковых ошибках, допущенных царем. Главная ошибка заключалась в стремлении сохранить прогнивший монархический строй, а требовалась срочная замена монархии конституционным строем — Россия бурлила и была чревата буржуазной революцией, даже дворянство, российская буржуазия требовали от царя изменения политического строя. Царь послушался, разрешил созыв государственной Думы, но все ее созывы были затем разогнаны — царь политически оказался близоруким. Говорят, он был безвольным, случайно оказался на троне вместо своего брата, не способного править. Жена царя Александра Федоровна постоянно твердила: «Будь сильным, как царь Петр и тебя будут бояться!». Не убоялись, а по- просту перестали слушаться и уважать. Царь сам жаловался в дневниках 1916 года, что ни один его приказ не завершается исполнением, его распоряжения не выполняются, даже брат, князь Константин, его оставил. В этих условиях политического вакуума ему ничего не осталось делать, как добровольно отречься от престола в пользу Константина, но и тот отказался править страной, судьба которой была решена. Если бы эта роковая возможность направления России по конституционному пути была бы использована, в 1906—1913 годах и был выпущен накопившийся политический пар, проведены соответствующие реформы, в том числе и столыпинские, то наверняка гибель России как державы была бы предотвращена. Большевистский переворот был бы невозможен, так как народ его бы не поддержал.


А если не было бы этого переворота, развитие России пошло бы совсем по другому пути, войну русская армия могла выиграть, это доказал генерал Брусилов и после войны развитие пошло бы по европейскому пути в союзе с Францией, Англией. Темп промышленного бума не был бы таким высоким, как при советской власти, ограбившей крестьянскую Россию ради индустриального скачка в годы сталинских пятилеток, когда рост промышленного производства доходил до 40% в год. Было из-за чего торопиться — советская власть весь мир объявила своим врагом, а предстояло еще совершить мировую революцию!

Смерть вождя революции до настоящего времени остается загадочной, особенно его мысли, оценки содеянного партией. Якобы Ленин писал Фотиевой о том, что «конечно, мы проиграли», насколько это касалось экономического положения советской России, неизвестно, но весьма похоже, что прозорливый Ленин понял, в какую экономическую ловушку попала страна. НЭП была придумана не зря, причем «всерьез и надолго»! Все это говорит о том, что Ленин, поняв ошибку, решил резко изменить курс в экономике и политике. Будь он жив еще несколько лет, появилась бы и соответствующая добавка к теории Маркса типа «особые условия построения социализма». Вообще, в случае ленинского правления вместо сталинского мы вполне могли придти к другому социализму, более живучему и гуманному, у нас мог быть «шведский социализм» в российском варианте. При живом Ленине Сталин стал бы рядовым партийным функционером и отправился бы подальше от Москвы, например возглавлять грузинскую партию большевиков и вряд ли посмел бы восстать против Ленина.

Значительный познавательный интерес представляет анализ упущенных возможностей последних десятилетий — начиная с послевоенных лет. Самый большой ущерб нашей стране в эти годы нанесла холодная война и связанная с ней гонка вооружений. Теперь становится ясным, что она была навязана нам с определенной целью — развалить нашу экономику непомерными военными расходами и превратить СССР в третьесортную державу, об этом впоследствии откровенно признался бывший госсекретарь США Бжезинский. Но полного выхолащивания экономики не получилось, экономика, промышленность были, естественно, сильно военизированы, но выдержали за счет громадных лишений народа. Нищенскую зарплату, коммуналки, «хрущобы» — все вынес народ, «лишь бы не было войны» — так тогда почти все говорили. Очевидно, инициаторы холодной войны очень плохо представляли наш народ, перенесший все ужасы войны и готовый на любые лишения ради ее предотвращения. На такие лишения западный обыватель никогда бы не пошел — и вот вам одна из сторон «загадочной русской души»! Естественно, большое значение имел и природный фактор — изобилие природных ресурсов: угля, нефти, руд, в том числе и ядерных материалов, обширных территорий для маневра, людские ресурсы.


В развязывании холодной войны одинаково виноваты обе враждующие стороны и если бы ее удалось избежать, то наша социалистическая, далеко не рыночная экономика просуществовала бы гораздо дольше и при умелом управлении из затратной превратилась бы в прибыльную и снова мог быть переход к «шведскому социализму». Сколько истратила страна на гонку вооружений, об этом видимо, точных данных не имеет никто. Официально считалось, что на оборону идет 7% от бюджета, а на самом деле шло порядка 50% и более. Такое напряжение, естественно, ускорило распад СССР и коммунистического режима.

Анализ этих и других явлений в общественной жизни людей показывает, что случайный характер реализации возможностей имеет место не только в природе, но и в социальной сфере жизни. Если допустить обратное, то мы имели бы детерминированный мир с заранее предопределенной последовательностью событий как на киноленте. В целом развитие общества идет по определенным законам или закономерностям циклического или колебательного характера и прогресс сменяется регрессом, демократия — диктатурой, порядок хаосом. При этом реализация событий происходит по случайным законам в рамках указанных закономерностей.

Многие общественные процессы имеют циклический характер и замкнуты сами на себя, образуя «заколдованный круг» типа аттрактора. Гонка вооружений была явно из этого цикла и функционировала по принципу: «гонка порождает недоверие, недоверие порождает гонку». Этот заколдованный круг был заторможен только страхом глобального уничтожения всего живого на Земле в результате термоядерной войны, но в замедленном темпе гонка продолжает действовать и в наши дни, ибо недоверие еще далеко не изжито.

Возможность появления «заколдованного круга» имеется в любой сфере нашей жизни — любой конфликт, даже семейная ссора возникают и разрастаются по принципу самозамыкания на себя.

Для уменьшения количества упущенных возможностей и для своевременного выявления «замаскированных» возможностей должна быть разработана специальная аналитическая наука. В отличие от классической прогностической науки, она должна обладать сильно развитой функционально-логической сетью взаимо­связанных исходных вероятностей рассматриваемого круга событий. Такая сеть представляла бы рабочую модель данной науки, основная цель которой — выявление всех возможных вариантов развития событий социального, технического, экономического или другого характера. Данная модель должна использовать хорошо систематизированный информационный банк данных. При этом целесообразным представляется использование «генератора случайных возможностей», то есть всех физически возможных комбинаций, включая и «нелогичные». При решении задачи предсказания самым слабым местом является неопределенность вероятностей возможных событий, их условность и изменчивость во времени. Это обстоятельство вносит субъективную составляющую при оценке результатов прогноза, при этом часто и необоснованно выносятся категоричные оценки типа «возможно» и «невозможно».


Характерным примером является решение научной проблемы о возможности реальных многомерных миров. Математики, являющиеся самыми смелыми в отношении всевозможных допущений и условностей, широко используют понятие многомерного пространства, они создают некоторый виртуальный мир для своих исследований и получают весьма важные для практики результаты. Что касается физиков и астрофизиков, то они отвергли возможность существования многомерных реальных пространств. Так, известный астрофизик И. Новиков в своей книге «Куда течет река времени?» доказывает, что в четырехмерном мире атом вещества является неустойчивым, равновесие сил между электронами и ядром нарушается, следовательно, материальный четырехмерный мир невозможен. Но это дока­зательство основано на одном молчаливом допущении — привнесении в четырехмерный мир электронов и других элементарных частиц, образованных в трехмерном мире, следовательно, не совместимых со свойствами многомерного пространства! Почему-то предполагается, что в четырехмерном пространстве должны существовать «наши» ядерные частицы и те же электроны и упускается возможность существования там «своих» элементарных частиц, со свойствами, совместимыми с этим пространством. Возможно также существование более высокого уровня материи без применения атомарного строения вообще и само наше понятие «материя» для многомерного мира неприменимо. Там могут существовать своя материальная субстанция со своими законами, совершенно не похожими на наши и главное — не досягаемыми для наших «трехмерных» органов чувств и сознания, так как мы являемся для них «слишком плоскими»! Так что в настоящее время, возможно, мы не в состоянии ни доказать, ни опровергнуть наличие или, по крайней мере, возможность существования реальных, способных себя проявлять многомерных миров.

Другой характерный пример, взятый из живой природы — все процессы в ней направлены на повышение возможности выжить. Реализация этой возможности порождает множество новых возможностей, взаимосвязанных между собой. Появление новых возможностей напоминает цепную реакцию, при этом используются все вероятные способы — как активные, так и пассивные, приспособленческие. Оказывается, повышение возможности выжить можно добиться и путем структурной и функциональной деградации! При этом сильно упро­щается жизненный процесс, как следствие уменьшается энергопотребление, повышается надежность. Деградационный путь повышения жизнестойкости избрали микроорганизмы, черви и некоторые другие виды. Для высших животных эта возможность была закрыта ввиду сложности среды обитания, требующей высокой активности для жизнеобеспечения и функционального усложнения. В качестве вторичных возможностей использовались как получение различных комбинаций генов путем двуполого размножения, так и внутренняя возможность изменения генной структуры за счет кроссинговера, «прыгающих генов», которые могут изменить свойства клеток, следовательно и организма. Они замечены даже у высших животных и у человека.

В этом плане вся эволюция живого представляет непрерывный поиск возможностей выживания, выбор из них наиболее эффективных, результативных. «Выбором», естественно, занимался естественный отбор, выполняющий роль Творца и это придавало стихийному процессу выживания целеустремленный оттенок. Оказывается, этот феномен кажущейся целеустремленности разгадал еще Аристотель, а позже великий естествоиспытатель Ламарк, наоборот, целеустремленность ввел в ранг внутренних свойств всего живого, возникло ложное учение — ламаркизм, отвергнутый Дарвиным. Но жизнь сложнее любого учения, она полна парадоксов. Одним из них является так называемая «центральная догма биологии», которая заключается в отказе живой природы передавать по наследству приобретенные родителями жизненные навыки, доведенные даже до автоматизма, поэтому потомство вынуждено учиться, осваивать все заново, это неэкономично, «не разумно». Оказывается, отказ от такой многообещающей и плодотворной возможности глубоко закреплен на генном уровне организма. Этот запрет выражается в невозможности передачи генной информации от белков к РНК, а от них к ДНК. В свое время академик Энгельгардт, а позже и другие исследователи заметили некоторые процессы обратной передачи информации в живой клетке, но цельной теории не создано было. Генетики объясняют такой запрет тем, что при использовании этой возможности генный механизм был бы сильно перегружен информацией. По данным генетики число генов у человека составляет несколько миллионов, то есть на три порядка меньше, чем число нервных клеток головного мозга. Поэтому природа избрала другую возможность для передачи жизненного опыта потомкам — через обучение, воспитание, с использованием ума, разума, сознания. Видимо, само развитие мозга стимулировалось запретом на использование прямого наследия приобретенных признаков. Предположение Ламарка о наличии внутренней целеустремленности живого подтверждается на примере самосовершенствования человеческого рода, для которого естественный отбор превратился в техногенный процесс качественного обновления.


В процессе эволюционного развития человек создал вторичную природу — цивилизацию, которая открыла перед ним совершенно новые возможности для телесного и духовного совершенствования, но появились и негативные последствия — теневые стороны цивилизации. Как ни странно, природа совершенно «безразлична» к этому внутреннему стремлению к совершенству и равнодушно разбрасывает веер возможностей как для прогресса, так и для регресса, деградации. В этом, возможно, кроется великая мудрость природы — предоставление свободы выбора путей развития и достойным вознаграждения оказывается тот, кто оказался в силу случайных благоприятных сочетаний возможностей на пути прогресса. Используя случайный, следовательно, «непреднамеренный» метод раздачи возможностей, природа снимает с себя всякую ответственность за последствия. Человеческое сознание восстало против такого голого произвола и пытается заменить случайность предопределенностью, используя возможности познать, воздействовать и изменить себя и внешний мир. В результате человеческий мир оказался опять двойственным, в нем имеется множество явных и скрытых путей для совершения добрых и злых деяний, а также еще большее множество неведомых нами возможностей, реализация которых застает нас всегда врасплох. Но другого мира у нас нет и что Бог послал — на том и спасибо! Кроме того, всегда живуча успокаивающая оптимистическая мысль: может существуют миры, которые гораздо хуже нашего многострадального? Так что возможности нас не всегда подводят, а часто и выручают, оберегают, успокаивают.

Как природа конструировала жизнь?

Создавая и совершенствуя жизнь, природа преодолевала множество запретов в виде «невозможно», «невероятно», имеющих энергетический, информационный или энтропийный характер. Нас до сих пор восхищает умопомрачительная сложность биологических «конструкций», их изящество, экономичность, компактность, гармоничность функционирования. Никакие технические конструкции пока даже близко не подходят по своим характеристикам к природным системам, разве только микроэлектроника и вычислительная техника в какой-то мере сравнимы с ними. Даже создатель эволюционной теории Ч. Дарвин, восхищаясь сложностью строения и функционирования органов зрения, с изумлением писал: «Предположение, что глаз со всеми его неподражаемыми приспособлениями для изменения фокусного расстояния по мере удаления предмета, для регулирования количества проникающего света, для поправки на сферическую и хроматическую аберрацию мог быть выработан естественным отбором, может показаться, сознаюсь в том откровенно, в высшей степени нелепым». Действительно, зачем природе нужно было так тонко отшлифовывать свойства глаза, ведь для выживания всевозможные аберрации не так уж важны? Еще более неправдоподобным кажется то обстоятельство, что вся эта тонкая подгонка свойств глаза сделана путем хаотичного случайного перебора всех возможных и «невозможных» вариантов? С точки зрения энтропийного запрета тут полное «попустительство» — куда только смотрела эта бдительная госпожа, вернее царица беспорядка за весьма длительное время творения и совершенствования такого сложного органа? А что касается еще более сложных, уже молекулярных суперсложностей как ДНК, генная система наследственности, мыслящий мозг, то нельзя отделаться от мысли о том, что «царица» эта, забыв о своем назначении, сама увлеченно участвовала и помогала творить эти сверхсложности, предполагая в дальнейшем использовать сотворимое для своих коварных целей. Если на время отойти от этих аллегорий, полных здравого смысла, то согласно П. Эткинсу, написавшему интересную книгу «Порядок и беспорядок в природе», так оно и есть — энтропия нисколько не прогадала. Она не препятствовавла созданию таких совершенных биологических систем и самой жизни — все это было с лихвой ей оплачено в момент создания в виде повышения энтропии среды и Вселенной целом. Кроме того. функционирование жизни сопровождается непрерывным повышением беспорядка в природной среде, так что энтропия в накладе не осталась — жизнь сильно ускорила рост энтропии в мире, чего она и «хотела». Перефразируя известную поговорку можно на этот счет сказать: «хочешь жить — плати дань энтропии!».


Эволюция имеет много неясных белых пятен. Если механизм мутации действует по случайным законам, то возникает вопрос – почему этот механизм не создал глаза для обзора задней полусферы пространства, а случайный отбор не закрепил это ценнейшее приобретение? Сколько живых существ, видов, классов было бы спасено от хищников, подкрадывающихся сзади! Борьба за существование в животном мире пошла бы по другим путям. Возможно, изменился бы и ход эволюции. А пока такие глаза известны только у пауков и некоторых других насекомых.

Глобальный вопрос - был ли у земной эволюции тот единственный путь, по которому она прошла или остались нереализованные варианты?

Еще менее вероятным кажется самопроизвольное возникновение механизма программного управления жизненными процессами при помощи невероятно сложной программы, записанной в ДНК. Как пишет венгерский биолог Г. Тибор в своей книге «Жизнь и ее происхождение», даже мысль о самопроизвольном возникновении молекул ДНК вызывает аналогию с «сочинением» какой-либо известной музыкальной мелодии путем беспорядочных ударов по клавишам фортепиано. С точки зрения энтропии преодоление запретов имеет логического объяснение, а с точки зрения преодоления барьера сложности оно представляется весьма туманным, но факты — упрямая вещь, жизнь, «возникшая сама собой» кипит вокруг и смеется над сложностью и над конструкторами-технократами.

Пытливая человеческая мысль долго билась над разгадкой собственной сложности и сложности мироздания в целом и, как известно, пошла по двум путям поиска ответа: по упрощенному пути «все сотворил господь» и по тернистому и рискованному пути блуждания в бесконечных лабиринтах поиска подлинной истины. Причем выбравшие первый путь весьма нетерпеливо и ревниво относились ко вторым и в результате этого первые искатели подлинных истин поплатились жизнью.

Разгадать тайны лаборатории природы оказалось не просто. Известный ученый, основатель радиационной биологии Тимофеев-Ресовский писал о том, что вопрос о движущих силах развития жизни является самым больным вопросом всех биологов. Пути познания людей раздвоились — с одной стороны исключительная целесообразность жизни и ее способность к «разумному поведению» якобы оставляли единственный ответ на вопрос об «авторстве», — все создано Богом, а с другой стороны гордая человеческая мысль хотела допытаться: как он это сделал? Наука оказалась в тупике и сторонники «божественного происхождения» посмеивались над «обезьяньим» происхождением» человека — царя природы. Но истинная наука на это не реагировала, она была поглощена разгадкой тайн природных конструкций на молекулярном уровне. Системный подход к решению проблемы дал возможность получить ответ на самый малый изначальный вопрос — имелась ли хоть ка­­кая-либо возможность в условиях ранней Земли примерно 3,5 млрд. лет назад для самопроизвольного образования комбинаций мономеров. Образование макромолекул из молекул аминокислот, которые могли быть занесены на Землю из Космоса вполне правдоподобно, а их присутствие там подтверждалось исследованиями химсостава метеоритов.


Первым ученым, решившим проверить такую возможность, был американский ученый-биохимик Сидней Фокс. Ему экспериментально удалось доказать это. Путем прогревания смеси аминокислот были получены макромолекулы соединений, близких к белкам, являющихся основой любой угле­водородной жизни на Земле. Позже эксперименты были повторены и сначала было получено подтверждение возможности образования самих аминокислот в земных условиях из смеси цианистого водорода с аммиаком. Эти эксперименты провели ученые-биохимики Мэтьюс и Мозер, ими было получено 14 различных аминокислот, следовательно из них в Космосе или земных условиях могли образоваться более сложные соединения. Первые белковоподобные соединения, полученные экспериментально, еще не были белками и отличались от них по структуре — в белках молекулы аминокислот расположены строго упорядоченно, а в белковоподобных такой упорядоченности нет. Несмотря на это, полученные результаты были принципиально важными, так как доказывали наличие возможности самопроизвольного образования исходных соединений для синтеза белков.

Следующий шаг исследователей заключался в проверке возможности образования более сложных соединений — нуклеиновых кислот, основ для образования ДНК. Еще в начале 60-х гг. ХХ века была доказана такая возможность, но без четкого понимания происходящих процессов. Позже этот механизм был выяснен и был проведен эксперимент с матричной полимеризацией и получена матричная молекула ДНК. Это было большой победой науки над неведомым и незнанием, порождающими неуверенность и смятение человеческого мышления. Была попутно установлена очень интересная особенность матричной молекулы, а именно ее свойство самозатягивания процесса матричной полимеризации без участия ферментов. Таким образом, пытливый человеческий ум шаг за шагом раскрывал тайны сотворения жизни, но впереди еще море проблем — необходимо было разгадать «святую святых» природы, а именно — способ записывания и чтения генетической информации при помощи молекулярных цепей ДНК.


В качестве предварительных шагов на этом сложном пути были открыты циклические химические процессы, в которых взаимное превращение химических соединений периодически повторяется без всякого вмешательства извне. Такие процессы первыми обнаружили американский биохимик Альберт Сент-Дерди и английский химик Кребс. Характерной особенностью загадочных процессов является наличие в их механизме положительной обратной связи, позволяющей процесс замыкать на себя. Из-за свойства циклического повторения эти процессы получили название «химические часы», «химическое колесо», «химический осциллятор», а по своей сути они представляют самый настоящий аттрактор, самозатягивающий устойчивый процесс. Оказалось, что в живых системах циклические химические реакции занимают весьма важное место, даже деление клетки происходит как циклический биохимический процесс. В данном случае «химическое колесо» состоит из следующих этапов: стадия покоя — синтез ДНК — подготовка к делению — стадия деления — стадия покоя и дальше цикл повторяется. Позже было установлено, что жизненный процесс на клеточном уровне есть совокупность множества взаимосвязанных биохимических реакций, причем, что самое удивительное, управляемых по определенной «программе», записанной тоже химическим способом в виде структурного кода. Здесь «мудрая» природа использовала широчайшие возможности кодирования программ управления жизненными процессами, в том числе обменом веществ, размножением. В качестве носителя информации при этом была использована двойная спираль молекулярной цепи ДНК. Молекулярная структура этой спирали была установлена в 1953 году, но для полного понимания процессов чтения и использования информации понадобилось два десятка лет, многими учеными-биологами все эти неожиданные открытия были восприняты как «невозможное» — сработал «шок неожиданности».

Дальнейшее более глубокое изучение «дерева возможностей», которые использовала природа при создании жизни, позволило разработать единую теорию функционирования живого организма. Основы этой теории заложил Ганта Тибор и назвал он ее хемотонная теория, а «хемотон» — это полная модель живой клетки, способная совершать обмен веществ, регулировать эти процессы и самовоспроизводиться. Самым загадочным в этих процессах является процесс управления при помощи информации, записанной в ДНК и наиболее таинственным из всего является пространственная координация и временная синхронизация движений миллионов и миллионов молекул живой системы и питательных веществ. Для понимания этого сложнейшего механизма необходимо знать процессы расшифровки кодированной информации и ее применение, реализация ее исполнительными и рабочими органами клеток. Кроме внутриклеточного управления в живом организме имеет место межклеточное управление, внутрисистемное управление и, наконец, координация работы всего живого существа, таким образом, имеет место многоступенчатое управление. Вся эта информация храниться в микроскопическом объеме молекулярной цепи ДНК, далее в виде матричной копии передается белковым структурам для материализации. Парадоксально то, что наследственная информация содержится в ядре каждой клетки организма и повторяется столько раз, сколько клеток в живом организме. Видимо, таким образом природа резервирует эту важнейшую информацию. При этом известно, что информация из цепочки ДНК снимается выборочно — только «нужная»! Эта порция информации содержится в пределах одного гена — определенного участка двойной спирали ДНК. Развертывание программы происходит тоже в определенном порядке, а последовательность вступления отдельных блоков программы в действие определяется, очевидно, некоторой управляющей сверхпрограммой — «супервизором», записанным тоже в цепи ДНК.


Из этого краткого описания ступеней восхождения живой природы от простого к сложному видно, как природа «выискивала» все возможности, не пренебрегая даже фантастически маловероятными для совершенствования своей упорядоченности. Эти возможности порождались богатейшим разнообразием свойств полимерных молекул углеводородных соединений, которые были большой находкой природы. Замечательным свойством этих соединений является их способность лавинообразно усложнять свою структуру и в такой же мере расширять совокупность свойств и качественное разнообразие. Видимо, основным методом поиска этих возможностей и их реализации был метод проб и ошибок, при этом получаемые устойчивые структуры выдерживали строгие фильтры естественного отбора, а масса неудачных образований распадались и использовался как «стройматериал» для новых попыток и комбинаций.

Остается неясным момент преодоления «барьера пишущей машинки» - невозможность получения «Евгения Онегина» путем случайного нажимания клавиш машинки в течение даже миллиардолетий, а наследственный код ДНК намного сложнее и он был получен именно за 1—2 млрд. лет, а может даже за меньший срок. Разгадка этого парадокса заключается в активном поведении результата творения «природной клавиатуры» в отличии от поэмы великого поэта. Первые же циклические химические реакции были самозатягивающимися, то есть устойчивыми процессами в силу внутренней химической обратной связи. Именно возникающие первоначально случайным образом обратные и перекрестные химические связи между молекулами превращают этот процесс из чисто случайного в самоуправляемый процесс с высокой долей предопределенности. Благодаря этому процесс творения нового вещества как бы «оживает» и сам себя поддерживает, как говорят эволюционисты — «процесс канализируется». Известно, что число возможных комбинаций молекулярных цепей из 20 аминокислот превышает число атомов во Вселенной, следовательно, природа имела богатейший набор возможностей для своих экспериментов с органическим веществом и отобрала лишь малую толику из этого астрономического количества физически возможных комбинаций. А отбор шел без компромиссов по принципу «кто кого». Таким образом, сначала были отобраны самопроизводящие белковые структуры, молекулярные цепи ДНК, а когда эти две подсистемы, соединившись, создали самоорганизующиеся биосистемы в лице живой клетки, то цепная реакция развития жизни охватила все благоприятные области планеты.


Если теперь сравнить процессы творения поэмы и жизненных структур, то видно, что последние сами «лезли в строку», затем создавали рифмованные «куплеты», а из них уже на конечном этапе набирались путем опять же комбинаций устойчивые смысловые главы. И этим процессом управляли сами «буквы», «слова», «куплеты» в силу их электрохимических свойств, при этом взаимосоответствующие и взаимодополняющие исходные элементы притягивались друг к другу, а несоответствующие отталкивались. К счастью, такое их судьбоносное поведение было направлено в сторону структурного прогресса — генерирования семейств новых возможностей для создания качественно новых свойств более высокого уровня. Несомненно, в природной лаборатории было великое множество регрессивных самораспадающихся процессов и нестойких структур, неспособных противостоять энтропии. Они не проходили через «фильтры» естественного отбора еще на ранних стадиях эволюции.

Таким образом, все стойкие жизненные процессы были самоуправляемые и не требовали внешнего управления, требовался лишь внешний надзор в виде естественного отбора, который в мире, надо полагать, возник сразу после Большого Взрыва, опережая даже возникновение вещества. Если бы не было этого отбора, то современный мир был бы невозможен. Он в основном был бы заполнен неустойчивыми случайными комбинациями элементарных частиц и квантов энергии с большим преобладанием количества неудачных комбинаций с тупиковыми возможностями для дальнейшего структурного роста, так как высокоорганизованные структуры при случайном переборе комбинаций встречаются очень редко ввиду их низкой вероятности. Очевидно, на начальном этапе конструирования мира «из ничего» природе в лице исходного состояния Вселенной приходилось действовать именно путем слепого перебора возможных комбинаций и создавать сначала элементарные частицы, как она создавала, например, из энергии вещество по схеме: гамма-квант превращается в электрон-позитронную, протон-антипротонную и другие пары. Это был этап «первоначального накопления капитала», — исходного материала для построения вещества. При создании атомов, а может и раньше, заработал принцип самоорганизации вещества на структурном уровне. Атомы вещества поэтому и такие устойчивые, что в них уже заложены взаимодополняемость и взаимосоответствие составных частей. А на уровне полимерных углеводородных соединений эти принципы заработали на всю мощь и взяли дальнейшие процессы управления в свои руки. Возникло качественно новое состояние — самоуправление, самоорганизация и самодвижение материальных структур в силу свойств самой же материи, она оказалась самодостаточной, самодвижущейся. Для этого она использовала совсем «немного» — свойства элементарных частиц, организованность, энергию, информацию из собственного арсенала средств, не занимая ни у кого. Такое обилие бесконечно разнообразных внутренних возможностей и создало тот чарующий неистовый мир, в котором нам посчастливилось хоть временно присутствовать в лице человечества. При этом так и напрашивается совсем даже не абсурдная мысль о том, что природа создала человека и мыслящий мозг для того, чтобы показать свои способности и свои изумительные творения, так сказать, свою неповторимую «выставку чудес», ибо каждое сотворенное ею сущее на Земле, сама Земля и вся Вселенная — это чудо, торжество бесконечно мудрой Материи над Ничто.


Человек — зомби Вселенной?

Под таким заголовком была опубликована статья Ю.М. Мед­­­ведева в журнале «Техника — молодежи» за 1993 г., где автор излагает взгляды известного специалиста по кибернетике Шустрова на роль человека во Вселенной. В статье сказано, что «главной загадкой для него была смерть. В чем ее смысл? Почему природа, создав эту удивительную и прекрасную жизнь, так жестока к ней? Почему ничто живое не доживает до своих естественных пределов? Чем оправдать такое безразличие к своему детищу?» Из этих слов видно, что ставится вопрос о наличии логики, «разума» у Вселенной. Естественно, от этих вопросов отдает теологией, так как допускается наличие некоторой высшей Воли, Разума вселенского масштаба, но тем не менее, вопрос не лишен оснований. Для категоричного отрицания такого предположения у нас совершенно недостаточно знаний, тот научный факт о самодостаточности материи еще оставляет вопрос: «а откуда эта самодостаточность, кто ею снабдил материю?» Вопрос о некоторой сверхпрограмме, созданной некоторой метаматерией, управляющей состояниями обычной материи, тоже не абсурден. В настоящее время наука выделяет три состояния материального мира в целом — сингулярное, когда вся материя была стянута в точку еще до Большого Взрыва, неравновесное развертывающееся состояние и наконец, состояние «лептонной смерти». Совсем недавно было открыто еще одно сотояние - «темного вещества», проявляющего себя только через гравитацию. Ещё появилась «тёмная энергия» с отрицательной гравитацией. Что ещё впереди – море непознанного! Весьма возможно, что при Большом Взрыве возникли и нематериальные субстанции.

Когда все звезды погаснут и энергия распределится в пространстве равномерно, все атомы распадутся на элементарные частицы, а энтропия становится максимальной, то теоретически наступает лептонная смерть. Если развитие мира пойдет по этой схеме, то выходит, что никакой цели у нее нет, все что во Вселенной было, есть и будет — это лишь переходные этапы на пути к конечной «цели» — к хаосу. В этом случае жизнь представляет бессмысленную игру природы, переход материи от простого к сложному и обратный спуск к простому вплоть до хаоса. Существуют и другие гипотезы, допускающие возможности существования нестационарной осциллирующей Вселенной, но они тоже большего смысла Вселенной не отводят, отличие будет лишь в том, что вышеприведенная схема будет циклически повторяться. Природа любит циклы, возможно, гипотеза о циклической Вселенной более правдоподобна.


Возникает попутный и циничный по содержанию вопрос: «зачем обо всем этом думать? Лучше жить, не забивая себе голову всякими неправдоподобными мыслями, жить и радоваться сегодняшним днем и будь что будет — от судьбы не уйдешь!» Такая позиция не лишена смысла, она спасает от душевного беспокойства, освобождает от тревоги, экономит нервную энергию - преимущество налицо, но человеку все мало, он странным образом любознателен и часто в ущерб себе, ведь было сказано: «от больших знаний большая печаль». Действительно, от знаний таких глобальных истин, тем более сознания того, что на Земле все конечно и она через 10 млрд. лет превратится в холодную космическую пыль, человеческий прогресс не ускорится, благополучия в обществе не при­бавиться. Но пытливость, любознательность, вечный поиск заложены в нас генетически, так как сама жизнь есть результат непрерывного поиска все новых возможностей усложнения, повышения порядка, энергопотока, массообмена, информированности преджизненных и жизненных образований.

Шустров выдвигает смелую идею: разум человека создан Вселенной для своего спасения с единственной задачей — построить сверхразум для сохранения Вселенной. Для этого человек должен создать некоторую техносферу, в которой будут преодолены физические и интеллектуальные недостатки самого человека, вместо индивидуального сознания появится единое — на основе объединенной базы знаний. На первых порах становления техносферы роль человека остается значительной. Но постепенно искусственная система станет автономнее, обретет способность саморазвития, самосовершенствования. Наступит момент, когда человек техносфере станет ненужным. Это будет означать, что достигнут новый уровень организованности Вселенной. Шустров представляет ее как саморазвивающийся процесс, ее цель — выживание путем увеличения организованности. Человек при этом играет вполне определенную роль — он венец природы, но не Вселенной. Она создала человека исходя из цели собственного существования — для обеспечения своей выживаемости. Следовательно, человек призван в мир, чтобы помочь Вселенной выжить, выполнить ее волю, а она безразлична к жизни, проблемам человека. Человек — лишь средство для достижения ее глобальной цели.


Идея Шустрова, оригинальна, заманчива, но предполагает наличие некоей высшей воли. Естественно, это далеко не религия, а смелая гипотеза более высокого порядка, равноценная гипотезе о существовании не одной, а множества Вселенных, возможно, вложенных друг в друга или пересекающихся между собой, образуя в пересечении нашу трехмерную Вселенную самого простого типа.

Идея «использования» человека разумными существами другого типа организации разума уже встречалась в фантастической литературе. Она была построена на предположении о существовании «пасечников» и «пчел», где роль последних играет человек, вырабатывающий интеллектуальную энергию или даже более высокого порядка субстанцию для существ другого типа, которые не хотят загружать себя черновой работой по преобразованию энергии земной пищи в более организованную энергию. При этом получается некоторое «разделение» труда — они нам дают «разум» — способность разработать технологию для такой деятельности, а мы им — «готовый продукт», который они забирают от нас незаметным образом, может быть даже, во время сна. Подобных гипотез и идей много, они говорят о стремлении понять нашу вселенскую роль, что из себя представляет наша жизнь — это игра природы, сложное сочетание глубинных свойств материи самоусложняться или есть какая-то высшая цель вне нас? Отвергать такие идеи было бы более нелепо, чем признавать, хотя научное доказательство того или другого вряд ли возможно в ближайшие столетия. Слабым местом у всех подобных идей является тяжелая, долгая эволюция человека — если бы мы возникли и развивались целенаправленно, то наши «заказчики» нашли бы более рациональный путь ускоренной эволюции, а не такой долгий, драматичный и извилистый — от инфузории до человека!

В свое время И. Ефремов в замечательном фантастическом романе «Туманность Андромеды» изложил другую идею организации сверхразума. Целью такого суперсоздания являлось оказание взаимопомощи и сотрудничество между всеми вселенскими цивилизациями, входящими в систему «Великого Кольца», Вселенная там не навязывала свою волю, а лишь служила средой для существования множеств цивилизаций, некоторые из которых погибли, оказавшись в тупике своих противоречий. Роман написан в годы холодной войны и неминуемо был пронизан пацифистскими идеями, желанием показать последствия социальной катастрофы при «неразумном технократическом образе жизни». Актуальность идей романа вряд ли будет утрачена с годами, ибо такая угроза всегда будет существовать и сопровождать человечество из-за противоречивости законов его развития, обусловленных неизбежным различием среды существования. Кроме того, вряд ли возможно полное согласие между цивилизациями Вселенной, так как они могут оказаться слишком «разными» для этого. Во-первых, они неизбежно будут отличаться по возрасту, некоторые из них могут находиться на закате своего развития, а другие — в зените эволюции. Соответственно, цели существования, «видение мира» у них могут быть сильно различными, если не противоположными. Поэтому «звездные войны» могут существовать не только на экране телевизоров и мониторе компьютеров.


Конечность срока существования всего нашей наукой признается почти безоговорочно. Согласно астрофизику И. Шкловскому конечность цивилизации есть объективная неизбежность, так же как и конечность жизни человека и любого материального существа — независимо, живое оно или является материальным образованием неживой природы. Вечной является, видимо, только энтропия, сопровождая материю, ибо энтропия — это лишь ее свойство, условно выделяемое в самостоятельное понятие. Негэнтропия уже не вечна — она кончается там, где завершается порядок, организованность, господствует хаос. В нашем мире ничего абсолютного нет, поэтому, очевидно, невозможны и бесконечно большая энтропия и нулевая негэнтропия, а также абсолютный хаос. И. Шкловский в своей известной книге «Вселенная, жизнь, разум» приводит анализ возможных причин прекращения существования нашей цивилизации, выполненный немецким астрономом фон Хорнером. Согласно этому анализу длительность существования цивилизации может быть ограничена следующими причинами:

• полное уничтожение всякой жизни на Земле;

• уничтожение только высокоорганизованных существ;

• физическое или духовное вырождение, вымирание;

• потеря интереса к науке и технике;

• сильная растянутость процессов звездообразования.

Проведенный анализ имеет теоретико-вероятностный характер и дает некоторые оценочные результаты относительно вероятности возникновения каждой из указанных причин. При этом весьма интересными являются оценки необходимой продолжительности времени, достаточной для «срабатывания» каждой из них. Так, для полного разрушения живой природы достаточно промежутка времени продолжительностью до 200 лет, для уничтожения высшей жизни достаточно 50 лет, для духовного или физического вырождения 10 тыс. лет, потери интереса к науке и технике — 1 тыс. лет.

По данным Хорнера — средняя продолжительность технологической эры равна 6500 лет, что даже в историческом масштабе времени весьма небольшая величина, это всего-то равно продолжительности жизни 70—80 поколений, за время которой человек не успевает физически видоизмениться и вряд ли поднимется до интеллектуального уровня, необходимого для общения с другими цивилизациями Вселенной.


Вероятность возникновения цивилизации во Вселенной оценивается довольно оптимистично — около каждой из 3 млн. звезд в настоящее время может существовать жизнь, которая со временем может построить цивилизацию. Вероятность встретить цивилизацию, по уровню развития сопоставимую с нашей, равна около 0,5%, что величина весьма немалая с учетом огромных космических расстояний.

К сожалению, некоторые из вышеприведенных причин, ограничивающих продолжительность жизни цивилизации, в наше время начинают проявлять себя. К ним можно отнести радиоактивное и химическое загрязнение среды обитания, что может через столетия привести к деградации или уничтожению жизни на Земле. Заметен стал и спад интереса к науке, технике, а также намечается «вымывание» культурного слоя, духовное обнищание. Эти явления переплетаются с социальными катаклизмами — спадом экономики, промышленного производства, обострением социальных конфликтов, уменьшением уровня жизни, политической неустойчивостью.

Чередование прогресса и регресса, кризиса и процветания в экономике являются закономерными в ходе общественного развития. За время жизни человечества оно вынуждено пройти через множество форм общественной организованности в поисках наилучшей для каждого этапа развития материальной и духовной культуры. Поиск этот всегда драматичен, так как связан с ломкой старой формы, шатаниями и неустойчивостью новых форм. На этом пути неизбежно встречаются и тупиковые направления, которые приводят к полному распаду общественного строя. На эти социальные поиски и борьбу за существование человечество тратит львиную долю энергии и средств, причем большей частью безрезультатно для прогресса или с очень низкой эффективностью.

Если бы было возможно определить «коэффициент полезного действия» человечества, то он был бы намного меньше к.п.д. паровоза и близок к нулю - так несовершенна еще наша цивилизация.



<< предыдущая страница   следующая страница >>