shkolageo.ru 1 2 3 ... 52 53

- Налево дверь - это твоя комната, - сообщил Бальтазар. - Заходи, оглядись!

Хэри вошёл в комнату. Это была очень уютная комната, с книжными шкафами, с письменным столом, на котором уже стояла клетка с его совой. В углу стоял рыцарь похожий на того, который был в кабинете Бальтазара. На стене висели старинные сабли и ружья.
- Там ванная, тут спальня, тут небольшая кухня, холодильник, печь, здесь вот терраса...
В общем всё тут для тебя, пользуйся всем, что найдёшь, в холодильнике - всё твоё.
А теперь пройдём в цех.

Первый день на фабрике

Первый день на фабрике оказался интересным и насыщенным. Столько всяких новых вещей и слов узнал Хэри, что в конце концов всё перепуталось в голове. Дик и Джек заметили, что парень устал и проводили его до дверей его нового жилья. Тут они попрощались с ним до завтра, ушли домой, оставив Хэри одного. Хэри открыл дверь ключом, который дал ему Бальтазар и, включив свет, обнаружил пропажу из клетки Хэд Вика, любимой совы. Оказалось, что полог на клетке задрался, а задвижка наверно при переноске отскочила, так что сова вполне могла сама отворить крылом дверку и вылететь из клетки. Форточка была открыта. Хэри бросился к окну и увидел Хэд Вика, сидящего на ветке дерева прямо над окном. За его самостоятельность Хэри не переживал, и уже успокоившись пошёл на кухню, нашёл кое-что поесть. Ему не хотелось идти в спальню, разбирать постель, устал сильно за день, поэтому он завалился спать на диване в гостинной, накрывшись пледом.

В последующие дни Дик и Джек показали ему много разных премудростей в обработке древесины. Хэри узнал, как из громадных стволов деревьев изготавливают бруски и доски, фанеру и ДСП. На фабрике из ценных пород деревьев делали строительные элементы,  разную мебель столы и шкафы, сундуки и шкатулки. Ещё тут же изготавливались музыкальные инструменты, от дудочки до роялей и органов. Но самым ответственым видом продукции являлись волшебные палочки, волшебные шкатулочки и разные прокрустовы ложа по спецзаказам. Это было не просто найти в стволе дерева ту сердцевину, которая представляла собой годный и подходящий для изготовления волшебной палочки материал. Как и в человеке, в дереве была душа, которую надо было найти и распознать.

Уже через неделю Хэри  ловко справлялся со всеми механизмами, впрочем оба мастера ему во всём помогали и подсказывали нужные решения. Тем не менее Хэри уже вполне мог управляться со всем хозяйство фабрики самостоятельно.
- А  можно я буду сюда вечерами приходить? - спросил Хэри Дика и Джека. Мастера переглянулись. Джек откашлялся и заявил строго:
- Если ты не станешь сувать пальцы под движущиеся и режущие механизмы, не будешь разводить открытый огонь вблизи кучи стружек...
- Не буду! - пообещал Хэри.
- Тогда можно! Хоть всю ночь тут режь и сверли, точи и стругай - только не нарушай правила техники безопасности! - сказали мастера хором и рассмеялись.
Так что теперь, когда мастера уходили домой, Хэри шёл домой, ужинал, и опять возвращался в цех, где он соединил полученные здесь навыки по управлению станками со знаниями приобретёнными в школе Хох Вардс. То есть, предназначенный к обработке ствол дерева сам собой взлетал в воздух, ложился на станину и захватывался зажимами, благодаря специальным заклинаниям.  Также невидимая рука включала агрегаты и пилы. Сучья и кора сами собой как бы отлетали от режущих инструментов и складывались в специально приспособленные для отходов большие мешки. Готовые брусья и доски складывались в штабеля для сушки...

Дед Пихто из России

И вот однажды Хэри обнаружил, что все запасы сырья, то есть штабеля леса и деревья кончились, он уже всё обработал и получается, что делать было нечего. А мастера говорили, что на улице полно леса, только надо его затащить в цех. Хэри вышел из ярко освещённого электическими лампами цеха во двор, где уже заметно вечерело. Откуда-то потянуло дымом. Наступали сумерки и среди штабелей брёвен видны были языки пламени. Неужели пожар? - подумал Хэри и решительно направился в сторону, откуда тянуло дымом и трещали сухие сучья. Но тут вдруг обнаружилось, что на небольшом пятачке между штабелями брёвен стоит выгоревшая палатка, а у неё горит костёр, а у костра сидит на корточках человек.

- Кто ты? - спросил Хэри, для которого было совершенно неожиданно увидеть здесь постороннего человека.
- Кто, кто... Дед  Пихто! - ответил непонятно этот человек, - живу я здесь...
- А ты кто? - спросил он, хитро прищурившись.
- Я Хэри, я тут на практике. А про тебя мне никто не говорил...
- А что про меня рассказывать?... Не велика птица. Зовут меня Борис. Чаю хочешь?
Хэри решил, что человек этот вроде не опасный, не агрессивный, поэтому кивнул:
- Да
- Ну тогда садись туд и слушай сюда, - сказал Борис, ловко подкатив чурбан к костру и поставив его на попа. У этого чурбана торчал недопиленный кусок, который оказался вполне удобной спинкой, как у кресла. Хэри почувствовал себя очень уютно у костра, сидящим в таком кресле.
- Спасибо! - поблагодарил он, а Борис уже наливал ему из висящего над костром на перекладине закопчённого чайника  пахучего горячего чаю в большую кружку.
- Держи, практикант!
Хэри взял кружку и стал дуть на чай. Сделал глоток и спросил:
- А как ты тут оказался?
Борис пошуровал палкой угли костра, подбросил несколько сухих сучьев, примостился удобно на охапке еловых веток, и стал рассказывать:
- Тут я уже не первый год живу, смотрю за порядком, в общем вроде сторожа. Хотя сюда вряд ли кто залезет, потому что со стороны весь цех этот выглядит, как небольшой парник, а завалы брёвен словно кучи мусора.
- Так ты знаешь Дика и Джека?
- Конечно! И Бальтазар тоже иногда заходит сюда, посидеть у костра...
- А почему ты тут живёшь?
-  Нравится мне тут, брёвна эти лесом пахнут, ягоды тут всякой полно... Я ведь раньше лесником был. В России, есть такая страна, слыхал?
Хэри кивнул. Его беспокойство о появлении незнакомца на территории уже улеглось, и он  уже приготовился слушать историю Бориса.

А Борис действительно, помешивая угли костра и глядя в огонь, стал рассказывать о том, как он будучи лесником  берёг каждый листик, травинку, а уж как деревья холил и нежил...

- Жил я не тужил, да начались в стране какие-то перемены, которые и до глуши лесной докатились. Стало всё чаще начальство наведываться с шумными компаниями. Им баньку истопи, рыбалку и охоту организуй, закуску всякую подай, грибочки там, брусничку... Да пьянки всякие стали устраивать, да ещё женщины с ними всякие бессовестные понаехали... А дальше ещё хуже - лес стали вырубать, делянки с самым ценным лесом каким-то бизнесменам начальство позволило пилить и рубить. И всё какие-то филькины грамоты да фальшивые накладные подсовывали. Стал я возмущаться, да меня начальство тут же и уволило. Велели убираться вон. Пошёл я в город, а там и вовсе бардак, все заводы и фабрики стали, никто не работает, все стоят на базаре и каждый друг другу что-то продаёт. И ни у кого нет денег. Вернее деньги есть, но ничего они не стоят. И всё это называется новой экономической политикой или рынком. Рынок...базар... Куда мне было податься? Ни денег у меня, ни жилья, ни товару, ни работы. Тогда запрыгнул я на первый попавшийся лесовоз, который брёвна из моего леса увозил, и поехал. Думаю: может привезёт меня туда, где ещё не все люди с ума сошли...Мне повезло, что среди брёвен была небольшая ниша и крупные ветки не были обрублены. Удалось мне свить себе там гнездо, спальный мешок у меня был, харчи, вода во фляге. Да ещё поллитра была. Выпил я, закусил и уснул как убитый. Очнулся я уже на палубе парохода в море. Видать прямо целиком весь груз с лесовоза специальным краном загрузили. А у меня ещё не вся водка была выпита, а тут качка, и я опять уснул. Проснулся я уже в этом дворе, среди штабелей брёвен. Вот так попал в Англию, а ведь даже и не мечтал никогда.
Считай мне повезло, потому что дома в России для меня уже не было места под солнцем. Кому я там нужен? Ни работы, ни жилья, ни денег, ни здоровья...

А тут помогаю Джеку и Дику, они мне за это платят, как положено, в фунтах. Я и в город иногда хожу, но мне больше нравится здесь. Сижу вот у костра, смотрю на огонь и вспоминаю свою жизнь, как ещё пацанами бегали на речку купаться, рыбу ловили, как в школе учился, какая раньше природа нетронутая вокруг была... Бальтазар говорит, что это медитация...

А в городе там сутолока, кругом эти пабы, а я ведь пройти мимо не могу...
Так вот застрянешь там и не просыхаешь дня три...
- Это когда под дождь попадёшь? - спросил Хэри.
- Ну да, когда под дождь..., - усмехнулся Борис
Интересно было, что каждый из них говорил на своём языке, но они прекрасно понимали друг друга. Борис уже привык за последнее время понимать по-английски, а для Хэри не было вообще никакого языкового барьера. Все языки он понимал от рождения.
Вот так Хэри познакомился тут с лесником, который  был завезён вместе с деревьями из российских лесов, и который очень грустил в одиночестве. Борис оказался славным малым и очень помогал Хэри в его экспериментах с обработкой стволов. А ещё Хэри учился у Бориса говорить по-русски, и очень быстро схватывал языковые премудрости. В общем русским языком Хэри овладевал основательно, и вскоре они уже с Борисом разговаривали чисто по-русски. 
А ещё у Бориса был кот Василий, который любил рыбу и сметану. Кота Борис тоже привёз с собой из России. Кот однажды смотрел-смотрел на Хэри и Бориса, которые пили чай у костра и говорит:
- Смотрю, мальчишка так быстро по-русски говорить научился.... тут уж нет сомнений, поедет он скоро в Россию...
Хэри сразу и не понял, что это кот сказал...

Сельван

Вот однажды Хэри уже попрощался с Борисом и пошёл у себе. Да решил не по главному проходу пойти, а сбоку. Интересно было посмотреть на гигансткие стволы, которые здесь лежали. Бальтазар ухитрялся доставлять сюда прямо с корнями, целиком. Так тут и лежали они, порой даже с листьями, а то и с целыми грибницами каких-то грибов. Ну и среди ветвей было нпросто порой пробраться. Так Хэри споткнулся о толстый сук и упал.
- Смотреть надо под ноги! - сказал кто-то. Хэри осмотрелся по сторонам, но никого не заметил.
Как это бывает, с досады он пнул этот злополучный сук.
- Ну вот, он ещё и пинается! - опять прозвучал этот голос.

- Кто здесь? - спросил Хэри, опять озираясь по сторонам.

"Нужели это дерево разговаривает, о которое я запнулся?" - осенила его мысль.
- А ты небось думаешь, что это дерево с тобой разговаривает? Как в сказке про Пиннокио?
- А кто здесь?
- Я? Я Сельван.
- Так значит ты не дерево?
- Нет, совсем не дерево...
- Но где же ты? Кто ты? Я тебя не вижу.
- А ты и не увидишь меня... Я дух, Сельван мення зовут.
- А откуда ты взялся, Сельван?
- Откуда взялся? Да я и сам этого не знаю... Не помню...
- Сельван, ты всё время живёшь здесь?
- Не, я вообще из Южной Америки...
- А как же ты тут оказался?
- О, это такая история... Однажды я нашёл вот это дерево. А на дереве, ты видишь, грибы растут. Индейцы туда приходили, кушали этот гриб, потом падали замертво...
- Ядовитые грибы?!
- Не совсем ядовитые. Галлюцинации у индейцев вызывали. Упадут они на землю, а им кажется, что они куда-то идут, охотятся, в неведомые миры попадают, чудища там всякие... такие приключения и переживания, что и в книге не описано нигде... Хотя был один, Кастанеда, тот написал про это...
- А ты откуда знаешь всё это, Сельван?
- Духи вообще знают больше чем люди, потому что у нас нет громоздкого химического аппарата, при помощи которого вы думаете и запоминаете. Мы не ограничены ни временем, ни пространством. Мы не зависим от пищи, от температуры, мы не спим и живём столько, что вам и не снилось... Но не об этом разговор, а о том, что эти грибы оказывается хранили память о всех этих галлюциногенных приключениях разных индейцев... А накопилось их за века немало... Вот я и углубился в эти картины, в запунннейшие сюжеты, в неведомые миры... А тут ураган налетел, вырывал деревья с корнями... И это дерево вырвал, а я там тоже, как те индейцы растворился в грибнице галлюциногенных грибов... Так и не заметил, как дерево кто-то доставил сюда.
- И что ты тут делаешь, Сельван?

- А ничего... досматриваю и пересматриваю самые невероятные похождения в разных лабиринтах тех индейцев... А тебя как зовут? Что ты тут делаешь?

- Меня зовут Хэри. Я тут практикант...
- Хэри, очень хорошо... А не знаешь ты, как мне обратно вернуться? Надоело мне тут, хочу обратно в Южную Америку, но не знаю как туда попасть...
- Сельван, я этого пока не знаю, но постараюсь хорошенько подумать и помочь тебе с возвращением.
- Ну, Хэри, ты меня прямо обрадовал! Ну, ладно, иди пока своей дорогой, а как придумаешь способ моего возвращения домой, то споткнись об этот сук опять... А я пока ещё кое-какие галлюцинации посмотрю...
Так Хэри познакомился с Сельваном, духом из Южной Америки. Случайная встреча Хэри с ним имеет немалое значение в нашем повествовании.
 

Стоп войне в Афганистане!

- Смотри, Лиза! Вон он - Биг Бен! А там колесо обозрения! Какое громадное!
Автобус въехал на мост через Темзу. По мосту ехали машины сплошным потоком в разных направлениях, и шли люди по тротуарам. Посредине моста на тротуаре стоял шотландец в килте с волынкой. Вокруг него толпилась толпа зевак.
- А слева Вестминстерское Аббатство!
- Смотри, Лиза, на заборе какие-то плакаты повесили. Что там написано?
Сквер напротив Вестминстерского Аббатства был загорожен какими-то щитами, а на щитах красовались плакаты и рядом стояли пикетчики. На тротуаре у них стояли термосы и даже палатка. Из-за этого забора с плакатами возвышался памятник Винстону Черчиллю, который оттуда смотрел с очень ехидным выражением лица на всё происходящее. Напротив, с другой стороны дороги, стояли в воротах два полицейских в касках и безучастно смотрели на пикет.
- Тут написано: "Верните наших солдат живыми!", "Стоп войне в Афганистане!", "Войска домой!"
"Пять миллиардов фунтов в год расходов на Афганистан. Потратитьте эти деньги на образование и благотворительность, а не на войну!", "Нет - повышению платы за обучение студентам!"

- Наши там воевали, воевали... Может быть и Советский Союз до сих пор стоял нерушимо, если бы не та война в Афганистане. Вот что нам там надо было? Теперь англичане тоже там...

- Англичане тоже воевали там, ещё задолго до нас.
- Неужели? - удивилась Вероника.
- Да, да, - услышал их разговор и вмешался, проходивший мимо по проходу гид, - Англия вела колониальные войны против Афганистана с 1838 года. Войны эти были непродолжительные, длились всего по 2-4 года, но происходило это на протяжении почти 80 лет. Кстати, у Артура Конан Дойла есть эпизод, когда происходит знакомство Шерлока Холмса с Ватсоном. Шерлок Холмс по хромоте доктора Ватсона и по загару на его лице легко угадал, что тот участвовал в боевых действиях в Афганистане и был там ранен. Кстати, в музей Шерлока Холмса вы сможете пойти, когда мы поедем в музей мадам Тюссо. Эти два музея находятся рядом, можно сказать. Кто ещё не сдал деньги за билеты, прошу поспешить...
А что по поводу требования вывести войска из Афганистана, то надо знать, что НАТО отложило вывод войск из Афганистана до 2014 года. В общем напрасно они тут пикеты установили..., - объявил гид и ушёл куда-то вниз.
- Да, мне же надо позвонить! - вспомнила Лиза. - Меня очень просили позвонить..., - сказала она, доставая свой мобильный.

Телефонные звонки

Дам Бладо уже собирался покинуть свой кабинет, как вдруг на столе зазвонил древний телефонный аппарат. Когда-то это была новейшее изобретение и этот аппарат был один из первых. Тогда Дам Бладо, ещё с  восторгом относившийся ко всему новому , торжественно установил телефон на этом столе.
- Алло! Могу ли я говорить с мистером Дам Бладор? - прозвучало в рожке, который поднёс профессор к уху. Голос был дрожащий, девичий, причём с каким-то акцентом.
- Да, Дам Бладо у телефона. Чем я могу быть Вам полезен?
- Видите ли, я ищу Хэри Пота. Не могли бы Вы сообщить, где я могу его найти?
- Вот ведь незадача... Дело в том, что в школе уже давно закончились занятия, и все ученики и выпусники разъехались по домам, да на практику... А кто Вы, зачем Вам понадобился Хэри Пота?



<< предыдущая страница   следующая страница >>