shkolageo.ru   1 ... 50 51 52 53

- Чушь какая-то! На дворе 1952 год, а тут такая дата... Не из будущего же эта штуковина к нам залетела! – скривил физиономию другой инженер, так же одетый в белый халат.

- Ты, Смирнов, не спеши, может быть и из будущего, - сказал первый инженер, подмигивая Костику, - Ты главное оцени - какую штуковину сделали в Китае! А насчёт даты, то может быть у них там свой отсчёт времени. Это как у нас некоторые верующие считают время от сотворения мира, и у них что-то там тысяч шесть или семь уже на календаре...
- Это ж надо, в Китае всего два года, как народ взял власть в свои руки, а уже какой прогресс!
- Чему удивляться, народ у них трудолюбивый, сообразительный. Китайцы ведь порох изобрели, бумагу, колесо, шёлк... Что им стоит вот такую штуку сделать.
- А зачем тогда они кроме иероглифов ещё и на английском тут написали?
- Кто его знает... английский вроде как международный язык, может быть прибор предназначен специально для заграницы...
- Тогда не понятно другое, почему они на русском ни одной надписи не сделали? Прибор-то не где-нибудь, а в России в настоящий момент оказался... Может быть это всё же шпионы?
- А смотрите, там кусок бумаги торчит, и буквы на нём.... А ну-ка, давай попробуем вытащить.
- Стой, вот тут поддаётся кнопка...Раз! Опа! Вытащили! Читай...
- Вверху мелкими буквами написано Красная Армия Разума, в скобках (КАР). Дальше:

Дорогие товарищи!
Мы обращаемся к вам с целью предупредить перед возможными негативными последствиями...

- Дальше словно пожёванно и оторвано. Кто там собирается кого предупредить и в чём? Непонятно...
Петрович подумал и говорит:
- Похоже, что с этого устройства мы пока ничего больше не выжмем. Давай, Смирнов, неси её в сейф, займёмся пока что шкатулкой...
Со Смировым пошли ещё трое в синих халатах. Вернувшись в лабораторию, все уставились на чёрную шкатулку, которую уложили посреди стола.
- Ну, давай, Костик, записывай! Так и пиши: чёрная шкатулка....

Чёрная шкатулка

- Опять надпись Energy Star, а посреди какая-то загогулина... С обратной стороны на табличке иероглифы и на английском ещё. Но мелко написано, не разобрать... Hewlett-Packard. Product key...Тут целое предложение...

- Петрович, смотри, а тут на проводе какой-то параллелипипед, на нём тоже что-то написано.
- Читай!

- HP. product of China
AC adapter…. Series
….of the Hewlett-Packard…For use with Compaq and HP notebook products only.
Wide range input:
100-240V…1,7A…50-60Hz
Output 18,5 = 3,5A…65W
... опять китайские иероглифы, какие-то значки-символы

- Это всё параметры электропитания, и эта маленькая штучка наверно маленький выпрямитель переменного тока в постоянный. Ну, это специально для этой шкатулки, - заключил сотрудник в синем халате, из под которого выглядывал полосатый галстук. 
- Как думаешь, Сергей, - спросил его Петрович, - наше электроснабжение подойдёт по параметрам?
- Думаю, что подойдёт, но не помешает всё же трансформатор поставить. А то из-за скачка в напряжении всё что угодно сгореть может.
- Тогда давай-ка, Сергей Алексеевич, сходим с тобой ко мне в кабинет, закажем трансформатор по телефону. А вы пока тут ничего не трогайте.

...

- Неужели китайцы такие сложные приборы уже делают, что мы даже понять не можем, что это такое? – спросил Костик.
- Ты, Константин,  записывай, - сказал Сергей, вернувшийся один без Петровича.
- А Петрович где? – спросил Костик.
- Петрович заказывает транформатор, я ему параметры записал, а дальше – это уже его дело. Значит записывай так: на торце шкатулки имеются какие-то гнёзда, оттуда же торчат провода. Один – явно для питания, мы уже рассматривали эту коробочку. Адаптер значит. А вот ещё одна штучка. Потёртая какая-то и надпись на ней затёртая: FUJITSU Siemens.  Siemens – это вроде как немецкая фирма. Mouse... Мышь?
Опять  Made in China. Попробуй пойми, всё будто в Китае сделано...Товарищ Мао Цзэдун похоже сделал большой рывок, только никто пока об этом не знает...

- А что, вот ещё Северная Корея объединится с Южной, да ещё страны Варшавского договора... да скоро во всём мире социализм наступит, ещё и не то будет, не то что какие-то шкатулки...

- Угу, фантазируй, студент... Давай ещё посмотрим, пока трансформатор привезут,. А ну-ка, Костик, подержи вот тут..., - Сергей сам тоже прижал длинным ногтем нижнюю часть шкатулки вместе с Костиком, а ногтем другой руки поддел щель сбоку и потянул. Шкатулка распахнулась! Теперь она состояла из двух частей, скрепленных невидимым шарниром.   
- Вот те раз! Да это же как будто пишущая машинка..., - удивился Сергей, - не видать только ленты...
Все загалдели, каждый стремился высказать свою версию о назначении «машинки».
- По-моему это что-то вроде рации для шифровки и передачи шпионских сообщений, - сказал Смирнов, важно выпятив нижнюю губу.
- Всяко может быть... Подождём Петровича, когда он с трансформатором явится. А пока что не вздумай кто-нибудь провод в розетку воткнуть! Головы поотрываю...  Кстати, давно пора хотя бы чаю попить, а то мы тут обо всём на свете забыли, а между прочим давно уж ночь, - сказал Сергей.
- А я бы сейчас быка съел! – весело загудел басом усатый технарь.
- Что там быка, хотя бы маленького поросёночка, - вторил ему другой техник с бритым черепом.
Все только сейчас почувствовали, как они все голодны и устали.
- Сейчас бы поспать минут шестьсот..., - балагурил усатый.
-... а каждый глаз! – вторил ему лысый.
- Да, и покурить бы давно пора..., сказал один из сотрудников и достал папиросы, - собираясь щёлкнуть зажигалкой. Все тоже начали хлопать по карманам в поисках курева, кто-то уже и задымил.
- Только курить не здесь! – решительно заявил Сергей. Дым может повредить неизвестную нам структуру прибора, поэтому курить - будьте добры в курилку. А вот чай можно и здесь попить.

Чайник поставили на электроплитку  и, не дожидаясь пока он закипит, все дружно  направились в курилку.  Так что лаборатория вмиг опустела. Остался только Костя, который не курил и дым совсем не переносил.

- Костик! Завари чай, да покрепче! – крикнул один из техников, высунув голову в приоткрытую дверь.

Костя кивнул, засыпал из жестяной баночки заварки,  да присел снова у шкатулки. От безделья он стал тыкать пальцем в клавиши...

Шкатулка полная неожиданностей

Шумно и весело возвращались из курилки, потирая руки в предвкушении кружки крепко заваренного чая.
- Как чаёк, Костик? – спросил всё тот же техник, подходя к столу, где они обычно обедали и гоняли чаи. Чай и в самом деле хорошо заварился. Только Костик этого не видел. Он вообще забыл где находится. Он даже не заметил, что все вернулись. Все прямо были ошарашены видом Костика, который сидел перед шкатулкой и водил чем-то по столу, а перед ним на крышке этой пишущей машинки светился карточный пасьянс. Ну, словно как на экране телевизора. Карты удивительно перелетали с место на место, вроде как сами по себе.
- Эй, Костик, что это такое? Ты что, включил эту штуку? – заикаясь, спросил Сергей, - я же ясно сказал, что провод в розетку не втыкать!
- Нет, я ничего не втыкал, оно само включилось..., - оправдывался Костик, - Сергей Алексеевич, там столько всего такого!...
- Вот сорви-голова, - хмыкнул Сергей, - вот студент! А ну, показывай, что ты там увидел...
Все забыли про чай и облепили шкатулку со всех сторон. Костик убрал пасьянс и перед собравшимися на экране появилось голубое поле, где  в беспорядке теснились жёлтые  квадратики, под которыми были надписи на русском языке: "Выборы", "Статьи", "Учебники", "Анекдоты", "Программирование", "История", "Сталин", "Фото", "Приколы", "Фильмы", "Литература", "Песни", Революция", "Листовки КАР", "Крах СССР"...

- В каждом квадратике полно всяких вещей, как в ящике в архиве. Вот смотрите! - Костик покрутил рукой с серой коробочкой и на голубом поле задвигалась стрелка. Стрелка остановилась на квадратике с надписью "II-ая Мировая война". Костик нажал на какую-то кнопку на коробочке и перед взглядами любопытных людей появился список, в котором в алфавитном порядке стояло: Сталинградская битва,  Жуков,  Брестская крепость, взятие Берлина, Прохоровское сражение и ещё много подобного. Костя щёлкнул по Брестской крепости и тут же на голубом поле появился лист с подробным изложением событий начала войны...

- Так это что-то вроде библиотеки, - догадался Петрович, который вошёл в лабораторию позже всех. - Как это вы включили эту штуку?
- Да вот, студент наш как-то ухитрился включить, - улыбнулся Сергей, и тут же обратился к Костику, - давай посмотрим, что находится в других квадратиках.
Все наперебой стали советовать, какой квадратик открыть в первую очередь. В каждом квадратике было множество названий, и при нажатии на них появлялись соответсвующие названиям статьи.
- А фото, что там? - спросил кто-то. И все смотрели фотографии, на которых были запечатлены разные лица, пейзажи, какие-то неизвестные марки машин, знакомые и незнакомые здания...
- Чудно! Вроде и Москва, а будто и нет..., - вырвалось у кого-то.
- И машины чудные, и люди одеты как-то странно...
- А давай посмотрим, что там за фильмы! - предложил Смирнов.
- Давай, - согласился Сергей, - нам же надо обо всём какое-то впечатление иметь, а то ... что мы утром доложим товарищу Берии?...

Печатное устройство


Петрович вошёл в лабораторию и громко провозглосил:
- Ну, соколы, трансформатор привезли, вперёд на разгрузку. Там ещё всякой всячины полно: кабеля, провода, всякая медь, да приборы измерительные.
Все дружно двинулись на разгрузку. Первым делом занесли трансформатор и поставили рядом со столом. Потом занялись всем остальным.
- Пусть трансформатор постоит часок, отогреется. Прошу не подключать без моего распоряжения, хорошо? – сказал Сергей во всеуслышание. Возраженией не было, все опять уткнулись в экран шкатулки.
- Слушай, Петрович, а что если принести сюда ту штуковину, которую мы к тебе в сейф отнесли? -  сказал Сергей, - Тут у меня одна идея появилась...Похоже, что это печатающее устройство, и оно должно работать в паре со шкатулкой... 
Серую коробку тут же принесли.

- Вот из неё провод этот на питание, а вот этот наверно пойдёт на шкатулку, - размышлял вслух Сергей. А ну-ка, гляньте, есть там такое гнездо для этого провода?

Такое гнездо было, и даже не одно...
- В какое гнездо втыкать-то, слева или справа?
- Смотрите, в таком же гнезде воткнут этот манипулятор, который на мышь похожий.
- Почему на мышь?
- А по форме, да ещё и провод длинный, как мышиный хвостик...
- Кстати, на коробочке этой так и написано по-английски – мышь.
- Ну, пусть будет мышь, - согласился Сергей, - для простоты... Шкатулка, мышь, принтер...
- Так куда втыкать?
- Давай слева... Теперь вот что, открой-ка Костик одну коробочку, и там какую-нибудь статью, да покороче.
Костик уже легко ориентировался с этими коробочками, он легко открывал и закрывал документы, пролистывал содержание.
- Открыл? Теперь посмотри, что там за символы и надписи вверху...
- Сергей Алексеевич, я кажется понял, что вы хотите... Вот тут стоит – печатать...
- Молодец, студент! Схватываешь с полуслова!

...

- Чаю так и не попили..., - вспомнил кто-то.
- А давай в самом деле всё же чаю попьём! Давайте, все безо всяких проволочек первым делом попьём чайку. И Костика тут не оставляйте, а то он опять что-нибудь включит раньше времени...
Чай пили весело, с шутками. Потом опять пошли курить гурьбой, после чего опять вернулись к шкатулке. Теперь уже соединили все провода, осторожно, опасаясь какой-нибудь неприятности. Но всё прошло гладко. Щёлкнули выключателем на приборе и он загудел.
- Ого! Вроде работает...
- Петрович, у тебя найдётся пару листов вот такой бумаги, как вот этот клочок? – спросил Сергей. Петрович тут же принёс из кабинета пачку бумаги разного качества. Сергей выбрал один листок.
- Ну, и куда этот лист вставить?
- Может быть как в машинке печатной?
- Тут всё иначе...
- Давай попробуем сюда...Давай, Константин, нажимай на печать!
Лист словно схватил кто-то внутри прибора и он утонул в пластмасовой прорези, но тут же выскочил из другой прорези снизу. 

- Уже напечатал! Так быстро!!! Ни одна машинистка так быстро не напечатает! – удивился Петрович. Все также были удивлены скоростью печатания.


Заключение экспертов

Лаврентий Павлович появился рано утром, свежий и бодрый. Он внимательно выслушал отчёт о ночных исследованиях шкатулки, посмотрел на то, как Костик открывает коробочки на голубом экране, увидел их содержимое. Ему наперебой рассказывали охрипшими голосами о всех интересных моментах, и показали распечатанные статьи.
- Да, это очень интересно, - кивал головой Берия, - Не выспались наверно? - спросил он Петровича.
И без вопросов по осунувшимся, серым  лицам  было видно, что люди дьявольски устали. Они держались только на страшном интересе к неведомым тайнам шкатулочки.
- Вот что, - сказал Берия, - сейчас всем спать. И вот ещё что - покидать территорию пока запрещается, в связи с появившимися обстоятельствами. Утечку информации допустить нельзя... Мы ещё подумаем, как нам всю эту информацию воспринимать...Но пока отдыхайте.
- Петрович, у вас найдутся матрацы, одеяла для всех?
- Конечно, Лаврентий Павлович, мы же в войну тут на казарменном положении были, круглые сутки работали для фронта. Всё есть, да и люди у нас привычные ко всему...
- Хорошо. Я распоряжусь, чтобы сюда доставили обед, продукты, всё необходимое, бумагу... в общем всё, что Петрович скажет, - сказал Берия, делая заметку у себя в блокноте, – Кстати, тут у вас специалист есть хороший, что он думает?
- Да, вот он, - подтолкнул Петрович Сергея к Берии, - замечательный специалист по самой современной технике. Сергей Алексеевич, доложите нам, что Вы думаете о шкатулке...
- Лаврентий Павлович, это просто фантастическая машина! Мы работаем в этом направлении, но  у нас нет ничего подобного!
- А у кого есть? У американцев?
- Ни у кого нет, ни у американцев, ни у немцев...  Это словно с другой планеты всё...Цены нет этим приборам! Нам бы внутрь заглянуть, как оно всё устроено...

- Это вы ещё успеете... Не поломать бы... Сначала всё что там есть сохраните. Распечатайте, если можно. Сфотографируйте, переснимите на киноплёнку... И вот ещё что, чтобы никто никому... Объявляю карантин! Никто отсюда не выходит, никакого общения с улицей. Я пришлю охрану, чтобы никто посторонний сюда не смог проникнуть. Если потребуются специалисты по любым наукам, сообщите.

А сейчас выключите эту штуку, пусть отдохнёт, а то ещё поломается....Вам всем объявляется отдых.
Храните эти приборы, как зеницу ока!


Костик


В кабинете у Петровича Берия разложил на столе блокнот и принялся в нём что-то быстро записывать. После этого он взял предложенный Петровичем стакан чая  в причудливой формы подстаканнике и спросил:
- Петрович, что у тебя здесь за народ? Кто они в профессиональном смысле? И самое важное - этим людям можно доверять?
- Лаврентий Павлович, тут собрались хорошие специалисты, радиоинженеры, асы по электротехнике. Многие собаку съели на зарубежных приборах, технике и механизмах, потому что вся техническая документация и испытания того, что шло по ленд-лизу от союзников, всё проходило через их руки и головы. Есть такие, что имеют опыт работы в лабораториях Европы... Инженеры и техники у нас так разбираются во всяких схемах и чертежах, что не только могут в точности воспроизвести любой сложнейший узел или прибор, но и довести его  до совершенства, улучшить. Светлые головы и золотые руки! Да Вы сами знаете ведь, Лаврентий Павлович. Проверены люди в сложнейших условиях, в невероятных ситуациях. Это наши люди!
- Да, это хорошо... Но не мешает ещё раз проверить. Бывает люди скрывают от нас, от партии своё происхождение... Может быть кто-то из дворян, или из кулаков, а родственники осуждены... Понимаешь, Петрович, мы все откуда-то, нет у нас одинаковой биографии. Но честный человек не станет скрывать своё происхождение, будь он из крестьян или из дворян. А вот те, которые скрывают факты из своего прошлого, эти люди подозрительные, ненадёжные... Почему он скрывает? Боится того, что всем будет известны какие-то подробности, происхождение? Или боится, что его тайные мысли увидят другие? Может быть он затаил ненависть к нашей стране? Если так,  то от него можно ожидать какой-нибудь подлости...
Ладно, скажи, Петрович, а этот студент...откуда он взялся?

- Тут, Лаврентий Павлович, такая история, в двух словах не расскажешь... Его мы взяли по рекомендации Сергея Алексеевича...

- Почему его студентом называют, он ещё учится?
- Да в том-то и дело, что был Костя студентом, да его из института отчислили... А парень очень способный, не всякий студент так как он может схватывать на лету те дела, что мы тут делаем. Да и не всякий дипломированный специалист так сможет работать, а он всё играючи, да с огоньком. С ним и работа любая веселей идёт, и задачи сложные ему по плечу.
- Так почему же его отчислили? Давай всё подробнее, у меня время есть... Он москвич? Сынок какого-нибудь крупного начальника? Натворил что-то?

- Нет, его отец служил военным инженером в городе Бресте. В начале лета 1941 Костя с другими пионерами с рюкзаком за плечами ушёл в поход. Они  с вожатым ставили палатки, ловили рыбу, варили уху и сидели  вечерами у костра. Они шагали по лесным тропинкам, учились пользоваться картой и компасом... Войну ребята приняли сначала за крупные учения. Но потом увидели летящие одну за другой эскадрильи самолётов с крестами на крыльях и догадались, что произошло что-то страшное. О возвращении в Брест почти сразу пришлось забыть, потому что всё вокруг рушилось и взрывалось. Артобстрел и бомбёжка не стихали. Вожатый и несколько ребят погибли при взрыве снаряда от осколков. Остальные растеряли друг друга, когда немцы на мотоциклах затеяли на ребят охоту... Костя бежал изо всех сил от стращных немцев и оказался в лесу один. Там он провёл бессонную ночь, а утром встретил там красноармейцев, которые уцелели чудом после бомбёжки погранзаставы. С этими солдатами он пробирался лесами на восток. Мальчишка умел ловко обходить все немецкие дозоры, ползал по пластунски или прикидывался пастушком... Это позволяло нашим солдатам, попавшим в окружение, миновать опасные места и засады, или давать бой там, где можно было ударить по слабым местам... Маленькая группа из пограничников обрастала день за днём пополнением из других разбитых частей. Это была уже сила, которая изрядно потрепала противника. Двигаясь на восток, они время от времени завязывали бои, нападали на автоколонны, устраивали засады, пускали под откос составы с военной техникой. И Костик  играл не последнюю роль, он оказался очень полезным в разведке, и в выборе путей отхода при опасных операциях. Ориентировался на местности и по карте он очень хорошо. Окруженцам, благодаря помощи Кости,  удалось добраться до линии фронта и с боем прорваться к своим. Костя был ранен и контужен во время боя. Его сразу же отправили в тыловой госпиталь, а вышедших из окружения людей тут же бросили в бой. Кто там уцелел из них, неизвестно... Но всё же Костю за его подвиги наградили. Нашла его медаль «За отвагу» уже после войны. В госпитале Костя не долго пробыл, хотел вернуться на фронт. Да кто ж мальчишку туда пустит... Отец и мать его погибли в Бресте в первые дни войны, слава Богу в Москве у него нашлись дальние родственники, у которых он жил. Так что он уже здесь закончил школу в 1948 году и поступил в институт. 


Студент

Чтобы не стеснять и дальше своих дальних родственников, Костя перебрался жить в студенческое общежитие.  Довольно часто Костя подрабатывал вместе с другими  студентами на стройке, на разгрузке вагонов. Однажды после такой разгрузки друзья постарше затащили Костика с собой в ресторан. На курсе у них много фронтовиков училось, а среди них были ребята озорные, бывалые, любители весело провести время. Шумное застолье, выпили хорошо, да пошли танцевать с девушками. А Костя вообще не пил и это был первый раз, когда он попробовал алкоголь. Да ещё после бессонной ночи и тяжёлой работы.  Музыка в том ресторане звучала тихо, пары в медленном танце тихо кружились... И задремал было Костик, да до его ушей донёсся разговор от соседнего столика. Там сидели в полумраке два парня, которые встретились после долгих лет.

- Эх ты, лопух! Пока ты на фронтах кровь проливал, другие тут жили, не тужили и как сыр в масле катались.  Я вот с папашей и маманей в Ташкент в эвакуацию уехал. А папаша мой по складскому делу крупный спец, так что всякие продукты – тушёнка, масло, сахар, хлеб, конфеты, да всё что хочешь - всё было для меня без проблем.  А всё это тогда было за такую цену, что можно было озолотиться, имея продукты. Народ же тащил с собой в эвакуацию фамильные драгоценности, золото... Я столько всего собрал, что директор Эрмитажа  от зависти сдохнет... До конца жизни мне и детям моим хватит на шикарную жизнь... А вот тебя я тебя, Жора, не узнаю, ты – и вдруг прямо весь из себя в орденах, фронтовик... Если бы я тебя не знал раньше, то побоялся бы и подойти...

- Ха-ха-ха! И правильно, что побоялся бы... Меня теперь за жабры голыми руками не возьмёшь! Фронтовик, секретарь партбюро... Когда повестка пришла, то маман сразу же на телефон засела и обзвонила все парткомы-горкомы. Она же там куратором или инструктором... В общем направление в военкомате мне дали в госпиталь, который хоть и считался военно-полевым, но находился в глубоком тылу.  И служил я там, как в сказке – очаровательные девочки-медсёстры каждую ночь, спирту – хоть залейся... А раненые с собой такие трофеи порой таскали, что твои цацки рядом с моими бледными будут. Мужичьё цены им не знало... За сто грамм спирта отдавали бесценные сокровища, не глядя.  А сейчас , Сеня, в институт подался, грызу гранит науки, так сказать...

- Жора, да у тебя же в школе одни тройки были, на кой тебе все эти науки?
- Да если честно, то учёба мне вся эта до балды... Мне не учёба, а диплом нужен.
- Да на кой чёрт тебе этот диплом? Ты же этот ихний сопромат ни за что не осилишь!
- Эх ты, темнота! С дипломом все дороги в начальство открыты, живи и жизнью наслаждайся открыто...И сопромат мне до одного места. Фронтовику его сдать – только зачётку вовремя подать...
- Так там же ещё и работать надо будет... у тебя же сразу рухнет построенный тобой мост или дом... Посадят же, Жора!
- Не посадят, Сеня. У меня всё давно схвачено, я же не как простой инженер, я по партийной линии пойду. Нам фронтовикам и партийным все дороги открыты!


Костя всё это слышал и ему так противно и гадко стало, что он вскочил и закричал:
- Ах ты сволочь! Ещё фронтовиком назвался... Вот ведь гниды!
Костя бросился на этих парней с кулаками, да те оказались тёртыми калачами. Ударили они Костю под дыхло, свалили с ног, да сами быстренько смотались с ресторана. Пока костины друзья подоспели, тех сволочей уже и след простыл.
Но история эта имела продолжение. Однажды в общежитии Костя увидел, как симпатичную первокурсницу какой-то детина тащит в комнату. При этом он ей на ухо громко шептал:
- Ты, дура, не бойся. Погуляем по-людски. Конфеты, фрукты, коньяк, шампанское! Патефон, трофейные пластинки!...
И видно что-то он там ещё что-то неприличное добавил, так что девушка вырвалась и отвесила приставале пощёчину. А тот в раж вошёл, орёт:
- Всякая шлюха мне-фронтовику отказывать будет?!
И тут Костя узнал в нём того подонка, который в ресторане хвалился своему дружку Сене о своих подлых делишках...

В общем Костя на этот раз врезал этому негодяю как следует. А тот, как оказалось, был на хорошем счету у руководства института, секретарь партбюро, фронтовик, орденоносец. И свидетели у того Жоры нашлись, которые подтвердили, что Костя из хулиганских побуждений напал на достойного человека. Костя пытался  рассказать, как всё было, но его и слушать не стали. Как хулигана и клеветника его выгнали с третьего курса... Сергей Алексеевич у них был преподавателем, знал историю Кости, пытался вступиться за него, да и ему за это перепало...

В общем привёл Сергей Костю к нам в лабораторию, рассказал всё как было... С тех пор парень у нас работает. Хороший парень, таких бы нам побольше!
- Молодец значит..., - кивнул Берия. Достал из кармана блокнот и черкнул в него пару строк. – Мы разберёмся с этим случаем... Вот значит какие фронтовики бывают...

Доклад Сталину

Уже неделю шло изучение содержимого шкатулки. К бригаде Петровича добавили опытных экспертов, которые занялись анализом структуры документов и статей, их идеологическим содержанием. Мнение специалистов не было однозначным, но они всё больше склонялись к тому, что информация из шкатулки имеет огромное значение, что пренебрегать ею не стоит. Берия понимал, что вся эта информация по силе равна атомной бомбе, что она опасна, если ей неправильно распорядиться. Давно уже было пора доложить об этой шкатулке Сталину, но Берия старался оттянуть это не совсем приятное дело, пытаясь найти для этого благоприятный  момент. Вот и сейчас он рассказывал Сталину о тех научных проектах, которые курировал, и всё шло как обычно. Про шкатулку он расскажет как нибудь в другой раз...

- Лаврентий, что ты всё вокруг да около? Что там со шкатулочкой? – спросил вдруг Сталин, набивая трубку табаком, - Докладывай, Лаврентий, не юли...
- Коба, я даже не понимаю... Как это могло просочиться, это же секретная информация!
- От меня секреты завёл?
- Иосиф Виссарионович, это я к тому, что всюду какие-то ненадёжные люди, допустили утечку информации... Я как раз пришёл доложить про эту шкатулку...
- Давай, садись вот тут за стол, и рассказывай всё по порядку, ничего не утаивай..., - сказал Сталин, держа в руке трубку и спички. 

- Я уже как-то докладывал про КАР..., ну про эти листовки, которые несколько раз появлялись в метро и в почтовых ящиках граждан. Мы тогда ломали голову – что это: диверсия иностранных государств или внутренние враги. Листовки изымались, но неизвестно сколько их осталось у людей, не пожелавших с ними расстаться. А ведь наверняка были такие, что оставляли эти листовки, читали и передавали другим, хотя опасались репрессий... С одной стороны - информация там расходилась с официальными данными, но с другой стороны - многие данные после анализа оказывались своего рода предупреждением... Но кто разбрасывал эти листовки? Кто печатал их? Интересно, что напечатаны они были на очень хорошей бумаге и текст выглядел лучше, чем печатают в лучших типографиях... Это не то, что наши листовки на гектографе тогда... И кто эти листовки распространяет было неизвестно, не могли их никак найти... 

И вот на днях чуть было не поймали этих с листовками...
- Чуть-чуть по русски не считается... Что ж вы так опростоволосились?
-  Ну, это не мои люди, это у Игнатьева промашка вышла... Но не в этом дело, главное то, что во время погони эти люди бросили сумку с приборами. Приборы мне удалось перед самым носом у Игнатьева увезти в нашу лабораторию. А там уж ими занялись специалисты- умельцы.
- Ну, и какие результаты? Уже разобрались?
- Разобрались! Там было два прибора. Один оказался как раз тем самым печатным устройством, на котором напечатаны все эти листовки КАР!
- Это уже кое что... А другой, это та шкатулочка?
- Да, шкатулочка с секретом! Там столько всего оказалось, что не во всякой библиотеке найдёшь... Да что там в библиотеке!...Нигде в мире такого нету!...
- Давай говори, не надо вокруг да около...
- Ну вот, смотри, Коба! – Берия блеснул пенсне, доставая из своего портфеля стопку листов, - Правду говорят, сколько не кричи – халва, во рту слаще не станет... Вот распечатали из той шкатулки кое-что... Бумага у нас правда неважная, похуже чем у них, но главное не в качестве бумаги, а в содержании...
- Так, что там пишут..., - Сталин взял несколько листков и стал их просматривать. Берия также принялся перебирать листки, сортируя их и укладывая в разные кучки.
- Э, что такое? Откуда это вот? – раздался возмущённый голос Сталина через несколько минут.
- А ты вот ещё эти прочти, - протянул Берия Сталину кипу листков.
Сталин опять углубился в чтение, отбрасывал листок за листком в сторону, фыркал и даже хлопал по столу кулаком...
- Не понимаю..., - Сталин выглядел ошеломлённым, - что это такое? Провокация? Диверсия?

- Нет, Коба, это не провокация, всё абсолютно так и есть... Даты на документах видал? Да что даты... Наши эксперты изучили, насколько можно, все эти материалы, и пришли к выводу, что фальсификация такого количества и такого качества в принципе невозможна. Нет, фальсификации там конечно есть, но в целом просматривается картина довольно отчётливая – все эти документы из другого времени, то есть из будущего...

- Да разве ж такое может быть?
- Я тоже сомневаюсь, но тут ещё одна деталь – все эти вот вещи: бумага, печатная машинка, шкатулочка с экраном – такого нет нигде и никогда не было во всём мире!
Ни у американцев, ни у немцев... Нет ни у кого таких устройств!!!
Мы сейчас вот закончим перенос информации из шкатулки, там ещё фильмы всякие, фотографии, целые книги – библиотека одним словом огромная! В лаборатории наши профессора уверяют, что цены нет и этим книгам, и статьям, и самим приборам! Там столько всего, что перевернёт всю науку и всё развитие!
- Это хорошо, - Сталин наконец-то прикурил трубку от зажжёной спички, - а эти бумаги ты мне оставь, я почитаю... Там ещё такое есть?
- Там полно этого! Я тоже как только увидел всё это, так даже не знал, как реагировать... Во-первых, хорошо, что всё это попало именно в нашу лабораторию, где толковые ребыта, инженеры, профессора... И надёжная охрана... Конечно же мы охрану усилили, для всей группы объявлен карантин, никто оттуда не выходит. Полностью  исключено общение сотрудников лаборатории с постороними, даже с солдатами караульной службы. Утечка информации исключена. Я не могу понять, как это до тебя дошло?
- От Игнатьева... жаловался он, что ты у него шкатулочку эту из-под носа забрал. Наверно думает, что там бриллианты...
- Пусть себе думает... Там не бриллианты, там посерьёзнее, поценнее. Сейчас там ребята фильм переснимают... Я распорядился для этой цели отпустить со склада заграничную цветную плёнку. Вечером принесу, посмотрим... И вот ещё что, - Берия замялся, - Коба, там много всякой пакости написано... и про меня, и про тебя, и вообще про СССР, про советскую власть... ты не думай, что всё там истина... но что-то похожее на правду иногда можно найти...
- Вот что, Лаврентий, - сказал Сталин выбивая пепел из трубки в перельницу, - Давай-ка поедем с тобой и посмотрим, что там за шкатулка, хочу сам посмотреть... Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать...

Тайная комната с зеркалом


- Вот, Иосиф Виссарионович, это руководитель лаборатории, Петрович его зовут.
- Здравствуйте, товарищ Сталин!
- Будь здоров, Петрович! Показывай свои владения, где тут эта коробочка-шкатулочка?
- Извините, Иосиф Виссарионович, сейчас в лаборатории работа идёт, переснимают кинокамерой фильм. Ребята изнутри дверь заперли, чтоб никто не мешал... Ни за что не откроют, пока не закончат...
- Лаврентий, мы выходит не вовремя...
- Товарищ Сталин, они не долго будут... А пока можно посмотреть на них в специальное окно. Там всё видно и слышно...
- Ах да, у тебя же есть волшебное окно в лабораторию. А я чуть не забыл..., - Берия хлопнул себя по лбу и пояснил Сталину:
- Тут у Петровича в кабинете есть небольшая комнатка, а из этой комнатки окно в лабораторию. В лаборатории же на стене большое зеркало... Никто там и не подозревает, что за ними можно наблюдать через это зеркало. И слышно разговор хорошо, потому что микрофоны ловко вставлены в такие места там, что даже специалисты не догадаются.  В общем нас они не увидят и не услышат, а они у нас все там будут как на ладони со шкатулкой.
- Ну, показывайте, - кивнул Сталин. Петрович распахнул дверь, спрятанную за шкафом и провёл высоких гостей в небольшую комнату, где стояли удобные кресла, стеллаж с аппаратурой. Большое окно в стене выходило в помещение лаборатории, где несколько человек копошились у стола, на котором стояла пресловутая шкатулка. Перед шкатулкой на большом штативе стоял киносъёмочный аппарат...

Жизнь без денег

- Всё, снято! – провозгласил оператор. – Перекур!
Некоторые сотрудники лаборатории, весело переговариваясь, пошли курить, другие же откатили киносъёмочный аппарат в сторону и установили на его место фотоаппарат, также на штативе. Один парень теперь что-то делал со шкатулкой, сменял там на экране документы, а фотограф снимал...

- А знаете, что мне больше всего понравилось сегодня..., - заговорил паренёк, который подошёл к зеркалу, и глянув в него, поправил упавшую на лоб прядь волос. - Я просматривал статьи и там такое нашёл!

- Ну, что ты там нашёл, студент? – подошёл к пареньку солидный мужчина.
-  Сергей Алексеевич, там идея излагалась, как жить без денег. В том смысле, что бумажные деньги, мелочь всякая будут не нужны в будущем.
- А куда же без денег? Это вроде как коммунизм? – оглянулся на паренька прислушивавшийся к разговору фотограф.
- Нет, автор статьи полагает, что до коммунизма народ пока не созрел, но если люди привыкнут к разумному распределению материальных благ, то и коммунизм станет более реальным. А деньги в этом деле очень сильно мешают. Деньги – это всего лишь средство обмена, но в обществе из-за их обезличенности деньги имеют свойство накапливаться у всяких нечестных людей, деньги воруют... в общем деньги развращают общество. Так что,  если бы деньги отменить, то жизнь совсем другая настала бы...
- Это значит, что все будут брать в магазине сколько они захотят? Так ведь полки тут же опустеют, ведь всем тогда не хватит даже самого необходимого! – вмешался в беседу техник, вернувшийся из курилки.
- Нет, тут не совсем так, как при коммунизме... В будущем у каждого будет в сберкассе свой счёт, на который будут записаны средства, в тех же рублях, которые человек заработал. Но денег на руки никому выдавать не будут, а будет специальная пластмасовая  карточка, в которой будет находиться вся информация о заработке и расходах каждого человека. Приходит человек в магазин, берёт себе хлеб, масло, чай, пряники, и протягивает продавцу эту карточку. Продавец карточку эту в специальный прибор суёт, электрический сигнал вычитает от общей суммы человека потраченную сумму, и всё...
То есть специальная электрическая система позволит в любом месте сразу же оплатить покупки, услуги в мастерских, билеты на поезда, на пароходы и на самолёты...
- Хорошо, но какая от этой системы польза? – спросил снова техник.

- Ну как же, если нет денег, то в магазине, или где там ещё, никто не сможет обсчитать покупателя. Какой смысл обсчитывать, если деньги продавец присвоить себе не может. И контроль за всеми счетами полный. Захотел узнать сколько у тебя на счету, тут же набрал специальный код, и тут же в такой вот шкатулочке, как эта, увидишь сколько ты потратил, не ошибся ли продавец...

- А если ты набрал много, а денег у тебя на счету не хватает? А? Придётся выложить товар обратно?
- Нет, в таких случаях сберкасса может предоставить кредит... Допустим на сто рублей, или на тысячу...В общем какой-нибудь лимит можно установить. А потом с зарплаты с тебя автоматически вычтут всё, что ты взял в долг... Но это что... Главное, что жуликам, ворам и мошенникам сразу же дадут по рукам!
- Это как же?
- А так. Если человек живёт и честно трудится, то это все видят. Но если человек нигде не работает, водку пьёт, гуляет? В наше время всякий такой обормот тысячу отговорок придумает и все ему поверят. А деньги у него потому не переводятся, потому что он их украл, или кого-то обманул, обжулил, а то и убил ради денег. При безденежной системе такое будет невозможно. Деньги украсть будет нельзя, их можно будет только заработать честным трудом.
- Ага! Значит денег не будет, но карточку-то ведь тоже можно украсть, отнять, подделать. Как с этим быть?
- Если ты попытаешься завладеть чьей-то карточкой, то рискуешь попасть под подозрение милиции. Будет специальный отряд заниматься отслеживанием украденных карточек. Как только с такой карточкой вор попытается расплатиться, то тут же на экране у продавца и одновременно в милиции появится сигнал тревоги. Так что вор далеко убежать не сможет, задержат его и отправят куда надо.
- Это ты, Костик, здорово расписал. Только когда же такое будет? Что же эти товарищи, которые там, сами себе такое не ввели?

- Да, они вполне могли бы ввести такую систему. Технический уровень у них это позволяет... Только у них проблема другая, у них развелись паразиты, то есть очень богатые люди. Так вот эти люди, нажившие огромные богатства нечестными путями, эти люди тормозят любое мероприятие, ведущее к справедливому распределению материальных средств. А для безденежной системы у их общества есть все предпосылки: есть специальные карточки, есть приборы для считывания и записи информации на них, повсюду имеются вот такие экраны, как на шкатулке...

- Вот то-то и оно... Всё есть, только нет кое у кого совести..., - заключил фотограф, меняя плёнку в своём фотоаппарате.

...

Сталин наблюдал за разговором в лаборатории с интересом, и затем сказал:
- Занятные ребята, думают, соображают...
- Коба, если хочешь, то мы можем людей попросить выйти покурить на полчаса, посмотришь поближе на шкатулку.
- Не надо, я вижу, что люди работают, заняты делом... Не будем им мешать. Я не специалист по этой технике, не стану из-за своего праздного любопытства прерывать их работу. Вот фильм, что они сейчас переснимали... как бы его посмотреть?
- Учитывая время на проявку, сушку, я думаю, что завтра его Вам доставят, - ответил Петрович.
- Ну, хорошо, вы не спешите, делайте всё качественно... Хоть послезавтра...
Сталин ещё раз глянул на занятых делами людей в лаборатории и решительно встал с кресла:
- Поехали отсюда, Лаврентий, не будем мешать.  У нас тоже много дел....

Что же они натворили...

Со времени визита в лабораторию прошло немало времени. Сталин и Берия перелистали немало статей, по сути - документов из другой реальности, пересмотрели несколько фильмов. С каждым днём у них росло беспокойство и желание немедленно действовать...
Вот и сейчас они сидели в комнате на даче Сталина и разговаривали всё о том же...

- Лаврентий, вот ты уже читал всё и кино посмотрел... Что ты обо всём этом думаешь?

- Коба, сначала я подумал, что это искусные фальшивки, что это наши враги специально всё сфабриковали... Но чем больше я читал, видел и думал про это, тем больше вырисовывалась цельная картина... Трудно этому поверить, но факты указывают на то, что нет дыма без огня... Потом эксперты..., мы пригласили очень толковых специалистов по анализу... они очень осторожны в оценках, но я вижу, что их тоже всё это впечатляет... И к тому же ещё вот эта деталь – если бы всё это нам подбросили специально, то могли бы всё это просто в виде папки с бумагами где-то оставить, мест таких полно... А тут эта шкатулка, которая сделана так, что никто на Земле этого сделать не может... Пока что нет аналогов этим приборам. Наши специалисты, инженеры разводят руками... Обещают конечно добраться до сути, но пока ещё далеко им до создания чего-то подобного.

- Ну, хорошо... значит то, что там написано, имеет под собой какую-то основу? Так ведь получается, что нам надо срочно что-то предпринять... Что ты думаешь про этот двадцатый съезд? Про все эти обвинения и декларации?
- А что я могу тут сказать? Вот такие они и есть эти все хрущёвы и их  пособники... Я думаю, что надо упредить их, надо нанести им удар, который сорвёт все их козни.
- Это понятно, таких шакалов не жалко... Но пороть горячку не надо. Снять с высоких постов и отправить куда-нибудь с глаз долой... Лаврентий, скажи... неужели... так  всё после нас так будет?... Тебе это как?
- Сам всё думаю, Виссарионович, это же ни в какие ворота не лезет! Таких они дров наломали, а нас в жестокости обвиняют... Разве можно допустить такое в мыслях, что СССР можно вот так разрушить? Это же явное предательство!... А как мы должны ко всем этим негодяям, к врагам относиться? По головке их гладить? Он украл, а мы ему за это конфетку... Они ненавидят советскую власть, готовят всякие козни, хотят вернуть обратно царя, буржуев, капиталистов, а мы им должны улыбаться и хвостом махать? Значит, не в лагерь всех врагов, антисоветчиков, троцкистов, предателей, а на курорт, в Ялту? И как они всё накрутили, как они всё вывернули... Берия и Сталин у них самые главные враги, кровопийцы...

- Да, Лаврентий, они конечно же извратили всё... И вроде как будто правда, так что люди и поверить могут в то, что они нагородили... Я не утверждаю, что я - идеальный человек. Не стану настаивать, что я хороший управляющий... Оказалось, что я и вождь совсем никчемный...Они так говорят...  Может быть они и правы, конечно, образованный человек на моём месте лучше бы страной управлял... Я так же как и другие могу ошибаться, меня могут ввести в заблуждения другие люди и обстоятельства... Наверно в ошибках и промахах я тоже виноват... так за это я всегда готов ответить перед народом, перед партией.  Но перед врагами и негодяями мне виниться не в чем. Мы их били и били как следует, поэтому и смогли выстоять в эту войну. Если я кого-то несправедливо обидел, с кем-то поступил не по совести, за то прощения попрошу и приму как должное любое наказание... Вот те, которые просят за своего сына, за мужа... Они не знают всего дела, не знают, что человек натворил, но обещают, что тот исправится, что он больше не будет, что он не подумал... Простить его? А другие скажут – почему его простили, а меня нет? И что ж тогда всех этих преступников простить и отпустить домой, чтобы они вернулись и продолжили свои преступления? Нет, закон нельзя обходить, нельзя прощать за содеяное. Пусть каждый знает о неотвратимости наказания и пусть каждый станет ответственным за свои слова и поступки. И закон должен быть для всех один, причём даже строже к тем, кто занимает ответственные посты и высокие должности. Это потому что они на виду у всех, все на них смотрят, на них равняются. Если начальник небрежно выполняет свои обязанности, ворует, то тем самым он подаёт дурной пример другим. Значит все вокруг будут плохо работать, воровать, выпускать брак и вредить общему делу.  Вот меня, тебя, всех коммунистов обвиняют в репрессиях, что невинных гнали в лагеря, расстреливали. Если есть в том правда, то я с себя ответственность не снимаю. Но весь этот страх нагоняли конкретные люди, которые в судах заседали, которые творили беззаконие, пытали и расстреливали. Не Сталин расстреливал и гнал по этапу, а люди с определёнными именами и фамилиями. Ягода, Ежов, их пособники... Кто они? Дураки с рвением или сознательные преступники? Откуда они взялись? Не с Луны же они свалились. Они родились и выросли в нашей огромной стране. Одни выросли честными и открытыми, они создавали и строили, радовались жизни... А другие вредили и дышали ненавистью, отравляли всем жизнь. Почему так получается? Сталин их так воспитал, чтобы они над людьми издевались, избивали, унижали человечесое достоинство? Или их в школе учили подлости и злобе? Нет, не учили этому ни в школах, ни в гимназии, ни в семинарии... Это идёт из подлого времени крепостничества, это пережитки мрачного прошлого нашего народа... Низкие инстинкты, как у животных, передаются в семьях, где живёт эгоистический мелкобуржуазный дух, в воровских сообществах... Мы когда-нибудь от них избавимся, от этих рассадников заразы... Но пока деваться некуда – такое у нас общество, и люди в нём разные. Разве может один человек отвечать за состояние всего общества, которое сложилось в течение многих исторических эпох?... Советская власть позволила каждому получить образование, каждый может трудиться там, где только пожелает, овладеть любой профессией. В какой ещё стране мира такое было? И мировоззрение у людей изменяется, но старое тянет обратно, не даёт человеку взлететь над этим болотом... Если в семье люди мать и отец живут честно, если они работящие и доброжелательные, то и дети вырастут достойными людьми. А если в семье отец вор, или жулик, если  там ведутся подлые разговоры, если родители лицемеры, если они двуличные, то в такой семье всё отразится в воспитании их детей, дети вырастут со всеми теми же пороками, какими испорчены их воспитатели. Идеальных людей у нас не было, какие были - такие и делали всё по-своему. Они и судили по своим меркам, они и делали всё как умели. И в том, что самые пронырливые и бессовестные проникли во все органы, заняли тёплые места начальников, от которых зависели судьбы людей – в этом вина не Сталина, это такая реальность... Тут никакой Сталин не в силах за всем усмотреть, тут нужно всё общество нацелить на борьбу с этими обор


тнями...

...

- Лаврентий, а ты что молчишь?  Или запоминаешь всё, как истиный агент  мусаваитской разведки? Да ещё к тому же ты - английский шпион...
- Коба, а почему на меня не навесили ещё шпионаж в интересах марсиан?
- Лаврентий, это несерьёзно, ты не отделывайся шуточками... отвечай со всей ответственностью, когда к тебе Сталин обращается...
- Да разве можно на эту брехню отвечать серьёзно?  Они там по рецептам Геббельса состряпали все эти гнусности, чтобы мы ломали головы... ответить-то невозможно на все эти глупости.  Ты лучше скажи - как тебе доклад  Хрущева о культе личности?
- Лаврентий, тут они конечно круто завернули, но в чём-то они правы... Так раздули вокруг моего имени столько всего, памятники эти всякие, восхваляли...

- Коба, ты знаешь ведь, что я тебя уважаю. Ты знаешь, что я никого не боюсь, поэтому скажу тебе так. Эта страсть к возвеличиванию, чинопочитание – это всё в обычаях у народа. Хоть им попы всегда талдычат – не сотвори себе кумира, но так уж устроен человек, не могут они без кумиров... А вся эта шумиха с культом личности – это очень хитрый вражеский ход. Они заклеймили культ личности, а вместе с тем бросили камень в весь наш строй, нанесли удар по социализму. В этом всё и кроется – им надо было побольше грязи кинуть в Сталина, замазать гадостью Берию, представить всех советских людей безмозглыми идиотами... Вот так они понемножку сводят всю историю нашей страны к итогу, в котором великая октябрьская революция – это захват власти «немецким шпионом» Лениным, который великую российскую империю положил к ногам тайных масонов. В этой ихней истории народ плясал под дудку Сталина, а Сталин уничтожал народ миллионами, гнал в лагеря, губил на фронтах, поставив во главе армий  жестоких военноначальников, которые не воевали, а топили врага в крови красноармейцев. И так ладно они свою ложь сплели, что в истории этой уже нет места тому, что революция в октябре семнадцатого действительно совершила: открыла народу дорогу к знаниям, освободила от паразитов-капиталистов. Никакой другой народ не смог бы устоять против гитлеровской армии, даже не потому, что у других нет таких ресурсов... а потому, что выросло поколение советских людей, сила которыхбыла  в их сплочённости и в вере в светлое будущее. Нету нигде больше такого народа, как советский!

Эти засранцы  большевиков людоедами выставляют, а попробовали бы они без палки, одними уговорами и обещаниями. Цари за 300 лет Россию не подняли, вечно тащились в хвосте европейских стран. А мы ее за 30 лет переделали. Но всех сразу не сделаешь сознательными и ответственными.
В свою защиту даже ничего не скажу. В самом деле, меня есть за что ругать, во мне идеального совсем ничего нет, да и претензий у меня нет на это. Как мог так и делал я свою работу на том месте, куда меня партия поставила. Как мог выполнял задания и стремился успеть всё выполнить в срок. Не я создавал бомбу, но и мои старания помогали специалистам... И вместе с тем признаваю, что я ответственен за перегибы и извращения социалистической законности, что не сумел предотвратить проникновения всякой сволочи на ответственные посты. За это я готов понести наказание...
- Ладно, Лаврентий, погоди рвать на себе волосы... Не время нам сдаваться, надо что-то предпринять, чтобы не допустить предательства. Что нам делать сейчас, как ты думаешь?
- Думаю, что надо избавиться от наиболее опасных кадров в Политбюро, в ЦК партии, в органах. Произвести замену на надёжных людей. Я предлагаю вернуть Георгия Жукова на должность Главкома сухопутных войск. Или, скажем, министром обороны поставить. Считаю, что это ошибка отстранять его от руководства армией. Разве можно разбрасываться такими кадрами? Наверно он уже осознал свои ошибки и не повторит их впредь...
- Согласен, пусть займётся армией и флотом, врагов пока ещё никто не отменял, они там только и ждут, что наша армия ослабнет. Только надо армию сделать более мобильной, руководство ею более гибким, и пусть выращивает новые кадры. А где товарищ Жуков сейчас?
- Да он пока что командующим Уральским военным округом...

- Никак не могу перестать об этом думать...Как они вывернули, а? Всё им плохо, репрессии - плохо, коллективизация – плохо...Выселили население, приветствовавшее  гитлеровские войска с хлебом солью – плохо... Наверно и то, что разбили фашистские орды  и закончили войну в Берлине – тоже плохо?... Сталин, значит - тиран, ограничил права человека, создал «кровавый режим», уничтожал цвет интеллигенции? А сами они почему так вот дров наломали? Они разве не знают, что кроме прав, есть ещё и обязанности? Что есть право народа диктовать свою волю всяческим паразитам и негодяям?... Да, если бы мы миндальничали и сюсюкали со всей этой буржуазией, с троцкистами и предателями, то нас бы растоптали и стёрли в прах сапогами бесчисленные враги. А мы выстояли, вопреки всему! И народ конечно, именно народ, простой человек был от этого только в выигрыше. А что они натворили? Это невозможно даже представить! В это невозможно поверить... То, что таким трудом выстроено, кровью защищено от вооружённых полчищ – это всё сведено на нет предателями, отщепенцами... Мы, значит, изверги – построили страну, где паразитов больше нет, а они благодетели – развалили всё и посадили на шею народу новых буржуев... Так что лучше: дружба с врагами или  репрессии против врагов? Они думают, что враги им теперь, как родные стали?... Неужели глупость может до такой степени затмить разум? Первое должно отступить перед вторым... Мне жалко тоже этих несчастных, которые ради куска колбасы, ради клочка туалетной бумаги, ради всяких удовольствий готовы продать Родину ... и не важно целиком или по частям.... Мне их жалко, но рука бы не дрогнула расстреливать этих предателей!

- Может быть расстрелять всех этих хрущёвых, всю эту шушеру без суда и следствия?
- Так значит? Расстрелять? И Молотова, Маленкова, Микояна к Никите впридачу? Там много их всех, как тараканов... Но погоди, Лаврентий, не надо горячиться. Если вовремя предпринять необходимые меры, то мы избежим  опасности для страны и народа. Уничтожать и растреливать – это только воду лить на мельницу нашим врагам, чтобы они потом пальцем показывали на нашу жестокость и козыряли этим в своих антисоветских выпадах.
Нам нужно найти преданных нашему делу людей, настоящих коммунистов, хороших специалистов на смену прогнившей верхушке. Наверно стоит для этого опереться на фронтовиков, они доказали своей жизнью право на руководство страной. Но и их тоже надо будет контролировать, чтобы тоже не зарвались. Надо вообще подумать о такой системе управления страной, при которой надёжно будет обеспечена безопасность страны и защита от некомпетентности и предательства. Чтобы любой человек, какой бы высокий пост он не занимал, всегда был бы на виду и его можно было бы снять,  если он не оправдал доверия народа. Вот я так думаю, Никиту расстреливать не надо, лучше отправить его в дальние края, чтобы он там кукурузу выращивал... И Брежнева этого к нему в помощь... Хотя бы в Казахстан, пусть там целину подымают, кукурузу выращивают для животноводства... Кукуруза им по душе... Целину им подавай... Да, Лаврентий, я что-то совсем из головы выпустил – а куда подевались те люди, которые сумку эту бросили, со шкатулочкой?
- Никаких следов, как сквозь землю провалились...
Не надо раздувать из мухи слона...

Пелагея и Шурик опять сидели у большого компьютера в комнате Шурика. – Всё-таки зря мы с этими листовками..., - говорила Пелагея, морщась от неприятных воспоминаний, - нас чуть было не поймали, а толку ведь никакого! В нашем мире ведь никаких перемен, никакого влияния на общество мы не оказываем.

- Зато, какие перемены происходят в параллельном мире! – воскликнул Шурик.

- Да что нам до этого параллельного мира? Мы же в нём не живём... Ты вот почему-то не горишь желанием туда перебраться? Хотя там конечно жизнь совсем другая, интереснее в тыщу раз... Почему ты здесь, а не там?
- Эх, Пелагея, я бы туда перебрался, но только вместе со всеми... Что мне там одному делать? Разве я могу оставить тут отца, всех своих друзей, тебя? ...Только ведь никто туда не захочет перебираться, я знаю их...
- Хорошо, что мы с тобой выбрались оттуда. Ещё немного и догнали бы... или пристрелили бы...
- Кто бы мог подумать, что они за нами погоню устроют...
- Этого следовало ожидать... Ноутбук твой и принтер там остались...
- Ничего, обойдусь...
- Шурик, всё-таки зачем мы всё это делали? Зачем нам надо было что-то менять в параллельном мире, если мы сами туда не собираемся перебираться?
- Как зачем? По-первых, чтобы увидеть, насколько возможны перемены в подобном нам мире. И людям в том параллельном мире мы ведь только добро принесли, никаких бед и несчастий от нашего вмешательства...
- А вот в нашем мире мы ничего сделать не можем, какая жалость!
- Почему, мы можем и в нашем мире добиться перемен, ещё и как! Нынешняя власть держится только на обмане, на фальшивых обещаниях. Главное в том, что «слуги народа» служат не народу, а только сотне миллиардеров... Народу от всех национальных богатств только крохи перепадают... И доколе это может продолжаться?

- Если ты думаешь, что выборы президента что-то изменят, то ты здорово ошибаешься. Я вот сегодня звонила во Владивосток, чтобы поздравить дядю Ивана с Днём Советской армии и потом поговорила с Валей... Они, кстати, всем нашим большой привет передают. Так вот, Валя мне сказала, что не верит в честные выборы. Да и вообще во всей России наверно нет ни одного человека, который бы не сомневался в намерениях власти любым путём, вопреки воле народа, поставить президентом Путина... Все эти ВЦИОМы, рейтинги, телевизионные шоу, вся пропаганда раздувают из этой мухи слона...

- Пусть раздувают, - усмехнулся Шурик, - всему есть предел... Лопнет ихняя муха к чёртовой бабушке, только брызги полетят!


© Copyright: Владимир Симоненко, 2012
Свидетельство о публикации №21201290110

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении правил

Рецензии

Написать рецензию

До тех пор, пока мы свободно не будем выбирать депутата, участкового, судью- у нас не будет порядка... мы будем вечными рабами бюрократов...
Бюрократ

Бюрократ слетал в Европу,
Да пошла бы она в попу,
Там, спокойно грабить не дают,
За любой разбой,
Сразу ставят под конвой.

Полечу-ка я в Пекин
Буду там я господин,
Но по разным слухам,
Там китайцы жестко правят
И воров на место пулей ставят.

Может мне в Америку слетать?
Но Обама там дурак,
Все он делает не так,
Сразу видно, что урод
Распускает свой народ.

Никуда я не поеду,
Буду я в России править,
И свободно грабить,
Здесь народ тупой,
С доброю душой,
Сколько б я его детей не продал,
Он всегда молчит,
Только хлопает ушами
И воров благодарит,
Здесь в России я герой!
И народ наивно- глупый,
Сколько б я ему не лгал,
За меня всегда стоит горой.

Григорий Мельников

У нас сейчас любой бандит имеющий деньги, за взятки лезет во власть, а добившись власти- то у него судья и полицай бегают в шестерках и простой человек не может влиять на судью, полицейского, депутата...

Если человек не может свободно выбирать участкового милиционера, депутата, судью, то он становится рабом бюрократа, а рабы за кусок хлеба, или бутылку водки отдают свой голос на выборах и голосуют за бюрократа. Чтоб устроить ребенка в детский сад, человек падает на колени перед бюрократом, а когда он заболеет и чтоб сделать операцию, опять приходится падать на колени перед бюрократом и т.д. Бюрократ может свободно сажать людей в тюрьму, т.к. судья находятся в полной власти бюрократа. Бюрократ посылает войска против своего народа, чтоб подавить любое возмущение. Бюрократ использует любые методы подавления, законные, или незаконные и он идет на любую подлость, лишь для того, чтоб удержаться у власти.

В Америке нет революций, потому что там народ выбирает судью и полицейского- шерифа, а у нас постоянно революции и брат брата убивает, и мы будем вечно воевать между собой, до тех пор, пока не будем выбирать депутата, судью и участкового. В Америке, как и в любой семье, есть кризисы - но они обходятся без братоубийственных войн, кризисы разруливают мирными, договорными способами и дальше живут и не плохо, счастливо живут. Америка сильна, потому что простому человеку дает свободу выбора, а мы до сих пор лишены этой свободы... Америку можно и нужно критиковать, но, нужно и лучшее у них брать, а иначе мы погибнем как народ...






<< предыдущая страница