shkolageo.ru 1 2 ... 8 9

История Казанской епархии (1555 – 1917 гг.)



Оглавление


Введение……………………………………………………………………….…..3

Глава I. Основание Казанской епархии

§ 1. Казанский поход Иоанна Грозного и присоединение Казани к Русскому государству…………………………………………………..……..6

§ 2. Основание епархии в Казани………………………………………….….9

Глава II. Казанские архипастыри………………………………………..……..11

Глава III. Монастыри Казанской епархии………………………………..…….88

Глава IV. Чудотворные иконы и святые в земле Казанской просиявшие….100

Примечания……………………………………………………………………..114

Заключение…………………………………………………………………...…116

Список использованных источников и литературы……………………….…118

Введение


Предметом исследования нашего дипломного сочинения выбрана тема, которая достаточно хорошо изучена, но не систематизирована, а именно история Казанской епархии со времени основания до революционных событий 1917 г.

К настоящему времени написано множество работ с описанием отдельных биографий Казанских иерархов, истории монастырей и святынь епархии, и одно только их перечисление может занять весь объем дипломной работы. Но, несмотря на, казалось бы, столь обширную изученность данной темы пока не существует работы излагающей всего этого в совокупности. Необходимость изучения и систематизирования уже имеющегося обширнейшего материала с точки зрения истории очевидна. Новизна заключается, прежде всего, в попытке преподнести историю отдельной епархии в целостности ее жизни.

Основными источниками, к которым мы будем обращаться, являются работы священника Г.Богословского «Краткий исторический очерк Казанской епархии» и архим. Платона (Любарского) «Сборник древностей Казанской епархии» ссылки, на которые, ввиду обширности использованных сведений не будут указываться. Небезынтересно также сочинение П.Строева «Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви». К сожалению, эти, а также другие работы посвященные жизни и деятельности Казанских архиереев написаны в XIX веке и соответственно они ограничивают сведения о святителях живших до времени написания данных работ.


Кроме этого нами был привлечен довольно обширный круг материалов по отдельным Казанским архипастырям. В частности следует назвать труды архим. Сергия (Василевского) посвященные исследованию жизни архиепископов Филарета и Антония Амфитеатровых, «Очерк архипастырской деятельности архиеп. Антония (Брянцева)» Л.Багрецова и исследование А.Светлакова посвященное митр. Тихону (Воинову). Не подвергается сомнению важность трудов протоиерея кафедрального Благовещенского собора Е.Малова посвященных истории казанских храмов и монастырей, написанных им на волне всеобщего интереса к русской истории и церковным памятникам.

Среди новых исследований следует отметить данные, приведенные в Интернет-ресурсах Казанской епархии (http://www.kazan.eparhia.ru) и сайте Русское Православие (http://www.ortho-rus.ru) довольно подробно, но без критического подхода излагающих биографии Казанских иерархов.

Цель нашей работы – составить описание истории Казанской епархии и попытаться дать объективный анализ христианства в многонациональном регионе Российской империи. В связи с этим в работе применяется комплекс методов научного исследования: основным в нашем труде является описательный метод, сочетающийся с аналитическим и сравнительным.

Вышеназванные цели и задачи обусловили следующую структуру работы: она состоит из введения, четырех глав, заключения и библиографии.

В 1-й главе «Основание Казанской епархии» мы дадим историческую справку о взятии Казани войсками Ивана Грозного и последующее основание епархии в присоединенном регионе. Также укажем место Казанского епископа в иерархии Русской Церкви и причины его столь высокого положения в ней вследствие политических мотивов.

Во 2-й главе «Казанские архипастыри» исследуется история епархии на примерах биографий ее святителей, т.к. все исторические процессы непременно были связаны с ее управляющими. В жизнеописании архиереев указываются события, произошедшие при них, и делается попытка дать их анализ. К сожалению, из-за ограниченного объема работы это не всегда полностью удается.


В 3-й главе «Монастыри Казанской епархии» кратко дается история возникновения и жизни монашеских общин. По той же причине, т.е. из-за объема работы, нами были взяты 10 крупнейших обителей, комплексы которых целиком или частично сохранились и монашеская жизнь в которых была возобновлена после безбожного лихолетья. Истории малых монастырей мы особо не касались, упомянув об их основании и упразднении, если таковое случилось в 1764 г. (обители закрытые в революционные годы не входят в хронологические рамки нашей работы).

В 4-й главе «Чудотворные иконы и святые в земле Казанской просиявшие» мы указали иконы Пресвятой Богородицы прославленные для всероссийского почитания и подвижников, освятивших своей кровью и трудами Казанскую землю.

 


Глава I

Основание Казанской епархии

Начать историю Казанской епархии следует с присоединения Казанского ханства к Московскому государству. И хотя история Православия в этом регионе началась задолго до этого, все же первый епископ, без которого нет Церкви в собственном смысле этого слова, появляется после Казанского похода 1552 года царя Ивана IV Васильевича Грозного. Именно с него мы и начнем описание истории Христианства в Казанском крае.

§ 1. Казанский поход Иоанна Грозного

и присоединение Казани к Русскому государству

Одним из центральных внешнеполитических вопросов Избранной рады стала активная восточная политика. В выборе восточного направления внешней политики сходились идеологи дворянства, боярства и духовенства. В 1545 – 1552 гг. правительством был совершен ряд казанских походов с целью предотвращения татарских набегов, овладения волжским торговым путем, а также освобождения многочисленных русских пленных.

В 1545 г. по инициативе тогда еще великого князя Московского Ивана IV предпринят поход на Казань. К городу были стянуты крупные войска из многих регионов Русского государства. Князь С.И. Микулинский-Пунков, И.В. Шереметьев (т.н. Большой) и князь Д.Ф. Палецкий отправились из Москвы на стругах. С Вятки выступил князь В.С. Серебряный-Оболенский, из Перми – воевода В. Львов /33, с. 67/. Московское войско соединилось с вятичами под Казанью, разорило ее окрестности и повернуло назад. Подошедшее позже войско Львова было окружено казанцами и разбито /53, с. 84/. Эти события обострили внутриполитическую борьбу промосковских и прокрымских группировок казанской знати, приведшую к изгнанию сторонника Крыма хана Сафа-Гирея и утверждению на казанском престоле весной 1546 г. ставленника Москвы Шах-Али (Шигалая). Однако после возвращения к власти через два месяца Сафа-Гирея русско-казанские отношения вновь ухудшились.


В конце 1547 г. Иван IV предпринял новый поход на Казань. Он с войском выступил во Владимир, куда из Мещеры подошли князья Д.Ф. Бельский, В.И. Воротынский и др. Однако, потеряв осадную артиллерию и часть людей при переправе через Волгу, вернулся в Москву. Соединившись под Казанью с Шах-Али, Бельский нанес поражение на Арском поле Сафа-Гирею, но затем, понеся существенные потери, ушел с другими воеводами из-под Казани. Неудачными также были казанские походы 1549-1550 гг. Иван IV в феврале 1550 г., подступив к Казани, предпринял штурм крепости, но не смог овладеть ей и через 11 дней оставил окрестности неприступного города. После этой неудачи русские войска уже не уходят далеко из-под города, в устье реки Свияги закладывается город-крепость Свияжск – важнейший опорный пункт на пути к Казани.

Осознавая ослабление и предвидя скорое падение Казанского ханства в 1551 г. союз с ним расторгает Ногайская Орда. Тогда же в Москву прибывают чувашские послы с просьбой принять чувашей в подданство России. В результате этих событий и активных действий русских войск на Волге, Вятке и Каме казанские мурзы были вынуждены вновь посадить на престол Шах-Али, который вернул на родину многих русских пленных. Но уже в марте 1552 г. Шах-Али бежит и на казанском престоле воцаряется враждебно настроенный к Москве астраханский царевич Едигер. Это вновь ухудшило и без того нелегкие московско-казанские отношения, и ускорили подготовку нового похода против Казани.

Поход возглавил лично Иван IV со своими ближайшими советниками в этом деле. Ими стали: Д.Ф.Адашев, И.М.Морозов, И.Г.Выродков, кн. М.Н.Воротынский, М.Я.Морозов, кн. А.М.Курбский, кн. А.Б.Горбатый-Шуйский, кн. В.С.Серебрянный-Оболенский и др. В марте 1552 г. в Свияжск были отправлены водным путем осадная артиллерия, боевые припасы и продовольствие. 3 июля русская армия двинулась на Казань по двум направлениям: Передовой, Большой полки и полк Правой руки – через Рязань; Сторожевой, Царский полки и полк Левой руки – через Владимир и Муром. 13 августа началась осада Казани. Общая численность русской армии составляла 150 тыс. человек при 150 орудиях. В составе войска Едигера было около 65 тыс. человек при 100 орудиях. Гарнизон города состоял из 33 тыс. человек при 70 орудиях, полевые же отряды насчитывали до 30 тыс. человек.


23 августа Казань была окружена сплошной линией траншей и начата бомбардировка крепости. Для артиллерийского обстрела по плану Выродкова была сооружена 13-метровая подвижная башня на 50 орудий. С помощью подкопов были разрушены стены и ворота, взорвана система городского водоснабжения. Т.о. осада Казани стала первым для русского войска успешным опытом ведения минной войны /см.: 28, с. 111-113/.

30 августа отряд воеводы Горбатого-Шуйского разбил татарский полевой отряд, занял Арск и всю Арскую сторону. 2 октября после отказа гарнизона сдать город русское войско начало штурм крепости. Героическое сопротивление Казанцев, продолжавшееся 50 дней, было сломлено, и крепость была взята. Хан Едигер захвачен в плен /34, стб. 463-464/, отправлены в Москву знамена Казани, освобождены многочисленные русские пленники. Казанское ханство было включено в состав Русского государства. Наряду с казанскими татарами в его состав вошли также чуваши, марийцы и мордва, проживавшие как на территории Казанского ханства, так и вне его /более подробно см.: 33, с. 70-75/.

Покорение Казани имело большое, но различное значение для побежденных и победителей. Казанские татары лишились своей государственной самостоятельности и вынуждены были приспосабливаться к жизни в новых условиях – в составе Русского государства. Для Ивана IV это было одно из высших достижений во внешнеполитической деятельности, которое подняло его авторитет как внутри страны, так и на международной арене.


§ 2. Основание епархии в Казани

Основание в Казани самостоятельной архиерейской кафедры стало логическим продолжением политики Грозного. По словам известного историка Русской Церкви митр. Макария (Булгакова): «Царь Иоанн Васильевич IV, собираясь войною на Казань, имел в виду не только покорить ее своей власти, но и насадить святую веру в земле неверной» /41, с. 185-186/.

2 октября 1552 года после долгой осады и кровопролитного штурма была взята Казань, Казанское ханство перестало существовать, его территория оказалась в составе Российского государства. Более четырех с половиной лет, до весны 1557 года, в крае продолжались военные действия – так называемая «Казанская война», но церковь уже стала укрепляться на новых землях. Еще в 1551 году в Свияжске был основан Троицкий монастырь. В 1552 году Троицкий же монастырь появился в Казанском Кремле, а вблизи Казани появился Успенский монастырь (будущий Зилантов).


В состав епархии вошли громадные земли от Чебоксар на западе до Уфы на востоке и от Казани на севере до Астрахани на юге. В нее вошли Казань с окрестными поселениями, Свияжск, Васильсурск, вся Вятская земля и впоследствии (в 1557 г.) территории Астраханского ханства /см.: 4, с. 8/. Да и по статусу своему новоучрежденная епархия была поставлена необычайно высоко, а именно наравне с Новгородской архиепископией, превзойдя даже древний Ростов/см.: 15, с. 800-801/. И, таким образом, стоит ниже только митрополита Московского и Всея Руси.

К моменту прибытия Гурия в Казанском крае обстановка была непростой, да и вообще, Казань с трудом можно было назвать городом. «Казанская война» продолжалась. Это было движение коренного населения Казанского края: татар, марийцев удмуртов и чуваш против присоединения к России. Фактически, на Луговой стороне вплоть до весны 1555 г. русские власти контролировали только Казань. К моменту прибытия архиепископа Гурия в Казань ситуация изменилась к лучшему, но весной 1556 г. восставшие, во главе с Мамич-Берды угрожали Казани и Свияжску. Только к маю 1557 года восстание было окончательно подавлено.

В это беспокойное, опасное время, еще до создания епархии и приезда архиепископа Гурия в Казани начинают быстро устраиваться церковные дела. Уже в первые дни после захвата города здесь был построен первый храм. В качестве мест, где он мог быть поставлен, назывались те, где позже были построены Спасская башня, или Благовещенский собор, но, скорее всего, это церковь Киприана и Устины. Первым из монастырей в захваченном городе обосновался Троицкий монастырь, основанный иноками Троице-Сергиевой обители. Уже летом 1553 года монастырь получил место в Кремле, между, около Тезицкого оврага «едучи к Спасским воротам», там были построены церковь Сергия Радонежского и зимняя Троицкая церковь. Очевидно, места для монастыря было мало и летом следующего, 1554 года монастырь получил в качестве вклада или купил, по крайней мере, восемь расположенных рядом дворов дворян /33, с. 82-83/.


Гурий приехал не в одну из российских епархий, а в осажденную крепость, в которой находилось военное руководство и сами войска, направлявшиеся отсюда на подавление очагов сопротивления. Повстанцы ни разу не пытались штурмовать город, но угрозы его захвата существовали постоянно. Поэтому участки стен и башни татарского «города» (Кремля) и посада, разрушенные во время осады и штурма 1552 года были восстановлены, на них была поставлена артиллерия.


Глава II

Казанские архипастыри

При написании этой главы мы взяли за правило давать не полное описание биографий архиереев, которое можно узнать из довольно многочисленных опубликованных источников и исследовательской литературы, а указывать события, происходившие во время управления ими Казанской епархией.

Архиепископ Казанский и Свияжский Гурий

(Руготин Григорий Григорьевич; 7 февраля 1555 г. – 5 декабря 1563 г.)

Биография первого Казанского архиепископа изложена в житии святителей Гурия и Варсонофия, составленном примерно через 30 лет после смерти Гурия и пересказана, по словам ее автора, священномученика Ермогена, со слов людей, хорошо знавших Гурия, вполне вероятно, что и сам Ермоген был рукоположен в священники Казанской Николо-Гостинодворской церкви самим Гурием. В целом, история его жизни выглядит достаточно достоверно, она много раз пересказывалась в разных редакциях.

Согласно житию, Григорий родился в городке Радонеже в последнее десятилетие XV в. По рождению Григорий принадлежал к сословию служилых людей по отечеству (дворян). Еще в юности будущий святитель оказался в холопах у князя Ивана Пенкова, проявил себя верным, трудолюбивым и добросовестным слугой.

Впоследствии он уходит в Иосифо-Волоцкий монастырь, где и принимает монашеский постриг и в 1543 г. становится его игуменом. Уже в это время свт. Гурий был хорошо знаком с царем Иваном IV и часто беседовал с ним. В 1554 г. он стал игуменом Троицкого Селижарова монастыря, как утверждает сщмч. Ермоген такова была воля Ивана IV.


7 февраля 1555 г. в Успенском соборе Гурий был рукоположен митрополитом Макарием, которому сослужили все архиереи Русской Церкви. Поставление нового архиепископа было обставлено с небывалым размахом. На нем присутствовали Иван IV, его брат князь Юрий Васильевич, двоюродный брат князь Владимир Андреевич Старицкий, «казанский царь» (бывший казанский хан) Симеон (Едигер), все бояре и окольничие, волошские (молдавские) послы, афонские старцы из монастыря Хиландар.

Вместе с Гурием в Казань были отправлены вновь назначенные архимандриты двух еще не основанных монастырей, которые должны были стать главными в епархии, будущие Казанский святитель Герман и Тверской епископ Варсонофий. Варсонофий, игумен Николо-Песношского монастыря, был указан царем Иваном IV как знаток татарского языка, он должен был создать Преображенский (Спасо-Преображенский) монастырь в Казани. Герман был избран Гурием, под руководством которого много лет подвизался в Иосифо-Волоцком монастыре.

26 мая 1555 г. Гурий вместе с Варсонофием и Германом торжественно отбыл из Москвы. Царь и митрополит провожали их до Фроловских ворот Кремля, епископ Крутицкий Нифонт (Кормилицын) «до судов», а бояре, архимандриты и игумены до Симонова монастыря. По дороге Гурий останавливался в Чебоксарах, где заложил Введенский собор и в Свияжске, где остался архим. Герман1. В Казань арихиепископ прибыл 27 (по другим данным – 31) июля.

Летом 1555 г. в Казань прибыли псковские мастера Постник Яковлев и Иван Ширяй «с товарищи». Они в 1555-1562 гг. построили кафедральный Благовещенский собор, Успенский собор монастыря в Свияжске и храмы Преображенского монастыря – Преображенский собор и церковь Николы Ратного.

О том, что казанский Архиерейский дом и монастыри новой епархии получат значительные земельные владения, речь шла еще в Наказной памяти царя Ивана IV, врученной архиеп. Гурию при отъезде в Казань: «<…>Волостей пустых да гожих, сколько пригоже, оные возьмите; а коли увидите, что мало, ино пишите ко мне, а я на доброе время не пожалею и не откажу <…> только попомни ты, что есмя почасту рекл, когда был игуменом, еже не добро монастыри богатеи через потребу и велики вотчины давать, они бе сим более пустуют, пьянствуют и ленятся, а праздность на всякое зло влечет, а коли убоги, то более трудятся, како бы достати хлеба и одежду, а другое в голову ему не пойдет» /1, с. 260/.


К концу правления свт. Гурия Казань превратилась в один из крупнейших городов России, в котором сложилась достаточно густая сеть приходских храмов2. В последние два года жизни Гурий тяжело болел, но продолжал часто служить. Он скончался 5 декабря 1563 г. и был похоронен снаружи алтаря Преображенского собора Спасо-Преображенского монастыря /65/.

Архиепископ Казанский и Свияжский Герман

(Полев Григорий Федорович; 12 марта 1564 г. – 6 ноября 1567 г.)

Будущий Казанский святитель по происхождению был знатным человеком, род Полевых происходил из Рюриковичей. Но еще прадед Германа, Дмитрий Александрович Полев, утратил княжеский титул, поступив на службу к Волоцкому князю Борису Васильевичу, брату великого князя Ивана III3.

Григорий постригся в Иосифо-Волоцком монастыре еще в ранней юности. По словам князя А.М.Курбского «<…> был тои Герман светла рода человек, еже Полевы нарицаются, та шляхта по отчине и бе он яко телом великой муж, так и разума многого, и муж честно и воистину святого жительства, и Священных Писаний последователь, и ревнитель по Бозе в трудех духовных многих. И к тому же Максима Философа мало нечто отчасти учения причастен был, а и от иосифлянских мнихов произыде, но отнюдь обычая лукавого и обыкновенного их лицемерия не причастен был, но человек истинный <…> был в разуме и велик помощник был в <…>. И в бедах объятым, так же и ко убогим милостлив зело» /72, стб. 318/. Упоминание прп. Максима Грека (Философа) указывает на то, что Герман, вероятно, находился в монастыре уже до 1530 г., когда тот содержался здесь.

В начале 1551 г. Герман стал игуменом Успенского монастыря в Старице. В 1553 г. он присутствовал на суде над еретиком Матвеем Башкиным, которым руководил его отец и сопровождал сужденного Башкина в Иосифо-Волоцкий монастырь, где и остался.

В 1555 г. он был назначен архимандритом еще не отрытого Свияжского Успенского монастыря. Уже через год после основания, монастырь занимался сельским хозяйством и, даже, судился из-за спорной земли с протопопом Свияжского Рождественского собора /18, с. 30-31/. Свияжский Успенский монастырь, возглавляемый им, приобрел значительное количество земель как в Свияжском, так и в Казанском уезде.


В основанной Германом обители уже в первые годы развернулось строительство. Те же псковские мастера Посник Яковлев и Иван Ширяй «с товарищи», которые строили кафедральный Благовещенский собор в Казани и стены Кремля, в Свияжске возвели Успенский собор, сохранившихся до наших дней. Оба собора были очень похожи, но, в отличие от Благовещенского собора Успенский почти не перестраивался и выглядит почти также как при Германе. Внутри собора сохранились росписи XVI века, написанные при Германе или вскоре после его кончины. В Казани архимандрит Герман выстроил подворье Свияжского монастыря, оно упоминается в Писцовой книге 1565 г., к концу XVI века это подворье стало самостоятельным Иоанно-Предтеченским монастырем.

12 марта 1564 г. Герман избран архиепископом Казанским и Свияжским. Это произошло на соборе, состоявшемся после смерти митрополита Макария, избравшем 24 февраля нового митрополита Афанасия. Герман участвовал в соборе как архимандрит Свияжского монастыря. Вскоре после рукоположения (его дата точно неизвестна), Герман отбыл в Казань.

Официальное житие Германа сообщает, что в июле 1566 г. он выехал в Москву, на собор для избрания нового митрополита, где и жил почти полтора г. на подворье казанского Архиерейского дома и умер от «морового поветрия».

Версия о насильственной смерти Германа подтверждается актом осмотра его мощей в Свияжске в 1888 г. (тогда на главу Святителя была возложена новая митра). Оказалось, что «<…> кончина Святителя в 1568 г. последовала не от морового бывшего тогда поветрия, а от двукратного усечения Его главы <…>»4.

Но согласно официальной версии смерть Германа была естественной, поэтому он был похоронен в ближайшей к подворью Казанских архиереев церкви Николы Мокрого в Зарядье /65/.

Архиепископ Казанский и Свияжский Лаврентий

(9 февраля 1568 г. – 1573 г.)

Его происхождение, мирское имя и биография неизвестны. В 1564 г. он стал игуменом знаменитого Иосифо-Волоцкого монастыря, скорее всего, он был пострижеником этого же монастыря.


Уже через четыре года митрополит Филипп (Колычев) рукоположил Лаврентия в архиепископа Казанского и Свияжского. В ряде публикаций содержатся утверждения, что Лаврентий очень скоро ушел на покой и вернулся в Иосифо-Волоцкий монастырь. Но это не так, 7 октября 1573 г. Лаврентий еще был в Казани /21, с. 21/. Но вскоре он, действительно, оставил кафедру и уже в феврале 1574 г. находился в Иосифо-Волоцком монастыре.

В описи монастырской библиотеки сохранилась запись: «Лета 7082-го февраля в 21 день дал в Дом Пречистыя Богородицы в Иосифов монастырь Казанский архиепископ Лаврентий книг: Евангелие в десть печатное, поволока камка дымчата, застежки заметные медены, Апостол печатный же в десть тетр, Псалтирь с следованием в десть, две заставицы обычные, застежки заметные и жуки медны; да Ермолой в полдесть полон, заставицы и строки большие, писано золотом; Иван Дамаскин, писан на золоте, застежки заметные и жуки медены. А все те книги новы, а письмо доброе, принято при хранителе Пафноте Рыкове» /38, с. 96/.

Лаврентий скончался 13 июля 1574 г. и был похоронен в Успенском соборе монастыря, у алтаря, с правой стороны. При перестройке собора в конце XVII в. останки были перенесены и сейчас находятся в нижнем храме собора.

Архиепископ Казанский и Свияжский Вассиан

(14 февраля – 21 мая 1575 г.)

Происхождение, мирское имя и история жизни владыки Вассиана неизвестны. Первые сведения о нем относятся к 1558 г., когда он стал игуменом Ипатьевского монастыря. В 1569 г., в разгар опричнины Вассиан стал архимандритом Московского Новоспасского монастыря.

14 февраля 1575 г. митрополитом Московским и всея Руси Антонием он был рукоположен в архиепископа Казанского и Свияжского. Архиеп. Вассиан прибыл в Казань 23 апреля 1575 г. и уже через четыре недели скончался. Он был похоронен у северной стены Кафедрального Благовещенского собора.

Архиепископ Казанский и Свияжский Тихон


(Тимофей Хворостинин; 15 июля 1575 г. – 14 июля 1576 г.)

По происхождению Тимофей Хворостинин принадлежал к той же группе служилых людей, что и свт. Герман. Тимофей постригся в Иосифо-Волоцком монастыре ранее 7077 (1568/69) года. А уже через 4 года, в 1572 г. стал игуменом Николо-Угрешского монастыря, а через год снова вернулся в Иосифо-Волоцкий монастырь, но уже в качестве игумена.

5 июля 1575 г. митрополитом Антонием был рукоположен в архиепископа Казанского и Свияжского. Архиепископ Тихон управлял епархией лишь один год и скончался 14 июля 1576 г. Он был похоронен в Троицкой церкви Троицкого монастыря в Казанском Кремле. 15 ноября 1700 г., по указанию митрополита Тихона (Воинова), его останки перезахоронены в Борисоглебском приделе кафедрального Благовещенского собора, а позже они были перенесены в подвал под алтарем.


Архиепископ Казанский и Свияжский Иеремия

(1576 г. – 1581 г.)

Об архиепископе Иеремии известно совсем немного, да и те сведения, которые излагаются в литературе, вызывают сомнения. По преданию, он происходил из «московских купцов». С одной стороны, в XVI-XVII вв. понятие «купец» еще не употреблялось для обозначения сословия, а «московский» или «москвич» в это время чаще применяли не к жителям города Москвы, а к сельскому населению столичных окрестностей. Отсутствие фамилии косвенно свидетельствует о том, что будущий казанский архиерей по происхождению не принадлежал к сословию служилых людей.

Известно, что Иеремия был пострижен в Иосифо-Волоцком монастыре. В 1567 г., когда архиепископ Казанский и Свияжский Герман находился в Москве, основатель Казанского Спасо-Преображенского монастыря архим. Варсонофий был назначен Тверским епископом. На его место архиеп. Герман избрал знакомого ему по Иосифо-Волоцкому монастырю Иеремию и вызвал его в Москву. Здесь новый архимандрит в ноябре 1567 г. хоронил своего архипастыря. Скорее всего, в Казань Иеремия прибыл вместе со своим товарищем по Иосифо-Волоцкому монастырю, новым архиепископом Лаврентием весной 1568 г.


В качестве архимандрита Спасо-Преображенского монастыря Иеремия встречал в Казани еще одного бывшего насельника Иосифо-Волоцкой обители, архиепископа Тихона (Хворостинина). Казанский Спасо-Преображенский монастырь уже считался одним из самых важных в России. Поэтому Иеремия присутствовал на соборе 1572 г., избравшем нового митрополита Антония и разрешившем Ивану IV четвертый раз вступить в брак, и на следующем соборе 1573 г.

Точная дата рукоположения Иеремии в архиепископа Казанского неизвестна, но это произошло вскоре после смерти архиеп. Тихона (Хворостинина), во второй половине 1576 г. Главным событием, которое произошло во время управления Иеремии, было чудесное обретение Казанской иконы Божией Матери. Именно архиепископ Иеремия приказал нести обретенную икону в церковь Николы Тульского, а потом, в этот же день – в Благовещенский собор. По приказу Иеремии список с иконы был отослан в Москву, он же по указу царя Ивана IV руководил строительством храма и созданием женского монастыря на месте обретения иконы.

Иеремия принимал участие в соборе 1580 г., но на следующем соборе, состоявшемся через год и избравшем митрополита Дионисия, его уже не было, он ушел на покой и уехал в Иосифо-Волоцкий монастырь.

Называемая в литературе дата смерти (1581 г.) не подтверждается документами и другими источниками. Впервые ее упоминает Платон (Любарский) /55, с. 86/, в руках у которого не было никаких документов XVI в., скорее всего, он просто перепутал дату ухода на покой с датой смерти. Вполне вероятно, что на самом деле Иеремия прожил на покое значительно дольше.

Архиепископ Казанский и Свияжский Косма

(29 декабря 1581 г. – 1583 (?) г.)

Об архиепископе Косме известно со всем немного. До архиерейства, с 1572 г. он был игуменом Кирилло-Белозерского монастыря. 29 декабря 1581 г. митрополит Дионисий рукоположил Косму в митрополита Казанского и Свияжского. В Казани он пробыл недолго. Его уход на покой в биографических справках датируют уже 1582 г. Но документ, сохранившийся в отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки имени Н.И.Лобачевского Казанского университета свидетельствует о том, что Косма находился в Казани осенью 1583 года /18, с. 42/. В биографических справках также сообщается, что Косма умер на покое в Кирилло-Белозерском монастыре в том же 1583 г. Но ни дата, ни место смерти не подтверждаются документально. Первым об этом сообщил Платон (Любарский) /55, с. 87/, составивший свои очерки о Казанских архиереях в 1782 г., но источники его сведений неизвестны.


Архиепископ Казанский и Свияжский Тихон

(1583(?) – 1589 г.)

Происхождение, мирское имя и место пострижения Тихона неизвестны. Около 1580 г. он стал игуменом Псково-Печерского монастыря.

Точная дата рукоположения Тихона в архиепископа Казанского и Свияжского неизвестна, но, скорее всего, митрополит Дионисий рукоположил его в конце 1583 г., потому что осенью 1583 г. в Казани был еще Косма, а в Псково-Печерском монастыре новый игумен упоминается под 7190 (1583/84) годом /74, с. 184/. Сведений о деятельности Тихона в Казани не сохранилось. В сохранившихся документах его имя упоминается лишь один раз – 26 июня 1588 г., когда указом царя Федора Иоанновича казанскому Архиерейскому дому была передана деревня Ягодная поляна, раньше принадлежавшая князю Петру Булгакову /57, приложение с. 4-5/.

17 января 1589 г. архиеп. Косма участвовал в заседании собора и 23 января в избрании патриарха Иова. Вместе с другими архиереями он находился в Москве еще долго. Как известно, в конце января было принято решение о создании в России трех митрополий – Новгородской, Казанской и Ростовской. 30-31 января патриарх Иов торжественно поставил в митрополитов Новгородского и Ростовского. О Казанском митрополите, речь, почему-то, не шла. Тем не менее, 22 февраля 1589 г. Тихон упоминается как митрополит Казанский, а 13 мая 1589 г. в митрополита Казанского был рукоположен Ермоген, который как архимандрит Спасо-Преображенского монастыря участвовал во всех предшествующих событиях. О судьбе Тихона источники ничего не сообщают. Скорее всего, он ушел на покой и не вернулся в Казань.



следующая страница >>