shkolageo.ru 1 2 3 4

Конференция


«Гендерные аспекты миграционной политики: извлеченные уроки и рекомендации»


21 апреля 2011г.

Секция 3


Наргис Азизова, ведущая: Третья сессия наша посвящена тематике «Гендерно чувствительная миграционная политика: принципы и подходы». Я сразу хочу пояснить, почему мы заявились с такой темой, с такой сессией. Три организации, которые поддерживают эту конференцию, – «ООН-Женщины», Международная организация по миграции, Всемирный банк, – одной из целей региональной программы ставят повышение гендерной чувствительности миграционной политики в тех странах, которые охвачены ею. Очень интересно, что как раз в то время, когда была начата программа, начался активный процесс разработки миграционной политики, а именно, в Кыргызстане сейчас идет процесс пересмотра концепции миграционной политики, в Таджикистане в прошлом году начался активный процесс разработки новой миграционной стратегии, новый закон о внешней трудовой миграции. В прошлом году был принят указ Президента о создании нового органа по миграционной политике, и он благополучно был создан в этом году, в январе месяце. Очень хорошо, что в это же время активизировалась работа по созданию концепции миграционной политики Российской Федерации. И начался активный процесс разработки миграционной политики, а именно, закон о внешней миграции в республике Казахстан. Поэтому вот за то время, которое уже прошло, это с середины прошлого года, у нас накопились некоторые наработки, которые необходимо регулярно обсуждать, представлять экспертному сообществу. Для того, чтобы получить такие полезные рекомендации, которые могли бы быть учтены в дальнейшем, для того, чтобы обеспечить учет гендерных подходов в миграционной политике, как принимающих стран, так и стран отправляющих.

Первые два доклада Татьяны Бозриковой, Анары Ниязовой как раз касаются опыта разработки миграционной политики и внедрения гендерных подходов в странах, которые являются странами происхождения трудовых мигрантов. К сожалению, первый доклад мы вынуждены сегодня пропустить, потому что Костаки Жана, представитель международной организации труда, не смогла из-за болезни приехать. Но я сразу хочу оговориться, что вот к этой теме в дальнейших наших встречах будем неоднократно возвращаться. Почему? Потому что понятно, для разработки любой стратегии, особенно стратегии, которая касается вот таких миграционных процессов, необходимо апеллировать к тем аргументам, которые могли бы быть услышаны нашими политиками, принимающими решения. А именно, аргументы в пользу применения каких-то международных стандартов, принципов и норм, для моделирования такой политики. Поэтому мы, конечно, прежде всего, полагаемся на те стандарты, которые разработаны международной организацией труда. История этих договоров очень обширная. Это все конвенции международной организации труда, которые, так или иначе, касается развития труда. Это и новая конвенция, разработку которой начала МОТ недавно. Она носит название Конвенция о домашних работниках. Мы поговорим о ней немножко позже. Эту вот конвенцию в июле месяце этого года МОТ выносит на суд стран-членов МОТ, для того, чтобы окончательно принять ее и предложить странам-участникам МОТ ратифицировать ее. Кроме того, для тех стран, которые не ратифицировали Конвенцию о правах трудящихся мигрантов и членов их семей, применение таких принципов международных стандартов не исключается, потому что в принципе эти нормы и стандарты - международные, они оговорены в других международных документах. В частности, начнем с Всеобщей декларации прав человека, где оговорено право каждого на труд и равноценную оплату и коснемся других международных договоров, которые были приняты после, в том числе Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации, так или иначе, затрагивает эти аспекты. Мало того, в конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, 30-летие которой отметили два года назад, есть специальные общие рекомендации №26, принятые в 2008 году, и которые касаются женщин трудовых мигрантов. Поэтому страны нашего постсоветского пространства, все практически ратифицировавшие Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации по отношению к женщинам, так или иначе, должны соблюдать эти принципы и нормы, которые оговорены в этой конвенции, в том числе и те, которые касаются прав женщин - трудовых мигрантов. Поэтому два первых доклада будут касаться тех стран, которые ратифицировали еще и конвенцию о правах трудовых мигрантов. Но, тем не менее, я еще попрошу, чтобы, когда мы будем говорить об этом, мы все-таки учитывали аспекты с точки зрения, что все наши страны должны соблюдать международные договора в области прав человека и как бы их интерпретировать с точки зрения прав трудящихся мигрантов. Поэтому первый доклад Татьяны Николаевны Бозриковой по опыту Таджикистана, по внедрению гендерных аспектов в области трудовой миграции, уроки и достижения.


Т.Н. Бозрикова: Всем добрый день. В основе моей презентации лежит опыт ООН и неправительственных организаций Таджикистана по внедрению гендерных подходов в миграционную политику. А также результаты исследования, проведенного при поддержке Юнифем, о статусе соблюдения прав женщин - трудящихся мигрантов в Кыргызстане, Узбекистане, Таджикистане и России, и Казахстане, о которых мы уже говорили. А также исследования моего фонда «Панорама», о влиянии глобального экономического кризиса на домохозяйства Таджикистана. И также обследование рабочей силы республики Таджикистан, проведенное агентством по статистике в 2004 и 2009 годах. Какая законодательная база в Таджикистане на сегодняшний день в области трудовой миграции? Еще в 1999 году был принят закон о миграции, затем в 2002 и 2005 году вносились в него изменения. Затем был принят закон о содействии занятости населения. Принимаются программы внешней трудовой миграции, последняя в 2010 году закончилась. Приняты концепции и масса всевозможных других актов. И кроме этого Таджикистан в 2001 году ратифицировал Конвенцию о защите прав всех трудящихся мигрантов и членов их семей. Но если посмотреть на результаты гендерного анализа и экспертизы этой законодательно-нормативной базы, то здесь сразу нужно четко сказать, что гендерные подходы в этих всех документах практически не отражены. И в принятых документах отсутствует не только анализ гендерных аспектов трудовой миграции, но даже нет постановки самих этих гендерных проблем. И не разработаны модели и стратегии, которые бы способствовали обеспечению и продвижению прав женщин - трудовых мигрантов, семей трудовых мигрантов. А последняя госпрограмма по внешней трудовой миграции - в ней вообще не упоминается об участии женщин в процессах трудовой и, следовательно, не предусмотрено никаких мер по решению этих проблем.

Вместе с тем, учитывая масштабы распространения этого социального явления у нас в республике и появление новых тенденций, назрела необходимость усиления координации деятельности всех, как государственных, так и негосударственных структур. Поэтому в прошлом году была инициирована разработка таких больших проектов, как национальные стратегии трудовой миграции граждан за рубеж на период 2011-2015 гг., проекты закона о внешней трудовой миграции, и вот в связи с реорганизацией миграционной службы, положения о миграционной службе при правительстве республики Таджикистан. Она до этого существовала при Министерстве внутренних дел, а ранее при Министерстве труда. Ну, это она у нас регулярно статус свой меняет. Так вот, изучив уровень внедрения гендерных подходов в эти новые проекты, мы однозначно увидели, что, несмотря на обязательство по внедрению гендерных подходов, которые зафиксированы в национальной стратегии развития Республики Таджикистан до 2015 года и стратегии сокращения бедности, в этих новых проектах гендерные подходы очень слабо отражены. Кроме этого, отсутствие гендерных экспертов в составе рабочих групп по разработке этих проектов также не способствовало включению гендерных подходов в данные документы. И поэтому в данных проектах нашли отражение только отдельные упоминания о проблемах семей трудовых мигрантов, а о проблемах женщин - трудовых мигрантов вообще и не упоминается даже. В такой ситуации, что можно было сделать? Вот ООН-Женщины - гендерная тематическая группа ООН и неправительственные организации Таджикистана инициировали круглый стол по обсуждению проектов национальной стратегии по миграции и проекта закона. Кроме этого, провели общественную экспертизу этих проектов и представили предложения и рекомендации по доработке. Наряду с этим ООН-Женщины провели гендерную экспертизу и национального стратегического проекта и закона. Дополнительно общественные организации провели оценку реализации госпрограммы до 2010 года и 7 круглых столов по обсуждению результатов этой оценки, включая проблемы семей трудовых мигрантов. При проведении гендерной экспертизы мы опирались на определение ООН о том, что такое гендерный подход. По результатам гендерной экспертизы были представлены рекомендации по внедрению гендерного подхода и, в частности, первая рекомендация состояла в том, что гендерные аспекты необходимо отразить во всех разделах национальной стратегии трудовой миграции. Там у нас выделен раздел «ситуационный анализ», приоритетные направления, системы мониторинга, план действий. Поэтому считаем, что наша задача не просто внедрить гендерный подход, а чтобы это было потом реализовано. Все эти аспекты должны быть отражены во всех этих разделах. И в первую очередь мы говорили о том, что нельзя узко понимать, когда мы говорим о гендерных аспектах трудовой миграции. Потому что это целый комплекс проблем, которые связаны, в первую очередь, с взаимоотношениями и связями самих мужчин трудовых мигрантов с их женами, членами их семей, во-вторых, проблемы женщин трудовых мигрантов и специфика женской трудовой миграции. В-третьих, с различным влиянием тех или иных решений в области трудовой миграции на мужчин и женщин. И различными потребностями мужчин и женщин - трудовых мигрантов. И в первую очередь мы говорили о том, что в стратегии, чтобы выйти на эффективные оптимальные меры по воздействию на решение проблем в процессах трудовой миграции, нужно адекватно отразить гендерные проблемы в разделе по ситуационному анализу. К сожалению, вот в представленном проекте «Национальные стратегии» там не только тенденции по гендерным проблемам слабо отражены, но даже не все тенденции были отражены, которые характерны для процессов трудовой миграции на сегодняшний день. И если вот так вкратце посмотреть, у нас идет четкая тенденция – это продолжение устойчивого роста объемов внешней трудовой миграции.

В частности, в прошлом году «Панорама» проводила обследование домохозяйств, 1500 домохозяйств было обследовано. И по результатам обследования, 41% обследованных домохозяйств имеют трудовых мигрантов, а в сельской местности каждая вторая семья. Это уже было после кризиса. Кроме этого, четко проявляется такая тенденция, как увеличение сроков пребывания трудовых мигрантов за рубежом, постепенный переход от сезонной к долгосрочной миграции. На фоне определенного повышения легальной занятости мигрантов все-таки преобладает нерегулируемая миграция из Таджикистана. Кроме этого, идет процесс формирования устойчивых диаспор в странах. И, как бы мы ни хотели, но доминирует низко квалифицированная миграция и снижение профессиональной квалификации трудовых мигрантов из Таджикистана. Вот то, что агентство по статистике приводило. Если в 2004 году около 32% наших трудовых мигрантов имели профессиональное образование, то в 2009 году на 10% уже снижение - всего 22%. А в сельской местности этот показатель уменьшился с 28% до 20%. И надо сказать, что уровень профессионального образования среди трудовых мигрантов у женщин выше, чем у мужчин. И я думаю, что это связано, в первую очередь, с тем, что в трудовую миграцию, если женщины едут самостоятельно, это чаще всего образованные женщины, с высшим образованием и так далее. Продолжает действовать такая тенденция, что доминирует Россия, но в последние годы понемножку появляются новые потоки миграции. Это страны дальнего зарубежья. И происходит омоложение миграции, притом, что неквалифицированная молодежь направляется на работу заграницу сразу после окончания средней школы. То есть они направляются, не имея специальности, не зная русского языка. И вот Жанна Антоновна говорила, что в Советское время только половина выпускников школ имели доступ к получению профессионального образования. У нас эта тенденция так и осталась, и на сегодняшний день после окончания, после основной школы и полной школы, примерно только половина имеет возможность поступить в различные заведения профессионального образования: начального, среднего, высшего образования, и проблема профессионального образования очень актуальна для Таджикистана. В последние годы идет рост семейной миграции. И идет в любом случае увеличение численности женщин в общей структуре мигрантов.

Вот хотелось бы особо поговорить, почему мы говорим, обращаем внимание вот на эту проблему, потому что как уже предыдущие выступающие говорили, очень часто говорят: доля женщин очень маленькая и вообще что обсуждать? А в условиях нашей страны при разработке миграционной политики возникает такая проблема, что, как я уже сказала, в проекте «Национальные стратегии» вообще даже не упоминается о женщинах – трудовых мигрантах. И здесь какая тенденция? До 2008 года шел значительный рост женской трудовой миграции, и вот исследование Юнифем, которое проходило, она фиксировалась где-то от 15 до 30%, в зависимости от региона. Но в любом случае даже агентство по статистике в 2008 году фиксировало такую цифру на уровне 15%. Но здесь большую роль сыграл глобальный экономический кризис. И был примерно 30% возврат вообще трудовых мигрантов в Таджикистан. И вот сейчас, когда начался уже возврат наших трудовых мигрантов, в 2010 году, вернее агентства по статистике в 2009 году исследование рабочей силы проводило, а мы уже в 2010, доля женщин составляет 5%. Но здесь нужно учитывать влияние глобального экономического кризиса, а с другой стороны очень большая разница в зависимости от типа поселения, в зависимости от регионов. Так, например, по результатам исследования общественного фонда «Панорама», если среди сельских мигрантов доля женщин составляет 3,4% то среди городских почти 15%. А если мы возьмем по регионам, допустим по ГБАО, там доля женщин будет выше, чем допустим по Хатлонской области и так далее. Кроме этого если посмотреть долю женщин то в последние годы отмечается рост доли женщин среди трудовых мигрантов, которые в первый раз выехали на заработки. Вот по данным исследования «Панорамы» в 2010 году, если в среднем доля женщин составляет 5%, то среди тех, кто в первый раз выехал в 2009-2010 году, доля женщин составляет более 8%, и вот в 2010 году 35% от общего числа женщин – трудовых мигрантов. Они в первый раз выехали в 2010 году. Поэтому, так или иначе, рост женской доли отмечается. Но времени мало, я не буду останавливаться. Были данные, были даны конкретные рекомендации к реализации по плану реализации национальной стратегии трудовых мигрантов. Но мы говорили о том в своих рекомендациях, что очень важно создать гендерно чувствительную систему профессиональной подготовки трудовых мигрантов с учетом занятости наших женщин – трудовых мигрантов и потребностей рынков труда Российской федерации. Вот на этой диаграмме это по результатам исследования Панорамы, где 69% это доля мужчин, занятых в строительстве. Это наших трудовых мигрантов. А если мы посмотрим женщин, то у нас получается: женщины в основном заняты в торговле, в общепите, и в общественной сфере услуг. Почему мы ставили проблему создания гендерно чувствительной системы подготовки трудовых мигрантов? У нас есть учебные центры для взрослых при Министерстве труда и Минтруд очень часто рапортует, что эти центры готовят наших потенциальных трудовых мигрантов. Если мы посмотрим по составу выпускников, 60% составляют женщины. Но если мы посмотрим по специальностям, каким там обучают женщин, то там, в основном, женщин обучают парикмахерскому делу, швейному делу. Но наши мигранты, практически, в России, подавляющая часть в Росси, растет, и они не заняты в этой сфере. Поэтому, естественно, эти учебные центры для взрослых они никак не работают на профессиональную подготовку наших женщин– трудовых мигрантов. Кроме этого, когда мы делали рекомендации, мы обращали внимание, что при разработке мер и плана действий по реализации Национальной стратегии необходимо учитывать неоднородность семей трудовых мигрантов. Почему? Потому что мы долго добивались того, что необходимо учитывать вообще проблему семей трудовых мигрантов. Но, проведя анализ, мы пришли к выводу, что семьи неоднородны, их можно сгруппировать и выделить четыре группы. Это семьи, которым трудовые мигранты мужья помогают регулярно, благодаря успешному устройству в стране назначения, вторая группа – семьи, с которыми связь поддерживают мигранты, но не помогают в силу материально неуспешного трудоустройства. Третья группа – семьи, с которыми мужья вообще длительное время не поддерживают связь и не помогают. И четвертая группа это, в которых муж и жена уехали на заработки, оставив детей своим родственникам. И, естественно, разрабатывая меры и стратегии, нужно учитывать вот эти типы семей. Для первой группы допустим одни стратегии и меры, для четвертой и третьей группы совершенно другие. Но вот, в связи с реорганизацией миграционной службы, процесс разработки национальной стратеги пока приостановлен, но мы продолжаем лоббировать применение гендерных подходов. Но мы очень активно работали последние три месяца по внедрению гендерных подходов в проект закона о трудовой миграции граждан республики Таджикистан. Тут, правда, немножко нелогично получается. Сначала нам не мешало бы принять стратегию национальную, разобраться до конца, что хочет государство и планирует в плане миграционной политики, а уже потом принимать закон, но так уж случилось. Поэтому, чтобы мы все-таки смогли добиться внедрения гендерных подходов в проект закона, женщины провели гендерную экспертизу проекта закона и по результатам гендерной экспертизы была сделана презентация рабочей группы по проекту закона, и были даны конкретные рекомендации. В частности, было рекомендовано внедрять гендерный подход в этот проект закона по двум направлениям. В части интересов, специфических нужд и потребностей самих женщин трудовых мигрантов и, связанных с характером труда, и, в части, поддержки семей трудовых мигрантов с учетом неоднородности семей трудовых мигрантов. И по результатам экспертизы были даны гендерные рекомендации по конкретным статьям в целях лоббирования, хотя гендерный эксперт не был в составе рабочей группы, но мы поняли: если мы там не будем присутствовать, то мы не добьемся внедрения этих рекомендаций. Поэтому, в целях лоббирования этих рекомендаций, гендерный эксперт в течение трех месяцев участвовал на всех заседаниях рабочей группы о разработке проекта закона, и в итоге из 20 рекомендаций, которые были предложены по результатам гендерной экспертизы, 18 были внесены в последнюю версию проекта закона. Только Проекта, пока его не приняли. Дай Бог, чтобы они остались. В настоящий момент проект закона направили на согласование со всеми министерствами, и вот по опыту такой совместной работы уже сейчас начала работать новая рабочая группа по разработке нового проекта закона о частных агентствах. Так вот, туда, прямо в состав рабочей группы, введен гендерный эксперт. Какие извлеченны уроки?


Вот этот опыт показал, что в первую очередь, конечно, очень важно лоббировать включение гендерных экспертов в состав рабочих групп по разработке проектов, стратегий, законов и других стратегических нормативных документов. Второе: очень важно сосредоточить внимание, и наверно еще до того, как будут разрабатываться какие-то стратегии и законы, на повышении потенциала планируемых разработчиков в части гендерной осведомленности и чувствительности. Потому что, когда работаешь с членами этих рабочих групп, чем больше с ними общаешься, тем больше они проникаются пониманием этих проблем. Следующий извлеченный урок это более широкое вовлечение гражданского общества и гендерных экспертов в процесс обсуждения разрабатываемых проектов и стратегий на боле ранних этапах, а не после согласования с министерствами и ведомствами, как у нас получилось. Потому что, когда уже прошел какой-то этап согласования, потом очень сложно все это внедрять. Ну, и конечно, четвертое - очень важно регулярно проводить общественный мониторинг и исследования по пробелам гендерных аспектов трудовой миграции, использовать СМИ. Потому что, чем больше информации, чем больше внимания гендерным проблемам и аспектам, тем легче нам внедрять все и в стратегические, и в законодательные акты. Спасибо за внимание.



следующая страница >>