shkolageo.ru 1 2 ... 8 9


Общественная Инициатива

«Гражданин и Армия»

(Сообщество российских правозащитных организаций

в поддержку военнослужащих, призывников и альтернативнослужащих:

действия по обеспечению верховенства закона)


Программа «Лишний солдат»

(Незаконное использование труда военнослужащих по призыву и по контракту в целях, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы; мониторинг нарушений прав военнослужащих по призыву при зачислении на военную службу по контракту и при ее дальнейшем прохождении)


Доклад


Нарушения прав военнослужащих по призыву при зачислении на военную службу по контракту и при ее дальнейшем прохождении


Москва


2008



Программа «Лишний солдат» (Незаконное использование труда военнослужащих по призыву и по контракту в целях, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы; мониторинг нарушений прав военнослужащих по призыву при зачислении на военную службу по контракту и при ее дальнейшем прохождении) реализуется в рамках Общественной Инициативы «Гражданин и Армия» (Российские правозащитные организации в поддержку военнослужащих, призывников и альтернативнослужащих: действия по обеспечению верховенства закона), осуществляемой при поддержке Представительства Европейской Комиссии в России.


Доклад «Нарушения прав военнослужащих по призыву при зачислении на военную службу по контракту и при ее дальнейшем прохождении» подготовлен в рамках деятельности секции «Защита прав военнослужащих и граждан, подлежащих призыву» Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации.


Автор-составитель сводного доклада – Л. В. Вахнина (Правозащитный центр «Мемориал», Москва).


Редакторы:

С.В. Кривенко (Общественная Инициатива «Гражданин и Армия»),


П.Б. Шмаков (Автономная некоммерческая организация «Хабаровский краевой правозащитный центр»),

В.И. Цымбал (лаборатория военной экономики Института экономики переходного периода).


Общественная Инициатива «Гражданин и Армия»

Контактные данные: (495)-771-0203; grarmy@gmail.com

Адрес для почтовых отправлений:

119331 Москва, а/я 41. ОИ «Гражданин и Армия», Кривенко С.В.


Электронный вариант доклада размещен на сайте ОИ «Гражданин и Армия»

www.army-hr.ru


© Общественная Инициатива «Гражданин и Армия»


Общественная Инициатива

«Гражданин и Армия»

(Сообщество российских правозащитных организаций

в поддержку военнослужащих, призывников и альтернативнослужащих:

действия по обеспечению верховенства закона)


Программа «Лишний солдат»

(Незаконное использование труда военнослужащих по призыву и по контракту в целях, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы; мониторинг нарушений прав военнослужащих по призыву при зачислении на военную службу по контракту и при ее дальнейшем прохождении)


Доклад


Нарушения прав военнослужащих по призыву при зачислении на военную службу по контракту и при ее дальнейшем прохождении


Москва


2008


Материалы для доклада предоставили участники программы «Лишний солдат» 2006-2007 гг.:


[1] Астраханская область. Общественная организация «Комитет солдатских матерей Астраханской области». Любовь Гарливанова, Денис Гавриков, Людмила Прокофьева.

[2] Волгоградская область. Волгоградская областная правозащитная общественная организация родителей военнослужащих «Материнское право». Нина Пономарева.


[3] Калининградская область. Региональный Орган Общественной Самодеятельности «Комитет солдатских матерей Калининградской области». Владимир Мареев, Мария Бонцлер.

[4] Кемеровская область. Автономная некоммерческая организация «Южно-Сибирский правозащитный центр», Новокузнецк. Елена Бурмицкая.

[5] Кировская область. Общественная организация «Кировский региональный правозащитный центр». Елена Калинина.

[6] Костромская область. Костромская областная общественная организация «Комитет солдатских матерей». Елена Калинина, Нина Терехова.

[7] Краснодарский край. Крымская районная общественная организация солдатских матерей «За сыновей», г. Крымск. Валентина Бабынина.

[8] Нижегородская область. Региональная общественная организация «Дзержинский правозащитный центр Нижегородской области». Эмма Фельдштейн.

[9] Орловская область. Общественная организация Комитет солдатских матерей Орловской области, г. Ливны. Татьяна Михайлова.

[10] Орловская область. Комитет солдатских матерей г. Орел. Валентина Старовойтова.

[11] Пермский край. Пермское краевое отделение международного общества «Мемориал». Ирина Кизилова, Александр Калих.

[12] Псковская область. Псковская региональная общественная организация "Совет солдатских матерей". Валентина Афанасьева.

[13] Ставропольский край. Организация «Матери Прикумья», г. Буденновск. Людмила Богатенкова.

[14] Хабаровский край. Автономная некоммерческая организация «Хабаровский краевой правозащитный центр». Павел Шмаков.

[15] Хабаровский край. Хабаровское краевое общественное движение «Комитет солдатских матерей». Валентина Решеткина.

[16] Челябинская область. Общественная организация «Ассоциация солдатских матерей Челябинской области». Людмила Зинченко.



Другие организации, чьи публикации были использованы при составлении доклада:

[17] Вологодская область. «Комитет солдатских матерей».

[18] Москва. Фонд «Право Матери».

[19] Санкт-Петербург. Общественная правозащитная организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга».

[20] Екатеринбург. «Свердловский областной Комитет Солдатских Матерей».


Оглавление



Предисловие.

6

Введение.

10

1. Законодательство, регламентирующее поступление на военную службу по контракту и ее прохождение.

12

2. Недобровольное заключение контрактов – широко распространённое нарушение закона.

16

3. Незаконное использование труда военнослужащих по контракту.

21

4. Казарменное насилие как способ вымогательства.

24

5. Обострение проблемы вымогательства в связи с переходом на контрактную систему.

30

6. Сращивание армейского и «гражданского» криминала.

37

7. Социальные права, медицина.

40

8. Трудности расторжения контрактов.

43

9. Реагирование военной прокуратуры.


46

10. Практика военных судов.

52

Выводы

55

Рекомендации

57

Приложения

60

1. Оценка результатов выполнения федеральной целевой программы

60

2. Список публикаций по теме доклада.

69

3. Обращение Хабаровского краевого правозащитного центра и Хабаровского краевого Комитета солдатских матерей к Уполномоченному по правам человека в Хабаровском крае Березуцкому Ю.Н.

73

4. Интервью контрактника из Бюллетеня Пермского «Мемориала» «За демократическую АГС и военную реформу». № 21-22, 2007.

75



Использованные сокращения:

ВВК - военно-врачебная комиссия

ГВП - Главная военная прокуратура

ДВО - Дальневосточный военный округ

ДШБ - десантно-штурмовой батальон

КПП – контрольно-пропускной пункт

КСМ – комитет солдатских матерей

ПЦ – правозащитный центр

РМКС - рядовой и младший командный состав

СОЧ – самовольное оставление части

ФЦП - Федеральная целевая программа «Переход к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей» на 2004-2007 годы

ФЗ «О ВОВС» - федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» № 53-ФЗ от 28 марта 1998 года


«Положение о ППВС» - «Положение о порядке прохождения военной службы», утвержденное Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237


Предисловие


Более пятнадцати лет назад военно-политическое руководство нашей страны приняло важное решение о начале реформы системы комплектования Военной организации России: 30 ноября 1992 года вышло Постановление Правительства России № 918 «О мероприятиях по поэтапному переходу к комплектованию Вооруженных сил РФ военнослужащими в добровольном порядке – по контракту»1.

В этом документе, разработанном при участии многих военных и гражданских специалистов, всесторонне обсужденном на Коллегии Минобороны 15 октября 1992 года, основываясь на политической позиции депутатского корпуса России2, была сформулирована основная цель объявленной реформы: переход к добровольности комплектования регулярных войск РФ.

Еще до завершения боевых действий в Чеченской Республике в 1996 году, Президент РФ подтвердил направление реформы, указав конкретные сроки ее реализации: «перевести с весны 2000 года Вооруженные Силы и другие войска РФ на комплектование должностей рядового и сержантского состава на основе добровольного приема граждан на военную службу по контракту с отменой призыва на военную службу»3. Однако после финансового кризиса августа 1998 года, срок окончания перехода на контракт был отодвинут на неопределенное время - «по мере создания необходимых условий»4.

Необходимо отметить, что упомянутые выше документы являются действующими по настоящее время, более того - никаких официальных отказов от идеи полного перехода военной организации на контракт до сих пор озвучено не было.

После событий в Чечне 1999-2000 гг., 11 августа 2000 года, Совет безопасности РФ, возглавляемый В.В. Путиным, принял решение о существенном сокращении численности армии (в частности, тех, кто служит в Вооруженных Силах РФ по призыву – до 400 тыс. человек), а затем, 9 ноября того же года, поручил Правительству РФ и Генштабу ВС РФ приступить к разработке «программы перехода к комплектованию военной организации государства исключительно военнослужащими, проходящими службу по контракту». Программа, по замыслу, должна была появиться к осени 2001 года.


Слово «исключительно» в этом поручении выделено не случайно. Оно обозначало радикальный путь одновременного решения многих военных и социальных проблем, лишало различные коррупционные силы питательной среды. Однако финансовых ресурсов на немедленное осуществление именно такой реформы системы комплектования у России в 2001 году не было, что и вызвало поиск других вариантов. В частности, один из них был подготовлен специалистами Института экономики переходного периода (ИЭПП) и Академии военных наук РФ.

В августе 2002 года Советом безопасности были подготовлены, а Президентом РФ утверждёны «Основы государственной политики РФ по военному строительству на период до 2010 года». Этим документом предписывалось разработать в 2003 году специальную федеральную целевую программу (ФЦП) перехода на новую систему комплектования, начать переход с воинских частей постоянной готовности и несущих боевое дежурство, а призыв сохранить на срок до 1 года - для подготовки необходимого мобилизационного ресурса.

Фактически эти предложения основывались на модели перехода на контракт, разработанной специалистами ИЭПП и Академии военных наук и рядом депутатов Государственной Думы, суть которой состояла в следующем.

Во-первых, рекомендовалось перейти на такую систему комплектования, в рамках которой все регулярные войска и флот, которые обеспечивают решение задач сдерживания агрессии, пресечение вооружённого сепаратизма и терроризма, несут боевое дежурство, находятся в повышенной боевой готовности, решают иные военные задачи, будут комплектоваться (пополняться) рядовым и младшим командным составом только на добровольной основе. Начинать предлагалось с сержантского состава. В таком случае более высокая боеспособность контрактников позволяла без ущерба сократить численность армии.

Во-вторых решались мобилизационные проблемы: все военнообязанные граждане России должны быть подготовлены к выполнению конституционного долга по защите Отечества. Для этого предлагалось сохранить призыв на срок 6 месяцев, но не в регулярные войска, а в «центры подготовки военно-обученного резерва».


Вскоре, однако, данная модель была подвергнута критике. В феврале 2003 года в журнале «Военная мысль» появилась статья начальника ГОМУ Генштаба, в которой установки Президента РФ «уточнялись». Включать воинские части, несущие боевое дежурство, в ФЦП уже якобы не следует. И вообще, предстоит, мол, только «планомерное наращивание количества военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в воинских частях постоянной готовности, а в дальнейшем и в других воинских частях на воинских должностях, определяющих их боеспособность (в первую очередь на должностях младшего командного состава). Остальные воинские должности солдат, матросов, сержантов и старшин предусматривается замещать военнослужащими, проходящими военную службу по призыву».

Иными словами, по мнению генерала, служить в регулярных войсках и впредь должны как добровольцы – по контракту, так и те, кого призовут. И отмены призыва в обозримом будущем не будет. Вопрос о том, какие же должности не определяют боеспособность войск, то есть являются второстепенными, и если они действительно такие, то почему на них должны находиться военнослужащие, оставлен безответным.

Дискуссия продолжилась в межведомственной рабочей группе, созданной Правительством для разработки ФЦП.

Лоббистам из Генштаба удалось убедить Верховного Главнокомандующего в необходимости корректировки целей ФЦП. Весной 2003 года в Послании Федеральному Собранию Президент уже несколько иначе, чем прежде, выразил свое видение преобразований в системе комплектования военной организации РФ:

«В соответствии с утвержденными планами, мы продолжим формирование в сухопутных, воздушно-десантных войсках, в морской пехоте частей постоянной готовности на профессиональной основе. Эта работа должна быть завершена в 2007 году. Кроме того, на профессиональных принципах будет основана служба во внутренних и пограничных войсках.

На простом и понятном языке (это не единственное, но очень важное последствие) это означает следующее: в горячих точках и локальных конфликтах, если Россия, не дай Бог, будет сталкиваться с этими вызовами, участвовать должны только подготовленные, профессиональные части.


Хочу также отметить, что опережающими темпами на профессиональную основу будет переводиться сержантский состав наших Вооруженных Сил.

С 2008 года продолжительность службы по призыву должна сократиться до одного года. Первые полгода призывники будут осваивать военные специальности в учебных подразделениях. После этого получат возможность выбора - либо дослужить полгода в линейных частях, либо перейти на контрактную, профессиональную службу. Отслужившие 3 года по контракту должны получить ряд преференций, в том числе, гарантированное право на высшее образование за государственный счет».5

25 августа 2003 года постановлением Правительства РФ № 523 федеральная целевая программа «Переход к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей» на 2004-2007 годы была утверждена. А Министерству обороны, назначенному государственным заказчиком – координатором этой ФЦП, предписывалось в IV квартале 2003 г. представить «проект федерального закона, устанавливающего с 1 января 2008 года срок службы по призыву один год»6.

Принятие этой федеральной целевой программы, не смотря на корректировку первоначально планировавшихся целей, стало, важным этапом проводимой реформы системы комплектования.

При этом приходится отметить, что изначально в ФЦП была заложена системная ошибка. Планирование программных мероприятий, их проведение, а также контроль за ними, были возложены на Министерство Обороны. В состав межведомственной комиссии по руководству принятой ФЦП вошли только «силовики». Представители общественности, принимавшие участие в её обосновании и при этом оспаривавшие попытки выхолостить её суть, от этапов исполнения были отстранены под предлогом секретности. Представляется, что данная ситуация стала одной из главных причин фактического срыва выполнения ФЦП – по крайней мере со стороны Министерства Обороны РФ.

На совещании, состоявшемся в феврале 2008 года под председательством Уполномоченного по правам человека в РФ, с участием представителей Генштаба ВС РФ, Командования ВВ МВД РФ, Пограничной Службы ФСБ, Главной Военной Прокуратуры, Следственного Комитета, общественных организаций и независимых экспертов, были обсуждены предварительные итоги реализации ФЦП.


Было подчеркнуто, что за период своего выполнения ФЦП корректировалась четыре раза. Плановое количество военнослужащих, переводимых на контракт, сократилось почти на 9 тыс. человек. При этом сумма расходов возросла почти на 20 млрд. руб. (в ценах 2003 года), но ни одна копейка не пошла на увеличение стимулирующей надбавки к должностному окладу контрактников. Соответственно, денежное довольствие контрактников в частях постоянной боевой готовности в большинстве случаев оставалось значительно ниже средней заработной платы по стране. Еще хуже обстояло дело с денежным довольствием контрактников, которые служат в других воинских частях - ведь им и малая надбавка была не положена. Стоит ли удивляться тому, что общий рост количества добровольцев оказался намного меньше планировавшегося уровня?7

Ошибки, заложенные Министерством Обороны РФ при планировании ФЦП, привели к тому, что текучесть кадров военнослужащих по контракту стало нормой, ротация военнослужащих в частях постоянной готовности осуществлялась сотнями - в связи с нежеланием военнослужащих проходить службу в тех условиях службы, которые для них были созданы.

Тем самым терялся сам смысл профессионализации армии, комплектуемой военнослужащими по контракту.

Правозащитные организации России, занимающиеся защитой прав военнослужащих и членов их семей, стали фиксировать массовые нарушения при заключении контрактов и в ходе службы по контракту. Количество таких обращений за период выполнения ФЦП увеличилось в разы и исчислялось сотнями. Данный факт свидетельствует о массовости и повсеместности таких нарушений, так как информация о них поступала со всех регионов, где дислоцируются части постоянной готовности МО РФ.

Ожидавшиеся от ФЦП социально значимые результаты, которые более важны для общества, чем для армии, также нельзя считать достигнутыми в должной мере. Намеченная цель ФЦП: «снижение сложившейся в обществе неудовлетворенности существующей системой комплектования военнослужащими, проходящими военную службу по призыву» не выполнена. Более того, произошедшая (одновременно со снижением срока службы) отмена социально значимых отсрочек от призыва приведёт к обратному эффекту – росту социальной напряженности в обществе, а также:


- к подрыву наметившихся успехов демографической политики государства (из-за призыва молодых отцов);

- к резкому снижению уровня жизни семей, в которых призваны мужья, ведь компенсация в размере 6 тыс. руб/мес (на жену и ребёнка !), при средней зарплате по стране, в декабре 2008 года превысившей 14 тыс. руб/мес, не может считаться достаточной;

- к увеличению интенсивности «утечки мозгов» за границу (из-за призыва в армию большинства выпускников вузов и их боязни как самой армии, так и потери темпа карьерного роста и квалификации);

- к подрыву кадрового потенциала оборонной промышленности (из-за призыва молодых рабочих дефицитных специальностей, имевших отсрочки, и призыва молодых инженеров-выпускников вузов, ориентировавшихся на работу в организациях Оборонно-Промышленного Комплекса).

Среди социально значимых результатов ФЦП есть одно явное достижение – то, что, как заверяют военачальники, в «горячих точках» воинов, служащих по призыву, нет. Но при этом сохранена юридическая возможность использования военнослужащих, проходящих службу по призыву, в боевых действиях мирного времени! По крайней мере, в действующем Положении о прохождении военной службы пункт 3 статьи 2 до сих пор записан так: «Военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, могут быть направлены (в том числе в составе подразделения, воинской части, соединения) для выполнения задач в условиях вооружённых конфликтов (для участия в боевых действиях) после прохождения ими военной службы в течение не менее шести месяцев и после подготовки по военно-учётным специальностям».

Такая же ситуация и по многим другим факторам, определяющим неудовлетворённость общества не только существующей системой комплектования, но и сложившимся порядком в воинских частях. Причин недовольства граждан, проходящих военную службу, и фактов нарушения их прав – меньше не стало. Характерно, что за период после 1999 года количество военнослужащих, погибших вне зон боевых действий, т.е. «небоевых потерь» – приблизительно равно количеству боевых потерь.


Подробно анализ результатов выполнения федеральной целевой программы приведен в Приложении 1.

Очевидно, что военно-кадровая политика, которая была продемонстрирована в период выполнения ФЦП со стороны Генштаба ВС РФ, выгодна только криминальным структурам, наживающимся на недостатках системы комплектования армии и страхе граждан перед военной службой.

К сожалению, вполне вероятен прогноз, заключающийся в том, что такая военно-кадровая политика может привести страну после 2007 года к социальному взрыву.

Введение.


Переход к контрактной (добровольной) системе комплектования военной организации России на протяжении многих лет был и остается в настоящее время одним из основных требований значительной части гражданского общества.

Начиная с 2004 года, в соответствии с Федеральной целевой программой «Переход к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей» на 2004-2007 годы, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации № 523 от 25 августа 2003 года (далее – ФЦП), соединения и воинские части постоянной готовности Вооруженных Сил Российской Федерации, воинские части пограничных войск и внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации стали переводиться на контрактный способ комплектования.

Однако практическое осуществление этой меры оказалось плохо подготовленным, что привело к целому ряду негативных явлений, к многочисленным нарушениям прав военнослужащих и по призыву и по контракту.

В сборнике "Вооруженные Силы Российской Федерации 2005", подготовленном Управлением информации и общественных связей Министерства Обороны РФ и направленном в печать 20.03.06, сообщалось, что к 2006 году 50 % включённых в ФЦП частей постоянной готовности полностью перешли на контракт. В то же время о строительстве помещений для контрактников говорилось в будущем времени, как о масштабных планах.


Между тем, согласно ряду сведений, полученных из регионов, командирам воинских частей сообщалось, что средства, полагающиеся на переоборудование казарм под общежития для контрактников и другие подобные нужды, часть получит только в том случае, если к сроку, определенному ФЦП, часть будет полностью состоять из контрактников. То есть, перевод военнослужащих на контракт опережал создание бытовых условий для контрактников. Желающих, приходящих через военкоматы, при зарплате контрактника 7-8 тысяч рублей оказалось недостаточно для намеченных масштабных перемен.

Средством выполнения ФЦП стало положение закона «О воинской обязанности и военной службе» (ст. 34 п.1 абзац 3), позволяющее заключать контракт военнослужащим по призыву, прослужившим полгода.

Для многих, даже самых суровых критиков армейской системы, стали неожиданностью масштабы и тяжесть правонарушений, связанных с этим способом выполнения ФЦП. Это долго не признавалось командованием, оставалось неизвестным обществу. Однако в конце концов существование проблемы были вынуждены признать и Министерство обороны и Главная военная прокуратура (ГВП).

В конце июня 2007 года заместитель министра обороны Николай Панков сообщил, что контрактники «занимают 28% от количества так называемых «бегунков»». Он назвал парадоксом то обстоятельство, что люди добровольно и сознательно идут в армию, а по истечении некоторого срока бегут от службы.

Примерно в то же время Главный военный прокурор Сергей Фридинский сообщил, что «при общем увеличении числа военнослужащих по контракту в 2006 году на 11,3%, а в частях постоянной готовности – на 21,7%, по итогам прошлого года количество преступлений среди этой категории военнослужащих увеличилось двукратно – с 1,5 тысяч в 2005 году до 4 тысяч в 2006 году. Не лучше ситуация и в нынешнем году. Число преступлений возросло в 1,7 раза». «При этом, – подчеркнул Сергей Фридинский, – более половины преступлений составили уклонения от военной службы». Он признал, что «некоторые командиры в погоне за показателями по сути вынуждают военнослужащих по призыву переходить на контракт». 8


В связи с таким развитием ситуации активизировались противники контрактной службы и сокращения срока службы по призыву. Поэтому одна из задач данного доклада – показать, что основные пороки нынешней модели «псевдоконтрактной» службы – лишь продолжение и усугубление пороков призывной системы российского (советского) образца.

В докладе 2006 года «Лишний солдат. Незаконное использование труда военнослужащих по призыву в целях, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы»9, показано, как боеспособность воинских частей разрушается массовым использованием труда военнослужащих.

В настоящем докладе, предлагаемом вниманию читателей, уделено внимание распространению этой практики на «контрактников поневоле». Кроме того, в нём приведен фактический материал о вымогательстве денег и различных предметов быта у военнослужащих по призыву10. На наш взгляд, это достаточно убедительные доказательства того, что неудачи ФЦП связаны не с контрактным принципом комплектования как таковым, а с сохранением «традиций» призывной армии, прежде всего ее принудительного характера.

Задачами доклада также является описание различных видов нарушений законодательства в связи с поступлением военнослужащих срочной службы на контракт, связанных с этим преступлений корыстного характера, реагирования на эти факты военного командования и правоохранительных органов, формулирование предложений по искоренению негативных явлений.

В ходе программы «Лишний солдат» в 2005 – 2007 годах были проанализированы около 150 сообщений о грубых нарушениях прав «контрактников поневоле». Во многих сообщениях говорилось о нескольких пострадавших, а иногда о десятках и даже сотнях. Большинство сообщений поступили от правозащитных организаций, в первую очередь объединений солдатских матерей, около 20 почерпнуты из публикаций прессы или Интернета. (Публикаций, конечно, гораздо больше, но значительная их часть основывается на сообщениях правозащитников. См. Приложение № 1 - список публикаций).


Нарушения зафиксированы в 30 субъектах федерации – по месту дислокации воинских частей. Это Астраханская, Владимирская, Волгоградская, Ивановская, Калининградская, Костромская, Ленинградская, Московская, Мурманская, Нижегородская, Оренбургская, Псковская, Ростовская, Рязанская, Саратовская, Тульская, Свердловская, Ульяновская, Челябинская области, Краснодарский, Пермский, Приморский, Ставропольский, Хабаровский края, Республики Башкортостан, Дагестан, Северная Осетия, Кабардино-Балкарская и Чеченская республики, Еврейская автономная область.

Доклад подготовлен на основе общепринятой международной практики подготовки докладов как государственными (межгосударственными), так и неправительственными правозащитными институтами, предполагающей неразглашение, в большинстве случаев, непосредственных источников информации. По такому же принципу составляются, в частности, ежегодные и специальные доклады Уполномоченного по правам человека в РФ. Полностью названы лишь те фамилии солдат, которые уже упоминались в СМИ или Интернете.

1. Законодательство, регламентирующее поступление на военную службу по контракту и ее прохождение.


Основной федеральный закон, регулирующий организацию военной службы и порядок ее прохождения – Закон «О воинской обязанности и военной службе» (№ 53-ФЗ от 28 марта 1998 года, далее ФЗ «О ВОВС»). Надо отметить, что важнейшие нововведения11 - статьи, касающиеся контрактной службы – появились еще в предыдущей версии этого закона, принятой в 1993 году.

За прошедшие годы закон претерпел немало изменений. К настоящему времени сложилась некоторая система нормативных документов, регулирующих службу по контракту, которая, впрочем, далеко не полна и нуждается в систематизации. Необходимо отметить, что вообще законодательное регулирование прохождения военной службы во многом противоречиво, как с точки зрения российских, так и международных правовых актов.

Однако целью данного доклада не является подробный анализ законодательства о военной службе по контракту. Здесь будут рассмотрены только те положения, которые в наибольшей степени влияют на сегодняшнее положение дел с контрактной службой, а также те, которые в первую очередь могут быть использованы для защиты прав военнослужащих при заключении контракта и дальнейшем прохождении службы.



следующая страница >>