shkolageo.ru 1 2 ... 5 6

Г.И. Микерин, профессор, к.т.н., заведующий кафедрой

экономических измерений Института новой экономики ГУУ,

ведущий научный сотрудник ЦЭМИ РАН


О методологических основах оценочной деятельности
в условиях перехода России к инновационному развитию



Преамбула. О развитии профессиональной оценочной деятельности
в условиях перехода России к инновационной экономике
1

Профессиональная оценочная деятельность получила в России самостоятельный статус при проведении рыночных реформ начала 1990-ых годов, хотя она существовала ещё в дореволюционной России. В советский период – с 1970-х годов – она развивалась как прикладная научная деятельность по оценке эффективности – в особенности, «новой техники» и научно-технического прогресса (НТП), т.е. инновационной экономики, – под руководством академика Д.С. Львова, и имела значимые научно-практические достижения. Новый статус оценочная деятельность приобрела в ответ на потребности возникавшего в России рынка, но искусственная имплантация упрощенных методов произошла по американским шаблонам и в отрыве от отечественных корней.

Примерно с 2000-го года российские оценщики постепенно стали всё в большей степени заниматься анализом теоретико-методологических основ профессии и стали принимать активное участие в деятельности международного оценочного сообщества. В оценочную деятельность постепенно включались отдельные научные работники (с самым разным багажом знаний) и, вместе с тем, она стала привлекать особое внимание со стороны представителей государственных органов (с ещё более разным багажом знаний).

При разрастании оценочного сообщества и увеличении доходов оценщиков в последние годы происходит внутреннее раздробление этого сообщества и расхождение по профессиональным и по научно-образовательным стандартам.

Введение лицензирования оценочной деятельности, а теперь его отмена с введением ещё не опробованных форм «саморегулирования» – всё это свидетельствует о проведении «институциональных экспериментов» над оценщиками, причем в полном отрыве от научного анализа экономических основ профессии и с непрогнозируемыми последствиями для самой профессии и для заинтересованных потребителей ее услуг.


Поэтому вновь созданному Национальному совету по оценочной деятельности (НСОД) следовало бы, вместе с оперативным решением текущих задач, сосредоточиться на стратегических направлениях развития оценочной деятельности – во взаимодействии с академической экономической наукой, с международными и европейскими организациями по стандартам оценки, а также с организациями, объединяющими тех специалистов по смежным дисциплинам (бухгалтерский учет, аудит, инвестиционный анализ и др.), которые теперь стали во всем мире использовать оценочную методологию.

С 2003 года при Отделении общественных наук РАН работает Научный совет «Стратегия управления национальным имуществом» и в его составе – секция методологии оценки стоимости имущества. В работе совета и секции участвуют представители как академической и вузовской науки, так и общественных организаций и бизнеса, в том числе ряд членов Национального Совета по оценочной деятельности (старого и нового).

Особое значение профессиональная оценочная деятельность должна приобрести в условиях перехода России к инновационной экономике, если осмысленно относиться к реализации такого перехода. Каждая практически осуществляемая оценочная работа представляет собой отдельное прикладное исследование, результаты которого (даже получаемые по электронным шаблонам) зависят от базовых экономических знаний.

Во всем мире оценщики теперь стали уделять основное внимание процессу познания, особенно, при инновационном предпринимательстве, когда «оценочность» или субъективное, но профессионально обоснованное суждение является единственным реальным способом приближения или подхода к объективности (выражаемой не просто в количественных, а в денежных величинах), что требует высокого уровня знаний и опыта.

В мировом научном сообществе получило признание то, что в Новой экономике изменяются стандарты всего экономического знания: фундаментального и прикладного (в том числе, оценочного). В формулировках, основанных на отечественных работах по теории познания (академика В.С. Степина – см. в разделах 1 и 2 этой статьи), на смену господствовавшему формальному, упрощенно-абстрактному пониманию «реальности» (как в «экономической классике», так и в «экономической неоклассике») приходит менее формализуемое (и поэтому более сложное) исследование каждого конкретного явления с широким привлечением знаний по эволюционной, институциональной, поведенческой экономике, а также с учетом экологических, социальных и психологических факторов.


Эта новая научно-практическая парадигма получила название «экономической постнеоклассики». Она соответствует инновационным условиям экономического развития, а профессиональная оценочная деятельность при этом рассматривается как один из источников знаний о реально проявляющихся закономерностях, которые при научном обобщении становятся – в свою очередь – основой (стандартами) самóй оценочной деятельности. К сожалению, пока в российском массовом сознании и в позициях действующих «экономических регуляторов» – это не получает необходимого закрепления.

Секция по методологии оценки стоимости имущества в Научном совете несколько лет занимается изучением всех появляющихся в мире новых сведений о методологии, теории и практике оценочной деятельности, а также изучением особенностей условий оценочной деятельности в России. Причем, не только спонтанно сложившихся условий, а таких условий, которые обеспечат реальный переход России к инновационной экономике.

Практически сформировались: и отечественная научная школа, и образовательный потенциал, и достаточно широкий круг заинтересованных практиков. Хотя имеется весьма агрессивная оппозиция со стороны консервативно настроенных чиновников и оценщиков, есть возможность разумно решить поставленную амбициозную задачу: развивать в России оценочную деятельность до уровня, который бы соответствовал лучшим мировым образцам и, главное, – насущным задачам российской инновационной экономики.

Такая ориентация оценочной деятельности будет соответствовать национальным интересам России, способствовать созданию в России условий для реального самостоятельного инновационного развития, а также для достойного участия отечественного оценочного сообщества в развившемся за последние годы международном и европейском сотрудничестве. Ситуация в этой сфере такова, что промедление «в годы» обернется – очередной раз для нашей экономики – десятилетиями «догоняющего развития», если не более худшим. К оценочной деятельности это относится не в меньшей степени, чем ко всему комплексу экономических наук и хозяйственной практики.


Дополнение. В сентябре 2008 г. Отделением общественных наук РАН академик С.Ю. Глазьев был утвержден председателем Научного совета «Стратегия управления национальным имуществом». Работа Научного совета корреспондирует с работой Научной школы «Теория эффективности социально-экономического развития в динамике взаимодействия технологических укладов и общественных институтов» (руководитель академик С.Ю.Глазьев). Предстоит найти приемлемые формы сотрудничества между этим Научным советом и Национальным советом по оценочной деятельности (НСОД). На первом заседании НСОД (16.09.2008) депутатом Госдумы РФ В.С. Плескачевским, взявшим на себя функции председателя заседания, было отклонено наше предложение о создании комитета по научно-методологическим проблемам оценочной деятельности и было предложено заниматься этими проблемами в Научном совете – независимо от НСОД, членами которого стали академик С.Ю. Глазьев и автор настоящей статьи.


1. Об историческом фоне развития методологических основ оценочной деятельности


В нашей недавней статье с академиком С.Ю. Глазьевым2 речь идет о научных основах соотношения неолиберального либертарианского», но такой нюанс нужен лишь политологам) и патерналистского (государственного, муниципального, общественного) начал в регулировании инновационной экономики, что – по словам авторов американской книги3 – реализуется в такой «архитектуре выбора», которая является мотивирующей.

Научно-методологической основой сформулированной в этой книге концепции являются теория поведенческой экономики, прежде всего, работы лауреата Нобелевской премии 2002-го года Дэниела Канемана. Эффективная «архитектура выбора» должна обеспечивать совмещение «свободы выбора граждан» и институционального «подталкивания к правильному выбору». При этом неизбежным стало введение понятия «архитекторов выбора», что неприемлемо для неолибералов, или, иначе говоря, для консервативных экономистов-неоклассиков, которые «не могут поступиться принципами».


Предложенная авторами книги модификация фундаментального понятия «свобода выбора» дает шанс либеральной мысли выйти из тупика рыночного фундаментализма и «неолиберальной ортодоксии», восстановить способность к реалистичному отражению глубинных изменений, происходящих в современной экономике, подключиться к решению вопросов о массовом освоении в практике тех знаний, которые могут обеспечить эффективность инновационной деятельности вместе со столь же эффективным решением социальных и экологических проблем, объединяемых понятием «устойчивое развитие».

Наиболее мощный отпор ортодоксальный мейнстрим получил со стороны международного движения4, возникшего в 2000 году в университетско-академической среде и названного «постаутизмом» (аутизм означает самоизоляцию «чистой» теории). Этим движением выражается отношение к неоклассике как к замкнутой общности, отгородившейся от реальных экономических проблем. В отечественных работах новая научно-практическая парадигма получила название «постнеоклассики». Эта парадигма отвечает инновационным условиям современного экономического развития, и она стала методологической основой нового экономического (оценочного) знания – см. разделы 2, 3.

Приставка «пост» в обоих названиях – не означает отвержения всего предшествовавшего пути развития экономической науки, наоборот, предпринимаются попытки снять конфронтацию между непримиримыми научными школами. Эта проблема требует углубленного изучения, а также осмысленного применения новых экономико-теоретических разработок в практике хозяйствования на всех уровнях экономики с учетом её национальных особенностей и её нахождения на определенном этапе развития. При таком методологическом рассмотрении широкая формула «третьего пути»5 становится основой новой «архитектуры» (т.е. экономического механизма) инновационной экономики.

* * *

Даже до первых ударов мирового финансово-экономического кризиса стало ясно, что резко изменившаяся международная обстановка – с абсолютной необходимостью – потребует от всех россиян, которые включились в инновационную экономику, проявлять собственную креативность, а не надеяться на заимствования, с которых уже «сняты все сливки» технологических и других новшеств. Но в экономике царской, советской и, особенно, новой России всегда было только то, что называется «догоняющим развитием».


Из этого следует, что нужно создавать у себя такие условия, в которых возникает стремление к тому, что В.В. Маяковский выразил словами: «твори, выдумывай, пробуй!» Напомним, что время, когда это было сказано, называют эпохой «русского авангарда», покорившего тогда весь мир. Сегодня творения того времени признаются во всем мире величайшими ценностями   не только в художественном смысле, но и в их практической (реалистичной) экономической оценке стоимости – т.е. в прямом денежном выражении.

В условиях перехода России от сложившейся ресурсно-сырьевой экономики (с определенной степенью рыночности) к ориентации на созидательно-новаторскую (креативно-инновационную) экономику должны обеспечиваться не только возможности, но и действенная мотивация для реализации творчески-предпринимательских задатков.

Все три выделенные слóва: созидательно, креативно, творчески – являются если не синонимами, то словами, очень близкими по своим смысловым значениям. В европейских языках этим словам соответствует одно слово: «kreativ» (в разных языках есть особенности его написания – данное написание соответствует немецкому языку, оно наиболее близко к русскому), а оттенки смыслов обычно легко угадываются по контексту.

Другое дело – связь новшеств или нововведений (это два варианта перевода слова «инновации» на русский язык) с предпринимательством, иначе называемом «бизнесом». Шумпетерианская революция в экономическом знании – во второй половине ХХ-го века – неразрывно связала социально-экономическое развитие с динамикой научно-технического прогресса6, а в основу было положено понятие «созидательного разрушения (или уничтожения)» («креативной деструкции» – по Шумпетеру) за счет предпринимательства.

Однако речь идет о таком предпринимательстве, которое ведется не в арбитражных (спекулятивных) целях, как это понимается в либералистской неоклассике, а на основе эмерджентного (т.е. не имеющего очевидного причинно-следственного объяснения, и не соответствующего абстрактно-теоретическим условностям «гипотезы эффективного рынка») самовыражения того, кого называют креатором, т.е. творцом, создателем. Мы не пишем эти слова с большой буквы, потому что речь идет только о смертных людях.


* * *

Материалы для этой статьи были подготовлены до начала глобального кризиса, происхождение и результаты которого еще предстоит осмыслить, но реакция на него высшего руководства страны дает надежду, что России судьбой даётся редкостный шанс созидательно преобразоваться. Даже сам факт обращения к согражданам Президента России Д.А. Медведева в своем видеоблоге7 является созидательно новаторским. Особенно впечатлили слова Президента «Сейчас важно не только защититься от проблем, но и по максимуму использовать возникающие возможности, а их немало».

За месяц до этого Д.А. Медведев8 подал важный сигнал – особенно для ученых:

Наша важнейшая задача – инновационное развитие экономики. В нынешних международных условиях модернизация страны является и первейшей нашей целью, без этого просто невозможно создать сильную, влиятельную Россию. Не так давно я обсуждал эти и некоторые другие вопросы во время встречи с предпринимателями. Однако новые идеи и разработки должны создаваться не столько в предпринимательской среде, потому что она скорее просто поддерживает их, сколько в тех средах, которые вы здесь представляете, – я имею в виду науку, образование и культуру.

…В ближайшие годы вся государственная система будет нацелена на поиск новаторов, на выработку и развитие наиболее интересных идей. Мы должны будем расширять стимулы для появления самых передовых моделей как в экономике, так и в социальной сфере. … Ключ к инновационному развитию лежит, прежде всего, в самой свободе. И с этим также связана конкурентная борьба. Сегодня выигрывает тот, кто даёт больше свободы для развития интеллекта и защищает интеллект от ограничений.

Во всех цитатах, приводимых в настоящей статье, курсив сохранен по оригиналам, а подчеркивание сделано нами, чтобы обратить внимание на отдельные места.

Средства массовой информации сразу выделили либерально звучащую фразу: «Ключ к инновационному развитию лежит, прежде всего, в самой свободе». Но этой, вырванной из контекста, либеральной фразе дан сильный патерналистский противовес, а именно: «вся государственная система будет нацелена…», и она «защищает интеллект от ограничений». Еще раньше Первый заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков разъяснял «поручения Президента о создании кадрового резерва»9:


«Человек строит инновационную экономику и создает гражданское общество. И поручения президента о создании кадрового резерва появились не случайно. Это уже говорит о том, что государство официально признало такую систему ценностей. А для того чтобы ее развивать, необходимо создавать среду для появления и проявления новых талантов. То есть в идеале их нужно не разыскивать по всей стране, а создать среду, естественный механизм отбора лучших из лучших», – заметил Владислав Сурков.

«Знания, если их не хватает, можно получить. А вот творческие качества и желание изменить мир привить взрослому человеку невозможно. В то же время востребованный сейчас человек не тот, кто описывает реальность, а тот, кто ее меняет», – резюмировал он.

В более жесткой форме говорил о творческих качествах (креативности) всемирно известный классик маркетинга Филип Котлер, который 3 июня 2008 г. в Москве провел мастер-класс10: «Креативности нельзя научиться, если к ней нет природной склонности».

Кратко добавим то, что говорят психологи о связи креативности с интеллектом11:

Креативность – это уровень творческой одаренности, способности к творчеству, составляющий относительно устойчивую характеристику личности. Первоначально креативность рассматривалась как функция интеллекта, и уровень развития интеллекта отождествлялся с уровнем креативности. Уровень интеллекта коррелирует с креативностью до определенного предела, а слишком высокий интеллект препятствует креативности. В настоящее время креативность рассматривается как несводимая к интеллекту функция целостной личности, зависимая от целого комплекса ее психологических характеристик.

Другое дело, что наука – это постоянная креативность на основе глубоких знаний.

* * *

Новейшая экономическая парадигма, которую назвали «экономикой знания», включает в себя то, что экономисты называли «мерой нашего незнания» или «остатком Солоу» (Р. Солоу, лауреат Нобелевской премии 1987 г.). «Вклад примененных знаний» (сверх стандартного набора факторов экономического роста) в отечественной науке называли эффектом научно-технического прогресса (НТП) и количественно измеряли12.


Самостоятельное развитие отечественной школы оценки эффективности новой техники и НТП привело к широкому распространению методологии дисконтирования – в оценочных расчетах годового экономического эффекта (в кратко называемой Методике по новой технике 1977 г.13), а затем – в более сложных оптимизационных расчетах интегрального социально-экономического эффекта для мероприятий НТП, т.е. инноваций (в кратко называемой Комплексной методике 1983 г.14, с которой так и не снят гриф ДСП).

В Комплексной методике были заложены новаторские идеи целостной оценки (с учетом социальных и экологических факторов, а также неопределенности и рисков, свойственных инновационной экономике). В разработку новой по тем временам научно-практической методологии экономических измерений внесли большой личный вклад академики Л.В. Канторович (единственный отечественный лауреат Нобелевский премии по экономике), Д.С. Львов, В.Л. Макаров, Н.Я. Петраков, Н.П. Федоренко, другие ученые.

Обе эти методики (особенно вторая) были прообразом «стандартов оценки», которые потом вернулись в Россию в переводах зарубежных разработок. В отечественных методиках понятие «экономический эффект» означало превышение оцененных (по приведенной стоимости) результатов над аналогичным способом оцененными затратами.

В методологическом смысле оценивался излишек стоимости, вызванный влиянием (а это и есть буквальный смысл слова «эффект») новой техники (т.е. инноваций): как в виде отдельных нововведений, так и в масштабах всей экономики (НТП). А термин «стоимость» политическая экономия социализма охраняла как сакральную «категорию».

Благодаря Методике по новой технике 1977-го года было введено обязательное материальное вознаграждение за изобретения и рационализаторские предложения. На её основе были разработаны десятки отраслевых методик и методик для отдельных видов изобретений, а также для целей ценообразования. Выполнялись тысячи расчетов эффекта, экспертиз цен на новую технику и т.п. В тех методиках впервые были заложены рыночные принципы в отношении инноваций, хотя и в условиях государственного регулирования.


Новое осмысление «экономики знаний» и ее места во всём экономическом знании было представлено академиком В.Л. Макаровым в докладе на общем собрании РАН15. Приведем некоторые выдержки из этого доклада, чтобы дать оценщикам достаточно полное представление о понимании инновационной экономики по первоисточнику:

- Термин «экономика знаний» был введен в научный оборот австро-американским ученым Фрицем Махлупом (1962) [см. цитату Махлупа в разделе 2, – Г.М.] в применении к одному из секторов экономики. Сейчас этот термин, наряду с термином «экономика, базирующаяся на знаниях», используется для определения типа экономики, в которой знания играют решающую роль, а производство знаний является источником роста. Широко применяемые понятия «инновационная экономика», «высокотехнологическая цивилизация», «общество знаний», «информационное общество» близки понятию «экономика знаний».

- Измерение знаний – методологически очень тонкая вещь ... Сложились два подхода к измерению знаний: по затратам на их производство и по рыночной стоимости проданных знаний. … Знания, по крайней мере значительная их часть, являются общественным благом. Измерение их ценности, исходя из затрат, дает искаженную картину: затраты государства на науку отнюдь не есть стоимость произведенных знаний. Значит, нужно научиться измерять спрос на знания. [В.Л. Макаров в этом докладе не усложняет изложение упоминанием «третьего подхода» на основе прогнозов с применением экономико-математических методов, в чём сам В.Л. Макаров является по всеобщему признанию одним из ведущих специалистов в мире. – Г.М.]

- Экономика знаний имеет три принципиальные особенности. Первая – дискретность знания как продукта. Конкретное знание либо создано, либо нет. Не может быть знания наполовину или на одну треть. Вторая особенность состоит в том, что знания, подобно другим общественным (публичным) благам, будучи созданными, доступны всем без исключения. И, наконец, третья особенность знания: по своей природе это информационный продукт, а информация после того, как ее потребили, не исчезает, как обычный материальный продукт. … Как известно, на стандартном совершенном рынке конкуренция приводит к снижению цен до предельных издержек. На рынке знаний цены выше предельных издержек.


- Чрезвычайно широким и одновременно тонким инструментом регулирования отношений собственности в сфере так называемых неосязаемых (intangible) благ, к которым относятся знания, является авторское право. Наряду с регулируемым законодательно, действует и так называемое неформальное авторское право. Мировое научное сообщество пристально следит за тем, чтобы оно не нарушалось. Воровство научных результатов строго осуждается, в какой бы завуалированной форме оно ни осуществлялось. В таком контексте авторское право тесно связано с понятием репутации.

- Репутация получает рыночную оценку, в частности, в форме уровня заработной платы ученого, а также спроса на его труд. Перечисленные особенности экономики знаний обусловливают ее существенные отличия от стандартной рыночной экономики по действующим закономерностям и механизмам. … Экономика знаний – неразделимая триада рынков – рынка знаний, рынка услуг и рынка труда. Их нельзя рассматривать изолированно, настолько тесно они друг с другом взаимодействуют, из чего вытекает много следствий, и что должно быть осознано людьми, которые принимают решения в данной области.

- Крупнейшие российские компании должны быть игроками в экономике знаний, создавать новую среду, симбиоз производства и потребления знаний. Тем самым будет обеспечиваться спрос на знания. И здесь принципиальна роль государства. Без участия государства спрос на знания организовать не удастся.

- В заключение хотел бы сказать о главных уроках становления экономики, базирующейся на знаниях, для России. Прежде всего, это необходимость изменения массового сознания. Нужно убеждать людей, что богатство в мозгах, а не в недрах. Хотя в нашем народе очень сильна уверенность в том, что мы богатая страна, потому что у нас полно нефти, газа, пресной воды, наконец. Надо разъяснять, что мы не будем жить достойно, пока не научимся продавать знания.


Научные позиции, изложенные в докладе академика В.Л. Макарова, являются методологическим основанием для оценочной деятельности в условиях инновационной экономики – см. статью16, затрагивающую оценку интеллектуальной собственности. В этой сфере самые продвинутые работы сейчас в России ведет А.Н. Козырев. Но без того, чтобы грамотно «научиться продавать знания», обычные оценки дают ложные ориентиры.

* * *

В последние годы для целей оценочной деятельности (считающейся «арьергардом» экономического знания) нами переосмысливались те отечественные работы, в которых довелось участвовать с 1975 года, а также изучались новшества, появлявшиеся в «чистой» («авангардной», со многими Нобелевскими премиями за последние годы) экономической теории, дабы применять самые новые знания в своей профессии. В 2003 г. была издана книга17, а затем были выполнены несколько научных работ по заказам министерств и опубликованы десятки статей по методологическим основам оценочной деятельности.

Экономическая наука теперь способна более тонко, хотя и ориентировочно, оценивать – казавшуюся раньше непостижимой – эту креативную «меру», приложимую к любым объектам. Оценочные суждения входят в общую методологию теоретического знания18 – причем, не только экономического. Сейчас на этом теоретико-познавательном основании получают развитие новые отрасли науки и техники, такие как квантовая физика и создание нанотехнологий, молекулярная биология и практическая генная инженерия.

Выход «за пределы наличного знания» осуществляют не только гениальные ученые, но и представители профессий, которые принято относить к прикладному, практическому или реалистичному знанию, и в которых обоснованные профессиональные суждения (субъективные мнения) теперь признаются теорией познания (эпистемологией) как единственно возможное приближение (и в этом смысле «подход») к объективному знанию.


Апологетами жестких аксиом рациональности и каузальности (причинности) – в любой теории – подобные способы познания долгое время выводились за рамки «чистой науки», оставляя реалистичному знанию, которое они считают «эклектикой», роль арьергарда, вместе с «обозом» искусно измеряемых данных. А ведь без такого «обоза» не могут обойтись никакие «чистые теории»: ни естественнонаучные, ни гуманитарные.

Экономической теория, включающая суждения, находит практическое применение и в управлении хозяйством (менеджменте), и в управлении собственностью (говернансе), и в экономических измерениях, предоставляющих данные для управления из оценочной деятельности, бухгалтерского учета, инвестиционного анализа и т.п.

Происходившее последние годы в России воссоздание ресурсного потенциала (материальных и нематериальных активов) и накопление «свалившихся с неба», но – по общему признанию – неэффективно используемых огромных финансовых активов (как государственных, так и корпоративных) не сопровождается ростом по-современному понимаемой и оцениваемой экономической эффективности, для чего требуется высокая степень креативности, а по-другому: инновационная предпринимательская деятельность.

Считается, что креативность присуща российской ментальности в очень высокой степени и что в России высок уровень образованности, хотя лидеры страны не относят это к экономике и юриспруденции. Укоренившиеся в экономическо-правовых представлениях механистические воззрения и псевдорыночный прагматизм («отнимать и делить, а не преумножать») направляют креативность в русло коррупции, криминала, казнокрадства19.

Общеизвестно, что при наличии изобретений (инвенций) и финансового капитала (инвестиций) – для созидания (креации) экономического эффекта или «экономической добавленной стоимости» (ЭДС), или «сверхприбыли» – требуется третья составляющая, которую прежде называли «внедрением» (насильственное действо), потом стали называть «коммерциализацией», а отражает она именно инновации, с присущей им креативностью.


О методологическом применении троичности (тройственности, триадности, хотя каждое из понятий имеет свои особенности), используемом и в фундаментальной экономической теории, и в скромной оценочной теории (три подхода к оценке стоимости), следует говорить отдельно20. – В приведенной выше цитате из доклада В.Л. Макарова находим и «три принципиальные особенности» экономики знания, и «триаду рынков».

Понятие троичности вводится не только в философской теории познания (прежде всего, классические триады гегелевской диалектики), но и в современной неклассической логике21 применяется троичность, причем со ссылками на таких гигантов в истории науки как Аристотель («третье» им называлось «привходящим») и создатель двоичной алгебры, почитатель Аристотеля, – Джордж Буль (он обозначал «третье» как «неопределенность»). В обзоре экономико-методологических работ (в разделе 2) мы увидим, как применяется подобный подход в теории, а в разделе 3 – как это может отразиться в оценке стоимости.



следующая страница >>