shkolageo.ru 1 2 ... 6 7

ЕГОР ЧЕРЛАК cherlak44@yandex.ru



ПАРОМЩИКОВ ПАРА

мультивариантная пьеса с элементами конструирования *


«А волны бегут от винта за кормой, и след их вдали пропадает»

Из народной песни


Действующие лица:

– ШКИПЕР

– ПРАКТИКАНТ

– ФИГУРА СТАРПОМА

– ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО

– ФИГУРА РАДИСТА

– ФИГУРА МЕХАНИКА


На сцене – многоярусная конструкция, отдалённо напоминающая надстройки большого корабля. Центральное место (чуть выше остального пространства) отведено командному мостику. Здесь находится штурвал, здесь располагаются приборы, здесь происходит основное действие. По бокам мостика и ниже его – места, где несут вахту ФИГУРЫ. Значительную часть сценического времени они неподвижны и находятся в тени.


Действие первое


У воды есть занятное свойство: гул её туго вздувшихся вен наши трусость, притворство, геройство превращает в коросту и тлен. Обратится в пыль старая склока, а обида – в болотную хлябь… Ты молчишь, отдаваясь потоку, а вокруг только рябь. Только рябь. Смотришь: бездна без дна под тобою, сверху – ломоть угрюмых небес. Все победы вдруг станут трухою, когда плеск за бортом. Тихий плеск.

И выходит: что ныне – не всуе, а что было – мираж и обман?.. Кто ответит и кто растолкует? Ведь туман впереди. Лишь туман.


С полутемной сцены звучит долгий тоскливый гудок. За ним – ещё один. И ещё… Постепенно света становится больше, и мы уже различаем очертания Парома, прокладывающего путь сквозь туман. Этот туман густыми клубами струится по конструкциям судна, частично скрывает статичные ФИГУРЫ и порой даже достигает мостика.

Пространство вокруг парома нервно чертит тугой луч прожектора. Он мечется, словно пытаясь нащупать хоть какой-нибудь ориентир, хотя бы малый клочок земли, хоть бакен. Наконец, луч упирается в мостик. Высветив ШКИПЕРА, луч замирает.



ШКИПЕР (пытаясь что-то разглядеть сквозь окуляры бинокля). Ну что это такое, а! Туман, опять сплошной туман… Молоко, сметана… Видимость почти нулевая, так и до беды недалеко. Тут и на скалу запросто наскочить можно, триста тысяч морских ежей мне в печёнку!


* Перед началом спектакля зрители получают программку с кратким описанием заключительной его части. Точнее, с изложением фабулы нескольких вариантов финала. К программке прилагаются листки для голосования. По ходу спектакля аудитория решает, какой из вариантов ей хочется увидеть, и в перерыве с помощью листочков-бюллетеней голосует за ту или иную версию. Её актёры и играют.

Вот такая блажь драматурга. Просто он подумал: с каждым годом выборов у нас всё меньше и меньше. Так почему бы Театру не попробовать стать одним из последних островков, где ещё хоть что-то или хоть кого-то реально выбирают?


Шкипер вздыхает, вешает бинокль на грудь, берёт рупор.


ШКИПЕР (в рупор). Эй, на носу! Доложить обстановку.

ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Пока всё спокойно, господин Шкипер. Прямо по курсу в пределах прямой видимости – чистая вода.

ШКИПЕР. Всё равно, повнимательней там, повнимательней…

(в рупор)

В машинном! Слышишь меня? Тихий ход.

ФИГУРА МЕХАНИКА. Ясно… Тихий.

ШКИПЕР. Не понял… Это что за доклад, а, Механик? Ну-ка, доложи, как положено, по всей форме.

ФИГУРА МЕХАНИКА (испуганно). Извините… Виноват, господин Шкипер… Ваш приказ понял, выполняю. Есть тихий ход.

ШКИПЕР. Другое дело! Разболтались вы у меня за время рейса… Погода установится – надо будет дисциплиной заняться.

(после паузы)

Нам что сейчас главное? Нам главное – эту полосу тумана проскочить. На большую воду выйти, а там… Там снова полный вперёд дадим!

(в рупор)

Старший помощник, как с промером глубины? И что радар показывает?


ФИГУРА СТАРПОМА. Докладываю: глубины в допустимых пределах, идём по намеченному фарватеру. На экране радара посторонних объектов не наблюдаю.

ШКИПЕР. Это хорошо, хорошо, Старпом… Только не отвлекайся, начеку будь. В такой туманище что угодно приключиться может, фок-мачта мне в глотку. Каждые пять минут показания эхолота снимай. Ясно?

ФИГУРА СТАРПОМА. Есть снимать, господин Шкипер.


Некоторое время Шкипер расхаживает по мостику. Затем достаёт трубку, раскуривает её. Пыхтя трубкой, подходит к рабочему столу.


ШКИПЕР (изучает карту). Тут ухо востро надо… Тут на каждой миле можно подвоха ждать. Шутка ли – такой Паром ведём! А карты – так себе: масштаб приблизительный, фарватер – на глазок… Вот тут что?

(тычет мундштуком трубки в карту)

Отмель? Рифы? Банка?.. А здесь?

(снова тычет)

Какая глубина? Миля или метров десять?... А береговая линия – где она? Вот и ползём как будто вслепую, как будто на ощупь… Да ещё туман этот… А ответственность, ответственность какая? Столько пассажиров на борту, плюс экипаж. И за всё ты один отвечай. Ты один…


Шкипер с трубкой в зубах задумчиво прохаживается по мостику. При этом он не забывает следить за приборами, поворачивать штурвал и подавать гудки.


ШКИПЕР (в рупор). Вызываю радиорубку. Вызываю радиорубку. Радист, ты на связи?

ФИГУРА РАДИСТА. Так точно, господин Шкипер, на связи.

ШКИПЕР. Прошла моя радиограмма по поводу судового кока?

ФИГУРА РАДИСТА. Так точно. Берег получение подтвердил. Все принятые меры и санкции одобрены.

ШКИПЕР (ухмыляется). Ну, ещё бы… Будь моя воля, я бы таких вообще – за борт, крабам на десерт… А мы миндальничаем: расследование, протокол, свидетели… Если этот ворюга-кок вместо сливочного масла в кашу маргарин кладёт, если тушёнку просроченную использует… Какие тут ещё свидетели нужны?! За борт!


ФИГУРА РАДИСТА. Точно так, господин Шкипер.

ШКИПЕР. Что – точно так?

ФИГУРА РАДИСТА. Полностью с вами согласен – за борт его.

ШКИПЕР. Ну, ты это… Ты, Радист, не в своё не встревай… Вообще-то шучу я… Шуток не понимаешь?

(пауза)

Хотя… Сэкономить он хотел, подешевле, видите ли, тушёнку купил. Он что, забыл, на каком судне находится, три канатных бухты ему в очко! Он забыл, что на моём судне на пассажирах и экипаже не экономят? Это что, буксир дешёвый?.. Сейнер рыбацкий?.. Он забыл, что на трансокеанском Пароме имеет честь состоять? Самом крупном в своём классе, между прочим… С традициями, с авторитетом… Ух, моя бы воля!.. Не догляди – растащат корабль по болтикам. А мы и так не в родном порту. Рифов вдоль фарватера до чёрта, пираты шныряют, старые мины, бывает, со дна всплывают… Случись что – сразу недоброжелатели, конкуренты захихикают. Руки потирать будут…


Шкипер резким движение вынимает изо рта трубку, раздражённо выбивает из неё пепел, кладёт трубку на стол.


ШКИПЕР (в рупор). Старпом, арестованный кок где содержится?

ФИГУРА СТАРПОМА. В своей каюте, господин Шкипер. Под замком.

ШКИПЕР. Либеральничаешь, Старпом? Курортные условия ворам и мздоимцам создаёшь?.. Сегодня же перевести на бак – в подсобку аккумуляторной мастерской.

ФИГУРА СТАРПОМА. Господин Шкипер, но там же никаких условий. Сыро, тесно… Да и крысы там, говорят…

ШКИПЕР. А никто и не утверждал, что у нас тут Куршавель! Проворовался – путь сидит, размышляет. Перевести в подсобное помещение и посадить на хлеб и воду. А в порт придём – там с ним окончательно решим. Всё ясно?

ФИГУРА СТАРПОМА (после заминки). Так точно, господин Шкипер. Есть – на хлеб и на воду.

ШКИПЕР. Только ты… Я хочу сказать: не переусердствуй, Старпом. А то я тебя знаю… Без самодеятельности, прошу. Я требую, чтобы всё было в точном соответствии с уставом корабельной службы. Мы ни на йоту не должны от закона откланяться.


ФИГУРА СТАРПОМА. Будет исполнено, господин Шкипер.


Шкипер делает несколько шагов по мостику. Снова поднимает бинокль к глазам.


ШКИПЕР. На ледовое поле сдуру не налететь бы... В это время года в здешних широтах вполне могут оставаться… Сядешь на льдину форштевнем – и считай, что приехали.

(в рупор)

Алё, на носу! Вперёдсмотрящий! Доложить текущую обстановку.

ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Ничего нового, господин Шкипер. Всё то же… Видимость ноль, густой туман прямо по курсу.

ШТУРМАН (вполголоса). Туман, туман… Сам вижу, что туман.

(в рупор)

Ты там это… Ты там в оба гляди. Айсберги могут появиться, льдины… И землю мне не проворонь!

(вполголоса)

Вот дела… Только нормальный ход набрали, только в график вошли… На таком Пароме – лететь бы и лететь по волнам до самого Берега. Судно – сказка!

(задуывается)

Но это оно сейчас – сказка. А в каком состоянии оно мне досталось после предыдущего капитана-алкаша… Заклёпки проржавели, машины все регламентные сроки давно выработали, на честном слове тянули, экипаж – банда головорезов… Но ничего, отремонтировал, силовые установки заменил, палубу покрасил, новую команду набрал… Ласточка, а не судно! На таком бы жать узлов под сорок, а мы еле телёпаемся, дюжину трепангов мне в прямую кишку! А всё туман этот…

(в рупор)

Радист!

ФИГУРА РАДИСТА. Радист на связи, господин Шкипер.

ШКИПЕР. Что у нас в эфире, Радист?

ФИГУРА РАДИСТА. Пока без изменений, господин Шкипер. Идёт интенсивный радиообмен на средних частотах. Сводки погоды – по графику.

ШКИПЕР. Ну и как с погодой? Дают улучшение?

ФИГУРА РАДИСТА. Облачность обещают. И ветер слабый – зюйд-зюйд-вест. Временами осадки. Волнение на море – от трех до четырёх баллов с возможным усилением.

ШКИПЕР. Насчёт тумана что говорят?


ФИГУРА РАДИСТА. Пока ничего утешительного. Ослабление если и будет, то незначительное. Что касается температуры…

ШКИПЕР. Да дьявол с ней – с температурой! Мне из тумана выскочить надо…


Шкипер возвращается к карте, делает на ней какие-то замеры.


ШКИПЕР. Может, он полосой – туман-то этот? Может, обойти его – и все дела?..

(прикладывает к карте линейку)

И, главное, посоветоваться не с кем. Экипаж хоть из своих, а… Ловишь иной раз взгляд какого-нибудь матроса и понимаешь: каждый, каждый только и ждёт твоей ошибки, проявления слабости, робости… Дай осечку – и не простят. Размажут, растопчут… А пассажиры? Чуть что не по нутру – мигом жалобу настрочат, разбирайся потом, оправдывайся… Кстати, что у нас на пассажирских палубах творится?

(в рупор)

Старший помощник, ты со службой стюардов давно связывался? Как там у пассажиров дела?

ФИГУРА СТАРПОМА. На пассажирских палубах всё спокойно, господин Шкипер. Все мероприятия – согласно расписанию. Третьему классу сразу после ужина показан художественный фильм. Затем – поверка и отбой. Второй класс – прогулка по верхней палубе с кормлением чаек. После прогулки – эстрадный концерт и личное время. Пассажиры первого класса развлекаются в ресторанном зале. Замечаний и происшествий нет.

ШКИПЕР. Это хорошо, что у тебя замечаний нет… Хорошо… Зато они у меня, Старпом, есть. Мне вот доложили, что в столовой третьего класса снова из железных мисок кормить стали. А куда в таком случае фаянсовые тарелки подевались?

ФИГУРА СТАРПОМА. Разрешите доложить, господин Шкипер! Во время последнего шторма…

ШКИПЕР. Меня не интересует, что было во время шторма, Старпом. Мы с вами людей везём, а не скотину. На кого они потом будут пенять? На меня. И правильно сделают. На судне я первое лицо, с меня и спрос. Шкипер, скажут, о нас не думает совсем, сам, скажут, у себя на мостике на фарфоре обедает… И тому подобное… Чтобы завтра же народ у меня не из мисок кашу ел, а из нормальных тарелок!


ФИГУРА СТАРПОМА. Господин Шкипер! Где же я в открытом море…

ШКИПЕР. Ты меня что, плохо слышишь, Старпом? Завтра же! Лично проверю.

(убирает рупор)

Вот распоясались, архаровцы, фор-брам-штаг им на шею! Вспомнили, небось, прежнюю вольницу… Да знаю, знаю, судачат меж собой: как, мол, раньше было хорошо, никто ни за что не спрашивал. Свобода, мол… И не думают черти, что при старом-то до сих пор в порту приписки торчали бы. Запасы гнилой картошки на камбузе перебирали да тухлую воду из дырявых трюмов откачивали… Смех смехом, а судно-то я без флага, даже без корабельной рынды принимал. Всё сняли, всё пропили… И сейчас…

(вновь набивает трубку, закуривает)

Любо-дорого посмотреть! Всё блестит, всё надраено и сверкает, как у кота... По утрам – подъём гюйса, гимн, гимнастика. Питание – строго по рациону и согласно санитарным нормам. И со стороны глянуть не стыдно. Корабль иностранный в море встретится – сразу честь отдаёт, гудками приветствует. Зауважали, хвост ската им в зубы!

(попыхивая трубочкой, устало присаживается на поручни)

Только разве оценит кто? Тут хоть все жилы вытяни, а спасибо никто не скажет… Устал, как раб на галере устал…


Шкипер тяжело встаёт, вновь обходит приборы. Поправляет колесо штурвала. Даёт очередной протяжный гудок.


ШКИПЕР (в рупор). В машинном!.. Машинное отделение, доложите ситуацию.

ФИГУРА МЕХАНИКА. Есть в машинном, господин Шкипер... Механизмы функционируют в штанном режиме. Первая и третья энергоустановки переведены на холостой ход. Давление пара, масла и рабочих жидкостей в норме.

ШКИПЕР. Так держать, не расслабляться. В каждую минуту нужно быть готовым к подключению всех машин.

ФИГУРА МЕХАНИКА. Есть не расслабляться и быть готовым!

ШКИПЕР (зажав в зубах дымящуюся трубку – в рупор). Радист, что передают с ближайших судов?

ФИГУРА РАДИСТА. Ничего внятного, господин Шкипер. Все ждут, когда туман рассеется. Многие вообще на якорь встали.


ШКИПЕР (снисходительно). Тоже мне мореплаватели! Тумана напугались… Нет, нам прохлаждаться некогда. Нам пассажиров на Берег доставить нужно – и желательно точно по расписанию.

(в рупор)

Вперёдсмотрящий, что новенького прямо по курсу? Эй, слышишь меня?

ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Так точно, господин Шкипер. Обстановка без существенных изменений. Туман не рассеивается, признаков земли не наблюдаю.

ШКИПЕР. А ты внимательнее смотри. Во все гляделки. Понял?

ФИГУРА ВПЕРЁДСМОТРЯЩЕГО. Понял, господин Шкипер. Есть внимательнее!

ШКИПЕР (в рупор). Старший помощник, на связь.

ФИГУРА СТАРПОМА. Я на связи.

ШКИПЕР. Вахта без замечаний, Старпом?

ФИГУРА СТАРПОМА. Так точно, господин Шкипер. Без особых замечаний.

ШКИПЕР (пыхтя трубкой). Меня вот что, Старпом, беспокоит. Какое у пассажиров настроение? Паники из-за этого тумана нет?

ФИГУРА СТАРПОМА. Ни малейшей, господин Шкипер. Некогда им паниковать, все при деле, все заняты. Работают кружки самодеятельности, клубы по интересам, игровые залы. Всё по минутам расписано.

ШКИПЕР. Замечательно, замечательно… А экипаж что?

ФИГУРА СТАРПОМА. Вахтенные на постах. Свободная смена только что поужинала.

ШКИПЕР. Как ужин прошёл?

ФИГУРА СТАРПОМА (после секундной запинки). Нормально, господин Шкипер. Почти без замечаний прошёл.

ШКИПЕР. Что? Как прикажешь понимать – почти?

ФИГУРА СТАРПОМА. Да так… Мелочи, в общем-то… Одной порции экипажу за ужином не хватило.

ШКИПЕР. Быть такого не может! Меню и раскладку я лично утверждал.

ФИГУРА СТАРПОМА. Так оно… Только Практиканта мы почем-то учесть забыли… Да это пустяки, господин Шкипер, не берите в голову. Я с ним своей порцией поделился.

ШКИПЕР. Практикант?.. Что за Практикант такой? Ты это о чём?

ФИГУРА СТАРПОМА. Практикант – из мореходного училища. Взять-то мы его на борт взяли, а на довольствие определить забыли. Аттестат он вовремя не подал.


ШКИПЕР. Из мореходного… Чё-ё-ёрт… У меня из головы совсем… Почему вовремя не напомнил?

ФИГУРА СТАРПОМА. Виноват, господин Шкипер. Только с этими салагами-практикантами из мореходки вечно так. В последний момент как снег на голову падают. У них там производственная практика горит, а нам отдуваться. Нет, чтобы загодя согласовать…

ШКИПЕР. Да нет, они мне звонили… Был, был звонок, припоминаю… А тут завертелось – в рейс выходить, с погодой непонятки, то да сё… Точно, звонили насчёт Практиканта… Где он сейчас?

ФИГУРА СТАРПОМА. В кают-компании. Боевой такой парнишка, господин Шкипер. Зелёный, а шустрый, всё на мостик рвётся. А я осаждаю его. Стой, говорю, куда лезешь, не до тебя сейчас господину Шкиперу…

ШКИПЕР. Боевой, говоришь? Шустрый? Ладно… Ну, давай его сюда.


Шкипер меряет рубку шагами. Он сосредоточен и серьёзен. Взгляд его кажется немного усталым, но, конечно, это обманчивое впечатление. Наконец Штурман замирает над картой – спиной к двери.

Спустя полминуты на мостик через две ступеньки бойко взбегает Практикант. Практикант открывает дверь в командную рубку, но тут же осекается и робко замирает у порога.

Так проходит несколько секунд – Штурман изучает карту и не замечает гостя. Или делает вид, что не замечает.

ПРАКТИКАНТ (


следующая страница >>