shkolageo.ru   1 ... 26 27 28 29

сессина — уединения, сопровождаемого медитацией, сидячей и выполняемой во время ходьбы. Такое затворничество — неотъемлемая часть и формальное завершение посвящения, начнется завтра утром.


По предложению Аргоса встреча закончилась совместной практикой мантры, которая продолжалась несколько минут. Чаще всего в этих целях использовали древний индийский слог ОМ. Когда последние вибрации священного звука улетели вместе с легким пассатом, участники группы стали расходиться. Неофиты сняли свои ритуальные одежды и повесили их на пальмы. Для культуры, полностью осознающей святость жизни, нагота была совершенно нормальным явлением. Скрывать какие-то части тела, когда этого не требуют климатические или общественные обстоятельства, казалось излишним и неестественным. Одни решили остаться на берегу, поблизости от амфитеатра, чтобы понежиться на солнце и поиграть с дельфинами. Другим после долгого пребывания в саркофагах захотелось размяться, и они предпочли прогулки или пробежки по пляжу. Несколько человек, захватив музыкальные инструменты, отправились на резиновом плоту подальше от берега, чтобы пообщаться с горбатыми китами. Киты обожали звуки свистулек, флейт и барабанов и часто вторили им своими песнями.

Мощные голоса китов, чередующиеся со звуками инструментов, далеко разносились по океанской глади и острову. Они создавали отличное дополнение круговой панораме из облаков, позолоченных заходящим солнцем. По сравнению с воспоминаниями об увиденном в двадцать первом веке, чистая вода, незагрязненный воздух и изобилие здоровых морских животных казались просто чудом.

Аврора присоединилась к компании пловцов, и к ней тут же приблизился один из дельфинов. Девушка забралась ему на спину, прижалась обнаженным телом к его гладкой коже, и они медленно поплыли, покачиваясь на ласковых волнах. В период, следующий за измененным состоянием сознания, все «врата восприятия»* широко открыты. Прикосновение теплой воды и кожи дельфина к обнаженному телу вызывало необычайно сильные сексуальные ощущения. Тем не менее, Аврора заметила, что не может целиком отдаться настоящему и наслаждаться общением с прекрасным животным. Скоро она поняла, что именно мешает ей испытывать радость жизни: ей трудно смириться с тем, что время, когда она была Лорой, и ее любовь с Робертом — всего лишь учебная экскурсия в прошлое. Для Авроры эти воспоминания не были просто образами любопытных событий, похороненных в исторических архивах. Они несли необыкновенный эмоциональный заряд, были ей очень дороги и к тому же имели глубокий личный смысл. Связь Авроры с этими воспоминаниями была настолько сильной и убедительной, что она ощущала жизнь Лоры почти как свою собственную.


Приблизив ухо к воде, девушка слушала фантастические звуки, которые издавали горбатые киты, медленно проплывающие метрах в двухстах от нее. Она подумала о природе их загадочных песен, которые в открытом океане передают послания на многие сотни миль. Должно быть, именно эти мысли о передаче информации подсказали ей поразительную догадку.

Когда она была Лорой, Роберт пережил видение, в котором его похитил НЛО. А еще он на короткий срок выпал из реальности и, как и она сама, ненадолго побывал в зале посвящений. Из этого следует логический вывод, что Роберту имплантировали ПСИ-передатчик, а значит, кто-то из группы прожил жизнь Роберта. Внезапно Аврора ощутила сильное желание найти этого человека, встретиться с ним, поговорить! Ведь у них так много общего!

Но потом ее энтузиазм и волнение резко остыли: она вспомнила, что в ПСИ-переходах не учитываются половые различия. Она нафантазировала себе продолжение кармического романа с мужчиной, но тот, кому достались переживания Роберта, вполне может оказаться женщиной. К тому же она помнила правила, о которых говорил Аргос, —общение между неофитами должно быть сведено до минимума — и покорно решила отложить все попытки разобраться в ситуации до окончания затворничества. Пока она старалась справиться с разочарованием, к ней верхом на дельфине приблизился юноша, загорелый и атлетически сложенный.

— Привет, — сказал он, взмахнув рукой. — Здорово, правда? Действительно похоже на рай земной!

Поравнявшись с Авророй, он замедлил движение дельфина и окинул девушку любопытным взглядом

— Привет, как тебя зовут? — спросила Аврора с чувством внезапного узнавания. Что-то в глазах мужчины показалось ей очень знакомым.

— Орион, — ответил тот, описывая круг вокруг Авроры. — Знаешь, был такой мифический охотник, решивший уничтожить всех диких животных, сотворенных богиней Земли, только она его остановила. А тебя?

Услышав слово «охотник», Аврора испытала такое чувство, будто ее пронзила молния. Охотник — по-английски хантер! Это фамилия Роберта! Сколько раз она слышала ее, когда была Лорой! Девушка попыталась подсчитать в уме статистическую вероятность такой поразительной синхронизации. Нет, это не может быть простым совпадением! Казалось, небо услышало ее молитвы. Хотя вода в океане была необыкновенно теплой, она почувствовала, как по спине пробежали мурашки.


— Аврора, — ответила она.

Ответ настолько поразил Ориона, что он потерял равновесие и свалился со спины дельфина.

— Ты сказала Лора? — отплевываясь, перепросил он с ошеломленным видом.

— Нет, на этот раз Аврора, — ответила она, чувствуя себя так, словно после долгого путешествия наконец увидела берег. — Но ты можешь называть меня Лорой: это имя я носила когда-то, и оно мне подходит.

Необычной реакции Ориона было достаточно, чтобы подозрение Авроры превратилось в уверенность. Она больше не сомневалась, что нашла Роберта. С трудом сдерживая порыв, она добавила без малейшего колебания:

— Орион... Роберт! Я знала, что мы снова встретимся. Ведь я говорила тебе, правда?

— Ну, конечно! — отозвался Орион, взбираясь на спину дельфина и направляя его рядом с дельфином Авроры.

У обоих не было сомнений, что ПСИ-переживания и встреча в океане открывают новую главу их долгой кармической истории. И то что Аргос выбрал для них «маяками» Роберта и Лору, было ее неотъемлемой частью. Им так хотелось побыть друг с другом, поговорить, поделиться своими чувствами, но время не позволяло. Пока они не нарушили никаких правил, но просьба Аргоса воздерживаться от разговоров внезапно показалась им очень обременительной. А строгий девятидневный запрет на любой телесный контакт и даже обмен взглядами — непременное условие предстоящего безмолвного уединения — выглядел тягостным, почти жестоким. С другой стороны, какое это неожиданное счастье — снова найти друг друга! И подождать девять дней — куда лучше, чем дожидаться следующей жизни.

Когда краешек заходящего солнца исчез за горизонтом, Орион и Аврора успели заметить зеленый луч — редкое и необычное оптическое явление, которое время от времени осеняет небеса над Тихим океаном сразу после заката.


<< предыдущая страница