shkolageo.ru 1 2 ... 18 19

Устное



народное творчество




стное народное творчество всех народов во все вре­мена являлось основой для собственно литературно­го творчества писателей. И сибирские писатели — не иваны, не помнящие родства, в их произведениях — красота и мудрость народной мысли, народного языка.

В прошлом веке бытовало мнение, что сибиряки не способны чувс­твовать красоту слова, музыки, красок. Объясняли это просто. Жизнь в Сибири настолько сурова, что человек озабочен лишь борьбой за су­ществование: добывает еду, защищает себя от мороза и диких зверей. Понятно, что такое мнение о наших предках могли составить люди, при­езжавшие сюда на короткий срок. Их недолгое пребывание в Иркутске, Чите или Красноярске, их потрясение от суровости климата и безбреж­ности пространств было столь велико, что увиденное не укладывалось в рамки привычных представлений о жизни. Здесь действительно всё было иначе. Но внимательный и заинтересованный человек видел и многое из того, что было присуще общерусской жизни.

В семнадцатом столетии русские землепроходцы продвигались от Урала на восток. И, конечно же, вместе с оружием, скарбом, книгами они не могли не принести в Сибирь сказок, песен, прибауток. Ведь не­льзя оставить в прошлом свою память. Землепроходцы строили остро­ги, расчищали земли для пахоты, охотились, ловили рыбу, занимались ремёслами. Все работы, как правило, делались в артели, небольшом коллективе. Именно коллективный труд, общение способствовали пол­нокровной жизни и развитию устного народного творчества.

Из всего многообразия фольклорных жанров в хрестоматию вклю­чены лишь сказки. Вам предстоит познакомиться с произведениями коренных народов — бурят, тофаларов, эвенков, которые живут в Вос­точной Сибири с незапамятных времён, и с русскими сказками, запи­санными в разных районах.



Департамент образования Иркутской области

Институт повышения квалификации работников образования






Хрестоматия

для 5 — 6 классов

общеобразовательных




школ


ВостСибкниг Иркутск 2007




Бурятские народные сказки





незапамятных времён буряты жили на берегах Бай­кала. Разводили скот в прибайкальских и забай­кальских степях, охотились в тайге. Ритм жизни скотоводов и охотников совпадал с ритмом приро­ды: таяли снега, поднималась трава, набирали силу животные, у овец рождались ягнята, у кобыл — жеребята, росли и множились стада, чтобы в лютую сибирскую зиму дать человеку тепло и еду. А человек, в свою очередь, оберегал стада от хищников, перего­нял на новые пастбища.

Природно-климатические условия породили особый тип цивилизации— кочевой: буряты-кочевники передвигались по степным просторам вместе со своими юртами и всем домашним скарбом вслед за стадами. Природа давала жизнь и людям, и животным.

Эта взаимосвязь жизни природы и человека породила осо­бое мироощущение: в сказках часто животные беседуют с людь­ми, человек понимает язык птиц и змей, волка и медведя. Зако­ны человеческой жизни переносятся в мир животных. Мир един, в нём всё взаимосвязано — на этих представлениях основана «природная» философия бурят, отражённая в сказках.

Так же, как в фольклоре других народов, бурятские сказки могут быть волшебными, социально-бытовыми, о животных.

Вам предстоит познакомиться с тремя сказками. Их записа­ли фольклористы-собиратели в разных местностях. Обратите внимание на информацию после каждой сказки, подумайте и ответьте: почему фольклористы записывают и хранят произве­дения народного творчества?



Упрямый парень

Жил на свете бедный старик. Жена его давно умерла, оставив бедняка с маленьким сыном на руках. Ради пропитанья стал старик пасти ханских коз и овец. Работает не покладая рук, а всё равно живёт впроголодь. И вот однажды не выдержал старик, заколол одного барана и съел. Съел да и убе­жал в дремучий лес от наказания подальше. Построил он себе жилище на южном склоне двух высоких гор, что возвышались посреди широкой степи, не обжитой людьми, и стал там жить вместе с сыном.

Вот подрос мальчик и начал охотиться. Но такой уж он уро­дился упрямый, что никогда не охотился там, куда посылал отец, отправляясь, как нарочно, совсем в другую сторону.

Шло время. Собрался старик умирать и говорит сыну:

— Похоронишь меня у подножия скалы, но после этого не ходи охотиться на северную сторону горы.

Схитрил старик, зная, что Упрямый парень всё сделает на­оборот, и не ошибся. Похоронив отца, вспомнил сын его пос­ледний наказ и направился к северному склону. Шёл он, шёл и вдруг увидел в кедраче маленькую избушку. Спрятался парень и начал наблюдать за ней. Пока раздумывал да гадал, чьё же это жилище, выпорхнула на крыльцо девушка краса вица и начала собирать хворост вокруг дома. Заметила она парня и окликну­ла его. Испугался парень, впервые увидавший чужого человека, и убежал от греха подальше. Убежать-то убежал, но на другой день ноги сами привели его к маленькой лесной избушке, и ког­да девушка снова позвала парня, он робко подошёл к ней.

— Чей ты будешь и откуда идёшь? — спрашивает девушка-красавица.

— Я сын беглого старика, зовут меня Упрямым парнем, а живу я неподалёку отсюда, на южном склоне двух высоких гор.


— Приходи ко мне через три дня, — говорит ему красавица.

Обещал Упрямый парень зайти в назначенный срок, но опять не смог побороть свою робость.

На четвёртый день возвращается он с охоты домой, смотрит: стоит на столе вкусная да сытная еда. Очень удивился парень, но всё-таки поел в охотку и лёг спать. И стали такие чудеса с едой повторяться изо дня в день.

Однажды возвратился парень с охоты раньше обычного. Переступил порог, а в избе печь топится, девушка-красавица с северного склона еду готовит. Увидела она Упрямого парня и спрашивает:

— Что же ты не пришёл через три дня?

— Оробел, — отвечает парень.— Кроме своего отца, не ви­дел я доселе других людей.

— Одинокий человек человеком не станет, одна головешка костром не разгорится,— говорит девушка.— Надо нам жить вместе.

Стали они вместе жить.

Много воды утекло с тех пор. Однажды говорит жена-краса­вица своему мужу, Упрямому парню:

— Не вечно же нам на отшибе обитать, от людей прятаться.

Перекочевали они в тот аил, где Упрямый парень родился.

Выделили им люди аила плохонький дом, помогли на первых порах. Всяк с добрыми пожеланиями в гости норовит зайти, на жену Упрямого парня полюбоваться.

Прослышал о её красоте местный хан, потерял покой и сон. всё думает: «Как бы и мне взглянуть на красавицу?» Переодел­ся он в поношенную одежду, пришёл к соседям Упрямого парня спрятался у них и увидел красавицу, когда она за водой ходила, медные блюда песком чистила. Увидел и понял, что краше ее никого на свете нет.

На другой день приказал он Упрямому парню явиться во дворец. Испугался парень, рассказал об этом жене, а та ему и отвечает:

— Иди и ничего не бойся.

Для начала, для порядка расспросил хан парня о том, где 01 был, откуда и зачем явился. А потом и говорит:

— Очень твой отец передо мной провинился, ты же должен передо мной ответ держать. Оберни северную гору пятью разно цветными шелками. Если не исполнишь, казню!


Возвратился Упрямый парень домой с поникшей головой, обо всём жене поведал.

— Ничего страшного нет, — говорит жена. — Пойди и купи у торговца-китайца шелка пяти цветов.

А сама вышла на улицу, сделала на северной стороне дво­ра горку из глины, обернула её шелками, которые принёс муж, взмахнула руками, проговорила заветное слово, и оделась боль­шая северная гора в шелка пяти цветов.

Увидав такое, призвал хан Упрямого парня к себе и даёт ему новый наказ:

— Привези мне кипящую пену восточного жёлтого моря! — говорит.

Всякому смертному было известно, что в той пене морской обитало всепожирающее чудовище. Уронил парень на грудь свою голову, запечалился. Придя домой, рассказал обо всём жене.

— Не бойся ничего, — говорит ему жена.— С утра пораньше оседлай плохонького карьку, привяжи к его хвосту берестяной туесок и отправляйся на берег. Подъедешь к морю, напои коня, а после скажи: «Что за грязное море!» — и оно утихнет.

На другой день оседлал Упрямый парень коня, привязал к его хвосту туесок и поехал к морю. Напоил коня, как ему жена наказывала, и крикнул:

— Что за грязное море!

Забурлило жёлтое море, запенилось и кинулось вслед за парнем вдогонку. Вот-вот настигнет и поглотит его вместе с конём! Как только пена попала в берестяной туесок, Упрямый парень воскликнул:

— Что за красивое море!

Успокоились буйные волны, отступили от копыт плохонького карьки, укротило морское чудовище свой гнев.

Добыл парень пену морскую и возвратился домой. Узнав об этом, хан подумал: «Если он сумел справиться с этой задачей, то не одолеть мне его». Решив погубить Упрямого парня навер­няка, дал ему хан такой наказ:

— Сыщи мне чудо чудное, диво дивное. А сроку тебе даю на это три месяца.

Совсем запечалился парень. Пришёл домой и говорит жене:

— На этот раз расстаюсь я с тобой на веки вечные.

— Не печалься, — говорит жена. — Найдём и теперь выход. Сходи-ка к китайцу и принеси краски пяти цветов.

Принёс Упрямый парень пять разноцветных красок. Жена-красавица смастерила из дерева игрушечного коня и раскрасила его разноцветными красками. Потом выстрогала из дерева маленький горшочек, ковшик и тоже раскрасила красками.

— За чудом чудным, дивом дивным отправишься на этом коне, — говорит мужу, — еду будешь готовить в этом горшочке, а пить — из этого ковшика.— Положила горшочек и ковшик дорожную суму, взмахнула рукой, проговорив заветное слово, и превратился игрушечный конь в жеребца редкой масти с золотою гривой и серебряными копытами.

— Поезжай на север, — напутствовала жена.— За дремучей тайгой, в широкой степи увидишь юрту, над которой будет клубить­ся дымок. Тогда сойдёшь с коня, сделается он вновь деревянной иг­рушкой, а ты зарой его в землю и постучи в дверь юрты. Когда вый­дет на крыльцо древняя старушка, ты покажи ей вот это колечко.

С этими словами сняла жена-красавица золотое колечко со своей руки и надела мужу на безымянный палец.

На другой день отправился Упрямый парень с утра порань­ше в путь-дорогу. Едет себе да едет. Соберётся на привале еду готовить в деревянном горшочке — превращается он в медный котелок, захочет деревянным ковшичком родниковой воды ис­пить — превращается ковшик в серебряный. Вот приехал па­рень в широкую степь, покрытую зелёной травой. Видит: стоит избушка, а над ней дымок клубится. Постучал парень в дверь. Вышла на крылечко древняя старушка и говорит:

— Никогда в этих краях не ступала нога человеческая. Отку­да ты явился?

Поблескивая кольцом, переступил парень порог и уселся за стол.

Узнала старушка кольцо своей дочери, признала в Упрямом парне дорогого зятя. Угостила его крепким чаем, а потом спря­тала в сундуке, замкнула и говорит:

— Сиди тихо до поры до времени. Возвратятся с охоты два моих сына-богатыря, примут человеческий вид, тогда я им тебя и покажу.


Тем временем пришли с охоты два огромных волка, протяж­но завывая и прядая ушами. А старушка взяла два кнута, ва­лявшихся возле дверей, и хлестнула поочерёдно обоих волков. Взвизгнули они и превратились в двух прекрасных молодцов.

— Что за запах дурной в нашей избушке? — спрашивают они у матери.

— Приехал муж вашей сестры, — отвечает старушка, — и я готова показать вам его, но дайте слово, что вы не тронете гос­тя.

— Не тронем! — сказали братья. Открыла старушка сундук, вывела на свет Упрямого парня, а потом и говорит своим сыно­вьям:

— Моя единственная дочь, а ваша сестра, двенадцать лет тому назад ушла из дома, чтобы найти свою судьбу и повстре­чать в жизни своего возлюбленного. Избранник моей дочери пе­ред вами.

Обрадовались братья дорогому гостю. Стали они угощать Упрямого парня, стали пировать и веселиться. Среди шумного веселья и говорит Упрямый парень двум молодцам и древней старушке:

— Не ради праздной забавы приехал я к вам. Послал меня жестокий хан, который не даёт прохода моей жене, за чудом чуд­ным, за дивом дивным.


— Это найдётся, — отвечает старушка.— Завтра утром, ког­да мои сыновья превратятся в волков, со спины черно-серого вырежешь ремень для кнута, со спины серо-белого — для вто­рого кнута.

Сделал парень так, как велела старушка. Сплела она из этих ремней два отменных кнута и отдала зятю со словами:

— Отправляйся в путь на своём деревянном коне. Ког­да пересечёшь большую тайгу, наедешь на огромный шалаш. Зайдёшь в него и увидишь расставленные на столе чашки, а в чашках — разную еду. Не трогай ничего. Спрячься хорошенько и жди. К вечеру соберутся за столом лиса, волк, медведь и ворон. Слушай и запоминай их разговор.

Отправился парень в путь-дорогу. Ехал он, ехал и наехал на большой шалаш посреди широкой степи. Зашёл он в тот шалаш и спрятался. Через малое время стали собираться за столом разные звери. Вот лиса и говорит:

— Пумпэнур-шумпэнур, ставь нам еду.

Только проговорила она эти слова, как тут же зазвенел колокольчик и на столе появились и вкусные яства, и сладки» куски.

Тут заговорил медведь, да так громко, что даже шалаш шатался:

— Целый день ходил по лесу и никого не встретил!

— А мне удалось задрать одного-единственного зайца встрял в разговор волк.

— Вечно вы только о своей утробе думаете, — заговорил ворон.— А вот далеко-далеко на западе Чёрный Лусан хан воюет с Белым Лусан ханом. Так они сплелись друг с другом, что превратились в чудовищных змеев, и никакая сила не может их развести. Пока один из них не одолеет, война не прекратится, люди будут убивать друг друга. А по оврагам будут течь сладкие, кровяные реки.

— Неужели никто не может разнять расходившихся ханов?- спрашивает лиса.

— Живёт на свете белом сын западных тенгриев Упрямый рыжий парень, есть у него два волшебных кнута. Если ударить теми кнутами по спинам сцепившихся змеев, то они опомнятся.

Поели звери в охотку и заснули крепким сном. А Упрямый парень так до утра и не сомкнул глаз. Когда на ранней зорьке звери отправились в тайгу, вышел парень из укрытия и проговорил:


— Пумпэнур-шумпэнур, поставь мне еду!

Как только вымолвил он эти слова, появились самые вкусные кушанья. Поел парень и говорит:

— Пумпэнур-шумпэнур, пойдём вместе со мной! — и отправился к месту побоища двух ханов. Приехал в злосчастную долину, видит: воюют люди из последних сил, а остановиться не могут.

— Уже прошло тринадцать лет, как начали войну, — говорят они Упрямому парню.— И суждено нам воевать до тех пор, пока не разойдутся миром два наших хана, два чудовищных змея.

Взял тогда Упрямый парень кнут, сплетённый из ременной шкуры серо-белого волка, трижды хлестнул по спине пёстро-Ц белого змея. Взял кнут, сплетённый из ременной шкуры черно-серого волка, и трижды ударил пёстро-чёрного змея. И приняли змеи свой человеческий облик и превратились в двух баторов. Обрадовались люди великой радостью. Воины прекратили по¬боище и побросали оружие. А ханы помирились и обнялись в знак дружбы.

Говорит тогда Упрямый парень:

— Пумпэнур-шумпэнур, ради общего веселья приготовь еду на всех и накорми голодных людей.

Тут благодарные люди обратились к парню со словами:

— Если уж ты помирил нас, да ещё и накормил, то бери всё, что душа пожелает: и серебро, и золото, и наши бесчисленные стада.

— Ничего мне не надо, кроме чуда чудного, дива дивного, — отвечает парень.

— Ты замыслил то, о чём и думать не пристало, попросил то, о чём и говорить не принято, — сказали оба хана.— Но ты наш спаситель, и чудо чудное, диво дивное должно быть твоим по праву.

И каждый хан протянул ему по мешку из козлиной шкуры.

— Не открывай их без надобности, — говорят ханы.— Если скажешь: «Разгорись, пожар всемирный!»— и откроешь один из мешков, то разгорится такой пожар, какого белый свет не видывал. Если скажешь: «Растекись, потоп всемирный!»— и откроешь другой мешок, то хлынет такой потоп, которого со дня сотворения мира не было. Вот что такое чудо чудное, диво дивное, — вздохнули на прощанье ханы, расставаясь с мешками, и проводили гостя в обратный путь.


Сколько шёл — неизвестно, но когда набрёл на избушку древней старушки, то остановился там на три дня, ещё раз свиделся с братьями своей жены, ещё раз попировали они, повеселились, а потом и возвратился домой Упрямый парень в родные края.

Спрятал он мешки из козлиных шкур и ждёт повеления явиться в ханский дворец. Пока ждал, рассказал своей жене- красавице об испытаниях и встречах в пути. На третий день позвали ханские слуги Упрямого парня:

— Иди не мешкая. Хан-батюшка ждёт тебя. Захватил парень мешки из козлиных шкур и отправился к хану. Как узнал хан, что парень не с пустыми руками явился, сразу же решил испытать силу чуда чудного, дива дивного. Собрал он всё свое войско и отправился в места глухие, заповедные, чтобы никто не подсмотрел тайны новоявленного чуда.

Как только пришли они в дальний таёжный распадок, взобрался Упрямый парень на сопку, что была повыше, открыл мешок и произнёс:

— Разгорись, пожар всемирный!

Загорелась тайга, разбежалось ханское воинство. А хан перепугался.

— Прекрати! — молит парня.

— Уймись, пожар всемирный, — сказал парень. И потух огонь, и дымок за сопки ушёл.

— А что у тебя во втором мешке? — никак не может успокоиться хан.

Открыл парень другой мешок.

— Растекись, потоп всемирный! — говорит. Хлынули воды в таёжный распадок, деревья корёжат, горы и скалы сметают на своём пути. Перепугался хан пуще прежнего.

— Прекрати! — молит парня.

— Уймись, потоп всемирный, — сказал парень. И остановился потоп, и воды исчезли, словно испарились. А хан с перепуга совсем стал на себя непохожим.

— Теперь я знаю, — говорит, — что самый сильный, самый могучий человек — это Упрямый рыжий парень. Если я не отдам ему свой ханский трон, рыжий упрямец сам его возьмёт.

Сел Упрямый парень на ханский трон, устроил пир на весь мир, а для того, кто опоздал на веселье, не поленился ещё раз сказать:

— Пумпэнур-шумпэнур, приготовь еду!

Рассказал А.Ф. Забанов,

с. Монды Тункинского района Бурятии.

Записала Л.П. Борхонова в 1959 г.



следующая страница >>