shkolageo.ru   1 2 3 ... 6 7

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Эпоха символизма

В 1886 г. французский поэт Жан Мореас опубликовал "Манифест символизма", с которого началась эпоха символизма во Франции. При этом символистами называли себя и те, кто стремился к туманным намёкам на неясный им самим смысл, и направлявшие мысль читателя по пути прихотливых ассоциаций, и претендовавшие на то, чтобы определить словами ещё никем не познанную сущность Вселенной.

В России первым обратил внимание на французских символистов восемнадцатилетний московский гимназист Валерий Брюсов, прочитавший в 1892 г. статью о них. Переводя произведения французских авторов и слагая собственные стихи, он начал создавать новое для России литературное направление.

В своей книге "О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы", написанной в 1892 году, поэт и литературовед Дмитрий Сергеевич Мережковский дал характеристику XIX веку: "Наше время должно определить двумя противоположными чертами – это время самого крайнего материализма и вместе с тем самых страстных идеальных порывов духа. Мы присутствуем при великой, многозначительной борьбе двух взглядов на жизнь, двух диаметрально противоположных миросозерцаний. Умственная борьба, наполняющая XIX век, не могла не отразиться на современной литературе". [7, стр. 333]

Он поддерживал идеи символизма и утверждал: "В поэзии то, что не сказано и мерцает сквозь красоту символа, действует сильнее на сердце, чем то, что выражено словами. Символизм делает самый стиль, самое художественное вещество поэзии, одухотворенным, прозрачным, насквозь просвечивающим, как тонкие стенки алебастровой амфоры 1, в которой зажжено пламя". [7, стр. 336]

Для Брюсова и его единомышленников символизм – это новые темы, новый язык, "поэзия намеков". Все они стремились продемонстрировать обострённую чувствительность, непонятные обычному человеку переживания, неожиданные видения. Д.С. Мережковский выделил "три главных элемента нового искусства: мистическое содержание, символы и расширение художественной впечатлительности". [7, стр. 337]


С началом нового революционного подъема в России (1901-1904) совпал новый период в истории русского символизма. На литературную арену выходят "младшие символисты" – А.А. Блок, А. Белый, К.Д. Бальмонт. Они были последователями философа-идеалиста Владимира Сергеевича Соловьева, чьё творчество было созвучно их собственным впечатлениям и мучительным переживаниям.

В поэме "Три свидания", написанной в 1898 г., В. Соловьев описывает видение, посетившее его в египетской пустыне [9, стр. 529]:

И в пурпуре небесного блистанья

Очами, полными лазурного огня,

Глядела ты, как первое сиянье

Всемирного и творческого дня.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Все видел я, и все одно лишь было –

Один лишь образ женской красоты…

Безмерное в его размер входило, –

Передо мной, во мне – одна лишь ты.

"Подруга Вечная", "София Премудрость Божия", "Вечная Женственность", "Жена, Облеченная в Солнце" и другие соловьевские образы стали для А. Блока и его товарищей родной речью.

Революция 1905 г. повлияла на художественное миропонимание символистов. Если раньше Красота понималась как гармония, то теперь она связывалась с хаосом борьбы, с народными стихиями. Индивидуализм сменяется поисками новой личности, символы вместо мистического имеют социальное и политическое значение.

К концу первого десятилетия ХХ века символизм как школа приходит в упадок. Символизм сам себя изжил: требование обязательной мистики, бесконечного постижения привело к утрате подлинности поэзии, к появлению мистических трафаретов, шаблонов. Увлечение музыкальностью стиха привело к созданию поэзии, лишенной всякого логического смысла. Символизм не дает новых имен, так как всё молодое и жизнеспособное уже вне его.



<< предыдущая страница   следующая страница >>