shkolageo.ru 1



Библиотека

Тексты участников ММК


Зинченко А.П.

Идея практики и практичности в традиции Г.П.Щедровицкого


0. Введение. Самоопределение и тематизация. Обыденное понятие практики.

  1. Понятие  практики и практичности по Г.П.Щедровицкому.

  2. Практика Г.П. Щедровицкого -  методологизация сфер деятельности.  Топика методологической рефлексии.

  3. Педагогика как практика СМД – методологии.

  4. Выводы.

0.  Введение.    Самоопределение и тематизация.  Обыденное понятие практики.  

«Чего Вы хотите от учеников? Со времен Христа они и есть главные предатели. Они больше  озабочены тем, чтобы согласовать свои работы с текстами Учителя, чем тем, чтобы помочь понять наследие учителя в целом» (Г.П.Щедровицкий).

Прежде чем говорить о практичности в понимании Г.П. нужно сформулировать собственное отношение к этой теме.  Я считаю ее важнейшей, поскольку постоянно на нее натыкаюсь в ходе учебных, аналитических и проектных работ. На мой взгляд,  за изоляцией (выделением)   идеи практики и практичности стоит банальный вопрос: а зачем и кому она нужна эта самая СМД – методология по Г.П. Щедровицкому? Какая от нее  практическая польза?  (Понятие пользы в связке «польза – прочность – красота»  наших изделий и сооружений  принадлежит римскому инженеру  М. Витрувию и введено им во П веке н.э.). 

Чтобы понимать,  что такое практика, необходимо быть практиком, т.е. деятельным специалистом, который видит проблемы в своей деятельности.   Он  вынужден ее анализировать (рефлектировать),  и творит техническое задание  на методологическую рефлексию.

Для начала небольшой кейс (случай) из собственной жизни. До того как меня захватила методология,  я говорил прозой, пытался писать стихи и пользовался обыденным понятием практики.  Был архитектором, стремился стать практиком высокого класса  (1969 – 1978), хотел  сделать карьеру, но сразу!  А это было трудно и неопределенно. Так что недолго я практиковал и ушел из практики в теорию. Туда, где в советские времена было больше степеней свободы и  возможностей.


В сфере архитектуры работает широко распространенное  –  я бы сказал обыденное - понятие  о практике  и теории. Вот оно. Те, кто может проектировать и строить – строят. Те,  кто не может – идут учить проектировать и строить. Те,  кто не может и учить – идут заниматься теорией архитектуры.  Мне в теории было свободно и интересно. И этот факт требовал веских исторических и научных обоснований. Такое тогда было время. Будучи человеком  активным, я организовал  Теоретический клуб Союза архитекторов Украины. Там собиралась молодежь и дискутировала на разные занятные темы. В поисках ответа на вопрос: что такое теория и зачем она нужна практике?

От занятий теорией оказалось недалеко и до  методологии. Сначала произошла встреча с «кирпичом», а затем  и с Г.П. лично. Я притащил его, а он с удовольствием пришел в этот самый теоретический клуб. Г.П. любил архитекторов за то,  что они имеют инженерную подготовку, мыслят себя людьми искусства и практически занимаются проектированием.  И он втянул клубмэнов в обсуждение Методологии проектирования как теории и  управляющей надстройки для  сферы архитектуры.

Решающим действием по выдергиванию меня в методологическую позицию стал доклад Г.П. «О единстве культуры», продолжавшийся более четырех часов с перерывами,    ночью на базе Свердловского филиала ВНИИТЭ в Новоуткинске. Это июль 1978 года. Думаю, что тогда «методологическая рамка»  захватила всех присутствовавших на этом спектакле «практиков». Обсуждался фильм  «Конформист»  Б.Бертолуччи  и топика социально – семиотических функций произведения искусства.   Это был  сеанс тотальной  методологизации собравшихся  дизайнеров, архитекторов, инженеров, интеллигентов и очаровательных девушек.  Я,  как и многие  другие участники, впервые понял,  что такое культура.  И держу это понятие в рабочем несессере.       

 Понятие  практики и практичности по Г.П. Щедровицкому.

 «Практика - Деятельность человеческого общества по устроению своей жизни, усилия, прилагаемые им к разрешению выдвигаемых жизнью задач».    


 «Теория»  у греков означало  "зрелище", "инсценировку». Далее приобрело новые значения:  наблюдение, рассмотрение, исследование, умозрение».  (Какие – то энциклопедии).

Общее понятие практики Георгий Петрович конструировал  со ссылкой на диалоги Платона. Я перечитывал  названные им  диалоги. Поэтому и говорю о конструировании. Смыслов поверх  текстов  Платона можно выделять  множество и разных. Они до нас дошли через ангажированные  переводы и интерпретации. Поэтому точное цитирование бессмысленно, но суть различений выхватить возможно. Что выхватил Г.П.?  

(В чем смысл методологических реконструкций и чем они отличаются от «цитирования» первоисточников).

Он взял у Платона различение  поэзиса  (или технэ) –  творческих  поисковых  инструментальных  работ, в результате которых возникает нечто новое, и праксиса  – ответственных  нравственных действий.  Если новое создается без анализа последствий и принятия творцом на себя ответственности за последствия, то это – поэзия. В отличие от безнравственной поэзии практикой Платон называл такую работу, в ходе которой творец прорабатывает возможные последствия реализации нововведений и  принимает на себя ответственность за реализацию.

Согласно Платону  ответственность есть функция от собственности,  а считать своей собственностью можно лишь то, за что принимаешь на себя ответственность. Для того чтобы нести ответственность и предсказывать  возможные последствия творческих актов, и нужна теория. Она выполняет предсказательную функцию. Теории строят посредством  мышления. Выходит так, что только работа  мысли позволяет сделать действие практичным, то есть предусмотреть все его возможные последствия.

«Идеальный правитель должен изучать математику потому что, изучая ее, он обретает уникальный опыт созерцания высших "беспредпосылочных" образов, которые могут послужить (идеальными моделями,  проектными нормами)  при построении им образцового государства» (Платон).


Итак, по Г.П. Щедровицкому и вдохновившему его Платону, подлинная практика требует теоретического и мыслительного оснащения, которое обеспечивает деятелю возможность нести ответственность за последствия своих  дел.

А компетенция  методолога состоит в разработке инструментария познающего и творящего мышления и оснащении этим инструментарием ищущих практиков.

Сказанное выше: кейс из личного опыта – встреча архитектора с методологическим мышлением  и логика размышлений Платона – Щедровицкого позволяют мне  набросать схему  практики и практичности,  как их понимал Г.П. (Схема 1).

Эта схема демонстрирует Захват (недружественное поглощение) методологией или ее (на добровольной основе) Слияние с различными  предметами и сферами деятельности: научное исследование, педагогическая работа, проектирование, семиотика, лингвистика и многие другие (далее можно смотреть перечень ОДИ,  проведенных Г.П. и его учениками). 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


  1. Практика Г.П. Щедровицкого -  методологизация сфер деятельности.  Топика методологической рефлексии.

Что практиковал Г.П. в соответствии с так понимаемой практикой?   В 1979 – 1990 годах он был отнюдь не «идеалистом», но жестким практиком, почти  прагматиком. 
Прагматизм (греч. pragma - дело, действие) - считает действие, целесообразную деятельность  центральным  свойством человеческой сущности (Ч. Пирс, Г. Джемс, Дж. Дьюи).  Ценность мышления, согласно прагматизму, обусловливается его действенностью, эффективностью как средства  достижения успеха,  решения жизненных задач. А содержание знания определяется его практическими последствиями.

Г.П. утверждал, что Инженерия   (а отнюдь не философия, психология, логика и прочие науки)  есть та сфера практики, из которой вырастает методология.


Что делает методолог (методологическая рефлексия)  при помощи своего инструментария?  Занимается «реинжинирингом» практик, осуществляя их «захваты» и «слияния» с ними. Г.П. называл это «методологизацией».  Отсюда понятней и резкая критика  Е-Н подхода.  У ученого всегда заведомо внешняя позиция по отношению к деятельности – он должен ее описать и смоделировать.  Может ли быть такой позиция рефлектирующего участника коллективных продуктивных разработок?

На следующей схеме представлена Топика  рефлексии – упорядоченный набор инструментов для захвата, ассимиляции и развития деятельности.  Три слоя, снизу вверх обозначают три группы инструментов, которыми пользуется рефлексия. Нижний слой – площадки организации работ, здесь употребляется  рабочая, она же солдатская рефлексия (Аfter Аction Review), в среднем слое происходит организационно – деятельностная  (или штабная и экспансионистская) рефлексия, а в верхнем возможна  и методологическая (понимающая – высокомерная) рефлексия.   Можно  сопоставить этой схеме красивый образ Н.Гумилева -   различение трех точек зрения: из норы суслика, из позиции всадника с вершины холма, с высоты орлиного полета.

Конвертация всех типов рефлексий, включая методологическую  в методики и техники  –  превращает практику мышления в технологизированную работу, но кое - что людям   всегда придется  делать «вручную». Мир меняется, креативщики без конца творят нечто новое, развивая совокупное мышление человечества. И те,  кто не бежит, усиливая себя все новыми инструментами,  уже опоздали.

 

 

 

 

 

 

 

 

Практика ОДИ – инструмент методологизации (форма организации и метод развития коллективной мыследеятельности).

К концу 60-х и началу 70-х годов сложилось совершенно отчетливое понимание того, что методология - это не просто учение о средствах и методах нашего Мышления  и деятельности, а форма организации и в этом смысле «рамка» всей МД и жизнедеятельности людей, что методологию нельзя передавать как знание или набор инструментов от одного человека к другому, а можно лишь выращивать, включая людей в новую для них сферу методологической МД и обеспечивая им там полную и целостную жизнедеятельность. В этой связи, естественно, встал вопрос о тех формах практической организации МД, в которых коллективное методологическое Мышление  могло бы выращиваться не только в узких и эзотерических группах методологов, но и в значительно более широких по своему составу группах профессионалов и специалистов (Г.П.Щедровицкий).


Всякая ОДИ является неимоверно сложным многосторонним образованием, которое можно правильно понять и представить себе только при условии, что вы ее проживете,  соответственно этому, каждая ОДИ должна описываться  как совершенно уникальная система.   Практичность игры задана тем, что разрабатывается она на основе  целевых  установок заказчика, которые определяют назначение и функции игры с его точки зрения.  Другая  характеристика, имеющая не меньшее значение, - это целевые установки организатора и руководителя игры, которые в большинстве случаев направлены на методологическое инструментальное оснащение  (обучение) участников, которое необходимо для решения поставленных перед игрой задач.

Я провожу ежегодно не менее 20 – ти  ОДИ и  могу ссылаться  на собственный опыт. Cамые интересные в прошедшем  2007 году: Россия 2050, Проектирование ЦУЭР, Проектирование ТПП, Стратегия развития фармацевтической промышленности под стандарты здравоохранения, Вертолеты России и другие. 

Все это темы, для рассмотрения которых американские технологии не подходят.   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Здесь требуется апробированная в ОДИ методология  программирования и планирования:

(1) Анализ формулировки заказа-задания и перевод его в одну или несколько тем исследования и разработок.

(2) Ситуационный анализ, переходящий затем (после прорисовки схемы ситуации на специальных оргдеятельностных планшетах) в анализ ситуации.

(3) Специальная  фиксация  целей разработки.

(4) Обсуждение возможных позитивных и негативных последствий разработки. 

 (5) Перевод полученного набора целей и их дифференцированных и детализированных структур (например, в виде графсхем или так называемых «деревьев целей») в наборы стандартных задач.


(6) Определение основных затруднений, конфликтных точек и ситуаций, внутренних противоречий  или проблематизация темы.

(7) Обсуждение основных путей и направлений перевода зафиксированных таким образом проблем и проблемных ситуаций в наборы типовых задач — оргуправленческих, методологических, проектных, научно-иссле­довательских, исторических, методических и т.д., разработка средств и методов, позволяющих реально осуществить этот перевод, инвентаризация и фиксация полученных таким образом новых способов решения.

 (8) Вторичное построение программы новых задач.

 (9) Расчет сил и времени, необходимых для выполнения круга намеченных в программе работ.

(10) Организационное проектирование коллектива исполнителей, способного выполнить эти работы — как по составу участников, так и по формам организации их мышления, коммуникации и мыследействования.

(11) Планирование самих работ и, возможно, разработка вторичных проектов, которые в сфере строительства получили название проектов производства работ (ППР) и проектов производства строительства (ППС).

 (Г.П.Щедровицкий. Категории сложности изыскательских работ).  


  1. Собственная или подлинная практика СМД – методологии: воспроизводство деятельности (подготовка и образование).

В современной социокультурной ситуации важнейшим в вышележащем перечне оказывается пункт 10 -  поиск и подготовка людей, способных решить поставленные управленцами задачи.

Сфера педагогики, которая должна обеспечивать  процессы трансляции (описание кейсов, нормировка, предметизация на базе солдатской рефлексии) в современном мире верно идет  к деградации. Она не может обеспечить то, что от нее требуется:  подготовку новых поколений к изменяющимся ситуациям деятельности (освоение методологической рефлексии).

«Внедрение» в сферы деятельности и выход сфер в методологическую рефлексию через постановку проблем в практическом слое: заказ на экстрагирование сути проблем (содержания деятельности) требуют способных это сделать людей.  Как выращивать способность к методологической рефлексии?


Научно-предметная подготовка когда–то обеспечивала функционирование в технологиях. Сегодня и этого не может – мир технологий развивается значительно быстрее.

Почему так много «умников» собрано в консалтинговых компаниях?  Они заняты реинжинирингом деятельности предприятий, компаний, сфер. Работают с процессами  изменений, должны их моделировать и  изображать  в схемах, накапливать и транслировать  схемы, что  приводит к  «застыванию» опыта в знании.  Именно здесь формируется техническое задание на  «knowledge management» - консалтеры  заняты выделением сути и поэтому постоянно обучаются.

Практика образования и есть подлинно методологическая практика. Поскольку в сфере образования (в сфере, я подчеркиваю – а не в системе образование, которой руководит министерство) для того, чтобы обеспечивать воспроизводство и трансляцию, методологическое понятие практики  является основным и наиболее эффективным, если не единственным инструментом.

До работ проделанных ММК, в сфере образования работали два представления о воспроизводстве и трансляции.   Первое – это схемы типов ситуаций учения и обучения по ГП. Когда они появились, я не знаю. Но в «Педагогике и логике» их еще нет. Это: копирование образца и коммуникация с учителем по поводу содержания трансляции.

Второе - трансляция знаний специально организованных в форме  учебных предметов.

ММК и практика ОДИ создали новую форму, я ее называю «складывание смыслов в ситуации организованного понимания».

Революция в содержании.

Методологи ММК вскрыли «сокровенные тайны» устройства мышления и принципы действия различных интеллектуальных функций, прежде всего понимания и рефлексии.

В  рамках методологической эпистемологии были выделены и многократно апробированы в решении практических задач операции и процедуры строительства различных типов знаний.

Была произведена и отработана в рамках «игрового движения» смена фокусов  в понимании содержания образования (о подготовке нужно говорить отдельно): не трансляция норм, образцов, эталонов, систем знаний создает содержание,  но ситуация организованной коммуникации, в ходе которой структурируются новые смыслы (возникает взаимопонимание), и которые  крепятся к схемам для передачи в ограниченном пространстве и времени (См. схему ниже). 


 

 

 

 

 

 

 

 

На схеме ситуации организованной коммуникации обозначено несколько  позиционеров: обязательно есть тот, кто находится в практике и решает практическую задачу; обязательно есть носитель опыта, который может обсудить задачу с практикующим; обязательно есть тот, кто из пространства  культуры смотрит на всю ситуацию, подбирает культурные формы и пробует вложить их  в  дискуссию; обязательно есть позиция того, кто держит горизонт будущего; и, наконец, основная и главная позиция, собственно организатор коммуникации, который должен  всех соединить и ситуацию коммуникации структурировать. Или сделать то, о чем говорил Выготский: создать новое содержание, которое  всегда появляется в интерсубъективной коммуникации, за счет того, что кому-то из участников удается ухватить и структурировать смысл.  Если он будет зафиксирован и станет передаваться  дальше в другие ситуации в пространстве и времени – то можно говорить о том, что называется «знание».         

Попытки методологов данный  принцип конструирования содержания внести в сферу образования, ставят тех, кто в ней  занят, в сложную проблемную ситуацию – это  означает разрушение всех общепринятых норм и многовековых традиций.

Когда  работаем с нефтяниками, газовиками, финансистами, металлургами, авиаторами и  так далее, то  мы  им говорим: «Это мероприятие, прежде всего, носит характер образовательный. И прежде, чем вы, уважаемые коллеги, не освоите определенные способы работы и средства, вы задачу, которая перед вами поставили, задачу практическую –  решить не сможете».

 Образовательная программа СМЛ и ее реализация в ТАУ. От идеи «методологического университета» к идее «практической подготовки с методологическим оснащением». 

(Мы с Андрейченко проректоры:   по методологическому оснащению практики и  по практической проблематизации методологического инструментария).


 Передача методологических техник и способов работы в мастерской и ассимиляция практик (Учебные, Косалтинговые и Проектно-аналитические сессии), указывающих на дефекты методологического инструментария. 

Корпус наших проектов: Холдинги ОПК, Банки, Агробизнес, Инженерные центры, Ресурсные центры в сфере образования, Центры управленческих компетенций, прочие.

Мы работаем не в ответ на требования рынка труда, но заняты  методологическим оснащением деятельности.

Выводы.

Исходный вопрос: Есть ли от методологии польза – можно теперь переформулировать:  есть ли у методологии будущее?  Или, пользуясь терминологией маркетологов: есть ли рыночный спрос на методологию – какова ситуация на рынке («Запад все идеи методологов уже обналичил!»).              

И вот здесь я могу сформулировать другой  вопрос, который сейчас многих мучает: почему СССР мог интенсивно развивать нужные государству сферы деятельности?  

У великой державы должна быть методологическая служба,  а также  «думающие танки», консалтеры, проектировщики, конструкторы, ученые. Тогда то безобразие,  которое  происходит в сфере образования, станет  очевидным. 

 А запрос на методологизацию деятельности подготовки и образования новых поколений  уже имеет место,  и я вижу его чрезвычайно  перспективным.

Приложение.

Принципы синтеза ОТ-систем.

Вся картина может быть представлена таким образом (см. рис.), что большое число ОТ-систем мыследействования разного вида и рода живет как бы в ожидании появления каких-то других систем мыследействования, в то время как эти другие системы ждут появления ОТС — фаза первая, затем ОТС мыследействования охватывают или захватывают другие системы мыследействования, в течение какого-то интервала времени (ti, tj) производят на них оргтехнические воздействия с целью определенной организации и преобразования их — фаза вторая, после чего либо отделяют эти преобразованные системы мыследействования, выталкивают их и дают им возможность автономно функционировать и развиваться (см. рис.), либо же наоборот - сохраняют внутри себя в качестве целостных и относительно независимых, но организуемых, руководимых, управляемых, нормируемых, обеспечиваемых, развиваемых и т.п. систем мыследействования — фаза третья. И этот трехфазный процесс можно считать единицей естественноисторического существования ОТ-отношений и ОТ-связей.


 

 

 

 

 

 

Теория и практика.


Практика всегда намного сложнее и богаче любой теории. Теория дает лишь односторонние, абстрактные проекции. Работа практика, особенно организатора-практика, намного сложнее работы ученого и требует куда большей изощренности и понимания.

Для практика и организатора-практика главное — это понимание. Не мышление, а понимание — так даже лучше сказать. Чистое мышление есть лишь одно из его вспомогательных средств, которым надо пользоваться всегда к месту.

А теперь представьте себе, что вы пригласили одного ученого, второго, третьего, четвертого. Каждый из них предложил вам схему и говорит, что ваша практика соответствует его схеме. И у вас четыре схемы, где каждый из ученых видит объект под своим углом зрения, со своей стороны. А вы ведь имеете дело с реальным объектом, и вам пред­стоит решать вопрос, как всеми этими схемами пользоваться. Где воспользоваться одной, а другие отбросить, сказав, что они не соответствуют ситуации, где воспользоваться другой, где третьей. А может быть, где-то и всеми вместе. Но вы же не Цезарь — так что придется ими пользоваться в определенном порядке или как-то их совмещать. И никто вам никакой помощи в решении этого вопроса не окажет.

Проблема реальности этих схем, соединения их — это тончайшая проблема, связанная с человеческим пониманием. Ученый может быть догматиком, ученый может иметь шоры на глазах. А руководитель не может, потому что он имеет дело со сложнейшей практикой, где все эти планы «завязаны», взаимодействуют тончайшим образом. И сегодня теоретически никто не отвечает на вопрос, как они «завязаны». Это знает только практик, причем знает на своей шкуре и через те синяки, которые он получает. И через рефлексию, в которой он переживает эти свои синяки.

Практика мышления.


Практик, находясь в ситуации, все время помнит, что ему надо выйти в мышление, и поэтому он уже здесь, в реальной ситуации, мыслит. Он ориентирован на мышление. В действительности мышления он, привлекая ученых или сам, обмысливает ситуацию, он начинает соединять схемы и, спу­скаясь в ситуацию, опять исходит из мыслительных схем. Погружая их в практику, он опять мыслит. Хотя исходные полюсы у него — практическая мыследеятельность, рефлексия и понимание. Но понимание, пронизанное мыслительными схемами.

25.12.07  Москва

Файлы для загрузки:




bdn-steiner.ru