shkolageo.ru   1 ... 2 3 4 5 6

2.6. Особенности баланса бинокулярных и монокулярных

механизмов пространственного восприятия у слабовидящих детей

с разными нозологическими формами зрительной патологии


В последние годы во всем мире отмечается рост числа слабовидящих детей. В нозологической структуре слабовидения у детей и подростков одно из ведущих мест занимают заболевания нервно-зрительного аппарата и амблиопия (Е.С. Либман и др., 1994; Т.С. Егорова, 2005; В.В. Нероев, 2009). В многочисленных исследованиях показано, что при этих заболеваниях происходит функциональная реорганизация на уровне сетчатки, зрительных путей и коры головного мозга (H. Ikeda, 1978-1980; G.B. Arden, 1980; 1988; G.K. von Noorden, M.L. Crawford, 1992; R.F. Hess, 2001), приводящая к нарушению пространственной контрастной чувствительности и снижению остроты зрения (Ю.Е. Шелепин и др., 1985; А.М. Шамшинова и др., 2002); наблюдается дефицит движений тела и нарушение восприятия движения (A.M. Norcia et al., 1991; L. Tychsen et al., 1996; C.M. Schor et al., 1997; A.J. Simmers et al., 2003).

Особое значение при слабовидении имеет вопрос о степени ослабления или потери бинокулярных функций, поскольку ответ на него позволяет понять специфику компенсаторных перестроек в условиях зрительной депривации, определяет тактику комплексного медико-педагогического сопровождения и ожидаемые результаты. В тех случаях, когда бинокулярные функции нарушены настолько, что прямыми стандартными тестами их состояние охарактеризовать не удается, перспективным подходом можно считать использование косвенных методов, к числу которых можно отнести стереокинетический тест.

Из анализа показателей центрального зрения следует, что острота зрения с очковой коррекцией у слабовидящих детей и подростков находилась в диапазоне от 0,05 до 1,0 ед. и была достаточной для различения структуры предъявляемого тест-объекта. Средние значения остроты зрения лучшего и худшего глаза в группах были следующими: при рефракционной и обскурационной амблиопии 0,4±0,3 ед. и 0,3±0,3 ед.; при дисбинокулярной амблиопии 0,6±0,3 ед. и 0,3±0,2 ед.; при заболеваниях нервно-зрительного аппарата 0,3±0,2 ед. и 0,3±0,2 ед. соответственно.


В ходе исследования было установлено, что монокулярные оценки стереокинетического эффекта в группах слабовидящих детей (при заболеваниях нервно-зрительного аппарата – 18,2±7,8 и 19,0±7,9; при рефракционной амблиопии – 21,5±5,9 и 21,5±5,7; при дисбинокулярной амблиопии – 19,1±7,2 и 18,8±7,5; при обскурационной амблиопии – 17,3±5,6 и 18,3±5,8) статистически не отличались (р>0,05) от показателей контрольной группы (20,2±4,7 и 19,7±4,5, соответственно для правого и левого глаза).

Иная закономерность выявлена при анализе бинокулярных оценок: в контрольной группе они были достоверно ниже монокулярных (11,8±4,5; р<0,05), а в группах слабовидящих детей статистически не отличались (р>0,05) от монокулярных: при заболеваниях нервно-зрительного аппарата – 17,8±7,4; при рефракционной амблиопии – 19,8±5,9; при дисбинокулярной амблиопии – 19,8±5,9; при обскурационной амблиопии – 17,7±5,3.

Установлено, что во всех группах слабовидящих детей средние значения коэффициента В (0,0±0,3 – при заболеваниях нервно-зрительного аппарата; 0,07±0,2 – при рефракционной амблиопии; –0,10±0,2 – при дисбинокулярной амблиопии; –0,01±0,3 – при обскурационной амблиопии) были достоверно (р<0,01) ниже контрольных значений (0,41±0,2). Данный факт свидетельствует о значительном снижении эффективности влияния бинокулярных подсистем в пространственную оценку при слабовидении.

Частота случаев со сниженным вкладом бинокулярных механизмов в пространственное зрительное восприятие (В≤0), зависит от формы нозологии (70% при заболеваниях сетчатки и зрительного нерва; 50% при рефракционной амблиопии; 60% при обскурационной амблиопии; 84% при дисбинокулярной амблиопии). Полученные данные указывают на то, что в отсутствие оппозиции со стороны нормально развитых бинокулярных механизмов восприятия глубины, согласованные выходные сигналы двух монокулярных стереокинетических механизмов могут производить больший иллюзорный стереоэффект, чем каждый из них в отдельности. Не исключено, что в ряде случаев усилению эффекта может способствовать и механизм бинокулярной интеграции, формирующий «третью сетчатку» на уровне нейронов, суммирующих сигналы от обоих глаз без учета диспаратности.


Выявлено, что возрастная динамика взаимоотношений монокулярных и бинокулярных механизмов пространственного восприятия зависит от формы нозологии. По данным настоящего исследования характер возрастных изменений, подобный контрольной группе, складывается в группе с рефракционной амблиопией: показатель В с возрастом увеличивается (от 0,007±0,3 в 6-10 лет до 0,1±0,3 в 14-18 лет, р<0,05), указывая на потенциальную возможность развития бинокулярных механизмов у детей с данной глазной патологией.

Иная закономерность установлена в динамике коэффициента В в других группах слабовидящих детей. При заболеваниях нервно-зрительного аппарата происходит достоверное (р<0,05) уменьшение В с возрастом (от 0,09±0,3 в 6-10 лет до –0,11±0,2 в 14-18 лет). При дисбинокулярной амблиопии достоверных изменений В с возрастом не выявлено (–0,08±0,2 в 6-10 лет и –0,08±0,3 в 14-18 лет). Для обсуждения этого вопроса в группе детей с обскурационной амблиопией данных недостаточно, в то же время можно отметить тенденцию к уменьшению разброса значений В с возрастом и их приближение к нулю.

При рефракционной амблиопии обнаружено более слабое развитие бинокулярных механизмов при монокулярной депривации в сравнении с бинокулярной (F=11,5; р=0,02). При заболеваниях нервно-зрительного аппарата, дисбинокулярной и обскурационной амблиопии, развитие бинокулярных механизмов не зависело от латеральности и симметрии нарушений (F=1,26-1,98; р=0,5).

Результаты анализа влияния вторичного косоглазия и вида аномалий рефракции на силовые взаимоотношения механизмов пространственного восприятия при заболеваниях нервно-зрительного аппарата свидетельствуют об отсутствии связи между этими показателями (р>0,05).

При анализе зависимости баланса монокулярных и бинокулярных механизмов от интерокулярных различий в остроте зрения было установлено, что в группах с дисбинокулярной и обскурационной амблиопией величина интерокулярных различий не отражается на силовых взаимоотношениях бинокулярных и монокулярных механизмов.


Иная закономерность выявлена при рефракционной амблиопии: с увеличением разницы в остроте зрения лучшего и худшего глаза отмечается более слабое развитие бинокулярных механизмов, при этом коэффициент В имеет отрицательный знак (коэффициент корреляции Пирсона r = –0,33, р<0,05).

Дисперсионный анализ позволил установить высокую значимость влияния нарушений зрения на баланс монокулярных и бинокулярных механизмов пространственного восприятия во всех возрастных группах (в 5-6 лет F=20,0; в 7-10 лет F=54,3; в 11-14 лет F=11,0; в 15-18 лет F=8,6; p<0,001).


2.7. Особенности развития бинокулярных зрительных функций

у младших школьников с трудностями в чтении


Для комплексной оценки бинокулярных зрительных функций и выявления специфики их формирования у младших школьников, имеющих трудности в овладении навыком чтения, было проведено измерение функциональных бинокулярных показателей в двух группах испытуемых – ЭГ (дети с трудностями в чтении) и КГ (учащиеся с высоким и средним уровнем сформированности навыка чтения). Различия между группами были определены как статистически достоверные по всем показателям чтения: скорости (р<0,0001), правильности чтения (р<0,002), способу чтения (р<0,0004).

Оценка фузионных резервов показала, что в ЭГ средние значения конвергентных и дивергентных резервов были ниже, чем в КГ (12,2±5,8о против 17,1±3,7о; р<0,01 и -5,0±2,5о против -5,9±2,1о; р<0,05).

При анализе развития механизмов бинокулярного стереозрения у детей двух групп установлено, что во всем диапазоне пространственных частот значения стереопорогов в ЭГ были выше, указывая на снижение остроты стереозрения по сравнению с КГ: 0,5 цикл/град – 94,9±8,8˝ против 70,5±8,7˝ (р<0,05); 0,7 цикл/град – 49,5±8,9˝ против 34,3±6,2˝ (р>0,05); 1,0 цикл/град – 45,7±9,0˝ против 20,7±4,3˝ (р<0,05); 1,4 цикл/град – 37,1±12,5˝ против 15,3±3,3˝ (р<0,05); 2,0 цикл/град – 59,7±7,9˝ против 48,7±3,8˝ (р<0,05); 2,8 цикл/град – 95,6±12,6˝ против 89,7±3,3˝ (р>0,05). Слабость фузионных механизмов и механизмов бинокулярного стереопсиса может быть источником сложностей с фиксацией букв и слов, смешения и замены букв, состоящих из одинаковых элементов, но по-разному расположенных в пространстве.


Результаты оценки скорости бинокулярной интеграции указывают на различия между группами в способности зрительной системы формировать единый образ объекта на основе двух неполных изображений в правом и левом глазу. При кратковременном предъявлении тестовых символов вероятность правильного ответа в ЭГ была значительно ниже чем в КГ: при 50 мс – 0,08±0,15 против 0,23±0,16 (р<0,01); при 100 мс – 0,38±0,23 против 0,63±0,19 (р<0,01); при 200 мс – 0,57±0,22 против 0,79±0,12 (р<0,01); при 400 мс – 0,75±0,24 против 0,93±0,10 (р>0,05); при 800 мс – 0,94±0,08 против 1,0±0,00 (р>0,05). Замедленная совместная обработка двух сетчаточных изображений может отрицательно сказываться на правильности восприятия букв и слов в момент фиксации, умении идентифицировать буквы и скорости чтения.

Корреляционный анализ позволил выявить взаимосвязи бинокулярных функциональных показателей с параметрами чтения: скорость чтения достоверно связана со скоростью бинокулярной интеграции (r=0,58, р<0,01), конвергентными фузионными резервами (r=0,34, р<0,05) и остротой стереоскопического зрения (r=0,54, р<0,0002); правильность чтения имеет слабоположительные связи с конвергентными фузионными резервами (r=0,35, р<0,05) и скоростью бинокулярной интеграции (r=0,32, р<0,04).

Итак, результаты данной серии исследований показали, что бинокулярные зрительные механизмы являются важным звеном функциональной системы, обеспечивающей овладение навыком чтения. В ходе исследования выявлено, что функциональная незрелость бинокулярных механизмов пространственного зрительного восприятия у детей младшего школьного возраста может затруднять эффективное освоение технических навыков чтения и нарушать процесс его совершенствования. Итоги данного этапа исследований свидетельствуют о необходимости разработки программы оптимизации функционального состояния бинокулярной зрительной системы у данной категории детей.

2.8. Программа оптимизации функционального состояния


бинокулярной зрительной системы младших школьников

с трудностями в чтении


При разработке программы принципиально важными для нас явились данные фундаментальных исследований, свидетельствующие о наличии в зрительной системе человека большого числа параллельных каналов переработки информации, различающихся между собой по принципам и механизмам анализа (А.Я. Супин, 1974; 1981; Д.М. Вульф, 1983; И.А. Шевелев, 1984; 1992; J.M. Wolfe, 1986; A.I. Cogan, 1987; Г.А. Плосконос, 1989; В.Д. Глезер, 1992; И.Н. Пигарев, 1992; Г.И. Рожкова, С.Г. Матвеев, 2007). В качестве центрального условия оптимизации функционального состояния бинокулярной зрительной системы мы рассматриваем обязательное дифференцированное воздействие на все базовые бинокулярные зрительные механизмы: бинокулярный стереопсис, бинокулярную интеграцию, моторные и сенсорные механизмы фузии.

Программа включала 2 модуля (рис. 5). Целью первого модуля было развитие механизмов бинокулярного стереосинтеза. Основными средствами служили стереоскоп с набором специальных стереограмм и стереофотографий естественных сцен, анаглифические стереоиллюстрации и автостереограммы. Во втором модуле для развития и укрепления бинокулярных механизмов использовали разработанные в ИППИ им. А.А. Харкевича РАН интерактивные компьютерные программы, показавшие ранее высокую эффективность в коррекции функциональных зрительных нарушений у детей (Г.И. Рожкова и др., 1998; Т.А. Подугольникова и др., 2006; 2007).

Выбор формы и режима занятий, их насыщенности и продолжительности был осуществлен на основе принципов и условий обеспечения помощи детям со школьными трудностями (М.М. Безруких, 2009). Режим тренировок учитывал уровень сформированности бинокулярных зрительных функций у испытуемых и корректировался от сеанса к сеансу с учетом наблюдаемой динамики. По первому модулю было проведено 10 занятий, по второму – 15.



Рис. 5. Модель оптимизации функционального состояния

бинокулярной зрительной системы


При организации занятий были учтены фазы и недельная динамика работоспособности младших школьников, специфика работы на компьютере (В.Ф. Базарный, 1991; О.В. Григорьева и др., 2000; М.М. Безруких и др., 2005; Л.А. Леонова и др., 2010), а также соблюдены санитарно-эпидемиологические правила и нормативы в отношении оборудования, освещенности, использования компьютеров в начальной школе.

Для максимально возможного разграничения влияния разработанной программы и развивающей школьной среды на изучаемые процессы у детей и получения возможности двухступенчатой оценки эффекта, ЭГ была поделена на две: ЭГ1 и ЭГ2. Реализацию программы осуществляли в два этапа: на первом этапе работу проводили с детьми группы ЭГ1, а ЭГ2 при этом была контрольной, на втором этапе группы менялись ролями.

Анализ данных первого и второго контрольного срезов показал, что после проведенной работы все измерявшиеся показатели в экспериментальных группах выше по сравнению с исходным уровнем: в ЭГ1 – после первого этапа (первый контрольный срез), в ЭГ2 – после второго (второй контрольный срез).

Установлено, что темп прироста конвергентных фузионных резервов за время проведенной работы в ЭГ1 и ЭГ2 составил 40-42% и был выше такового в КГ на 32-34% (р<0,05). Подобная закономерность обнаружена и в динамике остроты стереоскопического зрения, которая в экспериментальных группах на пространственных частотах 0,5; 1,0; 1,4 цикл/град увеличилась в 1,6-2 раза по сравнению с исходным уровнем (р=0,002–0,03).

Наиболее значительные изменения наблюдались в развитии механизмов бинокулярной интеграции. Так, показатели скорости бинокулярной интеграции в ЭГ1 и ЭГ2 увеличились в 1,5–4 раза по сравнению с исходным уровнем (р=0,001–0,01) и в среднем оказались выше, чем в КГ (р<0,05).


Выявлено, что определенные положительные изменения в функциональных бинокулярных показателях произошли и в контрольной группе хорошо читающих детей. Не исключая стимулирующей роли измерительных процедур (комплексная оценка бинокулярных функций проводилась трехкратно и занимала продолжительное время), подобный факт можно рассматривать как дополнительное подтверждение продолжающегося созревания бинокулярных зрительных механизмов на данном возрастном этапе постнатального онтогенеза. Можно утверждать, что младший школьный возраст является благоприятным периодом для развития и совершенствования бинокулярных зрительных функций.

Анализ качественно-количественных параметров чтения показал, что за период проведения эксперимента во всех группах выросли оценки скорости и правильности чтения, что естественно и отражает общее положительное влияние образовательного процесса на формирование школьных навыков. Однако темп прироста скорости чтения в экспериментальных группах превосходил этот показатель в КГ (в ЭГ1 на 36,8%; в ЭГ2 на 28,8%; р<0,05). Аналогичная закономерность обнаружена в динамике правильности чтения, средние оценки которой к концу тренировок в экспериментальных группах были достоверно выше исходных значений.

По данным второго контрольного среза в ЭГ1 было выявлено продолжающееся более эффективное развитие конвергентных фузионных резервов, увеличение скорости бинокулярной интеграции и остроты стереоскопического зрения, зафиксирован более высокий темп изменения скорости чтения в сравнении с КГ. Этот факт может указывать на пролонгированное действие использованной программы, способствующей переходу бинокулярных механизмов на качественно новый уровень функционирования и приводящей к успешности чтения.

Таким образом, предложенная нами программа мероприятий оказалась эффективной как в отношении развития и укрепления бинокулярных механизмов, обеспечивающих базис зрительно-пространственных функций, так и в отношении совершенствования процесса чтения. Не преуменьшая значения известных биологических и социальных факторов, обусловливающих различные темпы созревания детей и возможные трудности их обучения в начальной школе, следует подчеркнуть, что полученные нами данные свидетельствуют о важности комплексного исследования состояния бинокулярного зрения для выявления группы риска и установления причин трудностей обучения чтению. Существенный положительный эффект разработанной программы указывает на целесообразность специальной тренировки бинокулярных зрительных функций у детей со сниженными показателями в целях профилактики и преодоления имеющихся трудностей в чтении.



<< предыдущая страница   следующая страница >>