shkolageo.ru 1 ... 9 10 11 12 13

Сионизм


На разгул антисемитизма евреи реагировали с понятной серьезностью. При всей своей мифической мощи и организованности , ашкеназы не могли претендовать на победу в навязываемом им состязании за мировое политическое господство . Верные этническим традициям , они начали интенсивный поиск выхода по всем возможным направлениям . Такими направлениями были : возвращение к религиозной общине , бегство за океан и революция. Четвертый путь представлялся самым фантастическим и при всех грандиозных успехах , продолжает и сегодня вызывать сомнения .

Сионизму препятствовали несколько обстоятельств . Самым главным был строгий галахический запрет на массовое переселение в Сион до прихода мессии . Наученные горьким опытом лже-мессианских движений , раввины немедледленно отлучали всех кто заикался о восстановлении государства . Даже хасиды, всегда настроенные на действие , предпринимали переселенческие акции в редких случаях. Только маскилим могли позволить себе писать светские романы на священном языке и призывать к заселению страны Израиля . Погромы прокатившиеся по России после убийства дворянкой Перовской и шляхтичем Греневицким царя Александра , придали мечтательному палестинофильству конкретную форму .

Второй причиной слабой популярности сионистского проекта стала заокеанская альтернатива , из Европы в Новый свет к середине 20 –го века переместилось более четырех миллионов евреев , а в Палестину меньше одного миллиона. При всех трудностях существования в роли новичков , даже аргентинская глубинка была для переселенцев предпочтительней палестинских камней .

Третьим противником сионизма было революционное движение , соблазнявшее молодых евреев перспективой всеобщего равенства. Очень характерным является воспоминание президента Вейцмана о реакции его отца на вопрос кого он больше поддерживает , Хаима сиониста или его брата социалиста . Старый пинский еврей ответил ,что ему лично должно стать хорошо даже если победы своих принципов достигнут оба ( судя по денежному статусу семьи , папа лукавил).


Реальных успехов палестинофилы добились только при содействии капиталов семьи Ротшильд . В 1868 году молодй Эдмон стал наследником огромного состояния . С детства он увлекся искусством , археологией и ботаникой , в юности много путешествовал , был альпинистом , яхтсменом . Эдмон переписывался с французским писателем Александром Дюма (сыном) в тот период, когда его пьеса «Жена Клода» вызвала шумный протест со стороны французского еврейства (из-за страстного призыва одного из ее героев, Даниэля, к евреям вернуться на историческую родину и возродить там свой язык , культуру и государство) обвинявшего Дюма в антисемитизме. Осенью 1882 г. состоялись встречи барона с посланцем из Эрец-Исраэль Файнбергом и раввином из России Могилевером , в результате которых он затем более 50 лет посвятил делу создания еврейских поселений в стране Израиля.

Предоставление средств Ротшильд обуславливал требованием трезвой и непредвзятой оценки крайне неблагоприятных обстоятельств в которых предстояло действовать: отрицательного отношения турецких властей в Эрец-Исраэль к притоку евреев в страну и существующего там законодательного запрета на приобретение земли иностранными подданными ; экономической отсталости и полной запущенности страны под турецким управлением и незначительности ее хозяйственных ресурсов ; отсутствия опыта и традиций производительного и, тем более, сельскохозяйственного труда у потенциальных переселенцев . Поэтому Ротшильд считал, что массовая и шумно рекламируемая иммиграция в Эрец-Исраэль может лишь спровоцировать турецкие власти на полное ее пресечение и к тому же обречь массы переселенцев на голодную смерть. Требуя ввиду этого проводить переселенческую деятельность методом тихой и постепенной еврейской инфильтрации в страну , поначалу лишь небольшими группами , при строжайшем отборе кандидатов и подготовке хотя бы минимальных условий для новоприбывающих. Из-за непреклонности, с которой Ротшильд стремился достичь поставленной цели — доказать всему миру, в том числе антисемитам, что евреи могут не хуже других существовать собственным производительным трудом, а не только заниматься паразитическим посредничеством , в чем их постоянно обвиняли, потратив более 40 миллионов золотых франков , он оказался в конфликте едва ли не со всеми , кто прямо или косвенно был причастен к созданию поселений : самими поселенцами, сионистским движением , возникшим к концу этого периода, и большинством остальных членов семьи Ротшильд . Когда Герцль решительно потребовал от барона как еврея и еврейского патриота употребить все свое состояние на финансирование массовой еврейской эмиграции в Эрец-Исраэль и на получение у турецкого султана чартера (разрешения) на еврейское заселение страны Израиля , Ротшильд не счел нужным скрыть, что расценивает пламенные призывы Герцля как пустую риторику , которая, не считаясь с реальностью , вообще прекратит доступ евреев на их историческую родину. Несмотря на то, что Ротшильд не выполнил требования других членов семьи публично осудить сионизм , Герцль до самой смерти в 1904 году проводил в сионистском движении линию противостояния Ротшильду, утверждая, что его поселенческая деятельность бесполезна и даже вредна ; а Ротшильд еще долго после смерти Герцля отказывался от всякого сотрудничества с сионистами . Лишь незадолго до начала 1-й мировой войны, когда сионисты непосредственно познакомились с деятельностью Ротшильда в Эрец-Исраэль , а Ротшильд — с деятельностью сионистов , обе стороны убедились, что они, в сущности, движутся в одном направлении и решают одни и те же проблемы . Тогда же барон впервые вошел в непосредственный контакт с сионистским движением, встретившись с его лидером Вейцманом и поддержав его план основания в Иерусалиме Еврейского университета.


Ротшильд горячо поддержал борьбу сионистов за признание великими державами — победительницами в войне — права еврейского народа на свой национальный очаг в Эрец-Исраэль и направил старшего сына, барона Джеймса де Ротшильда представлять его позицию во всех контактах, связанных с готовившейся тогда декларацией о доброжелательном отношении Великобритании к сионистским стремлениям евреев. Декларация была направлена на имя лорда Лайонеля Уолтера Ротшильда Артуром Джеймсом Бальфуром, британским министром иностранных дел, 2 ноября 1917 года.

Одной из причин подтолкнувших британский кабинет опубликовать через неделю эту не к чему не обязывающую бумагу , стал переворот в Петрограде . Призыв к национальным чувствам русского еврейства должен был привлечь его симпатии к делу союзников и тем самым остановить волну пацифизма, угрожавшую выходом революционной России из участия в войне.



В 1925 году , во время последнего визита Ротшильда в Эрец-Исраэль Вейцман назвал его «самым великим сионистским лидером современности» . В речи, произнесенной в центральной синагоге Тель-Авива (где до сих пор хранится ее текст), Ротшильд подвел итоги своей более чем 40-летней деятельности. Знаком признания огромных заслуг Ротшильда перед еврейским народом стало избрание его в 1929 г. почетным президентом расширенного Еврейского Агенства , исполнявшего роль правительства формирующегося государства. О вкладе барона Ротшильда в развитие Израиля лучше всего сказал он сам: «Без меня сионисты мало чего достигли бы, но без сионистов мое собственное дело погибло бы».

В современном политическом лексиконе термин «сионизм» приобрел абсолютно идентичное значение антисемитскому термину «еврейская раса». Все грехи «семитского духа» автоматически перенесены на «сионистов». Такой метамарфозе очень поспособствовали сфабрикованные царской охранкой «Протоколы сионских мудрецов» и их нацистские распространители .



Помни , что сделал тебе амалек

Евреи народ злопамятный , таким качеством их наделила долгая история общения с разными представителями человеческого рода , а вернее с его выродками . Племя амлекитян нападало на Израиль только с одной целью - уничтожить. Таких врагов надо помнить.



«Ни у одного другого народа в мире инстинкт самосохранения не развит в такой степени, как у так называемого, избранного народа. Доказательством этому служит один факт существования этой расы на земле. Где вы найдете еще один такой народ, который в течение последних двух тысяч лет претерпел бы так мало изменений в смысле характера, внутреннего мира и т. д.? Какой еще другой народ принимал участие в столь громадных переворотах и тем не менее вышел из всех катастроф человечества таким же, каким был и раньше? Что за бесконечно цепкая воля к жизни, к сохранению своего рода и вида!

Евреи были и остаются типичными паразитами, они живут за чужой счет. Подобно вредным бациллам, они распространяются туда, где для бацилл создается подходящая питательная среда.

Еврей несет с собой только смерть. Куда ни ступит его нога, там народ, до сих пор живший своим трудом, раньше или позже начнет вымирать.

Так во все время евреи гнездились в чужих государствах и образовывали внутри них свое собственное государство, маскируя последнее под псевдонимом "религиозная община". Под этим флагом евреи прятались до того момента, пока это казалось им выгодным. Но как только евреи чувствуют себя достаточно сильными, чтобы обойтись без этого прикрытия, они сбрасывают маску и являются перед изумленными людьми тем, чем они всегда были: евреями.

В течение более чем тысячи лет евреи настолько изучили языки приютивших их народов, что теперь они решаются уже начать затушевывать свое еврейское происхождение и как можно настоятельнее начать подчеркивать, что они "немцы". Как это ни смешно, как это ни чудовищно, а у евреев все-таки хватает наглости объявлять себя "германцами", в данном случае "немцами". Начинается самый гнусный обман, какой только можно себе представить. Из всего немецкого еврей с грехом пополам овладел только способностью говорить на немецком языке, - да и то на каком ужасном немецком языке. Только на этом знании языка он обосновывает свою принадлежность к немецкому народу. Но ведь действительный признак принадлежности к определенной расе заложен исключительно в крови, а вовсе не в языке.


Чтобы усилить свои политические позиции, евреи ныне стараются покончить со всеми расовыми и гражданскими перегородками, мешающими им теперь на каждом шагу. С этой целью евреи теперь со свойственной им цепкостью начинают борьбу за религиозную веротерпимость. Франкмасонство, находящееся целиком в руках евреев служит для них превосходным инструментом в мошеннической борьбе за эти цели. Через нити масонства евреи опутывают наши правительственные круги и наиболее влиятельные в экономическом и политическом отношениях слои буржуазии, делая это настолько искусно, что опутываемые этого даже не замечают.»


Это уже не просто антисемитский треп , это «Майн Кампф» во всей красе. Если для большинства европейских националистов трансфер населения был наилучшим решением еврейского вопроса , а сионизм представлялся его оптимальным подрядчиком , то для бесноватых нацистов сионизм есть только еврейская уловка.


«Сионизм доказывает направо и налево, что если евреям удастся образовать в Палестине самостоятельное государство, то это и будет все, что нужно евреям как нации. Но на деле это только наглая ложь, опять-таки имеющая целью обмануть глупых "гоев". Еврейское государство в Палестине нужно евреям вовсе не для того, чтобы там действительно жить , а только для того, чтобы создать себе там известную самостоятельную базу, не подчиненную какому бы то ни было контролю других государств , с тем, чтобы оттуда можно было еще более невозбранно продолжать политику мирового мошенничества . Палестина должна стать убежищем для особо важной группы негодяев и университетом для подрастающих мошенников. В одно и то же время часть евреев нагло признает себя особой расой, а другая часть продолжает утверждать, что они немцы, французы, англичане и т. д. В этом новом явлении приходится видеть только лишнее доказательство того, насколько обнаглели евреи, насколько безнаказанными чувствуют они себя.

Насколько уверены евреи в том, что их победа уже совсем близка, видно из того, как обращаются они теперь с сынами и дочерьми других народов. Черноволосый молодой еврейчик нахально вертится около нашей невинной девушки, и на его наглом лице можно прочитать сатанинскую радость по поводу того, что он сможет безнаказанно испортить кровь этой девушки и тем самым лишить наш народ еще одной здоровой немецкой матери . Всеми средствами стараются евреи разрушить расовые основы того народа, который должен быть подчинен их игу. Евреи не только сами стараются испортить как можно большее количество наших женщин и девушек. Нет, они не останавливаются и перед тем, чтобы помочь в этом отношении и другим народам. Разве не евреи привезли к берегам Рейна негров все с той же задней мыслью и с той же подлой целью - через кровосмешение принести как можно больший вред ненавистной белой расе, низвергнуть эту расу с ее политической и общекультурной высоты, а затем самим усесться на ее спине.



В экономическом отношении евреи вредят государству до тех пор, пока государственные предприятия становятся нерентабельными, денационализируются и переходят под еврейский финансовый контроль.

В политическом отношении еврей бьет целые государства тем, что лишает их нужных средств, разрушает все основы национальной защиты, уничтожает веру в государственное руководство, начинает позорить всю предыдущую историю данного государства и забрасывает грязью все великое и значительное.

В культурном отношении евреи ведут борьбу против государства тем, что вносят разложение в сферу искусства, литературы, театра, извращают здоровые вкусы, разрушают все правильные понятия о красивом, возвышенном, благородном и хорошем, внушают людям свои собственные низменные идеалы.

Евреи насмехаются над религией. Евреи подтачивают всякую нравственность и мораль, объявляя все это отжившим. Так продолжается до тех пор пока удается подточить последние основы существования данного государства и данной народности.»


Весь этот бред Гитлер сочинял во исполнение собственных методических рекомендаций по ведению партийной пропаганды.


«Завоевать душу народа можно только, если одновременно с борьбой за собственные положительные цели повести борьбу за уничтожение тех, кто является противниками наших целей.

Если ты станешь вести против противника самую беспощадную борьбу, то народ чаще всего именно в этом увидит твою правоту. А если ты отказываешься от полного уничтожения врага, то народ видит в этом твою собственную неуверенность в правоте твоего дела, а может быть даже и прямую твою неправоту.

Широкие массы народа - это только кусок самой природы. Масса требует одного - победы сильного над более слабым, уничтожения слабого или его беспрекословного подчинения.

Внедрение национальной идеи в широкие слои нашего народа удастся лишь в том случае, если рядом с положительной борьбой за душу народа мы проведем полное искоренение интернациональных отравителей его.»



Только страшное национальное унижение могло дать немцам повод возвести нацистов в ранг спасителей фатерлянда . Весь секрет Гитлера сводился к тому , что он самым примитивным шарлатанством озвучивал все потаенные фантазии народа и клялся их осуществить.


«Мы ведем борьбу за обеспечение существования и за распространение нашей расы и нашего народа. Мы ведем борьбу за обеспечение пропитания наших детей, за чистоту нашей крови, за свободу и независимость нашего отечества. Мы ведем борьбу за то, чтобы народ наш действительно мог выполнить ту историческую миссию, которая возложена на него творцом вселенной.

Итак, кто хочет жить, тот должен бороться, а кто в этом мире вечной борьбы не хочет участвовать в драке, тот не заслуживает права на жизнь. Пусть это жестоко, но это так!»

«В нашем немецком словаре есть слово: долг (Verpflichtung)! Выполнять долг это значит обслуживать не самого себя, а служить обществу. Тот принцип, из которого вытекает такое действие, мы называем идеализмом в отличие от эгоизма, проистекающего из принципа обслуживания себя самого. Под идеализмом мы понимаем способность отдельного лица приносить себя в жертву окружающему миру.

Глубочайшее познание природы и чистый идеализм друг другу не противоречат, а напротив объективно совпадают. Насколько это верно и насколько подлинный идеализм ничего общего не имеет с фантастикой, в этом легче всего убедиться, если мы прислушаемся к суждениям неиспорченного ребенка, например здорового мальчика. Такой мальчик совершенно ничего не поймет в тирадах "идеалистически" настроенного пацифиста, и эти тирады наверняка ему не понравятся, а вот отдать свою молодую жизнь за идеал своей народности такой мальчик всегда будет готов»

Нацизм это доктрина подростков . Вся символика , вся практика нацистов носит неизгладимую печать инфантильности и подросткового садомазохизма . Все попытки, вбить в головы нацистов моральные нормы гуманизма , похожи на потуги воспитания дворовой шпаны «мальчиком со скрипочкой» . Как эта шпана дорвалась до власти в Веймарской республике всем известно , но не все понимают , что Гитлера поддерживало большинство.


Начиная с грандиозной победы Пруссии над Францией в 1871 году , немцы находились в состоянии ожидания новой войны за Эльзас-Лорен . Выплатив огромные репарации , придуманные Бисмарком для продления мирной передышки , раньше срока , правительство Третьей Республики начало политику планомерной подготовки к реваншу . Для любого немца роль Франции в развязывании мировой бойни была очевидна . Тем более возмутительными казались им обвинения в стремлении к войне.

Политику лидеров немецкой социал-демократии , пытавшихся повторить российский опыт революции и игравших на пораженческих настроениях , немцы помнили прекрасно. Даже расправа учиненная социалистическим министром Носке над Розой Люксембург и ее сторонниками не стерла память о разрушительной деятельности левых профсоюзов в ходе войны . На левых лежала иудина печать предательства.

Немцам нужен был Гитлер и они его получили . Можно сколько угодно твердить , что население Рейха не знало о Катастрофе , но в случае падения Москвы и Лондона преклонение перед фюрером могло затмить в их глазах любые античеловеческие действия нацизма . Для большинства жителей , разромленной в 1945 Германии , вина гитлеровцев состояла не в кровавых злодеяниях , а лишь в проигранной войне . Саму войну народ считал и даже сегодня считает справедливой , упорно разделяя вермахт и СС. До экономического прорыва и «западногерманского чуда» эпоха нацизма воспринималась населением как Золотой век .

Суд над Эйхманом показал , что доминирование Долга над Совестью было главным источником силы нацистов . Прусская дисциплина и порядок , направленные на уничтожение , создали уникальную машину убийства , где любой исполнитель превращался в лишенный человеческих качеств винтик . Уникальность еврейской Катастрофы состоит не в числе погибших , а в систематичности всеевропейского убийства . Катастрофу уже давно надо называть не еврейской , а европейской .

Если мы попытаемся сравнить вину турок в армянском геноциде или вину большевиков в украинском Голодоморе (украинские националисты считают Голодомор еврейской местью за петлюровские погромы, повторяя гитлеровские зады) , то надо обратить внимание , что ни младотурецкое правительство , ни большевики никогда не ставили себе эти акции в официальную заслугу (хотя среди них и было много негодяев на это способных ). Нервная реакция Турции , на попытки уравнять Геноцид армян и преступления нацистов, выглядит вполне логично , безобразно выглядит факт отрицания самого геноцида . Если признать Холокост (на иврите Шоа) , только массовым убийством , то крики евреев об уникальности этого события , действительно, покажуться очередным сионистским трюком, но спор идет не о числе жертв , а о событии , меняющем ход Истории.


Катастрофа это геноцид , превращенный в системную норму . Эйхман выполнял свой долг перед фюрером , Гитлер осуществлял желания всех маленьких «эйхманов» фатерлянда и так им удалось освободиться от «химеры совести» . Люди часто возвращают себе звериный облик , но только нацизм умудрился создать звериную культуру . Преступлением «против расы» стало не убийство детей , а их спасение .

Дарвинизм , социал-дарвинизм , генетика, эволюционизм , перенесенные в политическую практику , лишенную нравственности , породили чудовище нацизма. Марксизм , лишенный нравственности, породил сталинизм . Деятельность всемирных корпораций , лишенная нравственности , погубит цивилизацию. Сионизм , лишенный нравственности , уничтожит Израиль.

«Помнить амалека» , значит не превращаться в злобного убийцу. Для этого есть единственный способ – быть сильнее всех злобных убийц.


Модернистский сионизм

Израиль был создан просвещенными и либеральными ашкеназами . Все, что есть в этом государстве хорошего и плохого восходит в своей истории к ее основателям . Будучи порождением Модерна , Израиль в первые десятилетия своего формирования , сочетал все его признаки с «восточной спецификой». Хотя европейская культура усиленно насаждалась в Палестине британскими мандатными властями и сионистами , традиционное общество не сдавалось , что вызывало в душах модернизаторов беспокойство. В частности у Владимира Жаботинского.


«Идем мы в Палестину, во-первых, для своего национального удобства , а во-вторых, как сказал Нордау, чтобы «раздвинуть пределы Европы до Евфрата»; иными словами, чтобы начисто вымести из Палестины, поскольку речь идет о тамошнем еврействе нынешнем и будущем, все следы «восточной души». Что касается до тамошних арабов, то это их дело; но если мы можем им оказать услугу, то лишь одну: помочь и им избавиться от «Востока». 

     Поскольку же нам, в течение переходного периода, или после, придется в Палестине жить среди окружения, пропитанного дыханиями «Востока», - будь это окружение арабское или староверо-еврейское, все равно - рекомендуется тот жест, который каждый из нас невольно делает, когда проходит в пальто по узким «восточным» улицам Стамбула или Каира или Иерусалима: запахнуть пальто, чтобы как-нибудь оно не запылилось, и смотреть, куда ставить ногу. Не потому, что мы евреи; и даже не потому, что мы из Европы; а просто потому, что мы цивилизованные люди. 


Я знаю, что расовое происхождение наше считается восточным; даже верю в это, хотя многие теперь это оспаривают. Но это не относится к делу. Из 15 миллионов евреев, которые насчитываются в мире теперь, 14 миллионов произошли от отцов, которые переселились на «Запад» около двух тысяч лет тому назад. За этот период Европа прошла всю дорогу от гуннов и тевтонов до Лиги Наций и беспроволочного телеграфа. Достаточно времени, чтобы отвыкнуть от «азиатского» темпа жизни и сростись с «европейским». 
     Я также знаю другой факт, более грустный: что у нас, в старообрядческом еврейском быту, есть еще много диких пережитков подлинной «восточности» - ненависть к свободному исследованию, вмешательство религии в быт, женщина в парике, которой чужой мужчина не подает руки. Но если бы мы на минутку поверили, что эти черты принадлежат к органической сути еврейства, мы бы, вероятно, махнули рукою на идеал увековечения такой сути. На то и была у нас гаскала, чтобы отделить пережитки от сути. И она успела: пережитки вымирают, суть остается. 

Суть же эта, по крайней мере наполовину, выражается в том, что Европа морально «наша», с том же смысле, как она для англичан, итальянцев, немцев, французов «ихняя». Мы не только зрители и не только воспитанники европейской цивилизации: мы - ее сотворцы, и притом из важнейших. Что ее этический пафос, создавший все ее освободительные движения, легший в основу ее социальных переворотов, вскормлен нашей Библией - в двух изданиях - это старая истина. Что ее экономический прогресс был бы немыслим без международной торговли и без кредита и что пионерами на обоих этих путях были именно мы, - в этом ни один мыслящий человек, еще и до преувеличений Зомбарта, не сомневался. И что, наконец, от «Авицеброна» (у нас он Габироль: XI век, т.е. еще задолго до первой зари европейского пробуждения!) до Эйнштейна десятки тысяч индивидуальных евреев в разных странах лично делали науку, философию, художество, технику, политику и революцию, одни на высотах мировой славы, как Спиноза, или Гейне, или Дизраэли, или Маркс, другие во втором, и третьем, и десятом ряду - и это старая песня. Ее не следует забывать.  Европа наша; мы - из ее главных созидателей. За 1800 лет мы ей дали пропорционально не меньше. чем какая угодно другая из великих «западных» наций. Но мы, кроме того, начали строить ее еще задолго до общего начала - еще до того, как начали строить ее афиняне. Ибо главные черты европейской цивилизации: недовольство, «богоборчество», идея прогресса, - вся та пропасть между двумя мировоззрениями, которая выражается в антитезе двух верований: «золотой век» и «Мессия», идеал в прошлом и идеал в грядущем, - эти черты дали Европе мы, еще задолго до того, как отцы наши пришли в Европу: Библию мы принесли с собою в готовом виде. 


Может быть, мы больше всякого другого народа имеем право сказать: «западная» культура есть плоть от плоти нашей, кровь от крови, дух от нашего духа. Отказаться от «западничества», сродниться с чем-либо из того, чем характерен «Восток», значило бы для нас отречься от самих себя. Говорю, конечно, о моральной «Европе». Географическое понятие «Европа» - такая же условная чепуха, как географический «Восток». Цивилизованный еврей эмигрирует в Азию так же точно, как цивилизованный англичанин в Австралию: везет «Европу» с собою в душе и будет продолжать и развивать свою родную, кровную, двух - и больше - тысячелетнюю европейскую традицию в Палестине.  И соседям нашим по Азии желаем того же: скорейшей ликвидации Востока». 


Если либерал Жаботинский пренебрегал традиционализмом , то социалисты вели с ним войну . Цивилизаторские акции включали посыпание новоприбывших дустом , передачу йеменских детей , находившихся в больницах , приемным родителям без ведома родителей настоящих , дискриминацию религиозных сефардов при трудоустройстве на госслужбу и так далее . Социалистический характер сионистского государства держался до 1977 года , означавшего конец эры Модерна в Израиле . Хотя наследники Жаботинского , перехватившие власть у наследников Бен-Гуриона , продолжали придерживаться прогрессистских взглядов на традиционализм , опираться им приходилось на конгломерат антимодернистских сил . К началу нового века, после ряда кризисов и метаморфоз, сионизм приобрел формы адекватные эпохе Постмодерна .


Фундаменталистский постсионизм Моти Карпеля



Сионистское сознание , с точки зрения еврейских фундаменталистов ,базируется на западном мировоззрении и меняется, следуя за непрерывно изменяющейся западной культурой. Результат этих перемен – израильское сознание нашего поколения. Национальная идея, лежавшая в основе сионистского сознания, соответствующим образом трансформировалась, и концепция "государства всех граждан", общепринятая сегодня на Западе, стала развиваться и в Израиле. Государство Израиль, как государство всех его граждан, уже не является государством евреев, и уж тем более не является еврейским государством. Если народ Израиля пришёл в Землю Израиля для того, чтобы создать на ней национальное государство, то сейчас, даже и сам того не подозревая, он оказался новой нацией "израильтян," созданной и детерминированной государством, которое вовсе не для этого был создано. Эта новая нация не является ни еврейской, ни израильской, в первоначальном смысле этого слова. Факт, что в государстве Израиль имеется большое количества евреев (возможно даже пока большинство), ничего существенного в этом деле не меняет.


Трансформация западной национальной идеи в идею "государства всех его граждан" не случайна , а закономерна . Европейская национальная идея XIX века , на которой сионистская идеология строит свои концепции "возвращения в Сион" и Государства Израиль, несёт в себе идею "государства всех его граждан". И если это верно, то сионизм уже несёт в себе врождённый порок, который ведёт его, шаг за шагом, к самоликвидации.

Два политических лагеря действуют в сионистской истории почти с самого её начала, при том, что характер разногласий между ними менялся с течением времени. Оба лагеря стоят на очень проблематичном фундаменте, и оба не способны решить злободневные проблемы. Израильские правые, в точности как и левые, увязли в той же самой классической сионистской концепции.

Тот, кто глубоко понимает израильскую душу – внутреннюю тайну каждого еврея и израильтянина – непременно знает, что свободная и непринуждённая встреча этой души с Торой Израиля может принести только ценные плоды, оригинальные и последовательные. Основа этого в еврейской традиции – ведь, согласно ей, в каждом еврее содержится искра Б-жественного присутствия. Несмотря на то, что многие израильтяне очень отдалились в своём сознании от классического иудаизма , в глубине подсознания у них присутствуют еврейская душа и гигантский, накопленный многими предшествующими поколениями, духовный заряд.

Светская часть общества наполнена до краёв талантами, способными к созиданию и обновлению; стоит только направить их на осуществление крупных и подходящих для них целей, и тогда мы сможем дать толчок беспрецедентному культурному созиданию. Материала достаточно - таланты имеются во множестве, а историческая необходимость подталкивает к этому. Несомненно, что в результате взаимодействия всех вышеуказанных факторов родится уникальная культура.

Многочисленные таланты оказываются нереализованными также и в религиозной, и в ультрарелигиозной частях общества. Здесь проблема коренится в чрезмерном консерватизме и закрытости, которые не позволяют этим талантам проявить себя. После того как эти силы и способности сосредоточатся на подходящих целях в области культурного созидания, обнаружится, что всё сказанное до сих пор народом Израиля в человеческой истории является только прелюдией.


Светская часть общества , обладающая большой открытостью и высокоразвитой креативностью, явилась источником большей части созидательных сил народа в последних поколениях. Когда произойдёт встреча её талантов с духовным наследием народа Израиля – Торой, традицией и исторической еврейской культурой, – возникнет нечто принципиально новое. И эта новизна поднимет израильскую культуру на новую ступень, единственное подходящее название которой – "культура Третьего Храма ".


Израильские левые считают себя представителями прогрессивных, просвещенных и либеральных сил, но на самом деле это не так. Это самоопределение не более, чем «отмазка», так как во всех аспектах своей деятельности израильские левые представляют собой реакционное явление. Это происходит прежде всего потому, что действия левых прямо соответствуют основному значению данного понятия, то-есть являются ответом, реакцией на действия других сил.  И не важно, что левые пока ещё уверенно держат штурвал власти. Исторический период расцвета и устойчивости их власти подходит к концу. Главный и важный вопрос - какова будет та альтернативная власть, которая займёт их место.


Главное стремление израильского сознания можно определить как желание соединить "небесное" и "земное". Этот принцип постоянно  проявляется в любом действии, продиктованном израильским сознанием.  В том, что касается процессов Геулы, мы также должны руководствоваться стремлением к такому единению.

В нашем контексте «небеса» - это Высшая идея, приказ Всевышнего, определение конечной цели – Геула. Приказ исходит не от нас - он «спускается сверху» и требует нашей готовности исполнить его.  Это слово Всевышнего доносит до нас Тора Израиля во всех её проявлениях: письменная Тора, слова пророков, устная Тора, передаваемая  мудрецами Израиля от древности   до наших дней.

Как уже говорилось, центры влияния в государстве Израиль на самом деле не принадлежат избранникам общества. Более того, сама политическая система не готова к существенным изменениям. Она не позволит народу изменить, например, режим, даже если у такого проекта будет абсолютное демократическое большинство. Она готова, при определённых ограничениях, позволить новым силам присоединиться к ней, но не согласится уступить власть.


Стратегически нет надобности сбрасывать сионистское руководство. Нужно терпеливо ждать его падения в результате его собственных провалов и быть начеку с готовой альтернативой. Чем больше сионизм, как исторический процесс, изживает себя, тем шире становится пустота, которая заполняется соответственно альтернативой.

Из глубокого кризиса, переживаемого народом Израиля, рождается и вырастает новая действительность,которая будет несравненно выше и лучше той, что мы знали, ценили и любили на протяжении последних поколений. Тот, кому, как и нам, дорого дело жизни предыдущих поколений, найдёт в нашей книге не только утешение, но и весть. «Превечный Израиля не солжёт» (Шмуэль - 1,15 29), и начатое ими продолжим мы, с помощью Всевышнего. После нас  придут наши дети, и все мы вместе и с помощью Всевышнего приведём народ Израиля и всё человечество к истинной цели – полной Геуле.


Андрей Сегалов о продолжении еврейской истории (постмодернистский сионизм)


Вероятно, почти все народы пытались осознать свое место и назначение в мировой истории. Но если для большинства из них это вопрос сугубо теоретический, ибо их существованию ничто не грозит, для еврейского народа и даже для каждого отдельного еврея этот вопрос всегда актуальный и практический, так как существование еврейства поддерживается не только естественными условиями, но и постоянным сознательным усилием, и даже принадлежность к еврейскому народу в настоящее время, как правило, является проблемой личного выбора для "еврея по происхождению", живущего в диаспоре. Для израильтянина - это вопрос выбора между светским и религиозным образом жизни. Для ортодоксального еврея исчерпывающий ответ на этот вопрос дан в Библии, разъяснен многочисленными комментаторами и содержится в самом понятии "избранности" еврейского народа. Но для тех, кто затрудняется принять ортодоксально-религиозную концепцию, этот вопрос, ввиду его очевидного личного значения, стоит особенно остро. Для еврея диаспоры честный и непредвзятый ответ на него особенно труден, так как он постоянно стоит перед необходимостью выбора: отстаивать свое национальное достоинство, либо, напротив, затушевывать свое происхождение, и личный эмоциональный ответ требует соответствующего идеологического обоснования. Израильский опыт, являющийся лучшим лекарством от еврейских комплексов, позволяет нам рассматривать проблему более спокойно, включая самые нигилистические решения.



Нигилистическая интерпретация всей еврейской истории после появления христианства принадлежит, среди прочих, Борису Пастернаку и была вложена им в уста героя "Доктора Живаго" Миши Гордона. Эта цитата достаточно известна: "Национальной мыслью возложена на него мертвящая необходимость быть и оставаться народом и только народом в течение веков, в которые силою, вышедшей некогда из его рядов, весь мир избавлен от этой принижающей задачи... В чьих выгодах это добровольное мученичество, кому нужно, чтобы веками покрывалось осмеянию и истекало кровью столько ни в чем не повинных стариков, женщин и детей, таких тонких и способных к добру и сердечному общению! Отчего так лениво бездарны пишущие народолюбцы всех народностей? Отчего властители дум этого народа не пошли дальше слишком легко дающихся форм мировой скорби и иронизирующей мудрости? Отчего, рискуя разорваться от неотменимости своего долга, как рвутся от давления паровые котлы, не распустили они этого неизвестно за что борющегося и за что избиваемого отряда?"

Утверждение Пастернака очень трудно оспорить, не выходя за рамки рационализма. Если бы не Катастрофа и создание Государства Израиль, то скорее всего "добровольное мученичество" сейчас ограничивалось бы несколькими несдающимися крепостями ортодоксии, вроде сатмарских хасидов, которые, отгородившись от всего мира, вырождаясь духовно, морально и физически, вели бы борьбу за выживание еще несколько столетий, выполняя роль живых экспонатов исчезнувшей культуры. Создание Государства Израиль смешало карты в этом сценарии, оживив национальное сознание евреев диаспоры и создав казалось бы нерушимую еврейскую резервацию. Оно не изменило, однако, основную тенденцию в диаспоре - духовную и физическую ассимиляцию (норма смешанных браков почти всюду превышает 50%). Что касается самого Израиля, то вопрос о еврейском характере этого государства является предметом постоянных дискуссий. Светская израильская культура примерно так же относится к традиционной еврейской (как восточной, так и западной), как русская дворянская культура девятнадцатого века к допетровской. То есть это - европейская культура на языке иврит с элементами народной традиции и историко-религиозными реминисценциями. Разрыв с предшествующими эпохами в ней намного более резкий, чем, например, в культурах Англии и Франции. Причина тому отчасти чисто формальная - языки, на которых развивались народные культуры еврейских этносов в последние столетия, в Израиле умерли. Однако более существенным фактором является то, что в рамках еврейской культуры диаспоры не было создано ни художественной литературы, ни музыки, ни живописи, ни наук, которые могли бы соперничать с европейскими. Еврейское (не израильское) изобразительное искусство отсутствует как понятие, литература ограничена несколькими писателями XIX и XX века, которых в Израиле не знает почти никто, в израильских концертных залах звучат Моцарт и Бетховен, а в университетах студенты, кроме специалистов по иудаике, изучают достижения европейских ученых. Значительные явления еврейской культуры диаспоры, принадлежащие к области философии и религиозной мысли, служат в Израиле достоянием лишь небольшого круга специалистов и интеллектуалов.


Если же говорить о религиозной части израильского населения, то она находится почти в том же положении, что и ортодоксы в диаспоре: борется за выживание, отгораживаясь от всего светского общества с намного большим упорством, чем наши предки в местечках, с помощью наложения запретов на контакты со светскими евреями и их культурой, вплоть до создания специальных закрытых районов.

Таким образом, традиционная еврейская культура в Израиле хотя и существует, но является, во-первых, периферийным явлением, а во-вторых, рудиментом. Но не оказывается ли само понятие "еврея" со всем, что его сопровождает - особым психологическим складом изгоя, вечными комплексами, сомнениями, интеллектуальными достижениями и особой религией, призванной в первую очередь увековечить это состояние, - чистой производной галута, совершенно чуждой нации, живущей на своей земле нормальной национальной жизнью? Не является ли лингвистическим парадоксом или выдаванием желаемого за действительное определение светских израильтян как евреев, а Израиля - как еврейского государства? Может быть, Израиль лишь генетически является еврейским государством в том смысле, что израильтяне произошли от евреев?

Если дело обстоит таким образом, то еврейская история после четырех тысячелетий духовных подвигов и невероятных человеческих страданий, закончившихся ужасами Катастрофы, подходит к благополучному концу (в духе Фукуямы -А.В.), который сделает нас наконец-то "нормальным народом", проживающим на той же земле, из которой он произошел, говорящим почти на том же языке и называющимся тем же именем, но, по существу, так же мало похожим на своих совсем недавних предшественников, как современные греки на греков древних. У многих эта перспектива вызывает ужас, для которого я не вижу никаких оснований.

Мне кажется, что попытки подогнать еврейство на всем его историческом пути под какое-либо общее правило, будь то нация, религия или цивилизация, обречены на провал. Придется признать, что оно не подходит под подобную классификацию. В то же время на каждом историческом отрезке этого пути такая классификация не представляет особенных трудностей. До рассеяния (то есть приблизительно до Вавилонского пленения) евреи представляли нередкий для Востока пример этноса с национальным религиозным культом. Рассеяние привело к постепенному исчезновению общих национальных черт, хотя при этом сохранились большие или меньшие этнические группы (ашкеназы, сефарды и другие), объединенные общей религией. Этим, кстати, и объясняется столь поражающая мир древность Израиля, пережившего многие народы, превосходившие его по силе и численности: религия - вещь намного более устойчивая, чем этнос. Буддизм и индуизм почти столь же древние религии, как иудаизм.


Наконец, со времени начала эмансипации, то есть с девятнадцатого века, произошел распад иудаизма на несколько ветвей и выход большей части евреев из каких-либо религиозных рамок. Это в свою очередь ускорило чисто физическую ассимиляцию этнических общин, существование которых поддерживала их религиозная обособленность. Современное еврейство - совокупность религиозных и этнических групп, являющихся продуктом распада некогда единой религии, а также отдельных людей, которых с этими группами связывает только происхождение. Если настоящие тенденции продолжатся, то будущее этих групп будет, по-видимому, очень различным. Небольшие еврейские общины в странах Европы (кроме Англии и Франции) обречены на исчезновение. Реформистской и консервативной общинам Америки ортодоксы также предрекают скорое исчезновение из-за высокого числа смешанных браков. Но некоторые статистические данные показывают, что в таких браках нееврейский партнер чаще переходит в иудаизм, чем еврейский в христианство. Поэтому очень вероятно, что эти общины сохранятся как религиозные конфессии, но почти полностью потеряют этнические особенности.

Израильское секулярное еврейство идет по пути, прямо противоположному американскому: превращается в нормальную нацию, с очень слабой религиозной идентификацией. Появление евреев, принадлежащих к отличным от иудаизма религиозным конфессиям (прежде всего - евреев-христиан), является совершенно естественным явлением для западной нации, придерживающейся принципа религиозного плюрализма. Тем не менее вряд ли это явление получит существенное распространение, учитывая все возрастающую в западном мире индифферентность к религии. В то же время относительно небольшие ортодоксальные общины как в Израиле, так и в диаспоре, преодолев соблазны эмансипации с помощью добровольной самоизоляции, проявляют тенденцию к устойчивому численному росту, сохраняя облик этно-религиозной общины периода, предшествующего эмансипации.

По всей вероятности, эти три столь различные формы существования еврейства: национальная в Израиле, религиозная в диаспоре и этно-религиозная ортодоксальная община , как в Израиле, так и в диаспоре, будут сосуществовать еще столетия независимо друг от друга, ставя в тупик исследователей, желающих подогнать сложные явления жизни под готовые и привычные схемы. Следует также предположить, что связь между ними будет ослабевать, ибо одних исторических воспоминаний для создания единого общественного организма мало. Для американских евреев, как и для христиан, Израиль еще будет представлять интерес как Святая Земля. Но для нас американские евреи уже сейчас интересны только как источник политической поддержки в арабо-израильском конфликте, а после урегулирования этого конфликта они будут нам не более близки, чем христиане-сионисты. Недаром между выходцами из Израиля в США и местными евреями нет почти никаких связей.



В "Очерке истории еврейского народа" проф. Шмуэль Эттингер анализирует различные историософские построения, которые пытались объяснить, "в чем заключается тайна существования, долговечности и обновления еврейского народа." Последовательно отвергая их, он приходит к выводу, что еврейский народ - это "из ряда вон выходяшее историческое явление, не вмещающееся в рамки штампованных псевдорационалистических конструкций." Возможно, ответ заключается в применении позитивистского подхода, принятого в современной физике, к истории. Подход этот заключается в том, что наука отказывается от приписывания "законам природы" объективной ценности, но признает их моделями, то есть интеллектуальными конструкциями, с помощью которых посредством дедуктивных выводов можно объяснять и предсказывать результаты экспериментов. К таким конструкциям предъявляются неформальные требования простоты и эстетичности - то есть они должны содержать минимальное количество непротиворечивых аксиом и объяснять с помощью наиболее короткой дедукции максимальное число явлений. Этот подход содержит признание ограниченности человеческого познания, которая выяснилась при исследовании устройства микромира, и присутствует в основных постулатах квантовой механики. Как религия, так и наука в ее позитивистской интерпретации не предъявляют доказательств истинности основных постулатов. Разница состоит в том, что религия объявляет свои постулаты божественным откровением, а более скромная наука обосновывает ценность своих тем, что выводы из них подтверждаются практикой.

Являются ли все "аномалии" еврейской истории случайностями, или они есть следствие заранее обдуманного плана? Этот вопрос остается неразрешимым, как неразрешим вопрос о случайности и предопределенности в нашей личной жизни. Как часто, видя необычное стечение обстоятельств, приведшее к последствиям, которые мы предчувствовали, мы говорим себе: это судьба. Наше предчувствие судьбы основано на подсознательном ощущении неполноты данных, являющейся следствием ограниченности познания. Случайность - лишь проявление этой неполноты, ибо, как говорил Эйнштейн - Бог не играет в кости.


Ощущением судьбы и предопределенности проникнуто все еврейское религиозное мировоззрение, на нем основано понятие "избранности" еврейского народа. Это ощущение, родившееся на заре национального существования, подтверждается всей последующей историей. Будет ли найдена более адекватная нашему времени, чем существующие формы иудаизма, формулировка этого ощущения - вопрос остается открытым.



<< предыдущая страница   следующая страница >>