shkolageo.ru 1 2 3 4

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Вредные насекомые

Весь обширный класс насекомых можно разделить, с точки зрения их отношения к человеку, на вредных, полезных и безразличных. Деление это чисто условное, не соответствующее какой-либо научной системе. Условность этого деления сказывается на непрочности границ названных групп, изменяющихся в зависимости от времени и других условий. Одно и то же насекомое при одних условиях может быть вредно для человека, а при других оказывается полезным. Так, например, жук листогрыз осиновый (Lina populi и tremulae) вреден тем, что объедает листву тополей и осин; когда же он появляется на возобновляемых вырубках, где молодой осинник, вырастая часто в громадном количестве, оказывается вредным, сильно угнетая и задерживая рост более ценных, медленнее растущих пород, например дуба, то приносит несомненную пользу, так как, задерживая рост осины и открывая дубки непосредственному действию солнца, тем помогает им выбраться из-под угнетавшего их осинника. Еще более наглядный пример представляют комары. Всякий согласится, что это очень тягостное для человека насекомое; но массы личинок комара, живущих в воде прудов и озер, служат там одним из главных источников питания рыб, особенно молодой рыбешки. Положение врагов или союзников человека разделяют с насекомыми многие другие животные, каковы, например: позвоночные, черви, близкие к насекомым раки, пауки (зудни) и другие, но насекомые выделяются из них своей громадной численностью и широким распространением во всех частях света. Подобно паразитным червям и зудням, они проникают повсюду, куда проникает человек с его обстановкой и хозяйством. Разные виды позвоночных вредят человеку в разных местах земного шара, но вши, равно как и зудни, а иногда и глисты — везде одни и те же; с этими врагами человечество борется и боролось с тех пор, как оно существует; о них говорит история глубокой древности и медицина новейших времен. Знаменитая африканская муха цеце (Glossina morsitans Wstw.) является ужасным бичом тропической Африки, представляющим наиболее серьезное препятствие для колонизации. Укус ее, не смертельный для человека, гибелен почти для всех домашних животных: собака, бык, баран, осел, верблюд, лошадь умирают от нее одинаково скоро, и только буйвол и коза не поддаются ей; у Ливингстона 43 быка погибли от ее укусов в несколько дней. В Южной Америке ужасным бичом скотоводства является другая муха, которая кладет свои яйца в пупок новорожденным животным; по этой причине в Парагвае не одичали ни лошади, ни рогатый скот, ни собаки, хотя эти же животные встречаются во множестве в диком состоянии на севере и на юге от этой страны. На пастбищах Средней Азии, в долинах Тянь-Шаня, много скота ежегодно погибает от блохи алакурт (Vermipsylla alakurt Schimk.); лошади, бараны, верблюды и коровы одинаково страдают от нее в течение зимы, причем молодые животные обыкновенно издыхают; но в иные зимы блоха появляется и нападает на скот в таком громадном количестве, что и взрослые погибают во множестве, не дожив до весны. Богатые пастбища по берегам некоторых европейских и американских рек делаются периодически недоступными для скота и людей по причине москитов, появляющихся там периодически массами. Москиты, по словам М. Жирара, составляют одно из самых жестоких мучений, какие только существуют в Южной Америке в саваннах и по берегам рек. Руки и лицо вздуваются и покрываются прыщами, которые делают жертву совершенно неузнаваемой. Укусы их действуют на кожу подобно капле кипящего масла. В некоторых местах они водятся в таком количестве, что оставаться там невозможно ни минуты; тысячами они проникают в глаза, рот, нос, уши и приводят в бешенство. В Суринаме голые негры, выставленные в наказание на жертву этим насекомым, умирают в ужасных мучениях через 3-4 часа. В Венгрии и по нижнему Дунаю периодически появляется москит (Simulia columbatschensis Fabr.), и четвероногие животные тогда убегают с пастбищ, приходя в исступление, расчесывают опухоли, которые образуются вслед за зудом укушения, и погибают иногда сотнями. Как могущественно проявляет себя сила насекомых на животных, подвластных человеку, также гибельны бывают иногда ее проявления и в области растительной культуры. Всем известны те громадные опустошения, которые причинила и до сих пор причиняет филлоксера в виноградниках Европы. В течение почти уже 40 лет она победоносно распространялась по Европе и другим частям света, везде принося верную гибель виноградникам, несмотря на противодействия отдельных лиц и целых государств. Лучшие силы мира практиков и ученых Европы тщетно привлекались к борьбе с нею; парижская академия наук еще в 1874 году назначила премию в 300000 франков за изобретение или открытие такого средства, которое дало бы возможность, при условии сохранения куста, уничтожать филлоксеру, и никто этой премии до сих пор не получил. Другой столь же яркий пример подобного бессилия нашего в борьбе с насекомыми дает нам история хлебных жуков (из рода Anisoplia) на юге России. Со второй половины 1870-х годов послышались жалобы на огромный вред, причиненный ими на хлебных полях большей части степной России; насколько большие убытки терпели тогда хозяева, можно судить уже по тому, что на покупку одних только жучколовок, на деле оказавшихся негодными, южные земства истратили в зиму 1878-79 гг. 130000 руб. Для изыскания мер борьбы с этими жуками, равно как и с некоторыми другими насекомыми, устраивались съезды ученых Петербурга, Москвы, Харькова и Одессы при участии местных хозяев практиков, а жуки все-таки опять появлялись массами, и только начиная с середины 1880-х гг. стали уменьшаться в числе и вредить только местами; причины такого исчезновения, однако, и до сих пор достоверно не выяснены. Громадные опустошения причинила гусеница монашенки (Ocn. monacha) в 1850-х гг. в хвойных лесах Силезии, Восточной Пруссии, Польши и Прибалтийского края, объев и засушив леса на пространстве до 3000 кв. миль. Борьба с этим злом была также вне сил человека; предпринятые тогда попытки борьбы нигде не дали удовлетворительных результатов.

Ввиду приведенных примеров, сам собой возникает вопрос: возможна ли, вообще говоря, успешная борьба с насекомыми; не правильнее ли будет смотреть на них, как на стихийную силу природы, против которой борьба немыслима, как немыслима она, например, против вулканических извержений и землетрясений? Подобный взгляд, действительно, проводил в литературе ("Ann. Ent. Fr.", 1852 и "Mem. Liege", 1873) французский энтомолог Перри, который десятки лет посвятил изучению жизни различных насекомых и преимущественно лесных. Но безотрадному выводу французского ученого энтомолога противоположно, однако, мнение практика-садовода Гоше, посвятившего также десятки лет своей жизни делу садоводства во Франции и Германии. Тысячи насекомых, говорит он, заканчивая свое изложение способов борьбы с ними, живут на фруктовых деревьях и кустарниках; узнать имена их всех невозможно, да для практика и не нужно. Как только окажется, что пауки, гусеницы, тли и другие приносят вред — надо начинать с ними войну. Мнение Гоше вполне подтверждается тем, что известно о насекомых, вредящих непосредственно здоровью человека. Некогда вшивая болезнь представляла собой явление очень распространенное среди людей: от нее страдали как дикие, так и культурные народы. Когда Ф. Кортес осматривал дворцы Монтесумы, то нашел в них целые мешки, наполненные живыми вшами — то была живая подать, натуральная повинность, установленная королями ацтеков ради блага их подданных, сильно страдавших от вшивой болезни. Даже многие исторические личности Европы приняли смерть свою от этих насекомых; так, смерть Суллы, Филиппа II, Фердинанда IV и др. приписывают вшивой болезни. Такой же ужасный исход имела нередко червивая болезнь — миязис, порождаемая личинками мух, заживо съедавших людей, во внутренностях и мясе которых они поселялись массами. Немало примеров подобной смерти дает, между прочим, и Библия: жизнь Антиоха Епифанского, Ирода-Аскалонита, Антипы и др. окончилась тем, что они заживо были съедены червями. Близкие к насекомым паучки-зудни (Sarcoptes), причиняющие чесотку людей и животных, также являлись нередко причиной смерти своих жертв. Полибий описывает ужасную чесотку, которая свирепствовала на лошадях и людях Ганнибала в Цизальпинской Галлии; в Средние века эта болезнь была настолько распространена среди жителей Европы, что на юге создалась тогда особая профессия людей, главным образом старых женщин, которые вытаскивали с большим искусством у больных из-под кожи этих животных острой иглой. В настоящее время случаи смертельного исхода червивой или вшивой болезни людей, равно как и чесотки, являются редким исключением, да и самые болезни эти встречаются теперь несравненно реже.

При борьбе с насекомыми действия человека парализуются двумя главными обстоятельствами: недостаточностью всестороннего знакомства с насекомыми и разрозненностью применения мер противодействия. Если условия жизни людей, их культура и вообще их воздействие на окружающую природу складывается так, что препятствует развитию насекомых, то последние исчезают, конечно, независимо от того, изучены они человеком или нет. Иностранные путешественники по России в XV и XVI столетиях не находили себе спасения от мошки, комаров и слепней в наших средних губерниях; начиная с Литвы, они должны были во время жаркого лета кутаться в плотное платье, а на лицо надевать сетки из волоса, как это делают теперь при работах в поле жители холодных окраин России. В таком виде путешественники являлись в Москву. Где же теперь это изобилие назойливых врагов человеческого спокойствия? Повышение культуры страны, увеличение жилых мест и осушение почвы обусловило исчезание мошки и комаров, земледелие уменьшило количество глухих лесистых пространств, а вместе с этим исчезают мало-помалу и слепни. Когда первобытные люди соединились в большие общества и стали жить скученно, то этим самым они создали условия, необыкновенно благоприятные для развития заразных болезней, например чесотки, причиняемой зуднями — накожными паразитами. Дикие, хищные животные подвержены одной из самых свирепых форм такой накожной болезни, крайне заразительной для них и для человека, но хищники и живут обыкновенно в одиночку, соединяются в общества очень редко и притом на короткое время, так что эта болезнь у них имеет мало путей к большому распространению. Совсем обратные условия представили общества людей, особенно, когда человек, приручив собаку и других животных, вступил с ними в близкое соприкосновение и начал пользоваться шкурами убитых им диких животных, перенося таким путем заразу от них на себя и на себе подобных. История дает много примеров того, как долго опустошительно действовала чесотка среди людей. Тем не менее, в настоящее время ни скученность населения, ни частые и близкие сношения с животными не мешают людям при достаточной осторожности жить до глубокой старости, мало страдая от этих болезней. Улучшение условий жизни и развитие медицинских знаний, особенно всестороннее изучение этих паразитов, изучение их отношения к коже человека и разным ядовитым для них лекарствам, но безвредным для человеческого здоровья, отняли у тех болезней как эпидемический характер, так и смертельный исход. Если мы теперь знаем сравнительно хорошо немногих насекомых, которые вредят непосредственно здоровью и жизни человека, то этого никак еще нельзя сказать относительно шестиногих врагов имущества человека. Из всех видов хлебных жуков (Anisoplia), которые вредили в 1870-х и 1880-х гг. на юге России, до сих пор описан в личиночном состоянии один только вид — кузька (An. austriaca); личинки же других видов (An. crucifera и др.), которые вредили с кузькой или без него, до сих пор неизвестны. Во фруктовых садах Крыма и вообще южной России с давних времен причиняет сильные повреждения гусеница бабочки древесницы въедливой (Zeuzera pyrina); еще в 1840-х гг. она, по словам Нордмана, вместе с древоточцем пахучим (Cossus ligniperda), совершенно прекратила культуру яблони в некоторых садах окрестностей Одессы; та же гусеница производит сильные повреждения в культурных лесах степного Юга и только в самое последнее время получены точные сведения о некоторых очень важных моментах в ее жизни, имеющих особенное значение ввиду способов борьбы с нею. Сведения эти или оставались достоянием тех специальных, недоступных для массы "Трудов", в которых они были напечатаны впервые, или совсем отсутствовали; поэтому практики садоводства и лесоводства, сами того не сознавая, распространяли повсюду насекомое, от которого страдала их культура, и при борьбе с ним обращали свои усилия не туда, куда их следовало направить. Другое неблагоприятное обстоятельство, как было выше сказано — единичность попыток борьбы. В странах некультурных, с редким населением, среди дикой природы человек и его хозяйство вполне зависят от ее сил. Одиночество при борьбе с насекомыми испытывает человек нередко и в странах со сравнительно высокой культурой, когда меры борьбы применяются отдельными лицами разрозненно и не единодушно. Когда винодельческие страны Европы поняли, какое зло представляет собой филлоксера, то некоторые европейские государства, например Россия, запретили законом перевозку виноградных лоз из таких мест, где существует филлоксерное заражение. Однако, отдельные личности, продолжая выписывать лозы из-за границы, получили именно такие, которые были уже заражены филлоксерой. Прежде всего, конечно, пострадали их же виноградники, а затем зараза перешла и на соседние. Часто бывает так, что владелец одного леса или сада вовремя собирает у себя яйца или коконы насекомого, или его гусениц, а ближайшие недеятельные соседи этого не делают; гусеницы у них во множестве появляются, объедают их деревья и переходят в сады энергичного соседа. Вообще, можно указать следующие 3 главные условия, при которых чаще всего обнаруживается кажущееся бессилие человека в борьбе с насекомыми: 1) недостаточная степень знакомства с тем насекомым, которое производит опустошения, или недостаточная распространенность этих знаний в массе; 2) единичность попыток борьбы, и 3) расширение объема хозяйства свыше той меры, какая определяется имеющимися у хозяина рабочими силами, необходимыми для ухода, так что ведение хозяйства основывается не на правильном расчете, а на одной только надежде на силы природы.


Количество В. насекомых, если определять его числом видов, совершенно ничтожно сравнительно с общим числом всех описанных видов насекомых. Последнее Лейнис в 1886 г. определял круглым числом в 200000; Кеппен в своем труде о вредных насекомых России насчитывал в 1881 году всего 550 вредных видов, из которых наибольшее число (185) приходится на долю жуков; в это же время число всех описанных видов жуков Европы определялось цифрой в 12000 видов. Правда, изучение вредных насекомых России началось еще очень недавно и число определенных вредных видов в настоящее время конечно возросло, но если бы даже оно и удвоилось, то все-таки оно будет ничтожно по сравнению с общим числом. В других порядках насекомых число вредных видов России, по счету Кеппена, постепенно понижается в таком порядке: бабочки (Lepidoptera) заключают в себе 180 вредных видов, полужесткокрылые (Hemiptera) — 75 видов, перепончатокрылые (Hymenoptera) и двукрылые (Diptera) — по 45 видов, прямокрылые (Orthoptera) — 25 видов и только один порядок сетчатокрылых (Neuroptera) не заключает в себе ни одного вредного вида. Если число отдельных видов В. насекомых незначительно, то количество, до которого может размножиться один вид в какой-нибудь местности чрезвычайно велико; например, количество особей, до которого филлоксера может размножиться только в одном винограднике так велико, что едва ли даже может быть выражено числом; менее плодовитая кровяная тля может в одно лето размножаться до 12 раз, т. е. в 12 генерациях, и уже количество особей 10-й генерации выходит по расчету настолько велико, что для перевозки его понадобилось бы, по счету Гоше, 60 товарных поездов в 50 вагонов каждый; к счастью в природе нельзя допустить существование условий, благоприятных для беспрепятственного такого размножения.

А) Вредных насекомых принято делить на группы соответственно тем предметам, для которых они оказываются вредными. Таким образом их делят на две группы: а) насекомые, вредные непосредственно здоровью и жизни человека и б) насекомые, приносящие ему косвенный вред, уничтожая его имущество.

а)


следующая страница >>